Канифатов А.А. Защита уголовного процесса от ненормативного поведения его участников. Автореф. дисс. ... канд. юрид. наук. Нижний Новгород, 2004.


kalinovsky-k.narod.ru

Уголовный процесс
Сайт Константина Калиновского

kalinovsky-k.narod.ru
Главная | МАСП | Публикации| Студентам | Библиотека | Гостевая | Ссылки | Законы и юрновости | Тесты | Почта


Канифатов Александр Анатольевич
Защита уголовного процесса от ненормативного поведения его участников.
Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Нижний Новгород, 2004.

Специальность: 12.00.09 - уголовный процесс, криминалистика и судебная экспертиза; оперативно-розыскная деятельность

Работа выполнена на кафедре уголовного процесса и криминалистики Владимирского юридического института Минюста России.

Научный руководитель: доктор юридических наук, доцент Бажанов Станислав Васильевич

Официальные оппоненты: доктор юридических наук, доцент Ковтун Николай Николаевич; кандидат юридических наук, доцент Королев Геннадий Николаевич

Ведущая организация: Академия права и управления Минюста России (г. Рязань)

Защита состоится " 13 " февраля 2004 г. в 9.00 на заседании диссертационного совета Д-203.009.01 при Нижегородской академии МВД России по адресу: 603600, Н. Новгород, ГСП-268, Анкудиновское шоссе, д. 3. Зал ученого совета. С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Нижегородской академии МВД России.

 

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Государственно-правовая политика Российской Федерации в сфере борьбы с преступностью невозможна без глубокого осмысления и адекватного преломления в законодательных подсистемах "уголовно-правового блока" наиболее прагматичных правовых конструкций и институтов, объективно нацеленных на скорейшее достижение реального общественно полезного результата.

Ориентация на общечеловеческие интересы и ценности, провозглашенная в международно-правовых актах и в законодательных отраслях российской национальной правовой системы обусловливает потребность глубокого исследования теоретических и правовых основ государственной защиты субъектов уголовно-процессуальных правоотношений, возникающих в ходе раскрытия и расследования преступлений, судебного разбирательства и разрешения уголовных дел.

Изменившиеся экономические и социально-политические условия жизни общества, эскалация организованной и транснациональной преступной деятельности, многократно усилившаяся вооруженность криминальных структур и ряд других факторов привели к появлению новых крайне опасных форм противодействия раскрытию и расследованию преступлений, проявляющихся в уголовном судопроизводстве в форме ненормативных поведенческих актов его субъектов.

Изучение правоприменительной практики последних лет показывает, что незаконное воздействие на судей, следователей, свидетелей, потерпевших, обвиняемых, адвокатов и других участников уголовного процесса приобрело характер широкомасштабной социально-правовой проблемы. Все это предполагает целесообразность предметной разработки ее уголовно-процессуальных, криминалистических и оперативно-разыскных аспектов в механизме достижения цели уголовного судопроизводства.

Потребность в его изучении также обусловлена и тем, что любой преступник после совершения общественно опасного деяния вне зависимости от целей, мотивов и форм умысла своего преступного поведения стремится избежать уголовного наказания за содеянное. Однако в теории уголовного процесса, криминалистике и в теории оперативно-разыскной деятельности все еще остаются не достаточно исследованными уловки преступников и иных лиц, направленные на противодействие усилиям следователей и оперативных работников по установлению истины. Отсутствуют и практические рекомендации сотрудникам правоохранительных органов по их эффективному преодолению.

Актуальность вопроса о целесообразности защиты уголовного судопроизводства от разрушительных воздействий "среды функционирования" обусловлена также отсутствием приоритетных направлений развития государственно-правовой политики борьбы с преступностью в Российской Федерации; современным состоянием и перспективами совершенствования уголовно-процессуального законодательства РФ в свете либерально-демократических идей, доминирующих в судебно-правовой реформе; отсутствием прагматического декларирования и толкования принципов уголовного судопроизводства; расплывчатостью законодательных установлений в определении процессуального статуса участников уголовного судопроизводства, в том числе подозреваемого, обвиняемого, подсудимого и осужденного; нивелированием доктринальной установки уголовно-процессуального законодательства на радикальную защиту прав и интересов законопослушных граждан; отсутствием жесткой уголовно-процессуальной политики, касающейся правового института реализации принудительных мер в уголовном процессе, объективно защищающих судопроизводство от ненормативного поведения его участников; слабой реализацией криминалистических и оперативно-разыскных рекомендаций, ориентированных на преодоление ненормативного поведения участников уголовного судопроизводства, оказывающего разрушительное воздействие на его технологию в целом.

Особую остроту актуальности поднятой проблемы придает отсутствие надлежащих научно-практических разработок по преодолению ненормативного поведения подозреваемых (обвиняемых), а также иных участников судопроизводства в ходе предварительного расследования и судебного разбирательства.

Все это акцентирует и направление нашего исследования в отношении как традиционных форм противодействия органам уголовной юстиции, так и обстоятельств политико-правового характера, являющихся детерминирующими факторами уголовно-процессуальных правонарушений.

Степень разработанности проблемы: Проблема эффективной защиты уголовного судопроизводства от незаконных и противоправных действий всегда привлекала внимание. Немалый вклад в ее разрешение ученые, специализирующиеся в области уголовного процесса, криминалистики, теории оперативно-разыскной деятельности: Г.А. Аванесов, Т.В. Аверьянова, А.С. Александров, Е.У. Бабаева, О.Я. Баев, СВ. Бажанов, Р.С. Белкин, В.П. Божьев, А.Ф. Волынский, А.Г. Гельманов, В.Н. Григорьев, СЮ. Журавлев, О.А. Зайцев, Г.Г. Зуйков, В.П. Илларионов, В.Н. Карагодина, Н.Н. Ковтун, Т.В. Колесникова, А.М. Кустов, В.П. Лавров, Л.В. Лившиц, А.Ф. Лубин, И.М. Лузгин, А.Г. Маркушин, Р.Г. Мартыненко, О.В. Полстовалов, М.П. Поляков, СП. Сереброва, В.Е. Сидоров, О.Л. Стулин, В.Т. Томин, СП. Щерба и др.

Среди работ, близко примыкающих к теме нашего исследования, следует отметить учебное пособие СЮ. Журавлева и А.Ф. Лубина "Противодействие расследованию" (Журавлев СЮ. Противодействие расследованию: Учебное пособие / СЮ. Журавлев, А.Ф. Лубин. - Н. Новгород: ВШ МВД России, 1994) и О.А. Зайцева "Государственная защита участников уголовного процесса" (Зайцев О.Л. Государственная защита участников уголовного процесса. - М.: Экзамен, 2001.). Однако вопросы, отраженные в этих научных трудах, касаются периода действия УПК РСФСР, в то время как реальность применения норм нового УПК России и возникающих вместе с этим проблем, требуют новых научных подходов и соответствующих практических решений.

Объектом исследования являются общественные отношения, складывающиеся в сфере правового ре1улирования и практической реализации правоотношений между участниками уголовного судопроизводства, а также в области взаимодействия технологии уголовного судопроизводства с внешней средой его функционирования.

Предметом диссертационного исследования являются негативные закономерности взаимодействия между государственными органами и должностными лицами, ведущими уголовный процесс и лицами, совершившими преступление, а также другими участниками на этапе предварительного расследования и судебного рассмотрения уголовного дела.

Целью диссертационного исследования является разработка на основе полученных эмпирических данных и теоретических гипотез рекомендаций и предложений по совершенствованию уголовно-процессуального законодательства в области защиты уголовного процесса от ненормативного поведения его участников, а также выработке научно обоснованных положений, способствующих повышению эффективности деятельности органов уголовной юстиции при производстве по уголовным делам.

Для достижения поставленной цели сформулированы и решены следующие основные задачи:

- выявить и исследовать объективные закономерности влияния государственно-политического устройства общества как одной из основных доминант, обусловливающей возникновение ненормативного поведения участников уголовного процесса;

- исследовать нормативные положения международно-правовых актов, Конституции РФ, нового УПК России, иных федеральных законов с целью выявления правовых конструкций, институтов и норм, имеющих отношение к проблеме противодействия органам уголовной юстиции со стороны участников уголовного судопроизводства;

- установить основные уголовно-процессуальные, криминалистические и оперативно-разыскные аспекты противодействия расследованию и судебному разбирательству со стороны участников уголовного судопроизводства;

- сформулировать понятие и раскрыть содержание термина "ненормативное поведение" участников уголовного судопроизводства, а также исследовать формы его проявления в уголовном процессе;

- разработать комплексные рекомендации по своевременному выявлению, предупреждению и преодолению противодействия со стороны участников уголовного процесса;

- сформулировать и обосновать системы государственно-правовых мер по преодолению ненормативного поведения участников уголовного процесса.

Методологической основой исследования является диалектический метод познания. Автор использовал также методы моделирования, сравнительного, статистического, исторического, логико-юридического, конкретно-социологического и системно-структурного анализа.

Теоретические и эмпирические основы диссертационного исследования. Достоверность и обоснованность выводов, сделанных по результатам диссертационного исследования, обеспечены комплексным отбором и системным подходом к анализу следующих информационных источников:

- монографии, учебные пособия, учебники, научные статьи, материалы семинаров и конференций, в которых исследовались вопросы ненормативного поведения участников уголовного процесса и их противодействие органам уголовной юстиции;

- нормы международного права, касающиеся вопросов уголовного судопроизводства;

- нормы действующего уголовно-процессуального законодательства Российской Федерации;

- официальные и неофициальные материалы, содержащие в себе статистическую и иную фактическую информацию об эффективности и результативности деятельности государственных органов и должностных лиц, по противодействию ненормативному поведению со стороны участников уголовного процесса;

- материалы собственных эмпирических исследований, проведенных с 2001 по 2003 год на территории Нижегородской, Владимирской областей и г. Москвы, которые составляют результаты изучения и обобщения по специально разработанной анкете 180 уголовных дел, рассматривавшихся судами городов Москвы, Владимира и Нижнего Новгорода.

В диссертации использованы данные, полученные в ходе опроса 830 судей, прокуроров, адвокатов и сотрудников органов уголовной юстиции. Среди них: судьи районных, городских и областных судов - 12,8%, прокуроры, их заместители и помощники районных, городских и областных прокуратур - 8,9%, адвокаты - 4,6%, следователи при ОВД (прокуратуры) - 32,1%, оперативные уполномоченные уголовного розыска (ОБЭП) - 24,6%, участковые уполномоченные милиции (и другие сотрудники ОВД) - 17%.

Научная новизна исследования выражается в том, что ранее принятая точка зрения о том, что противодействие является составным элементом, способа совершения преступления, не в полной мере отвечает современным реалиям. В настоящее время данная форма противостояния главного "оппонента" органам предварительного расследования, прокуратуры и суда в числе других включается в необходимый компонент посткриминального поведения подозреваемого (обвиняемого). При этом учитывается, что арсенал его средств ничем не ограничен, в то время как следователь вправе противостоять противодействию только законными средствами.

Указанная проблематика в последнее время значительно расширила свои горизонты. В юридической и специальной литературе скопилось немало разрозненных, разобщенных позиций, точек зрения ученых, исследовавших в той или иной мере вопросы ненормативного поведения в ходе УСП обвиняемого и других участников. Современная судебная и следственная практика изобилует подобными примерами. Однако комплексного диссертационного исследования проблемы как в науке уголовного процесса, так и в криминалистике, а также в теории ОРД пока, к сожалению, сделано не было. Поэтому проблема выявления, предупреждения, установления и доказывания подобных фактов, подтверждаемая посредством так называемых "параллельных расследований", должна входить в круг интересов, не только криминалистики, но и уголовно-процессуальной науки.

Основные положения, выносимые на защиту:

1) основным фактором, детерминирующим возникновение феномена ненормативного поведения участников уголовного судопроизводства, является несовершенство государственной политики в сфере борьбы с преступностью, порождающее дисбаланс между процедурой и свободой действия в уголовном процессе;

2) причинами, порождающими возникновение ненормативного поведения участников уголовного процесса в конкретной следственно-судебной ситуации, являются: пробелы законодательной регламентации уголовной процедуры; неоднозначная трактовка гипотезы, диспозиции и санкции ряда статей УПК России; прямое нарушение предписаний уголовно-процессуальных норм;

3) авторская формулировка противодействия как ненормативного поведения участников уголовного процесса, выражающегося в умышленной деятельности по воспрепятствованию органам уголовной юстиции в выполнении возложенных на них функций на всем протяжении уголовного судопроизводства;

4) вывод о том, что уголовно-процессуальное правонарушение представляет собой общественно вредное, противоправное и умышленное действие (бездействие) деликтоправоспособного субъекта уголовно-процессуальных правоотношений, посягающее на установленный уголовно-процессуальным законом порядок возбуждения, предварительного расследования, судебного разбирательства и разрешения уголовных дел, а также, частично, исполнения приговора;

5) сформулировано понятие уголовно-процессуальных правонарушений и выработана их классификация;

6) определены основы методики прогнозирования и выявления ненормативного поведения участников уголовного процесса;

7) выявлены этапы развития криминалистической ситуации по находящемуся в производстве уголовному делу и по каждому из них проанализирована степень проявления противодействия со стороны заинтересованных участников уголовного судопроизводства;

8) предложена система государственно-правовых мер по преодолению ненормативного поведения участников уголовного процесса.

Теоретическая и практическая значимость диссертационного исследования состоит в том, что авторская концепция противодействия ненормативному поведению участников уголовного судопроизводства, новые представления о сущности и формах его проявления дают основания для дальнейшего развития государственной политики в сфере борьбы с преступностью и соответствующих научных разработок в теории уголовного процесса.

Диссертационные положения позволяют наметить новые организационно-правовые направления преодоления ненормативного поведения участников уголовного процесса. Авторские рекомендации могут быть использованы для , дальнейшего совершенствования уголовно-процессуального законодательства и правоприменительной практики. Диссертация может представлять интерес в . качестве учебного материала при подготовке курсантов, слушателей, студентов юридических вузов, а также для практических работников правоохранительных органов.

Апробация и внедрение в практику результатов исследования. Основные положения диссертации изложены автором в 5 научных статьях.

Отдельные результаты исследования стали предметом обсуждения на научно-практических конференциях и учебно-методических сборах, проходивших в 2001-2003 годах в Академии управления МВД России, Владимирском государственном университете и Владимирском юридическом институте Министерства юстиции Российской Федерации.

Апробация результатов исследования подтверждается соответствующими актами о внедрении диссертационных положений в учебный процесс и в практику правоохранительных органов.

Структура диссертации и способ изложения материала обусловлены проблемой, объектом, предметом и целью исследования, предопределившими внутреннюю логику и структуру данной работы. Диссертация состоит из введения, двух глав, включающих 7 параграфов, заключения, библиографии и приложений

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Во введении обосновывается актуальность, степень научной разработанности избранной темы, определяются объект, предмет, цель и основные задачи диссертационного исследования, его методологическая основа, характеризуется научная новизна работы, формулируются основные положения, выносимые на защиту, обосновывается теоретическое и практическое значение результатов исследования, приводятся сведения об апробации и внедрении полученных результатов.

Первая глава "Уголовно-процессуальные политико-правовые и криминалистические аспекты ненормативного поведения участников уголовного процесса" состоит из четырех параграфов.

В первом параграфе "Уголовно-процессуальные политические предпосылки ненормативного поведения участников уголовного процесса в ходе судопроизводства" автор определяет общую проблему исследования и методологию ее анализа. Диссертант полагает, что действующие законодательные подсистемы, регулирующие государственно-правовую политику борьбы с преступностью, страдают чрезмерной заформализованностью, так как загромождены избыточными правовыми конструкциями и институтами, отдельными нормами-статьями, слабо работающими на правоприменителя. Культивируются нетехнологичные по своей конструкции законодательные нормы, образующие то, что в общей юридической теории называется "патологией права".

Диссертантом подчеркивается, что создание процессуальной формы, оптимально сочетающей должное соблюдение гарантий законности и быстроты судопроизводства, - задача достаточно трудная. На деле нелегко сочетать две взаимосвязанные и в определенной мере противоположные стороны судопроизводства: законность и быстроты. Если для обеспечения быстроты уголовного судопроизводства нужна гибкая, достаточно простая процессуальная форма, то для реализации гарантий законности этой деятельности, требуется ее усложнение, то есть создание целой системы правовых мер, препятствующих возможным следственным и судебным ошибкам, а также злоупотреблениям со стороны участников уголовного процесса.

К сожалению, на практике подобные требования образуют дополнительные преграды органам уголовной юстиции на пути их следования к судебной истине, создавая объективные предпосылки для легитимного противодействия со стороны участников уголовного процесса, представляющих, как правило, интересы стороны защиты.

Многие авторы, изучавшие проблему оптимума права, считают, что нельзя отрывать вопрос эффективности правовой нормы, представляющей собой меру должного поведения, от тех затрат, которые связаны с ее поддержанием, с достижением предусмотренного ею результата.

Применительно к уголовному процессу рассматриваемая проблема актуализируется еще и принципом состязательности, одним из компонентов которого является правило о признании неотъемлемых прав, свобод и интересов сторон. Широта спектра "санкционированного поведения" каждого отдельно взятого участника уголовного судопроизводства неотвратимо вступает в противоречие с интересами другого (его оппонента) в той мере, в какой возникает вопрос об использовании ограниченных ресурсов при наличии, за редкими исключениями, непримиримых противоречий (например, между потерпевшим и обвиняемым, следователем - свидетелем, и т. д.).

Сказанное, по мнению соискателя, и порождает такой феномен, как ненормативное поведение участников УСП преломляющееся в виде различных форм противодействия органам уголовной юстиции на пути достижения последними судебной истины.

Анализируемая ситуация осложняется рядом внешних (по отношению к уголовному процессу) факторов, таких как: глобализация мировой (в том числе уголовной) политики, разрушительное влияние на правоохранительную деятельность Конституционного Суда РФ и процесса преобладание в рамках проводимой ныне судебно-правовой реформы либерально-демократических установок, объективно создающих юридические предпосылки для ненормативного поведения субъектов уголовно-процессуальной деятельности.

Во втором параграфе "Уголовно-процессуальные правовые аспекты ненормативного поведения участников уголовного процесса в ходе судопроизводства" автор анализирует основные положения, которые провоцируют участников уголовного процесса на различные формы "отклоняющегося" от предписаний УПК РФ поведения.

В этом контексте исследованию подвергаются: во-первых, смысловая нагрузка термина "ненормативное поведение"; во-вторых, анализ законодательной регламентации процессуального статуса участников уголовного судопроизводства, несовершенство которой, рассматриваемое с позиций законодательной техники, нередко побуждает субъектов уголовно-процессуальной деятельности к серьезному злоупотреблению своими правами; в-третьих, исследование принципов уголовного процесса, произвольное толкование которых создает иллюзию режима законности, понимаемой исключительно в интересах стороны защиты.

По мнению диссертанта, содержание термина "ненормативное поведение" увязывается: а) с пробелами в законодательной регламентации; б) с неоднозначной трактовкой гипотезы, диспозиции и санкции статей; в) с прямым нарушением предписаний уголовно-процессуальных норм.

Предмет научного интереса обусловливается и несовершенством законодательной регламентации процессуального статуса участников уголовного судопроизводства, которые вовлекаются в процесс в силу различных причин. Одни -в связи с выполнением своих должностных обязанностей (суд, прокурор, следователь); другие - посредством реализации субъективных прав (потерпевший, гражданский истец, их законные представители); третьи - по воле должностных лиц (подозреваемый, свидетель, понятой); четвертые - путем исполнения поручения, полученного от иного субъекта (защитник, представитель). Конкретные влияния несовершенства уголовно-процессуального законодательства на возможное в будущем поведение субъектов уголовно-процессуальной деятельности проиллюстрированы на примере ст. 29,37,38, 40,42,47 УПК РФ.

Далее автор делает акцент на том обстоятельстве, что в теории уголовно-процессуального права распространено мнение, согласно которому под принципами уголовного процесса рекомендуется понимать нормы общего и руководящего значения, определяющие построение всех его стадий, форм и институтов и обеспечивающие выполнение стоящих перед ними задач.

Диссертант подвергает критическому анализу утвердившееся в науке уголовно-процессуального права мнение о том, что в результате проводимой в Российской Федерации судебно-правовой реформы сформировалась доктрина, согласно которой ход и развитие следственно-судебных ситуаций по уголовным делам подчиняется лишь конституционным правовым идеям.

Автор считает, что подобный подход провоцирует перерастание процесса уголовного в конституционный, что предполагает возможность обжалования в Конституционный Суд РФ, а также в другие контрольно-надзорные органы практически любых действий должностных лиц органов уголовной юстиции которые, по мнению того или иного участника уголовного судопроизводства, нарушают его субъективные права). Все это образует так называемые двойные стандарты в праве, которые, в свою очередь, порождают двойную мораль. Последняя обусловливает непредсказуемость поведения субъекта уголовного судопроизводства.

Противодействие как криминалистическая категория во всех своих ипостасях представляет разновидность (анти-)деятельности, нежелательной с точки зрения как законодателя, так и правоприменителя. Диссертант склонен рассматривать его в приближении к уголовно-процессуальным правонарушениям (проступкам), за исключением тех случаев, когда нежелательный поведенческий акт образует самостоятельный состав преступления.

Таким образом, утверждение, что понятие противодействия органам уголовной юстиции вряд ли целесообразно инкорпорировать непосредственно в правовую материю УПК РФ, привело автора к необходимости раскрытия рассматриваемой проблематики в следующем параграфе.

В третьем параграфе "Криминалистические аспекты ненормативного поведения участников уголовного процесса в ходе судопроизводства" автор, констатирует несостоятельность имеющей место научной дискуссии о том, является ли противодействие расследованию следствием сознательного поведения субъектов УПД или его проявления возможны только ввиду неосторожного (небрежного) понимания, толкования и применения процессуальных норм.

В юридической литературе достаточно весомо представлен обширный спектр определений как противодействия органам публичного преследования и обвинения, так и актов негативного посткриминалыюго поведения со стороны отдельных участников УСП. В частности, автором приводится определение рассматриваемого феномена, которое дает А.Ю. Федоренко. Ученый определяет противодействие как детерминированную объективными и субъективными факторами противоправную систему действий (бездействий), направленную на воспрепятствование раскрытию и расследованию преступлений, а в конечном итоге решению задач УСП путем воздействия на источники и носители криминалистически значимой информации.

Вместе с тем, этимологически "противодействие" возможно только как действие, препятствующее другому действию, то есть когда имеется действие, в котором лицо, совершившее преступление, либо другие участники уголовного процесса, видят угрозу для себя или своих близких и предпринимают меры по его устранению.

Любой вид человеческой деятельности проходит в условиях противодействия сил природы, государственного регулирования (чрезмерного, оптимального, недостаточного, слабого), то есть ограничения. Применительно к преступной и постпреступной деятельности государство и общество целенаправленно принимают меры против развития и самого существования преступности, что, в свою очередь, вынуждает преступников совершенствовать свое "ремесло" - приемы, средства, методы, организацию преступной деятельности.

Известно, что изначально противодействие включалось в структуру способа совершения преступления. Несколько позже эта точка зрения была подвергнута критике и, по сути, отвергнута. Тем не менее, вплоть до настоящего времени в криминалистической литературе понятия "сокрытие преступления" и "противодействие расследованию" используются как синонимы. Не допуская их отождествления, следует иметь в виду, что противодействие расследованию преступления - это выбор заинтересованными лицами соответствующей линии поведения, принятие мер, направленных на создание препятствий в собирании и использовании доказательств с целью уклонения от ответственности, которые совершаются ими после выявления преступления и начала его расследования.

Изложенное позволило диссертанту сформулировать следующее понятие рассматриваемого феномена: противодействие есть разновидность ненормативного поведения участников уголовного процесса. Оно выражается в умышленной деятельности по воспрепятствованию деятельности органов уголовной юстиции по выявлению, закреплению, проверке, оценке и использованию доказательств в целях изобличения лица в совершении преступления на всем, протяжении УСП.

Развивая выдвинутую идею, автор обосновывает свою позицию против встречающегося в юридической литературе предложения о необходимости легализации в теории уголовного процесса, равно как и в самом УГЙС РФ, термина "противодействие".

В четвертом параграфе "Понятие уголовно-процессуальных правонарушений и их виды" автор, вслед за В.П. Божьевым, полагает, что термин "противодействие" (анти-действие) является поведенческим актом (их серией), направленным против действий должностных лиц органов уголовной юстиции, которые являются содержанием уголовно-процессуальных правоотношений. Правило (мера должного) поведения субъекта правоприменения находит отражение в диспозиции уголовно-процессуальной нормы. В ходе УСП противодействие может выражаться в несоблюдении, неисполнении и неиспользовании субъектом УГЩ' прямых предписаний уголовно-процессуального закона.

Действия участников уголовного процесса подразделяются на правомерные и неправомерные. И те и другие являются сторонами одного явления - поведения правового. Неправомерные действия (правонарушения) - это такие юридические факты, которые противоречат (не соответствуют) требованиям юридических норм. Как следует из самого закона, правонарушение есть нарушение права, акт, противный праву, его нормам, закону; совершить правонарушение значит "преступить" право. Применительно к сфере, регламентируемой УПК РФ, в их числе можно выделить преступления (против правосудия), собственно правонарушения и проступки.

Далее автор, анализирует состав уголовно-процессуального правонарушения, дает его развернутую характеристику и приходит к выводу, что уголовно-процессуальное правонарушение - это общественно вредное и противоправное умышленное действие (бездействие) деликтоправоспособного субъекта уголовно-процессуальных правоотношений, посягающее на установленный уголовно-процессуальным законом порядок возбуждения, предварительного расследования, судебного разбирательства и разрешения уголовных дел, а также, частично, исполнения приговора.

В ходе дальнейших рассуждений диссертант делает акцент на том, что данный термин имеет много общего с понятием судебной или следственной ошибки, которые объективируют собой более общее понятие относительно так называемых тактических, уголовно-правовых и уголовно-процессуальных ошибок, допускаемых субъектами доказывания в условиях правоприменительного риска.

Получению методических рекомендаций по предупреждению и нейтрализации ненормативного поведения участников уголовного процесса посвящена вторая глава диссертации "Процессуально-правовые и криминалистические меры предупреждения и нейтрализации ненормативного поведения участников уголовного процесса", включающая в себя три параграфа.

В первом параграфе "Своевременное прогнозирование и выявление ненормативного поведения участников уголовного процесса" автор, выявляя начальный момент возникновения ненормативного поведения участников уголовного судопроизводства, обращает внимание на то, что уже при получении первичной информации о преступлении, в ходе осмотра места происшествия и проведении неотложных следственных действий одной из первоочередных задач следователя является квалификация расследуемого общественно опасного деяния, которая происходит, как правило, в условиях острого дефицита сведений.

Тем не менее, уже в это время у лица, производящего расследование, возникает реальная возможность предусмотреть последующее развитие следственной ситуации по уголовному делу в нежелательном для себя русле, с точки зрения возможного ненормативного поведения выявленных на конкретный момент фигурантов и, прежде всего, самого преступника. Чем значимее меры, предпринятые преступником для сокрытия содеянного, тем более интенсивным может быть его противодействие органам уголовной юстиции. В известном смысле действия по сокрытию следов преступления можно квалифицировать в качестве подготовки к будущему противодействию.

Данное противостояние сторон в уголовном судопроизводстве автором анализируется в направлении общих положений экономической теории преступлений и наказаний. В соответствии с ее канонами стандартное мнение о задачах правоохранительных органов гласит, будто они должны "искоренять" преступность. Если, однако, взглянуть на этот вопрос с точки зрения соотношения затрат и выгод, то нужно задуматься, что несет обществу большие потери -преступность или борьба с нею? Как сформулировал эту дилемму Дж. Стиглер, "для предельного сдерживания необходимы предельные затраты". Иначе говоря, чем сильнее защита правопорядка, тем тяжелее жить нормальным законопослушным гражданам. Очевидно, любые крайности в борьбе с преступностью нежелательны. Принцип оптимизации требует, чтобы минимизировались совокупные издержки, включающие как потери общества от совершенных преступлений, так и расходы общества на их предотвращение.

Диссертант отстаивает точку зрения о том, что для наиболее эффективного прогнозирования, выявления и преодоления любых форм ненормативного поведения участников уголовного процесса (особенно по уголовным делам о тяжких и особо тяжких преступлениях либо о преступлениях, совершенных организованными преступными формированиями) целесообразно формировать (в организационном аспекте) следственно-оперативные группы, в том числе специализированные и постоянно действующие. Наиболее оптимальным вариантом является ситуация, когда они создаются на этапе получения (подтвержденной на оперативном уровне) информации о готовящемся, совершаемом или совершенном преступлении.

В последнее время проводятся определенные исследования, ориентированные на разработку методики установления "виновной осведомленности" допрашиваемого лица. В качестве одной из них выступает применение nojpt, графа в целях определения достоверности получаемых доказательств. Назрела необходимость более детальной законодательной и криминалистической проработки режима работы следователей и органов дознания по уголовным делам об общественно опасных деяниях невменяемых, которые, как показывает следственная практика, нередко обнаруживают исключительные способности в плане "введения следствия в заблуждение", инсценировок, маскировок и т. п.

Не менее ценным представляется использование экстраординарных способностей отдельных людей при прогнозировании противодействия как оперативно-разыскному расследованию, так и УСП, применение преступниками и их близкими, скрытых, нетрадиционных "экстравагантных" способов давления на должностных лиц органов уголовной юстиции.

Во втором параграфе "Трансформация криминалистических ситуаций и связанных с ними мер предупреждения и преодоления ненормативного поведения "фигурантов" и участников уголовного процесса" диссертант обосновывает точку зрения, в соответствии с которой эффективность деятельности органов публичного преследования и обвинения, а также суда определяется тем, насколько быстро, грамотно, без нарушений уголовного и уголовно-процессуального законов, при минимуме процедурных сроков, материальных и других затрат достигнуты цели судопроизводства по конкретному уголовному делу. Значительный со1гутствующий этому момент - отсутствие прямого или косвенного противодействия уголовному процессу со стороны отдельных его участников.

По мнению автора, основные этапы развития (трансформации) криминалистической ситуации по уголовному делу, как правило, сводятся, к следующим аспектам: ]) получение первичной информации о преступлении; 2) ее подтверждение на оперативном уровне; 3) yгoлoвнo-разыскное расследование; 4) первоначальная проверка; 5) постановка вопроса о легализации оперативных материалов в форме возбуждения уголовного дела; 6) стадия предварительного расследования (дознание или предварительное следствие, в ходе которой выявляются новые эпизоды преступной деятельности обвиняемого, либо отсекаются "старые"; 7) приостановление предварительного расследования в связи с неустановлением места нахождения обвиняемого (п. 2 ч. 1 ст. 208 УПК РФ); 8) окончание предварительного расследования; 9) судебные и судебно-контрольные стадии; 10) стадия исполнения приговора; 11) стадия возобновления уголовных дел по новым или вновь открывшимся обстоятельствам.

Детально анализируя степень проявления противодействия на различных этапах уголовного процесса, автор обращает внимание на то обстоятельство, что значительную долю "правовой поддержки" для ненормативного поведения участников уголовного процесса, призванных определять его силовую линию, оказывает современное состояние уголовно-процессуального законодательства. Как верно отмечает М.П. Поляков, немалую роль в осторожном подходе к информационной свободе уголовного процесса (через максимальное расширение источников юридически значимых сведений) играет гиперболизация его (процесса) гуманистической миссии и противопоставление последней идее необходимости повышения эффективности судопроизводства.

Подобная идеологическая и теоретическая борьба за права абстрактного человека и гражданина, за неизменность исторического облика уголовно-процессуальной доктрины в жизни оборачивается "слепотой и глухотой" уголовного судопроизводства и, как следствие, ростом преступности, безнаказанностью преступников, ущемлением законных прав и интересов реальных людей.

В третьем параграфе "Система государственно-правовых мер по преодолению ненормативного поведения участников уголовного процесса" автор обосновывает идею, в которой, по его мнению, общим объектом наук "уголовно-правового блока", являющих собой основу государственно-правовой политики борьбы с преступностью в Российской Федерации, предстают закономерности противоборства, борьбы двух противоположностей, противодействия, которое применительно к социальным системам получает свое развитие там, где происходит столкновение интересов групп или отдельных людей. Противодействие объективно существует и в сфере УСП, поскольку событие преступления, как правило, находится в фокусе противоборствующих интересов.

Уголовно-процессуальная политика находится в периоде своего становления. Определяемая ей стратегия развития и дальнейшего совершенствования уголовно-процессуального законодательства РФ заставляет УПК впитывать в себя широкий набор волюнтаристских установок, исходящих от лиц, наделенных прежде всего законодательной властью, не поддающейся действенному контролю со стороны общества. Искусственное насаждение чуждых технологий приводит к размыванию уголовно-процессуальной формы, что с необходимостью ставит вопрос о целесообразности идеологической и правовой защиты уголовного процесса от идеалистических веяний, гипертрофирующих гуманистическую миссию УСП.

Доктрина нейтрализации противоборства в уголовном процессе России основывается прежде всего на понимании необходимости декриминализации и депенализации части преступлений и наказаний, что удачно вписывается в канву такого направления неоинституционализма, как экономическая теория преступлений и наказаний.

В общеупотребительном плане серьезное подспорье уголовно-процессуальной политике и праву в рассматриваемом вопросе могло бы оказать отнесение к разряду дел частного или частно-публичного обвинения ряда уголовных дел, ныне расследуемых в публичном порядке.

Весомым аргументом в системе государственных мер по преодолению противодействия органам уголовной юстиции является установка на дальнейшую дифференциацию его форм. Судебно-следственная практика однозначно свидетельствует о том, что есть категории уголовных дел, которые абсолютно не нуждаются в досудебной подготовке, а могут быть приняты судом непосредственно к производству для разрешения вопроса по существу. И, наоборот, немалочисленны преступления, обстоятельства совершения которых могли бы найти предметное документирование в стадиях возбуждения уголовного дела и предварительного расследования (без дублирования этой деятельности в стадии судебного разбирательства).

Автор подвергает правовому анализу положительные и негативные моменты, свойственные особому порядку судебного разбирательства по отдельным категориям уголовных дел (гл. 40 УПК РФ). В данном контексте пропагандируется институт сделки с правосудием (сделки о признании вины, судебной сделки), реализующийся в США более 150 лет. В развитие данной стратегии диссертант присоединяется к мнению СВ. Бажанова, который ратует за целесообразность легализации в УПК РФ такого феномена, рование сторонами уголовно-правового спора посредством заключения мирового соглашения. Последнее предполагается допустимым по небольшой и средней тяжести преступлений в случае полного или частичного возмещения (компенсации) уголовным ответчиком совокупного ущерба, причиненного им не только физическому или юридическому лицу, но и самому государству в виде незапланированных трат, которые оно принуждается нести в связи с необходимостью раскрытия и расследования преступления.

Наконец, подробнейшего научного освещения ждет проблема преодоления ненормативного поведения со стороны участников УСП и в теории оперативно-разыскной деятельности, поскольку различные формы противодействия органам уголовной юстиции, особенно в последнее время но уголовным делам о преступлениях, совершаемых организованными преступными группами, имеют глубоко конспиративный и эшелонированный характер.

В заключении делается главный вывод об определенной взаимосвязи между проводимой уголовно-процессуальной политикой и состоянием отечественного уголовно-процессуального законодательства. Диссертант приходит к убеждению, что уголовно-процессуальная политика была, есть и будет, по сути, важнейшим, радикальным средством, определяющим структуру и содержание УПК РФ, оптимальность его норм и эффективность предопределяемых ими действий должностных лиц, осуществляющих УСП. УПК РФ и обеспечивающая его техническими, тактическими и методическими рекомендациями криминалистика, должны ориентироваться на внедрение в оперативно-разыскное расследование, уголовно-судебное производство, а также в уголовно-исполнительный (судебный) процесс следующих стратегий: максимум законодательной регламентации, минимум (меж-)ведомственного нормативного регулирования; установление оптимума уголовно-правовых запретов; максимальная депенализация преступлений; увеличение в массиве регистрируемых преступлений уголовных дел частного и частнопубличного обвинения; установка на дифференцированное построение уголовного судопроизводства; возрождение дежурной камеры суда; дальнейшее развитие особого порядка судебного разбирательства по некоторой категории уголовных дел; развитие института судебной сделки, предполагающего допустимость мирового соглашения по определенной части уголовных дел с соблюдением условий, четко регламентированных уголовным и уголовно-процессуальным законом; установление в УПК РФ жесткого режима административного и дисциплинарного реагирования на факты выявленных правонарушений (в широком смысле) и выработка криминалистикой тактических рекомендаций по предупреждению, выявлению и преодолению противодействия расследованию, судебному разбирательству со стороны участников уголовного процесса.

По теме диссертационного исследования опубликованы следующие работы:

1. Канифатов А.А. О некоторых проблемах государственно-правовой политики Российской Федерации в области борьбы с преступностью на современном этапе // Власть и общество: Материалы XXXIII межвузовской научно-практической конференции профессорско-преподавательского состава, аспирантов и студентов. К 45-летию ВГУ. 21-24 апреля 2003 г. - Владимир: ВГУ, 2003. С. 71-73.--0,67 п. л.

2. Канифатов А.А. Противодействие участников УСП органам предварительного расследования и суда как правовая проблема // Власть и общество: Материалы ХХХШ межвузовской научно-практической конференции профессорско-преподавательского состава, аспирантов и студентов. К 45-летию ВГУ. 21-24 апреля 2003 г. - Владимир: ВГУ, 2003. - С. 74-77. - 0,88 п. л.

3. Канифатов А.А. Совершенствование подготовки специалистов для уголовно-исполнительной системы Минюста России // Актуальные проблемы и перспективы формирования профессиональных навыков в процессе подготовки сотрудников органов юстиции: Материалы XIII учебно-методических сборов профессорско-преподавательского состава 25-26 февраля 2003 г. - Владимир: ВЮИ Минюста России, 2003. - С. 146-147. - 0,45 п. л.

4. Канифатов А.А. Криминалистическое определение противодействия расследованию // Юридическая наука и практика в трудах молодых ученых: Сборник докладов и сообщений по итогам научно-исследовательской работы за 2002 г. - Владимир: ВЮИ Минюста России, 2003. - С. 42-43. - 0,45 п. л.

5. Канифатов А.А. Методологические основы преодоления противодействия органам предварительного расследования в учреждениях УИС Минюста России // Пенитенциарная преступность: история и современность: Материалы Всероссийской научно-практической конференции. - Владимир: ВЮИ Минюста России, 2003. - С. 153-154. - 0,45 п. л.

Общий объем опубликованных по теме диссертации работ составляет 2,9 п.л.

 


Новости МАСП

RSS импорт: www.rss-script.ru







Рейтинг@Mail.ru

Rambler's Top100
Hosted by uCoz