Кайгародова Ю.Г. Уведомление в российском уголовном процессе. Автореф. ... дисс. канд. юрид. наук. Омск, 2005.


kalinovsky-k.narod.ru

Уголовный процесс
Сайт Константина Калиновского

kalinovsky-k.narod.ru
Главная | МАСП | Публикации| Студентам | Библиотека | Гостевая | Ссылки | Законы и юрновости | Тесты | Почта

Новости МАСП

RSS импорт: www.rss-script.ru

 

Кайгародова Юлия Евгениевна
Уведомление в российском уголовном процессе.
Автореф. ... дисс. канд. юрид. наук. Омск, 2005.


 

Специальность 12.00.09 - уголовный процесс, криминалистика и судебная экспертиза; оперативно-розыскная деятельность

Диссертация выполнена в негосударственном образовательном учреждении высшего профессионального образования "Омский юридический институт".

Научный руководитель: доктор юридических наук, профессор Марфицин Павел Григорьевич

Официальные оппоненты: доктор юридических наук, профессор Володина Людмила Мильтоновна;

кандидат юридических наук Супрун Сергей Владимирович Ведущая организация: Нижегородская академия МВД России.

Защита состоится "26" октября 2005 г. в 11: 00 час. на заседании диссертационного совета Д 203.010.01 при Омской академии МВД России по адресу: 644092, г. Омск, пр-т Комарова, 7, зал Ученого совета.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Одним из приоритетных направлений развития правовой системы России на современном этапе является возведение в ранг высшей социальной ценности прав, свобод и законных интересов человека (ст. 2 Конституции Российской Федерации). В связи с этим в российском уголовно-процессуальном законодательстве качественно новое развитие получили отдельные институты, гарантирующие права личности. К их числу относится совокупность правовых норм, определяющих уведомление участников уголовного процесса. Правовой институт уведомления в настоящее время занял приоритетное место в достижении назначения уголовного судопроизводства и реализации его принципов. В ходе исследования 86 % интервьюируемых практических работников (судей, прокуроров, начальников следственных отделов, дознавателей) указали на то, что право на информированность участников уголовного процесса является одним из основных положений процессуального статуса. В УПК РФ по сравнению с УПК РСФСР значительно увеличено количество норм, предусматривающих уведомление, которыми закреплены права и обязанности субъектов уведомлять и быть уведомленными, сроки, виды, способы уведомления и т.д. Через уведомление обеспечивается доступ граждан к правосудию, что позволяет назвать исследуемый институт незаменимым элементом реализации основных положений уголовного судопроизводства.

Вместе с тем изучение правоприменительной практики показало, что при реализации этих положений возникает ряд проблем, вызванных отчасти недостаточной проработкой законодательных предписаний либо ненадлежащей оценкой их правоприменителем. В решениях высших судебных органов неоднократно указывалось, что нарушение норм УПК РФ в части уведомления влечет негативные последствия для правоприменителя, в том числе отмену приговора.

Несовершенство правовых норм об уведомлении, а в отдельных случаях противоречие нормам других уголовно-процессуальных институтов, наличие в следственной и судебной практике ошибок, связанных с нарушением предписаний уголовно-процессуального закона об уведомлении и, как следствие, несоблюдение принципов уголовного судопроизводства порождают ряд теоретических и практических вопросов, которые требуют разрешения.

Несмотря на возрастающее значение уведомления в обеспечении прав и законных интересов участников уголовного судопроизводства, выполнения его назначения в реализации принципов, степень научной разработанности проблем в данной сфере в целом достаточно низка.

Вопросы, касающиеся института уведомления в уголовном судопроизводстве, фрагментарно рассматривались в работах В.А. Азарова, В.П. Божьева, В.Л. Будникова, Л.М. Володиной, А.П. Гуляева, Т.Н. Добровольской, В.В. Кальницкого, Т.Л. Корепановой, В.М. Коркунова, Н.Н. Короткого, Л.Д. Кокорева, Э.Ф. Куцовой, А.М. Ларина, П.А. Лупинской, П.Г. Марфицина, Я.О. Мотовиловкера, Н.М. Николаевой, В.М. Савицкого, М.К. Свиридова, И.В. Смольковой, М.С. Строговича, В.Т. Томина, Ф.Н. Фаткулина, И.Я. Фойницкого, Г.П. Химичевой, М.А. Чельцова, В.С. Шадрина, С.А. Шейфера, Р.Х. Якупова, Ю.К. Якимовича и других авторов. Однако следует отметить, что в проведенных исследованиях внимание уделялось лишь частным моментам: срокам, способам, участникам уведомления и пр., к тому же данные проблемы решались с учетом состояния законодательства в период до 2002 г. Между тем бурная законотворческая деятельность российского государства требует глубокого теоретического осмысления новых концепций и идей, оперативного изучения практики применения законодательных новелл, комплексного подхода к анализу рассматриваемого вопроса.

Вышеизложенное определяет актуальность темы настоящего диссертационного исследования.

Цель и задачи исследования. Целью исследования является комплексное изучение института уведомления в российском уголовном судопроизводстве; разработка теоретических положений и научно обоснованных рекомендаций, призванных обеспечить охрану прав и законных интересов личности, выполнение назначения и реализации принципов российского судопроизводства; формулирование понятия и уяснение роли уведомления в уголовном процессе и на основе этих выводов разработка рекомендаций по совершенствованию уголовно-процессуального законодательства, его практического применения.

Исходя из цели, на разрешение были поставлены следующие задачи:

- проанализировать историческое развитие института уведомления в уголовном судопроизводстве России;

- определить сущность уведомления и его значение в реализации принципов уголовного судопроизводства;

- изучить структуру и содержание названного правового института;

- сформулировать понятие, определить правовое положение и дать классификацию участников уведомления;

- исследовать законодательное регулирование сроков уведомления, разработать предложения по его совершенствованию;

- обосновать необходимость совершенствования нормативного закрепления формы, содержания и процессуального порядка уведомления.

Объект и предмет исследования. Объектом исследования являются правовые отношения, складывающиеся в сфере уведомления в российском уголовном судопроизводстве. В предмет исследования входят нормы уголовно-процессуального права, решения судебных органов, положения ведомственных нормативных актов, регулирующих деятельность дознавателя, следователя, прокурора, судьи и иных участников по осуществлению уведомления, теоретические и практические проблемы в этой сфере, а также негативные последствия несоблюдения предписаний уголовно-процессуальных норм в части уведомления.

Методология и методика исследования. Методологическую основу настоящего исследования составляет комплекс общенаучного познания диалектического материализма, традиционной и вероятностной логики, а также познавательные методы: исторический, сравнительный, системно-структурный, статистический, социологический и другие, включающие изучение и анализ материалов уголовных дел, интервьюирование следователей, дознавателей, руководителей следственных отделов и органов дознания, прокуроров и судей.

Теоретической основой работы являются научные труды ученых-специалистов по уголовному процессу, уголовному праву, истории права, теории государства и права, исследовавших правовые проблемы, относящиеся к вопросам регулирования уведомления в уголовном судопроизводстве. Анализируются действующее российское и зарубежное уголовное и уголовно-процессуальное законодательство, постановления Пленума Верховного суда Российской Федерации, решения Конституционного Суда Российской Федерации и Европейского суда по правам человека.

Эмпирическая база исследования. В ходе исследования изучены 236 архивных и находящихся в производстве уголовных дел на территории Омской области, проведен опрос 217 практических работников (судей, прокуроров, начальников следственных отделов и подразделений дознания, следователей и дознавателей) Омской области, Ханты-Мансийского автономного округа, Республики Саха. При решении ряда проблем диссертант опирался на количественные данные, полученные другими авторами. Использован также личный опыт работы автора в качестве следователя органов внутренних дел.

Научная новизна исследования заключается в том, что впервые на монографическом уровне в результате комплексного исследования вопросов, касающихся института уведомления в российском уголовном судопроизводстве, на основе системного подхода целостно решаются теоретические и организационные проблемы. В диссертации обобщены и развиты научные представления об истории становления этого правового института, сущности уведомления и его значении в реализации принципов российского уголовного судопроизводства, предложено авторское видение отдельных процессуальных правил, регулирующих порядок уведомления в уголовном процессе, сформулированы предложения по совершенствованию законодательства, затрагивающие не только предписания об уведомлении, но и другие уголовно-процессуальные институты российского уголовного судопроизводства.

Проведенное исследование дополняет теоретические знания, касающиеся не только института уведомления, но и в целом уголовного процесса как науки.

Научную новизну диссертационного исследования определяют также следующие основные положения, выносимые на защиту:

1. Правовая сущность уведомления в уголовном судопроизводстве состоит в том, что оно представляет собой деятельность участников уголовного судопроизводства по доведению до сведения заинтересованных лиц в соответствующей процессуальной форме их прав и обязанностей, информации о произведенных процессуальных действиях и принятых решениях, затрагивающих их права и свободы при производстве по уголовному делу. Уведомление - это исторически возникшая в ходе развития уголовно-процессуального судопроизводства система правоотношений, одна из гарантий, установленных уголовно-процессуальным законом.

2. Значение уведомления в реализации принципов уголовного судопроизводства состоит в том, что оно является незаменимым элементом приобретения процессуального статуса участниками уголовного судопроизводства, гарантией обеспечения реализации общих положений, а также производства процессуальных действий и принятия процессуальных решений, затрагивающих интересы участников судопроизводства, исходя из защиты их прав и свобод.

3. Уведомление - самостоятельный специфический правовой институт, отвечающий характерным признакам относительно обособленного комплекса норм, которые, регулируя общественные отношения, возникающие по поводу уведомления, устанавливают участников извещения, полномочия государственных органов, права и обязанности юридических и физических лиц, вовлеченных в систему правоотношений в сфере уведомления, процедуру (формы, сроки, порядок направления), ответственность (санкции) за невыполнение требований норм УПК РФ. Правовые нормы указанного института содержатся не только в УПК РФ, но и в других нормативно-правовых актах.

4. Участники уведомления - это государственные органы, общественные организации, должностные лица и граждане, которые обладают обязанностью уведомлять и (или) правом быть уведомленными, в связи с чем могут вступать в сферу уголовно-процессуальных отношений, осуществляя права и исполняя обязанности, возложенные на них уголовно-процессуальным законом или должностными лицами при производстве по делу.

5. В узком смысле "процессуальный срок уведомления" может рассматриваться как установленный уголовно-процессуальным законом или органом дознания, дознавателем, следователем, прокурором, судом (судьей) определенный промежуток времени, в рамках которого осуществляется единичное (одномоментное) уведомление о чем-либо. В широком смысле под процессуальным сроком уведомления понимается ограниченный промежуток времени или момент наступления процессуально значимых событий, установленный уголовно-процессуальным законом или актом индивидуального правоприменения, на протяжении которого в одностороннем порядке участник уголовного судопроизводства уведомляется (извещается) о принятом решении или процессуальном действии в целях охраны и осуществления прав и законных интересов граждан и организаций, скорейшего завершения производства по уголовному делу и реализации назначения уголовного судопроизводства.

6. Значение сроков уведомления состоит в том, что, будучи предусмотренными в УПК РФ и (или) устанавливаемыми в ряде случаев должностными лицами, в производстве которых находится уголовное дело, носят делопроизводственный либо процессуальный характер, при этом выступая гарантией защиты прав и свобод личности, осуществляемой в целях достижения позитивного юридического эффекта, и средством обеспечения быстроты производства по уголовным делам, в целом отвечая назначению уголовного судопроизводства.

7. Уведомление-документ - это процессуальный акт, предусмотренный уголовно-процессуальным законом, иными нормативными актами, а в ряде случаев не имеющий правового регулирования (выработанный практикой), содержащий сообщение лицу, вовлеченному в сферу уголовного судопроизводства, о процессуально значимых фактах, порождающий и (или) завершающий уголовно-процессуальные правоотношения, являющийся гарантией прав участников и соблюдения принципов уголовного процесса, а также выполнения назначения уголовного судопроизводства.

8. Процессуальный порядок составления уведомления-документа является частью общей юридической техники оформления процессуальных документов, включающая использование юридической терминологии в сочетании с доступностью для всеобщего понимания; юридических конструкций, предусмотренных УПК РФ, а также иными законами и ведомственными нормативными актами; правил наиболее рационального и грамотного изложения элементов уведомления.

Теоретическое и практическое значение диссертационного исследования. Теоретическая значимость работы заключается в том, что в ней систематизируются и расширяются знания об институте уведомления в уголовном судопроизводстве, обозначаются существующие проблемы в понимании его сущности и места среди других уголовно-процессуальных институтов.

Практическая значимость отражена в выработанных предложениях по совершенствованию действующего уголовно-процессуального законодательства, могущих найти применение в законотворчестве. В диссертации содержатся научно обоснованные рекомендации, которые могут быть использованы работниками органов предварительного расследования, а также теоретические материалы, способствующие углубленному изучению студентами (слушателями и курсантами) юридических вузов отдельных тем дисциплины "Уголовный процесс".

Результаты проведенного исследования, позволили предложить проект Федерального закона, предусматривающего позитивные изменения правовой регламентации института уведомления в российском уголовном судопроизводстве.

Апробация результатов исследования. Основные положения и выводы диссертации обсуждены на кафедре уголовного права и процесса Омского юридического института и кафедре уголовного процесса Омской академии МВД России, а также отражены в опубликованных автором семи научных работах общим объемом 1,8 п.л.

Теоретические и прикладные положения диссертации стали предметом обсуждения на ежегодных международных научно-практических конференциях, проводимых НОУ ВПО "Омский юридический институт" (2002 - 2005 гг.), в Новосибирске (ноябрь 2004 г.) и Томске (январь 2005 г.).

По итогам исследования разработаны семь методических рекомендаций, которые внедрены в практическую деятельность Омского областного суда, УВД Ханты-Мансийского автономного округа-Югры, Прокуратуры г. Омска, Черлакского РОВД Омской области, а также в учебный процесс НОУ ВПО "Омский юридический институт".

Структура и объем работы. Структура диссертации предопределена целями и задачами исследования и состоит из введения, двух глав, включающих шесть параграфов, заключения, списка использованной литературы и приложений.

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы; определяются цели и задачи, объект и предмет исследования; раскрываются его методология, научная новизна, теоретическое и практическое значение; формулируются основные положения, выносимые на защиту; дается характеристика эмпирической базы работы; приводятся сведения об апробации результатов исследования.

Первая глава "Уведомление - обязательный элемент реализации принципов уголовно-процессуального права" включает в себя два параграфа.

В первом параграфе "Очерк развития института уведомления в уголовном судопроизводстве России" соискателем впервые в науке уголовного процесса осуществляется анализ истории формирования и развития института уведомления в уголовном судопроизводстве, который получил законодательное отражение в памятниках уголовного процесса с XV в. В начале своего зарождения институт уведомления существовал в виде вызова в суд. В VII-IX вв. увеличилось количество норм, посвященных уведомлению, которыми регламентировались его виды - "уведомление", "извещение", "направление копий" и др., сроки, формы (письменная и устная) и т.д. Принятый в 1864 г. Устав уголовного судопроизводства (далее - УУС) обозначил демократическую направленность процессуального законодательства через систему гарантий прав личности (в том числе право быть уведомленной в соответствующие сроки и в определенной процессуальной форме о правах и свободах, принятых по делу решениях, движении дела и т.д.) и через совокупность уведомительных правоотношений между должностными лицами, осуществляющими производство по делу, и иными участниками на разных стадиях уголовного судопроизводства. Однако в УПК РСФСР 1923 года количество норм, предусматривающих уведомление, по сравнению с УУС, уменьшилось почти в два раза. В большей части предусматривалось уведомление прокурора, что, несомненно, указывало на снижение роли исследуемого института как гарантии реализации принципов уголовного судопроизводства того времени и его антидемократизацию. В период действия УПК РСФСР 1960 г. количество норм, предусматривающих уведомление, вновь значительно увеличилось. Своевременная осведомленность приобрела огромное значение на пути охраны прав личности, реализации принципов уголовного судопроизводства и его назначения. В УПК РСФСР почти каждый случай уведомления был обозначен с установлением срока его производства или возможного временного периода. УПК РФ 2001 г., восприняв от предшествующего закона большую часть норм об уведомлении, существенно расширил настоящий правовой институт, увеличив число участников уведомления, случаев, требующих его осуществления, конкретизировал сроки. Тем не менее автором формулируется вывод о незавершенности правовой регламентации уведомительной деятельности в уголовно-процессуальном законодательстве и необходимости продолжения ее совершенствования.

Во втором параграфе "Сущность уведомления и его значение в реализации принципов уголовного судопроизводства", обосновывая авторскую концепцию, оговорены три необходимые предпосылки.

Во-первых, соискатель придерживается мнения о том, что уведомление как процессуальное явление необходимо рассматривать в различных аспектах: как процессуальную гарантию, правовой институт, элемент реализации принципов уголовного судопроизводства, процессуальный документ, деятельность, систему правоотношений и др., что дает возможность формулировать ряд дефиниций термина "уведомление" в зависимости от того значения, которое ему придается.

Во-вторых, уведомление - одна из форм проявления коммуникативности (информированности) уголовного процесса, элементы которого могут иметь место в ходе производства отдельных следственных и иных процессуальных действий (например, при разъяснении прав участникам в уголовном процессе (ст.ст. 174, 182, 183 УПК РФ и др.), сущности подозрения (ст.ст. 189, 190 УПК РФ) и т.д.). Информированность выступает в качестве составной неотъемлемой части порядка осуществления того или иного процессуального действия. Уведомление может служить и как относительно обособленное процессуальное явление, например, при вызове лица, когда в повестке указываются дата, время и др. (ст. 188 УПК РФ), при направлении сообщения о задержании близким родственникам в порядке ч. 1 ст. 96 УПК РФ, извещении заинтересованных лиц о принятом решении. В рамках диссертационного исследования автор рассматривает уведомление как обособленное процессуальное явление. При этом подчеркивается, что провести четкую грань, позволяющую определить уведомление в качестве самостоятельного элемента деятельности правоприменителя, иногда весьма затруднительно.

В-третьих, автор исходит также из того, что уведомление как правовое явление вобрало в себя смысловую нагрузку таких категорий как "сообщение", "извещение", "повестка" и т.д., используемых законодателем при обозначении уведомительной деятельности.

Далее раскрывается сущность уведомления через процессуальный статус участников уведомления, отмечается, что в качестве основного (базового) положения об уведомлении в уголовном судопроизводстве может рассматриваться предписание, предусмотренное ч. 2 ст. 24 Конституции РФ, об обязанности органов государственной власти и их должностных лиц обеспечить каждому возможность ознакомления с документами и материалами, непосредственно затрагивающими его права и свободы. В содержание такой обязанности входит уведомление граждан о принятом решении или проведенном действии и предоставление возможности ознакомления с соответствующими документами и материалами. Указанное положение конкретизируется в уголовно-процессуальном законе посредством предоставления права участникам на информированность, в частности, через право 1) знать о предъявленном обвинении; принятых решениях, затрагивающих их интересы; сущности исковых требований и обстоятельствах, на которых они основаны; принесенных жалобах; 2) получать копии постановлений о возбуждении или прекращении уголовного дела; приостановлении производства по уголовному делу и др.

В сфере исследуемого процессуального явления обязанность уведомлять рассматривается через: а) исполнение должностными лицами, осуществляющими производство по делу, функций по информированию: в рамках установления (признания, привлечения) участников уголовного процесса; обеспечения их процессуальных прав и соблюдения обязанностей; принятия процессуальных решений; организации процессуального контроля и надзора за обеспечением прав граждан, вовлеченных в сферу уголовного судопроизводства, и соблюдения закона; б) действия иных участников по уведомлению должностных лиц, осуществляющих производство по делу, о своем местонахождении или его изменении, невозможности явиться в указанный срок, о производстве порученных процессуальных действий и пр.

Соискатель приходит к выводу, что уведомление является неотъемлемым элементом процессуального статуса участников уголовного судопроизводства, поскольку право на информированность проходит красной нитью через все субъективные права.

Соглашаясь с утверждением В.М. Коркунова о том, что гарантии - это все, что в той или иной мере содействует достижению определенных результатов или обеспечивает определенное состояние, диссертант отмечает, что уведомление представляет собой не только часть правового статуса участников уголовного судопроизводства, но и одну из гарантий охраны и защиты их прав. В связи с этим уведомление рассматривается как: 1) гарантия (конституционная или функциональная); 2) иное средство, которое в полном смысле слова гарантией не является, но может приобретать и приобретает значение гарантирующих средств при определенных условиях или в определенном сочетании.

Уведомление как конституционная гарантия представлено в виде правового предписания, изложенного в ч. 2 ст. 24 Конституции, основанного на нормах международного права и международных договоров. Обязанность должностных лиц, в производстве которых находится уголовное дело, по информированию участников уголовного судопроизводства может быть выполнена, в основном, посредством уведомления. В некоторых случаях в обеспечении указанных конституционных положений важная роль принадлежит уведомлению как функциональной гарантии. К таковой в первую очередь автор относит право участников уголовного процесса быть извещенными о чем-либо и обязанность уведомлять в целях обеспечения первого.

Уведомление в уголовном судопроизводстве рассматривается соискателем как средство, которое принимает гарантирующее значение при определенных условиях или в определенном сочетании. Так, суд, прокурор, следователь, дознаватель по требованию реабилитированного обязаны направить письменное сообщение о принятых решениях, оправдывающих гражданина, по месту его работы, учебы или месту жительства.

Автор убежден, что уведомление в уголовном судопроизводстве выступает как юридический факт, который служит основанием возникновения, развития или изменения уголовно-процессуальных правоотношений. Уведомительные правоотношения всегда выступают в виде деятельности одного участника относительно другого, при этом они однонаправлены.

Уголовно-процессуальные отношения в сфере уведомления - это общественные отношения, урегулированные нормами уголовно-процессуального права, возникающие, развивающиеся и прекращающиеся при уведомлении участников уголовного процесса в ходе производства по уголовному делу.

Невыполнение требований уголовно-процессуального закона об уведомлении предполагает наступление негативных правовых последствий. Однако в некоторых случаях уведомление может предотвращать наступление уголовно-процессуальной ответственности. Уведомление призвано обеспечить правомерное поведение субъектов уголовно-процессуальной деятельности и в этом смысле служит гарантией выполнения процессуальных обязанностей всеми участниками процесса. По мнению диссертанта, бывает достаточно информирования лиц об их юридических правах и обязанностях в сфере уведомления, чтобы вызвать к жизни желаемое, юридически значимое поведение. Автор соглашается с мнением М.С. Строговича и Г.Н. Ветровой, которые считают, что уголовно-процессуальная ответственность возникает с момента возложения процессуальной обязанности, а не с момента ее нарушения; участник процесса несет позитивную ответственность за добросовестное исполнение своих обязанностей и негативную - за их виновное нарушение. В случае же отступления от требований уголовно-процессуального закона об уведомлении предполагается применение мер ответственности, т.е. санкций, хотя они не всегда четко прописаны в УПК РФ. Несоблюдение предписаний об уведомлении, как правило, приводит к наступлению 1) уголовно-процессуальной ответственности, вплоть до признания доказательств недопустимыми и (или) отмены приговора; 2) дисциплинарной ответственности за нарушение служебной дисциплины, например, при внесении прокурором представления об устранении нарушений закона; 3) административной ответственности на основании ст. 17.7 Кодекса об административных правонарушениях, предусматривающей санкции в виде штрафа в соответствующем размере, налагаемого на граждан и должностных лиц за умышленное невыполнение законных требований прокурора, следователя, дознавателя, в том числе в части уведомления.

Рассматривая уведомление участников уголовного процесса через процессуальную форму, автор отмечает, что хотя некоторые нормы УПК РФ, касающиеся уведомления, содержат процедурные элементы, уголовно-процессуальный закон не всегда четко регламентирует форму (письменную и устную), содержание и сроки уведомления.

Правовая сущность уведомления состоит в том, что оно представляет собой деятельность участников уголовного судопроизводства по доведению до сведения заинтересованных лиц в соответствующей процессуальной форме их прав и обязанностей, информации о произведенных процессуальных действиях и принятых решениях, затрагивающих права и свободы заинтересованных лиц при производстве по уголовному делу, а также систему правоотношений и является одной из правовых гарантий, урегулированных уголовно-процессуальным законом.

Исследование уведомления как элемента реализации принципов уголовного судопроизводства показало, что оно, обладая специфическим процессуальным целеполаганием, в ходе эволюции законодательства преобразовалось в один из способов охраны прав и свобод человека и гражданина и в настоящее время выступает важной процессуальной гарантией реализации всех принципов уголовного судопроизводства.

Исходя из положений ч. 3 ст. 7 уголовно-процессуального закона, нарушение предписаний УПК РФ относительно уведомления участников уголовного судопроизводства влечет за собой признание доказательств, полученных с нарушением закона, недопустимыми. Одной из гарантий реализации принципа осуществления правосудия только судом (ст. 8 УПК РФ) в работе рассматривается уведомление лица, подлежащего привлечению к уголовной ответственности, о том, что оно имеет право на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом (ч. 1 ст. 47 Конституции). Все участники уголовного судопроизводства должны извещаться таким образом, чтобы обращение не унижало их человеческого достоинства (ст. 9 УПК РФ). В содержание принципа охраны прав и свобод человека и гражданина (ст. 11 УПК РФ) входит обязанность суда, прокурора, следователя, дознавателя не только разъяснить участникам уголовного процесса права и их смысл, но и обеспечить реализацию этих прав посредством извещения: о приобретении участниками процессуального статуса, правах и обязанностях, производстве процессуальных действий или принятии решений, затрагивающих их интересы. Предписания ст. 12 УПК РФ, раскрывая содержание принципа неприкосновенности жилища, указывают на возможность производства осмотра жилища, обыска и выемки в порядке ст. 165 УПК РФ. Гарантией законности проведения этих следственных действий является уведомление в соответствующий срок прокурора и суда о полученных результатах. Оно служит основанием для проверки законности производства выше обозначенных следственных действий и признания полученных доказательств допустимыми. Проведенный диссертантом анализ уголовно-процессуального закона показал, что стороны обвинения и защиты относительно права быть уведомленными равноправны (ч. 4 ст. 15 УПК РФ). Кроме того, согласно требованиям ч. 3 ст. 18 УПК РФ следственные и судебные документы, в том числе уведомления, извещения, повестки, копии постановлений и т.д., должны быть переведены на родной язык соответствующего участника, не владеющего языком, на котором ведется уголовное судопроизводство.

Далее в исследовании рассматривается уведомление как необходимый элемент на примере реализации отдельных принципов уголовного процесса: неприкосновенности личности (ст. 10 УПК РФ), обеспечения подозреваемому, обвиняемому права на защиту (ст. 16 УПК РФ), обжалования процессуальных действий и решений (ст. 19 УПК РФ).

Таким образом, значение уведомления в реализации принципов уголовного судопроизводства видится в том, что оно является незаменимым элементом приобретения процессуального статуса участников уголовного судопроизводства, а также обеспечения их прав и исполнения обязанностей. Уведомление выступает одной из гарантий реализации общих положений при производстве отдельных процессуальных действий, в ходе которых лицо, в чьем производстве находится уголовное дело, обязано своевременно известить участника уголовного процесса о том, где и когда будет проводиться то или иное процессуальное действие, предоставив ему необходимое время для подготовки своей защиты или отстаивания своих интересов, а также о результатах, полученных в ходе проведения процессуального действия. Кроме того, уведомление имеет важное значение при принятии по делу процессуальных решений, затрагивающих интересы участников судопроизводства, которые подлежат обязательному уведомлению с целью защиты их прав и свобод, а также обеспечения права на обжалование этих решений.

Вторая глава "Правовое регулирование уведомления в уголовном судопроизводстве Российской Федерации и вопросы его совершенствования" состоит из четырех параграфов.

В первом параграфе "Общая характеристика правового института уведомления в уголовном судопроизводстве" автор посредством анализа общетеоретического понятия правового института и его критериев рассматривает уведомление как структурный элемент уголовно-процессуального права.

Присоединяясь к позиции С.С. Алексеева, который считает, что правовой институт представляет собой первичную правовую общность, автор констатирует, что уведомление как правовой институт является элементом главного подразделения отрасли права - уголовного процесса.

Исследуемый институт в уголовном процессе предусматривает систему сходных, с точки зрения целей и процедуры, общественных отношений. Уведомление в уголовном судопроизводстве - специфический правовой институт. Он не автономен и не образует относительно самостоятельных механизмов регулирования, существует лишь во взаимосвязи с иными уголовно-процессуальными институтами и во взаимодействии с ними обеспечивает отраслевое правовое регулирование. По мнению автора, главная функция правового института уведомления в уголовном процессе состоит в том, чтобы в пределах своего участка регулирования общественных отношений уведомительного характера обеспечить цельную, относительно законченную регламентацию. Исходя из видов правовых институтов, выделяемых в общей теории права, институт уведомления рассматривается в зависимости от характера (процессуальный); сферы распространения (отраслевой); функциональной роли (охранительный).

Первым, наиболее значимым признаком, позволяющим считать совокупность правовых норм об уведомлении самостоятельным правовым институтом, автор выделяет характеристику регулируемых общественных отношений. Институт уведомления предусматривает процедурный порядок извещения участников уголовного процесса о производстве по уголовному делу в соответствующие сроки и применение определенных санкций за нарушение требований УПК РФ в этой сфере.

Вторым признаком рассматривается совокупность общих терминов. Относительно института уведомления в уголовно-процессуальном законе используются следующие общие понятия - "извещение", "сообщение", "уведомление", "направление копии" и др.

Третьим признаком является своеобразие правовой конструкции института уведомления. Нормы, содержащие в себе указание на уведомление, разбросаны по тексту закона, в чем, по мнению соискателя, состоит специфика рассматриваемого правового института.

Четвертый признак структуры правового института уведомления представлен несколькими элементами:

а) комплексом "равноправных" правовых предписаний, т.е. нет одной определяющей нормы, где все остальные ее конкретизируют и дополняют;

б) разнородностью предписаний (например, общие предписания, нормы запреты, нормы-дозволения и т.д.), что обеспечивает разностороннее воздействие на данный участок общественных отношений;

в) объединенностью всех норм устойчивыми закономерными связями, которые выражены в юридической конструкции, упоминавшейся выше.

В качестве пятого признака правового института уведомления рассматривается его содержание, пронизанное общей идеей уведомления лиц, вовлеченных в сферу процессуальных правоотношений, о принятых в отношении них решениях или проведенных процессуальных действиях.

Шестым признаком служит обусловленность расширения и усложнения общественных отношений в сфере уголовно-процессуального уведомления.

Седьмой признак правового института уведомления - обособленность, т.е. закрепление в отдельном нормативном акте или актах, регулирующих уведомление в уголовно-процессуальном праве.

Соотнеся признаки института уведомления с общетеоретическими критериями, диссертант делает вывод, что уведомление является самостоятельным правовым институтом, отвечающим характерным признакам относительно обособленного комплекса норм, которые, регулируя общественные отношения, возникающие по поводу уведомления, устанавливают участников извещения, полномочия государственных органов, права и обязанности юридических и физических лиц, вовлеченных в систему правоотношений в сфере уведомления, процедуру (формы уведомления, сроки, порядок направления), ответственность (санкции) за невыполнение требований норм УПК РФ.

Признаки правового института позволили автору выделить существенный недостаток правовой конструкции - отсутствие общей нормы. Поэтому соискатель считает необходимым дополнить законодательное регулирование уведомления общими положениями, поместив их в ст. 11 УПК РФ.

Исследование правовой регламентации института уведомления показало, что оно предусматривается не только нормами УПК РФ, но и другими правовыми актами. При этом правовая природа уведомления рассматривается автором через:

- общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации, где в качестве общей идеи во всех международно-правовых актах формулируется право любого лица, вовлекаемого в сферу уголовно-процессуальных отношений, знать о своих правах, т.е. быть своевременно уведомленным. Автор констатирует, что правовой институт уведомления в сфере уголовного судопроизводства является не только средством отношений между государствами, но и гарантией реализации общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации;

- нормы Конституции, которая содержит значительное количество предписаний, прямо затрагивающих уголовно-процессуальную деятельность, в том числе в сфере уведомления. Несмотря на то, что в Основном законе об уведомлении прямо не говорится, право каждого участника, вовлеченного в сферу уголовного судопроизводства, знать о конституционных правах и требовать их обеспечения от специально уполномоченных органов вытекает из смысла его основных положений;

- положения законов. Специфика правового института уведомления состоит в глубоком проникновении во все уголовно-процессуальные институты УПК РФ, что позволяет считать его неотъемлемой частью, обеспечивающей их нормальное функционирование. Это подтверждается тем, что в УПК РФ каждый раздел или главу можно рассмотреть под призмой уведомления. Так, предписания относительно правового института уведомления содержатся в статьях УПК РФ, регламентирующих процессуальный статус участников, порядок уведомления, принятия процессуальных решений, выполнения процессуальных действий. Наряду со специализированным систематизированным уголовно-процессуальным законом, вобравшим в себя всю совокупность предписаний об уведомлении, подлежащих обязательному применению, существует большое количество иных нормативно-правовых актов, которые регулируют общественные отношения, связанные с уголовно-процессуальным уведомлением;

- предписания решений высших судебных органов. Так, в своих постановлениях Конституционный Суд Российской Федерации неоднократно указывал на нарушение уголовно-процессуальных норм в сфере уведомления. Аналогичные вопросы не остались без внимания и в постановлениях Пленума Верховного Суда Российской Федерации;

- требования ведомственных нормативных актов, которые оказывают существенное влияние на уведомительную деятельность органов предварительного следствия при производстве по делу.

Диссертант считает, что институт уведомления - сложное, многостороннее явление уголовно-процессуального права, поскольку его нормативное регулирование обширно и многогранно. Однако все нормативно-правовые акты, так или иначе предусматривающие порядок уведомления, выступают как некое единое целое, формирующее данную правовую систему и наполняющее ее конкретным нормативным содержанием.

Во втором параграфе "Понятие и правовое положение участников уведомления" раскрывается соотношение понятий "участники" и "субъекты" в проекции на сферу уведомления, а также приводится их классификация.

Реформирование уголовно-процессуального законодательства на основе общепризнанных принципов, закрепленных в нормах международного права и Конституции РФ, было бы невозможно без соответствующей корректировки процессуального статуса участников уголовного судопроизводства. Законодатель в связи с этим не мог обойти вниманием вопросы расширения возможности участников уголовного процесса быть информированными о ходе расследования, предпринимаемых государственными органами мерах принуждения, иных действиях, связанных с ограничением или, напротив, обеспечением прав граждан.

Исследуя нормы УПК РФ, соискатель пришел к выводу, что в уголовно-процессуальном законе упоминается около пятидесяти участников уголовного судопроизводства (физических и юридических лиц), которые выполняют различные функции и занимают соответствующее процессуальное положение. Из них сорок два могут вступать в правовые отношения, связанные с уведомлением, т.е. наделены обязанностью или правом быть уведомленными. Такое положение акцентировало внимание на значимости уведомления в механизме реализации принципов уголовного судопроизводства.

До сих пор остается дискуссионным вопрос, связанный с неоднозначным пониманием терминов "участники" и "субъекты" уголовного судопроизводства. Анализируя различные точки зрения, диссертант констатировал, что из-за определенного диссонирования между законодательным предписанием, содержащимся в п. 58 ст. 5 УПК РФ, и общетеоретическими воззрениями возникла ситуация, при которой понятие "участники уголовного судопроизводства" является шире по содержанию, чем "субъекты уголовно-процессуального права". Так, среди участников уведомления есть те, которые отвечают общетеоретическому понятию субъекта (например, подозреваемый, обвиняемый, потерпевший и др.). Кроме того, что данные участники названы в статьях УПК РФ, законом достаточно четко определен их процессуальный статус (права и обязанности), в том числе в сфере уведомления. Существует круг участников уведомления, которые лишь названы в законе, но субъективными правами и обязанностями не наделены (родственники задержанного, заявитель, адвокат свидетеля и т.д.). Таких участников к числу субъектов права, в том числе субъектов уведомления, автор относит лишь с определенной долей условности. Третьи участники уведомления не упомянуты в законе (например, лицо (ч. 3 ст. 188 УПК РФ); лицо, в отношении которого вынесено постановление или принято решение (ч. 5 ст. 415 УПК РФ); лицо, составившее протокол (ч. 4 ст. 118 УПК РФ) и др.). К числу субъектов права названные участники отнесены быть не могут. Круг участников уведомления, помимо традиционных, включает в себя и таких, как Российская Федерация (ч. 1 ст. 467 УПК РФ), посольство (ч. 3 ст. 96 УПК РФ), консульство (ч. 3 ст. 96 УПК РФ), администрация места содержания под стражей подозреваемых, обвиняемых (ч. 3 ст. 95 УПК РФ) и т.д. Как показало исследование, одно и то же должностное лицо или орган, выступая субъектом уведомления, именуется по-разному, например, следователь - это также лицо, избравшее меру пресечения; лицо, в производстве которого находится уголовное дело; орган предварительного следствия; лицо, составившее протокол, и т.п.

В связи с этим автор утверждает, что более правильным именовать лиц, вовлекаемых в процедуру уведомления, "участниками", поскольку данным термином охватываются все участвующие в уголовном судопроизводстве лица независимо от того, являются они субъектами права или нет.

Уведомление в уголовном судопроизводстве играет немаловажную роль, является неотъемлемым правом на информированность, вытекающим из принципов уголовного судопроизводства, его назначения. Уведомительная деятельность выражается в форме общения между участниками судопроизводства. Одни из них как уведомляют, так и уведомляются, другие - только уведомляются, третьи - только уведомляют. Четкое представление о каждом участнике уведомления, особенно осуществляющем уголовно-процессуальное производство, его процессуальной обязанности уведомлять и праве быть уведомленным, в немалой степени предопределяет успех в соблюдении прав и свобод всех лиц, вовлеченных в правоотношения, что позволяет избежать процессуальных ошибок, способствует укреплению законности, а также делает возможным в полной мере реализацию принципов уголовного судопроизводства.

Участниками уведомительной деятельности, по мнению автора, являются все лица, соприкасающиеся с производством по уголовному делу, которые в силу уголовно-процессуального закона обязаны или вправе уведомлять, а равно быть уведомленными. Это относится как к дознавателю, следователю, прокурору, суду, подозреваемому, обвиняемому, потерпевшему, так и к учреждениям, предприятиям, организациям, т.е. как физическим, так и юридическим лицам. Однако возможность уведомлять и быть уведомленным не у всех одинакова. Уведомляющий к такого рода деятельности относится, в основном, как к обязанности, а уведомляемые - как к возможности реализовать свои права. Это указывает на наличие правоотношений между участниками уведомления. Одни обязаны уведомлять, а другие реагировать определенным образом на такое уведомление. Отступление от этого правила может вызвать негативные последствия для одной из сторон, не выполнившей требование закона.

Уведомление участников, во-первых, предполагает последующую их активность (например, явиться в указанный срок в суд), во-вторых, предоставляет уведомляемым альтернативу поведения (например, вручение копии приговора, который субъект в надлежащий срок может обжаловать или воздержаться от этого), в-третьих, призвано лишь информировать участников (например, уведомление посольства или консульства иностранного государства о задержании подозреваемого, являющегося подданным иностранного государства).

По мнению диссертанта, все это указывает на то, что для каждого участника процесса характерно определенное содержание его процессуальной уведомительной деятельности.

С учетом изложенного под участниками уведомления понимаются государственные органы, общественные организации, должностные лица и граждане, которые обладают обязанностью уведомлять и (или) правом быть уведомленными, в связи с чем могут вступать в сферу уголовно-процессуальных отношений, осуществляя права и исполняя обязанности, возложенные на них уголовно-процессуальным законом или должностными лицами, в производстве которых находится дело.

Участники уведомления классифицированы по различным основаниям.

В третьем параграфе "Сроки уведомления" последние анализируются через соотношение с общими сроками, приводятся их понятие и правовое значение, рассматриваются классификация, порядок исчисления, предлагаются практические рекомендации по соблюдению сроков уведомления.

Диссертант обращает внимание на то, что уже в УУС 1864 г. регламентация большинства случаев уведомления сопровождалась сроком его исполнения. Аналогичная ситуация наблюдается и в УПК РФ.

Автор, анализируя позиции А.П. Гуляева, Т.Л. Корепановой и др., выделяет характерные признаки понятия общего процессуального срока:

1) срок уведомления устанавливается уголовно-процессуальным законом, иными законами, подзаконными актами или правоприменительным актом должностного лица, в чьем производстве находится уголовное дело;

2) срок уведомления - это определенный промежуток времени, момент наступления чего-либо, который можно считать началом или окончанием исчисления времени, предназначенного для производства уведомления;

3) срок уведомления - это специфическая область общественных отношений, в которых он применяется и характеризуется своевременным выполнением обязанности уведомить и (или) правом быть уведомленным.

В работе формулируется узкая и широкая трактовка понятия процессуальных сроков уведомления. В широком, общесоциальном понимании, под процессуальным сроком уведомления рассматривается ограниченный промежуток времени или момент наступления процессуально значимых событий, установленный уголовно-процессуальным законом или актом применения дознавателя, следователя, прокурора, суда (судьи), на протяжении которого в одностороннем порядке уведомляется (извещается) участник уголовного судопроизводства о принятом решении или процессуальном действии в целях охраны и осуществления прав и законных интересов граждан и организаций, скорейшего завершения производства по уголовному делу и реализации назначения уголовного судопроизводства. Приведенное автором понятие сроков уведомления в широком смысле применимо ко всему уголовному судопроизводству. Однако уведомление как процессуальное действие, имеющее место на отдельных этапах уголовного процесса, выступает единичным звеном большой цепи, по поводу которого возникают, развиваются и прекращаются уголовно-процессуальные правоотношения. Исходя из этого, в узком понимании процессуальный срок уведомления определяется как установленный уголовно-процессуальным законом или органом дознания, дознавателем, следователем, прокурором, судом (судьей) промежуток времени, в рамках которого осуществляется единичное (одномоментное) уведомление о чем-либо.

В уголовном процессе сроки уведомления являются моментом или периодом, когда возникают, развиваются или прекращаются уголовно-процессуальные правоотношения, в том числе в сфере уведомления.

В большинстве своем сроки уведомления предусмотрены в УПК РФ, хотя порядок их исчисления нормативно оговорен и в других законах и подзаконных актах. Кроме того, как полагает автор, сроки могут устанавливаться правоприменительным актом должностного лица, в производстве которого находится уголовное дело.

Освещая актуальность вопроса совершенствования современного правового регулирования сроков уведомления, диссертант приводит результаты интервьюирования практических работников: сроки уведомления, предусмотренные УПК РФ, соблюдают всегда 92 % опрошенных, 5 % - "иногда", а 3 % не соблюдают их вовсе. При этом 49 % опрошенных связывают нарушение сроков уведомления с тем, что сроки сокращены до минимума, чем обусловлена несвоевременность уведомления; 32 % - с тем, что сроки обозначены оценочными понятиями, это затрудняет их исчисление; 17 % указали на отсутствие в некоторых случаях вообще сроков уведомления (например, уведомление потерпевшего об отказе в возбуждении уголовного дела) и 2 % (в основном, работники прокуратуры) в качестве "иного" указали низкую служебную дисциплину.

На основе вышеизложенного автор считает необходимым дальнейшее совершенствование правового регулирования сроков уведомления в уголовном судопроизводстве посредством предлагаемого внесения изменений в действующее уголовно-процессуальное законодательство.

Диссертант рассматривает подходы к определению значения сроков уведомления, которое может состоять в том, что сроки уведомления 1) носят делопроизводственный (ведомственный) характер, не затрагивают или опосредованно затрагивают права и законные интересы граждан (например, при направлении копии постановления о принятии следователем уголовного дела к производству). Назначением указанных сроков уведомления является возникновение контрольных и (или) надзорных функций суда и прокурора; 2) имеют процессуальный характер, чем гарантируется своевременная защита прав и свобод участников уведомления; 3) служат гарантией быстроты уголовного судопроизводства; 4) их соблюдение - необходимое условие для того, чтобы соответствующее процессуальное действие имело юридический эффект.

Далее приводится классификация сроков уведомления, исходя из значения последних; нормативной основы, закрепляющей их исчисление и соблюдение; стадийности уголовного судопроизводства (предусмотренные в досудебных и в судебных стадиях); степени определенности (различаются абсолютно определенные, исчисляемые в часах, сутках, месяцах, годах; относительно определенные (при формулировании их используются оценочные термины: "при освобождении из-под стражи" - ч. 4 ст. 94, "незамедлительно" - ч. 11 ст. 108, ч. 3 ст. 124, ч. 4 ст. 146 и др., "одновременно" - ч. 1 ст. 134 УПК РФ и т.д.); неопределенные сроки, которые в законе не оговорены, но подразумеваются в зависимости от обстоятельств уведомления. Например, в ч. 2 ст. 208 УПК РФ отмечено, что после вынесения постановления о приостановлении предварительного следствия следователь копию этого постановления направляет прокурору).

Что касается исчисления сроков уведомления, то автор полагает, что оно зависит от установленного в законе способа их измерения.

Семантика дефиниций "течение" и "исчисление" срока, используемых законодателем, позволяет заключить, что рассматриваемые термины не одинаковы по смыслу.

Согласно общим правилам, изложенным в ст. 128 УПК РФ, при исчислении процессуальных сроков уведомления не учитывается тот час и те сутки, которыми начинается течение сроков. При исчислении сроков уведомления часами не принимается в расчет тот час, которым начинается его течение, а при исчислении сроков сутками не принимаются в расчет те сутки, которыми начинается течение срока уведомления. Исчисление срока уведомления в общем, по мнению автора, не вызывает трудностей за исключением некоторых положений. Законодатель в ст. 129 УПК РФ предусмотрел, что сроки, пропущенные по уважительной причине, могут быть восстановлены. Так, в части 1 ст. 129 УПК РФ указано, что срок не считается пропущенным, если тот или иной документ до истечения срока сдан на почту, передан или заявлен лицу, уполномоченному их принять, а для лиц, содержащихся под стражей или находящихся в медицинском либо психиатрическом стационаре, если документ до истечении срока сдан в администрацию места предварительного заключения либо медицинский или психиатрический стационар. Из анализа статьи видно, что пропуск по уважительной причине срока оговаривается как в отношении получателя документа, так и в отношении отправителя. Кроме того, в законе дан исчерпывающий перечень уважительных причин (ч.1 ст. 130 УПК РФ), из-за которых срок может быть восстановлен, хотя очевидно, что могут быть и другие уважительные причины. О том, как действовать должностному лицу, в производстве которого находится уголовное дело в иных случаях, возникающих на практике, закон не оговаривает. Поэтому автор предлагает свое виденье путей разрешения подобных ситуаций. Проблемные вопросы исчисления сроков диссертант выделил в три группы.

1. Срок получения или направления уведомления пропущен по уважительным причинам участниками уголовного судопроизводства за исключением должностного лица, в производстве которого находится уголовное дело. Например, получатель уведомления выехал с места жительства, временно отсутствует либо скоропостижно скончался, а лица полномочныые представлять интересы умершего, еще не получили процессуального статуса в уголовном деле; лицо, будучи обязанным уведомить дознавателя, следователя, прокурора или судью (суд), не имеет возможности выполнить обязательство из-за отсутствия технических средств; и др.

2. Срок производства уведомления пропущен по уважительным обстоятельствам должностным лицом, в производстве которого находится уголовное дело:

а) дознаватель, следователь, прокурор или судья принимает решение либо осуществляет процессуальное действие, когда срок уведомления (это касается 12-часового срока) начинается и (или) заканчивается в нерабочие часы;

б) исчисляемые в часах сроки уведомления приходятся на нерабочие дни - выходные, праздники и иные дни, на которые в целях рационального использования выходных и нерабочих дней Правительство РФ переносит выходные согласно ст. 112 Трудового кодекса Российской Федерации;

в) по иным уважительным причинам направить уведомление в срок, указанный в законе, не представляется возможным (например, следователь, проводя процессуальные действия на значительном удалении от ОВД, в срок направления уведомления отсутствовал, а иной возможности направить письменное уведомление не представилось и т.д.). Соискатель полагает, что разрешением данной ситуации может быть использование норм по аналогии, в частности применение ч. 4 ст. 146 УПК РФ, несмотря на то, что УПК РФ не предусмотрел нормы о применении аналогии закона.

3. Срок направления или получения уведомления пропущен по неуважительной причине лицом, в производстве которого находится уголовное дело. Например, следователь забыл о необходимости уведомить или вовсе не знал, что в том или ином случае необходимо уведомить кого-либо из участников уголовного судопроизводства.

Учитывая научную полемику относительно расширения перечня уважительных причин пропуска срока, автор придерживается позиции о необходимости законодательного закрепления открытого перечня рассматриваемых случаев.

Последствия несоблюдения срока уведомления можно разделить на две группы: а) пропуск срока уведомления повлек нарушения прав граждан (например, из-за несвоевременного получения уведомления нарушено право обжалования); б) пропуск срока уведомления не повлек нарушения прав участников судопроизводства, так как их права не были затронуты вообще или затрагивались опосредованно (например, при направлении копии постановления прокурору о принятии дела к производству, признании потерпевшим и т.д.). В связи с этим диссертант полагает, если пропуск срока уведомления повлек нарушение прав граждан, то его необходимо восстановить. Во втором случае восстанавливать такой срок не целесообразно, поскольку направленное уведомление, хотя и поздно, но возымело юридический эффект, т.е. достигло результата, указанного в законе. Поскольку Приложения к УПК РФ такого постановления не предусматривают, соискателем разработан вариант постановления о восстановлении пропущенного срока уведомления.

Важно четко отграничивать процессуальные сроки уведомления, исчисляемые часами, от тех сроков, которые исчисляются сутками. Подавляющее большинство установленных уголовно-процессуальным законом сроков исчисляется сутками. Но данное положение не совсем применимо к срокам уведомления. В сутках исчисляются следующие сроки уведомления: 3 суток - ч. 2 ст. 234, ч. 5 ст. 415, ч. 6 ст. 448; 5 суток - ч. 4 ст. 231, ч. 4 ст. 239, ст. 311, ч. 8 ст. 432, ч. 4 ст. 443; 14 суток - ч. 4 ст. 136, ч. 2 ст. 376 УПК РФ.

При исчислении сроков уведомления месяцами срок истекает в соответствующее число последнего месяца, а если месяц не имеет соответствующего числа, то срок оканчивается в последние сутки этого месяца. Если окончание срока приходится на нерабочий день, то последним днем срока считается первый следующий за ним рабочий день. При этом, по мнению автора, нерабочим днем нужно считать лишь общепринятый нерабочий день (субботний, воскресный и праздничный). Согласно ч. 2 ст. 128 УПК РФ исключение составляет исчисление сроков уведомления при задержании и содержании под стражей, домашнем аресте и нахождении в медицинском или психиатрическом стационаре. Срок уведомления, исчисляемый в месяцах, предусматривается ч. 2 ст. 158 УПК РФ. Данной нормой указывается месячный период, в течение которого уведомляется дознаватель или следователь о рассмотрении его представления и принятых мерах по устранению обстоятельств, способствовавших совершению преступления.

В уголовно-процессуальном законе автором обнаружены сроки уведомления, исчисляемые в зависимости от определенного процессуального момента. Такие сроки уведомления не оговорены в законе, но подразумеваются по обстоятельствам уведомления (например, ч. 2 ст. 219 УПК РФ предусматривает, что по окончании производства дополнительных следственных действий следователь уведомляет об этом потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика и их представителей, а также обвиняемого и его защитника и предоставляет им возможность ознакомления с дополнительными материалами уголовного дела). При этом срок уведомления исчисляется с момента окончания производства дополнительных следственных действий с расчетом времени таким образом, чтобы, не нарушая общий срок предварительного расследования, предоставить возможность указанным выше лицам ознакомиться с материалами уголовного дела и составить обвинительное заключение.

Определение момента исчисления срока в подобных случаях вовсе не устраняет действия общего порядка исчисления сроков. Наоборот, этот момент является необходимым исходным положением для правильного исчисления конкретного срока, поскольку он позволяет точно определить час и сутки, с которых следует исчислять срок.

Диссертант выделяет еще одну группу норм, предусматривающих срок уведомления посредством применения оценочных понятий. При этом законодателем используются самые разные термины: "незамедлительно", "одновременно", "в тот же день", "своевременно извещенный" и др. Подобные оценочные понятия разделены на две группы:

1) общепринятые - "незамедлительно", "одновременно", "заранее" и пр.;

2) специальные, т.е. используемые с учетом специфики уголовно-процессуальной отрасли юриспруденции: "когда отпадает необходимость в аресте почтово-телеграфной корреспонденции", "при освобождении из-под стражи" и т.д.

Анализ проблем правового регулирования процессуальных сроков убедительно свидетельствует о том, что действующее уголовно-процессуальное законодательство не отвечает современным требованиям, а потому нуждается в дальнейшем совершенствовании. В этой связи возникает необходимость пересмотра правовых норм о процессуальных сроках и научного поиска оптимальных вариантов их применения и соблюдения в целях охраны прав, интересов и свобод личности в уголовном судопроизводстве.

В четвертом параграфе "Форма, содержание и процессуальный порядок уведомления" диссертант рассматривает формы, виды, реквизиты уведомления-документа и юридическую технику составления исследуемого процессуального акта.

Согласно нормам УПК РФ осуществление уведомления допускается как в письменной, так и в устной форме. Из 121 случая извещения участников уголовного процесса, предусмотренного в УПК РФ, в 52 ситуациях письменная форма предполагается (например, обязанность направления копий процессуальных документов) либо прямо указывается. В остальных случаях решение вопроса о форме уведомления законодатель оставил на усмотрение правоприменителя. Не исключая применения устного способа уведомления, с точки зрения соблюдения принципов уголовного судопроизводства, а также прав и свобод участников процесса, соискатель приходит к выводу, что предпочтение должно быть отдано письменному оформлению.

В теории уголовного процесса нет единого подхода к пониманию уведомления как процессуального документа. Он рассматривается как процессуальный (В.Т. Томин, Р.Х. Якупов, В.А. Дунин и др.) либо организационный документ, который выполняет упорядочивающую, вспомогательную, статистическую и коммуникативную функции (П.Г. Марфицин, Н.М. Николаева).

Проведенный автором сравнительный анализ не позволил однозначно отнести уведомление ни к первой, ни ко второй группе. Однако диссертант приходит к выводу о том, что уведомление-документ необходимо относить к процессуальным документам в узком понимании его значения. Во-первых, требования к процессуальной форме следует искать не только в приложениях ст. 476 УПК РФ, но и в иных частях уголовно-процессуального закона. Точное соблюдение процессуальной формы способствует успешному выполнению своих функций следователем и органом дознания, наиболее полному обеспечению прав и интересов всех участников уголовно-процессуальной деятельности. Кроме того, процессуальная форма обусловливает письменный характер уголовного судопроизводства. Во-вторых, уведомление как акт правоприменения порождает определенные процессуальные права и обязанности, весьма значимые для участников уголовного судопроизводства. В-третьих, правовая сущность уведомления заключается в том, что, отражая порядок выполнения процессуальных действий и существо принимаемых решений, оно показывает законность деятельности правоприменительных органов, с одной стороны, и соблюдение прав и законных интересов каждого гражданина, каждой организации, всякого иного субъекта права, вовлекаемого в сферу уголовного судопроизводства, - с другой. В этой части автор соглашается с тем, что к процессуальным документам относятся акты, которые напрямую связаны с установлением обстоятельств дела или обеспечением прав личности (П.Г. Марфицин, Н.М. Николаева). В-четвертых, основа правового регулирования заложена в УПК РФ, и хотя нормативная регламентация уведомления иногда имеет место в иных нормативных актах, базовым остается уголовно-процессуальный закон.

Далее рассматривается содержание отдельных видов уведомления-документа. Автор считает, что категорию "содержание" следует применять к уведомлению, осуществляемому как в устной, так и письменной форме. В наименовании документа допускается использование терминов, содержащихся в уголовно-процессуальном законе: "уведомление", "сообщение", "извещение" и т.д., но документ может быть и без названия.

Содержание уведомления-документа, по мнению соискателя, должно соответствовать некоторым общим требованиям. Во-первых, текст должен быть понятен любому, содержать только общепринятые сокращения, пояснения, т.е. написан не только в общепринятом смысле грамотно, но и грамотно юридически. Такой документ не должен содержать сведения, унижающие честь и достоинство адресата. Во-вторых, форма и содержание уведомления-документа должны соответствовать требованиям уголовно-процессуального закона. В тех случаях, когда в УПК РФ указаны реквизиты уведомления, их включение в составляемый документ обязательно. В-третьих, уведомление-документ должен отражать фактические обстоятельства, установленные материалами дела.

Уведомлениям присуща двухчастная форма. В первой части кратко описывается сущность дела имеющегося в производстве следственного подразделения или органа дознания, а во второй - принятое решение.

Далее рассматривается специфика составления видов уведомления-документа и вносятся предложения по совершенствованию его процессуальной формы.

В заключении излагаются основные выводы и предложения, сформулированные в ходе диссертационного исследования.

Основные положения диссертации опубликованы в следующих работах:

1. Голубкова Ю.Е. О классификации относительно определенных правовых предписаний в уголовном процессе // Место и роль органов внутренних дел в системе уголовной юстиции: Материалы науч. конф. слушателей и курсантов. - Омск: Омский юридический институт МВД России, 1999. - 0,2 п.л.

2. Кайгародова Ю.Е. Новая редакция статьи 96 УПК РСФСР глазами следователя // Законодательство и практика. - 2001. - № 1. - 0,2 п.л.

3. Кайгародова Ю.Е. Уведомление-повестка как средство вызова лица для предъявления обвинения // Актуальные проблемы правотворчества и правоприменения: Межвуз. сб. науч. тр. - Омск: НОУ ВПО "Омский юридический институт", 2003. - 0,3 п.л.

4. Кайгародова Ю.Е. К вопросу о сроках уведомления в уголовном судопроизводстве // Международные юридические чтения: Материалы науч.-практ. конф. - Омск: НОУ ВПО "Омский юридический институт", 2003. - Ч. 3. - 0,2 п.л.

5. Кайгародова Ю.Е. К вопросу о нарушении конституционных прав потерпевших на стадии возбуждения уголовного дела // Общество, молодежь и проблемы борьбы с незаконным оборотом наркотиков: Сб. науч. тр. - Новосибирск: Юридический факультет Новосибирского государственного аграрного университета, 2004. - 0,3 п.л.

6. Кайгародова Ю.Е. Уведомление о задержании подозреваемого - гарантия реализации принципов уголовного судопроизводства // Международные юридические чтения: Материалы науч.-практ. конф. - Омск: НОУ ВПО "Омский юридический институт", 2004. - 0,3 п.л.

7. Кайгародова Ю.Е. Уведомление как гарантия реализации принципа обжалования процессуальных действий и решений // Уголовное досудебное производство: (Проблемы теории и практики): Материалы межвуз. науч.-практ. конф. - Омск: НОУ ВПО "Омский юридический институт", 2004. - 0,3 п.л.

 

 


Рейтинг@Mail.ru
Международная ассоциация содействия правосудию


 






Rambler's Top100