Подопригора А.А. Реабилитация в уголовном процессе России. Автореферат дисс. Ростов-на-Дону. 2004. Полный текст


kalinovsky-k.narod.ru

Уголовный процесс
Сайт Константина Калиновского

kalinovsky-k.narod.ru
Главная | МАСП | Публикации| Студентам | Библиотека | Гостевая | Ссылки | Законы и юрновости | Тесты | Почта


Подопригора Алексей Алексеевич
РЕАБИЛИТАЦИЯ В УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ РОССИИ.
Автореферат диссертации на соискание ученой степени канд. юрид. наук. Ростов-на-Дону. 2004.

полный текст диссертации | письмо автору

12.00.09. - уголовный процесс, криминалистика и судебная экспертиза, оперативно-разыскная деятельность

Диссертация выполнена в Ростовском юридическом институте МВД России

Научный руководитель: заслуженный работник высшей школы РФ, доктор юридических наук, профессор Ляхов Юрий Алексеевич

Официальные оппоненты: заслуженный юрист РФ, доктор юридических наук, профессор Шадрин Виктор Сергеевич;

кандидат юридических наук, доцент Апостолова Наталья Николаевна

Ведущая организация: Кубанский государственный университет

Защита состоится " 16 " июня 2004 года в 10 часов на заседании регионального диссертационного совета КМ 203.011.03 при Ростовском юридическом институте МВД России (344015, г. Ростов-на-Дону, ул. Маршала Еременко, 83, ауд. 502).

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Ростовского юридического института МВД России.

Автореферат разослан 14 мая 2004 г.

Ученый секретарь регионального диссертационного совета О.В. Айвазова

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы диссертационного исследования.

В Конституции Российской Федерации признаются и гарантируются права и свободы человека и гражданина, соответствующие общепризнанным принципам и нормам международного права (ч. 1 ст. 17 Конституции РФ). Важнейшими правами и свободами человека являются: право на свободу и личную неприкосновенность (ст. 22 Конституции РФ), защита своей чести и доброго имени (ст. 23 Конституции РФ), право неприкосновенности жилища (ст. 25 Конституции РФ), право свободного передвижения (ст. 27 Конституции РФ).

Построение в Российской Федерации правового государства предполагает усиление гарантий прав, свобод и законных интересов граждан. В сфере уголовного судопроизводства данное положение имеет особое значение, поскольку расследование и рассмотрение уголовных дел сопряжено с ограничением свободы и неприкосновенности личности, вторжением в частную жизнь граждан, применением мер процессуального принуждения. К сожалению, следственная и судебная практика, как и всякая другая деятельность человека, не застрахована от ошибок и злоупотреблений. Необоснованное или незаконное уголовное преследование и осуждение, как правило, сопряжены для пострадавших с душевными муками, нравственными переживаниями, материальными лишениями. Задача состоит в том, чтобы свести такие ошибки до минимума, а уж если в конкретном случае ошибка допущена, то необходимо рассматривать ее как чрезвычайное происшествие, публично признать ошибку и незамедлительно предпринять все меры для реабилитации невиновного, и в процессе ее осуществления возместить вред, причиненный незаконным или необоснованным уголовным преследованием или осуждением. Публичный характер уголовно-процессуальной деятельности и причиняемого в ее сфере вреда предполагает и публичную ответственность государства перед своими гражданами. Российское государство приняло на себя такую ответственность, провозгласив право граждан на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями органов государственной власти и их должностных лиц (ст. 53 Конституции Российской Федерации).

Несомненным достоинством нового Уголовно-процессуального кодекса, вступившего в действие с 1 июля 2002 года, является возведение в ранг принципа положения о том, что уголовное судопроизводство в Российской Федерации имеет своим назначением не только защиту прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений, но также защиту личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод. В УПК РФ впервые развернуто изложен институт реабилитации жертв незаконного или необоснованного привлечения к уголовной ответственности (гл. 18 УПК РФ). Однако анализ норм УПК Российской Федерации, касающихся института реабилитации, позволяет говорить о наличии определенных вопросов и противоречий, требующих своего разрешения. Практическое применение данных норм также свидетельствует о том, что они не лишены недостатков и зачастую малоэффективны в обеспечении субъективного права реабилитируемого на компенсацию вреда. Так, по данным ГУВД Ростовской области, за годовой период действия нового Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в органы внутренних дел с требованиями о возмещении вреда не было обращений граждан, признанных незаконно или необоснованно привлеченными к уголовной ответственности. По данным Управления Судебного Департамента при Верховном Суде Российской Федерации в Ростовской области, за период с 1 июля 2002 г по 1 июля 2003 г, по Ростовской области имел место только 1 случай обращения лица, признанного невиновным в совершении преступления, в суд с иском о компенсации причиненного вреда. В то же время по данным ИЦ ГУВД Ростовской области за рассматриваемый период органами предварительного расследования по реабилитирующим основаниям прекращено 6626 уголовных дел. Более того, по данным Ростовского областного суда, в период с начала 2002 года по июль 2003 года судами были оправданы 621 человек и принято 275 решений о прекращении уголовного преследования по реабилитирующим основаниям. В процессе диссертационного исследования был проведен анализ 230 уголовных дел, прекращенных по реабилитирующим основаниям на территории Ростовской области в рассматриваемый период времени. Анализ показал, что в материалах уголовных дел не содержится никаких документов, фиксирующих ход процесса реабилитации и его результаты. Приведенные данные свидетельствуют о несовершенстве действующего законодательства, а также о серьезных недостатках в практике его применения. Все изложенное выше определяет актуальность темы диссертационного исследования, ее теоретическую и практическую значимость.

Степень научной разработанности темы. Рассмотрение вопросов связанных с реабилитацией в уголовном процессе, в отечественном праве имеет свою историю. Впервые привлекли внимание законодателя к публичному аспекту последствий необоснованного или незаконного уголовного преследования или осуждения такие видные русские ученые-правоведы, как С.И. Викторский, Н.И. Лазаревский, П.И. Люблинский, Н.И. Миролюбов, Н.Н. Розин, И.Я. Фойницкий. В дальнейшем институт реабилитации невиновных, в том числе и вопросы связанные с возмещением им вреда, причиненного уголовным преследованием или осуждением, получили свое развитие, благодаря работам ученых современного периода: Т.А Алмазовой, Д.Н. Бахрах, Б.Т. Безлепкина, Л.В. Бойцовой, Т.Н. Добровольской, Н.В Ильютченко, Ч.С. Касумова, А.П. Куна, А.М. Ларина, С.В. Нарижного, М.И. Пастухова, И.Л. Петрухина, Л.А. Прокудиной, М.С. Строговича, Т.Т. Таджиева, Е.П. Черновола, Н.Я. Шило, А.Г. Эдиляна, и ряда других ученых.

Благодаря названным ученым определены основные направления развития института реабилитации, хотя целый ряд его вопросов еще недостаточно исследован. В связи с принятием нового уголовно-процессуального законодательства многие проблемы института реабилитации требуют новых подходов в их решении.

Цель и задачи диссертационного исследования. Основная цель диссертационного исследования состоит в изучении и анализе теоретических положений, норм института реабилитации лиц, признанных незаконно или необоснованно подвергнутыми уголовному преследованию или осуждению, а также правоприменительной практики, и определении на основе этого путей совершенствования законодательного регулирования и практики применения рассматриваемого института.

Эта общая цель определила задачи исследования:

- сформировать новый подход к определению понятия реабилитации и понятия частичной реабилитации в уголовном процессе, понятия реабилитируемого и реабилитированного;

- рассмотреть основные положения уголовно-процессуального института реабилитации;

- определить исторические этапы развития института реабилитации в российском уголовном судопроизводстве;

- проанализировать и обобщить действующее законодательство, регулирующее вопросы реабилитации и связанные с ней вопросы возмещения вреда, причиненного незаконным или необоснованным уголовным преследованием или осуждением, а также практику его применения;

- рассмотреть вопросы, касающиеся состава субъектов права на реабилитацию и субъектов права на возмещение вреда, причиненного незаконным или необоснованным уголовным преследованием или осуждением;

- сформулировать предложения, направленные на совершенствование законодательного регулирования реабилитации в уголовном процессе и связанного с ней возмещения вреда.

Объект и предмет исследования. Объектом исследования являются правоотношения, возникающие между государством в лице органов и должностных лиц, осуществляющих производство по уголовному делу и гражданином, признанным невиновным в совершении преступления, в связи с реализацией им права на реабилитацию, в том числе и входящего в его структуру права на возмещение имущественного вреда и устранение последствий морального вреда.

Предметом исследования являются: история развития института реабилитации в уголовном судопроизводстве России, основные положения института реабилитации, а также правовое регулирование механизма реализации реабилитируемыми права на возмещение государством вреда, причиненного незаконным или необоснованным уголовным преследованием или осуждением.

Методологическая основа исследования. В процессе диссертационного исследования автором применялся общий диалектический метод научного познания, а также частные научные методы: исторический, сравнительно-правовой, системно-структурный, конкретно-социологический, статистический, логический. В аспекте рассматриваемых вопросов изучены работы по уголовному процессу, теории и истории государства и права. В работе использованы положения Конституции Российской Федерации, международно-правовых актов, уголовно-процессуального и гражданского законодательства России, постановления Конституционного Суда РФ и Пленума Верховного Суда России. Также проведен анализ законодательства некоторых зарубежных стран.

Эмпирическая база исследования. Диссертантом было изучено 230 уголовных дел, оконченных принятием решений об оправдании подсудимых или прекращении уголовного дела по реабилитирующим основаниям, находящихся в архивах судов и органов внутренних дел Ростовской области.

Эмпирическую базу исследования также составили статистические данные, полученные в ИЦ ГУВД Ростовской области; в отделе организационного обеспечения областного суда и контроля за сроками рассмотрения дел в судах Ростовской области, а также в управлении судебного департамента при Верховном суде Российской Федерации в Ростовской области.

По вопросам диссертационного исследования проведено анкетирование 150 дознавателей, следователей органов внутренних и следователей прокуратуры. Также проведено интервьюирование 80 прокуроров, помощников прокуроров, следователей и должностных лиц органов дознания относительно практики применения норм, касающихся реабилитации в уголовном процессе. Изучена практика органов, разрешающих требования реабилитируемых о возмещении им причиненного вреда.

Научная новизна диссертационного исследования. Анализ законодательного закрепления основных положений института реабилитации в новом Уголовно-процессуальном кодексе и практики его применения позволили выделить ряд проблемных вопросов, пробелов и противоречий. В диссертации проведено комплексное рассмотрение и разрешение вопросов, связанных с институтом реабилитации на основе положений нового уголовно-процессуального законодательства России.

В исследовании дано авторское определение понятия уголовно-процессуальной реабилитации, понятия частичной реабилитации, реабилитируемого и реабилитированного в уголовном судопроизводстве как участников уголовно-процессуальных отношений, выделены исторические этапы становления института уголовно-процессуальной реабилитации в России, рассмотрены проблемные вопросы, касающиеся сущности и соотношения права на реабилитацию и права на возмещение вреда, причиненного незаконным или необоснованным уголовным преследованием или осуждением, оснований их возникновения, процессуального порядка и состава субъектов. Диссертантом сформулирован ряд теоретических положений и практических рекомендаций, направленных на совершенствование уголовно-процессуальной регламентации механизма реализации конституционного права граждан на возмещение вреда, причиненного незаконным или необоснованным уголовным преследованием или осуждением.

Основные положения, выносимые на защиту.

o Новое содержание понятий - "реабилитации в уголовном процессе", "реабилитируемого в уголовном процессе", "реабилитированного в уголовном процессе", "частичной реабилитации в уголовном процессе".

o Необходимо ограничить общим сроком исковой давности принятие заявления реабилитируемого о необходимости осуществления в отношении него уголовно-процессуальных действий, направленных на возмещение морального вреда, осуществляемых в уголовно-процессуальном порядке (сообщение о реабилитации в средствах массовой информации, по месту работы, учебы или месту жительства). В связи с чем необходимо дополнить статью 136 УПК РФ частью пятой следующего содержания: "Требования о возмещении морального вреда в порядке, указанном в части 3 и части 4 статьи 136 настоящего Кодекса могут быть предъявлены в течение общего срока исковой давности, установленного Гражданским кодексом Российской Федерации".

o Институт реабилитации в уголовном процессе России прошел в своем развитии четыре этапа. Первый этап - зарождение института с начала XVIII века до начала XX века, когда реабилитация представляла собой сочетание современных правовых институтов помилования и снятия судимости, наряду с развивающимся самостоятельным институтом "вознаграждения невинно к суду уголовному привлекаемых". Характерной чертой данного этапа является отсутствие желания государства брать на себя обязательства по возмещению ущерба, причиненного незаконными актами его органов. Институт возмещения вреда невиновным рассматривался как средство гражданско-правовой ответственности должностных лиц правоохранительных органов. Второй этап развития института реабилитации в России приходится на период с октября 1917 года до начала 80-х годов. Характерной особенностью данного этапа является то, что наряду с продолжающимся нежеланием государства провозглашать себя субъектом ответственности за причиненный незаконным или необоснованным уголовным преследованием вред, принималось большое количество норм, посвященных правовому регулированию возмещения ущерба и восстановлению прав реабилитируемых, содержащихся в различных правовых актах, имеющих мало связанные друг с другом, отрывочные положения, большинство которых носило ведомственный характер. Третий этап развития института реабилитации жертв ошибок и злоупотреблений в сфере уголовного судопроизводства имеет своим началом принятие Указа и Положения от 18 мая 1981 года с последующим внесением изменений в гражданское и уголовно-процессуальное законодательство СССР, провозгласившие государство субъектом ответственности за ущерб, причиненный незаконным уголовным преследованием. Четвертый этап формирования института реабилитации приходится на постсоветский период развития Российского государства и права. Очень важным, позитивным моментом на данном этапе явилось конституционное закрепление принципа ответственности государства за вред, причиненный незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц, а также уголовно-процессуальное закрепление основных положений института реабилитации лиц, незаконно или необоснованно подвергнутых уголовному преследованию.

o Так как п. 2 ч. 1 ст. 27 УПК РФ, указывая на основания прекращения уголовного дела, предусмотренные п. 1-6 ч. 1 ст. 24 УПК РФ включает в себя и нереабилитирующие основания, в диссертации предлагается изменить положение п. 4 ч. 2 ст. 133 УПК РФ, установив, что право на реабилитацию имеет "осужденный - в случаях полной или частичной отмены вступившего в законную силу обвинительного приговора суда и прекращения уголовного дела по основаниям, предусмотренным пунктами 1, 2, 5 и 6 части первой статьи 24 и пунктом 1 части первой ст. 27 настоящего Кодекса".

o По отраслевой принадлежности институт возмещения вреда, причиненного незаконным или необоснованным уголовным преследованием или осуждением, является уголовно-процессуальным. Такова и позиция законодателя, предусмотревшего право на возмещение рассматриваемого вреда в Уголовно-процессуальном кодексе РФ. Поэтому дальнейшее развитие института возмещения нематериального и имущественного вреда, причиненного гражданину в уголовно-процессуальной сфере следует осуществлять в рамках уголовно-процессуального права.

o Первостепенным признаком реабилитации в уголовном процессе является признание невиновности лица, привлеченного к уголовной ответственности, что является ее неотъемлемой частью, и, более того, ее первоначальным моментом. Поэтому лица, подвергнутые незаконному применению мер процессуального принуждения, не являются субъектами права на реабилитацию.

o Круг субъектов, имеющих право на возмещение вреда, связанного с уголовным преследованием, шире, чем круг субъектов, обладающих правом на реабилитацию в целом.

o В диссертации предлагается изменить положение ч. 3 ст. 133 УПК РФ, указав, что "Право на возмещение вреда в порядке, установленном главой 18 УПК РФ, имеет также любое лицо, незаконно подвергнутое мерам процессуального принуждения, в ходе привлечения его к уголовной ответственности", тем самым исключив возможность неправильного толкования, и включения в состав субъектов права на возмещение вреда в порядке, установленном главой 18 УПК РФ, потерпевшего, свидетеля, либо иного участника, подвергнутого незаконному или необоснованному применению мер процессуального принуждения, но не привлекавшегося к уголовной ответственности.

o Предлагается закрепить в УПК РФ положение о том, что извинение реабилитируемому в устной форме должно быть принесено не позднее 30 суток с момента вынесения оправдывающего решения, а в случае неявки реабилитируемого по неуважительным причинам в орган прокуратуры, извинение в письменной форме должно быть направлено по месту его жительства не позднее 3 суток после истечения месячного срока. Следует предусмотреть в главе 57 УПК РФ бланк документа, в котором будет отражена процедура принесения прокурором от имени государства официального извинения реабилитируемому за причиненный ему вред.

Теоретическая и практическая значимость диссертации состоит в том, что проведенные исследования, сделанные выводы и сформулированные рекомендации могут быть использованы для дальнейшего совершенствования уголовно-процессуального законодательства, при подготовке учебных, методических и учебно-методических пособий, а также в практической работе правоохранительных органов.

Апробация результатов исследования.

Основные положения исследования нашли свое отражение в шести опубликованных научных статьях, указанных в автореферате. Результаты исследования докладывались на Всероссийском "круглом столе" "Опыт и проблемы применения нового Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации", Ростов-на-Дону, 27 февраля 2003 года; на Четвертой Российской научно-методической конференции "Наука и образование в начале XXI века: состояние, проблемы, поиски", Сочи, 25 апреля 2003 года; на Всеукраинской научно-практической конференции "Проблемы раскрытия и расследования преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств, психотропных веществ, их аналогов и прекурсоров", Донецк, Украина, 31 октября 2003 года.

Результаты диссертационного исследования внедрены в практическую деятельность главного следственного управления Ростовской области и учебный процесс РЮИ МВД России.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, двух глав, включающих в себя шесть параграфов, заключения, списка используемой литературы и приложения. Работа выполнена в соответствии с требованиями ВАКа.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновываются выбор темы, ее актуальность, определяются объект и предмет диссертационного исследования, цель и задачи, рассматривается методологическая основа диссертации, раскрывается научная новизна, теоретическая и практическая значимость, формулируются основные положения, выносимые на защиту, содержатся сведения об апробации результатов диссертационного исследования.

Первая глава "Понятие и основные положения уголовно-процессуального института реабилитации" включает в себя три параграфа.

В первом параграфе "Понятие реабилитации граждан, подвергшихся незаконному или необоснованному привлечению к уголовной ответственности. Понятие частичной реабилитации в уголовном процессе" автор рассматривает проблемы современного определения понятий реабилитации и частичной реабилитации в уголовном судопроизводстве России. Анализируя толкование термина "реабилитация" и определения понятия реабилитации в уголовном процессе, изложенные отечественными правоведами, а также понятие реабилитации и реабилитированного, закрепленные в УПК РФ, диссертант указывает на наличие определенных противоречий. Лицо, только имеющее право на возмещение вреда, причиненного ему в связи с незаконным или необоснованным уголовным преследованием, является не реабилитированным, как это указано в п. 35 ст. 5 УПК РФ, что противоречит понятию реабилитации, закрепленному в п. 34 ст. 5 УПК РФ, а реабилитируемым, только находящимся в процессе реабилитации. Противоречие с установленным в законе понятием реабилитации просматривается и в положении статьи 134 УПК РФ, где указывается, что извещение с разъяснением порядка возмещения вреда, связанного с уголовным преследованием, направляется уже реабилитированному. Аналогичное противоречие содержится и в ст. 135, 136, 138, ч. 2 ст. 212, п.1 ст. 397 и ч. 5 ст. 399 УПК РФ. Данное обстоятельство определяет необходимость внесения изменений в законодательство путем замены слова "реабилитированный" на "реабилитируемый".

Диссертант указывает, что в понятие реабилитации должно входить не обязательное возмещение вреда, как это сделано в п. 34 ст. 5 УПК РФ, а предоставление права на такое возмещение и гарантии реального возмещения рассматриваемого вреда только в случае изъявления такого желания реабилитируемым, путем официального заявления, в предусмотренном законом порядке. В диссертации предлагается следующее понятие, которое может быть использовано в уголовно-процессуальном законодательстве: "Реабилитация - процесс восстановления прав и свобод лица, подвергнутого уголовному преследованию, но признанного, в установленном законом порядке, невиновным в совершении преступления, и обеспечение реального возмещения причиненного в связи с этим вреда, при реализации реабилитируемым лицом права на такое возмещение".

В диссертации предлагается следующее понятие реабилитируемого: "Реабилитируемый - лицо, за которым признанно право на реабилитацию, в отношении которого осуществляется комплекс установленных уголовно-процессуальным законом мер, направленных на реабилитацию, в том числе и мер, вытекающих из права на возмещение причиненного вреда". Соответственно, "реабилитированный - восстановленное в правах и свободах лицо, признанное невиновным в совершении преступления, которому возмещен вред, причиненный в связи с уголовным преследованием, в случае реализации данным лицом своего права на его возмещение."

Обозначая необходимость определения границ уголовно-процессуальной реабилитации, диссертант указывает, что начальным моментом является вынесение оправдывающего решения и признание права на реабилитацию. Завершается процесс реабилитации реальным возмещением причиненного уголовным преследованием или осуждением вреда, но только в случае заявления невиновным требования об этом. Возникает вопрос: когда реабилитация будет являться состоявшейся, если реабилитируемый не заявляет желание реализовать свое право на возмещение вреда? Что касается возмещения материального вреда, то данный вопрос разрешается по истечении сроков исковой давности, установленных Гражданским кодексом РФ. Срок давности исчисляется со дня получения копии документов, указанных в ч. 1 ст. 134 УПК РФ, и извещения о порядке возмещения вреда, что соответствует ч. 2 ст. 135 УПК РФ. Сложнее обстоит дело с возмещением морального вреда, т.к. на требования о компенсации морального вреда исковая давность не распространяется, поскольку эти требования вытекают из нарушения личных неимущественных прав и других нематериальных благ (ч. 1 ст. 208 ГК РФ). Так как ч. 1 ст. 208 ГК РФ предполагает возможность законодательного исключения из этого правила, предлагается установить данное исключение в Уголовно-процессуальном законе, дополнив статью 136 УПК РФ частью пятой следующего содержания: "Требования о возмещении морального вреда в порядке, указанном в части 3 и части 4 статьи 136 настоящего Кодекса, могут быть предъявлены в течение общего срока исковой давности, установленного Гражданским кодексом Российской Федерации". Автор отмечает, что сроком этим будет ограничено только принятие решения реабилитируемого о необходимости осуществления в отношении него уголовно-процессуальных действий, направленных на возмещение морального вреда, осуществляемых в уголовно-процессуальном порядке. На предъявление исков о компенсации за причиненный моральный вред в денежном выражении данный срок распространяться не будет, а право на заявление иска, но в порядке гражданского судопроизводства, будет принадлежать и лицу, уже признанному реабилитированным.

Далее автор указывает на необходимость определения понятия частичной реабилитации. Законом данное понятие не определено, а в научной литературе рассматриваются основания для частичной реабилитации. Как свидетельствуют результаты анкетирования, 150 дознавателей, следователей, прокуроров и их помощников, практическими работниками в основном правильно понимается сущность частичной реабилитации, однако существуют и ошибочные суждения. Около 22 % анкетируемых считают, что "частичной реабилитацией является реабилитация лица в части восстановления в правах без возмещения причиненного вреда". Автором предлагается следующее определение частичной реабилитации: "Частичная реабилитация - признание незаконной или необоснованной части подозрения, предъявленного обвинения, либо осуждения лица, с последующим восстановлением его прав и свобод, ограниченных в данной части уголовного преследования, либо осуждения, а также возмещение вреда в той мере, в какой он был при этом незаконно или необоснованно причинен, при наличии требования данного лица о таком возмещении".

Во втором параграфе "Зарождение и развитие института реабилитации в России" автор анализирует историческое развитие института реабилитации в уголовном судопроизводстве России. Изучение российского законодательства позволило выделить четыре этапа становления и развития рассматриваемого института.

Первый этап начался в первой половине XVIII века, когда впервые в законодательстве России, в Артикуле воинском от 26 апреля 1715 года, появляется норма, содержащая некоторые признаки реабилитации невиновных, и продолжался до начала XX века. На этом этапе реабилитация представляла собой сочетание современных правовых институтов помилования и снятия судимости, а институт возмещения вреда невиновным рассматривался как средство гражданско-правовой ответственности должностных лиц правоохранительных органов. Трудами русских юристов было положено начало рассмотрения реабилитационных отношений как публично-правовых.

Второй этап развития института реабилитации в России начался в октябре 1917 года и приходится на период существования социалистического строя на территории нашего государства, до начала 80-х годов. Характерной особенностью данного этапа является то, что наряду с продолжающимся нежеланием государства провозглашать себя субъектом ответственности за причиненный незаконным или необоснованным уголовным преследованием вред, принималось большое количество норм, посвященных правовому регулированию возмещения ущерба и восстановления прав реабилитируемых, содержащихся в различных правовых актах, имеющих мало связанные друг с другом, отрывочные положения, большинство которых носило ведомственный характер. На данном этапе развития рассматриваемого института русскими учеными было сформировано иное понятие реабилитации в уголовном судопроизводстве, нежели то, которое существовало в России на протяжении XVIII - XIX веков.

Третий этап развития института реабилитации жертв ошибок и злоупотреблений в сфере уголовного судопроизводства имеет своим началом принятие Указа и Положения от 18 мая 1981 года с последующим внесением изменений в гражданское и уголовно-процессуальное законодательство СССР, провозгласившие государство субъектом ответственности за ущерб, причиненный незаконным уголовным преследованием. Однако остававшееся прежним фрагментарное состояние правового регулирования возмещения ущерба и восстановления прав реабилитируемых являлось негативным моментом на данном этапе становления рассматриваемого института.

Четвертый - современный этап формирования института реабилитации приходится на постсоветский период развития Российского государства и права. Очень важным, позитивным моментом на данном этапе явилось конституционное закрепление принципа ответственности государства за вред, причиненный незаконными действиями (или бездействием) и решениями органов государственной власти или их должностных лиц, а также уголовно-процессуальное закрепление основных положений института реабилитации лиц, незаконно или необоснованно подвергнутых уголовному преследованию.

В третьем параграфе "Основные положения уголовно-процессуального института реабилитации" автор указывает, что ими являются: 1) основания возникновения права на реабилитацию; 2) субъекты реабилитации; 3) содержание реабилитации; 4) процессуальный порядок реабилитации.

Диссертант проводит анализ норм УПК РФ, закрепляющих основания возникновения права на реабилитацию, обращая внимание на содержащиеся в них неточности и противоречия, предлагая возможные пути их устранения.

В диссертации предлагается внести изменения в ч. 8 ст. 302 УПК РФ, указав, что суд постановляет оправдательный приговор при наличии обстоятельств, предусмотренных п. 1 и 2 ч. 1 ст. 24 и п. 1 ч. 1 ст. 27 УПК РФ, если они будут обнаружены в ходе судебного разбирательства. Тем самым исключается возможность вынесения оправдательного приговора, а соответственно возникновения права на реабилитацию у подсудимого при наличии обстоятельств, хотя и указанных в ч. 1 ст. 24 УПК РФ, но не обладающих свойствами реабилитирующих, к которым отсылает п. 2 ч. 1 ст. 27 УПК РФ.

Так как п. 2 ч. 1 ст. 27 УПК РФ, указывая на основания прекращения уголовного дела предусмотренные п. 1-6 ч. 1 ст. 24 УПК РФ затрагивает и нереабилитирующие основания, предлагается изменить положение п. 4 ч. 2 ст. 133 УПК РФ, установив, что право на реабилитацию имеет "осужденный - в случаях полной или частичной отмены вступившего в законную силу обвинительного приговора суда и прекращения уголовного дела по основаниям, предусмотренным п. 1, 2, 5 и 6 ч. 1 ст. 24 и п. 1 ч. 1 ст. 27 настоящего Кодекса".

Автор указывает на ошибочность мнения, высказываемого в научной литературе о том, что в состав субъектов права на реабилитацию законодатель включает и лиц, незаконно подвергнутых мерам процессуального принуждения в ходе производства по уголовному делу . Первостепенным признаком реабилитации в уголовном процессе является признание невиновности лица, привлеченного к уголовной ответственности, что является ее неотъемлемой частью, и, более того, ее первоначальным моментом. Правом же на возмещение вреда, согласно части 3 ст.133 УПК РФ, обладает любое лицо, незаконно подвергнутое мерам процессуального принуждения, в том числе и те, чья невиновность не была установлена и признана в соответствующем уголовно-процессуальном порядке. Данные лица входят в состав субъектов права на возмещение вреда, а не реабилитации.

Рассматривая содержательную часть реабилитации, автор указывает, что она представляет собой некую совокупность действий, направленных на восстановление нарушенных прав гражданина и компенсацию вреда, причиненного незаконным или необоснованным уголовным преследованием, при условии, что реабилитируемым будет заявлено желание воспользоваться своим правом на такую компенсацию.

Вторая глава "Возмещение вреда лицам, незаконно или необоснованно подвергнутым уголовному преследованию или осуждению" включает три параграфа.

В первом параграфе "Отраслевая принадлежность правоотношений по возмещению вреда, связанного с незаконным или необоснованным уголовным преследованием или осуждением" автор анализирует существующие в науке взгляды по данному вопросу и обосновывает собственное мнение по данной проблеме.

В диссертации указывается, что по вопросу отраслевой принадлежности правоотношений по возмещению вреда, связанного с незаконным или необоснованным уголовным преследованием или осуждением, существует три точки зрения. Первая - сводится к тому, что отношения имеют гражданско-правовую природу; в соответствии со второй - эти отношения имеют комплексный характер; и, наконец, согласно третьей - эти отношения имеют уголовно-процессуальную природу. Диссертант придерживается уголовно-процессуальной концепции природы реабилитационных отношений и входящих в их структуру отношений по возмещению вреда, причиненного незаконным привлечением к уголовной ответственности. Автор обосновывает вывод о том, что дальнейшее развитие института возмещения нематериального и имущественного вреда, причиненного гражданину в уголовно-процессуальной сфере, следует осуществлять в рамках уголовно-процессуального права.

Во втором параграфе "Субъекты права на возмещение вреда, причиненного личности в уголовном процессе незаконными или необоснованными действиями и решениями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда" автор отмечает, что круг субъектов, имеющих право на возмещение вреда, связанного с уголовным преследованием, шире, чем круг субъектов, обладающих правом на реабилитацию в целом.

В состав субъектов права на возмещение вреда Уголовно-процессуальный кодекс включает лиц, незаконно подвергнутых мерам процессуального принуждения (ч. 3 ст. 133 УПК РФ). Так как в ч. 3 ст. 133 УПК РФ сказано, что право на возмещение вреда имеет любое лицо, незаконно подвергнутое мерам процессуального принуждения в ходе производства по уголовному делу, то сюда же можно отнести и потерпевшего, и свидетеля, гражданского истца, эксперта, специалиста, переводчика и (или) понятого. Данный вывод следует из того, что согласно ч. 2 ст. 111 УПК РФ к рассматриваемым лицам возможно применение таких мер процессуального принуждения, как привод, истребование обязательства о явке, наложение денежного взыскания, которое может явиться незаконным или необоснованным. По мнению диссертанта, включение в состав субъектов права на возмещение вреда в порядке, установленном гл. 18 лиц, не подвергавшихся уголовному преследованию, является недопустимым. Реализация права на возмещение рассматриваемого вреда у данных лиц относится к сфере гражданского судопроизводства (ст. 1069 и ч. 2 ст. 1070 ГК РФ). Предлагается внести изменение в ч. 3 ст. 133 УПК РФ и изложить в следующей редакции: "Право на возмещение вреда в порядке, установленном настоящей главой, имеет также любое лицо, незаконно подвергнутое мерам процессуального принуждения в ходе привлечения к уголовной ответственности".

Итак, в перечень субъектов права на возмещение вреда, причиненного незаконным или необоснованным привлечением к уголовной ответственности, входят: реабилитируемый (реабилитированный); наследники, близкие родственники, родственники или иждивенцы умершего реабилитированного; любое лицо, незаконно подвергнутое мерам процессуального принуждения в ходе привлечения к уголовной ответственности. Диссертант указывает на то, что самооговор не должен исключать возмещения вреда тогда, когда он явился следствием применения насилия, угроз или иных незаконных мер.

Долгое время ведется дискуссия среди ученых-процессуалистов по вопросу о возмещении вреда несовершеннолетнему, не достигшему возраста уголовной ответственности, но привлекавшемуся в качестве подозреваемого или обвиняемого. Диссертант высказывает мнение, что если достоверные данные о возрасте несовершеннолетнего имелись у лица, производящего предварительное расследование, но он все же подверг его уголовному преследованию вопреки закону, то у несовершеннолетнего должно возникать право на возмещение вреда, причиненного незаконным уголовным преследованием. В связи с этим представляется ошибочным положение ч. 4 ст. 133 УПК РФ, согласно которому не подлежит возмещению вред, причиненный несовершеннолетнему, не достигшему возраста уголовной ответственности.

Третий параграф "Порядок возмещения вреда, причиненного личности незаконным или необоснованным уголовным преследованием или осуждением" состоит из двух пунктов.

По данным Управления Судебного Департамента при Верховном Суде Российской Федерации в Ростовской области, за четырехлетний период с 2000 года по первое полугодие 2003 года по Ростовской области имеет место только 1 случай обращения лица, признанного невиновным в совершении преступления, в суд с иском о компенсации причиненного морального вреда. Рассмотрение данного иска было завершено в первой половине 2002 года Таганрогским городским судом в пользу истца. Наряду с этим, по данным Прокуратуры, ИЦ ГУВД Ростовской области, а также Ростовского областного суда, на территории Ростовской области, за период с 2000 года по первую половину 2003 г. органами предварительного расследования, прокуратуры и суда было вынесено 20156 оправдывающих решений. В результате интервьюирования лиц, в отношении которых уголовное преследование было прекращено по реабилитирующим основаниям было установлено, что основными факторами, способствующими отказу от реализации своих прав на возмещение материального и, в основном, морального вреда, причиненного незаконным или необоснованным уголовным преследованием, являются отсутствие достаточно ясных разъяснений должностных лиц, вынесших реабилитирующее решение, о порядке реализации данных прав, а также отсутствие веры в положительное разрешение этого вопроса из-за несовершенства законодательного урегулирования.

В порядке анкетирования работникам органов предварительного расследования был задан вопрос: "Разъясняете ли вы лицу, в отношении которого прекращено уголовное преследование по реабилитирующим основаниям порядок реализации права на реабилитацию, в том числе права на возмещение вреда, связанного с уголовным преследованием, и каким образом?" Только 15 % анкетируемых указали, что в рассматриваемом извещении они подробно разъясняют сам порядок и механизм процедуры реабилитации, в том числе и возмещения вреда, связанного с уголовным преследованием, и восстановления иных прав реабилитируемого, либо указывают в нем на необходимость явки данного лица по месту расположения органа, отправившего извещение для получения подробных разъяснений.

В первом пункте третьего параграфа рассматриваются некоторые проблемные вопросы, связанные с возмещением морального вреда.

В диссертации рассматривается порядок возмещения морального вреда в структуре уголовно-процессуальной реабилитации, указанный в ст. 135 УПК РФ. Рассматривая процедуру принесения прокурором официального извинения от имени государства реабилитируемому за причиненный вред, автор отмечает, что действующим законодательством она не регламентирована, что вызывает определенные вопросы на практике. Результаты интервьюирования прокуроров районов (их заместителей) города Ростова-на-Дону показали, что существует неправильное понимание положения ч. 1 ст. 136 УПК РФ. Так, 50 % интервьюированных полагают, что данное действие должно осуществляться только в том случае, когда от реабилитируемого поступит заявление, по аналогии с заявлениями, предусмотренными в ч. 3 и ч. 4 ст. 136 УПК РФ. Как нам представляется, в данном случае суть проблемы состоит в том, что при направлении извещения реабилитируемому с разъяснением порядка возмещения вреда, связанного с уголовным преследованием, в порядке ч. 1 ст. 134 УПК РФ, в нем не разъясняется порядок принесения официального извинения прокурором от имени государства и какие действия реабилитируемому необходимо осуществить в данном случае. В связи с чем видится необходимым указать работникам органов правосудия, прокуратуры и предварительного расследования на важность присутствия таких разъяснений в составляемом реабилитируемому извещении. Также у практических работников, как показывают результаты интервьюирования, возникает вопрос о том, когда и в какой форме может быть принесено извинение. В законе не сказано, в какой форме может быть принесено прокурором официальное извинение реабилитируемому. Поэтому предлагается закрепить в УПК РФ положение о том, что извинение должно быть принесено реабилитируемому в устной форме не позднее 30 суток с момента вынесения оправдывающего решения, а в случае отсутствия такой возможности - по причинам неявки реабилитируемого в орган прокуратуры, в письменной форме с направлением по месту его жительства не позднее 3 суток с момента истечения данного срока. Также в законе необходимо указать, что в публичной форме извинение может быть допустимым только по желанию пострадавшей стороны.

Так как к числу процессуальных действий, в соответствии с п. 32 ст. 5 УПК РФ, относятся все следственные, судебные или иные действия, предусмотренные Уголовно-процессуальным кодексом, то принесение прокурором официального извинения также является процессуальным действием, которое предусмотрено ч.1 ст.136 УПК РФ. Поэтому диссертант предлагает разработать и зафиксировать в законе бланк такого документа, в котором будет отражена процедура принесения прокурором от имени государства официального извинения реабилитируемому за причиненный ему вред. Данный процессуальный документ должен приобщаться к материалам уголовного дела.

В процессе диссертационного исследования был проведен анализ 230 уголовных дел, прекращенных по реабилитирующим основаниям на территории Ростовской области в период с июля 2002 года по июнь 2003 года. Анализ показал, что в материалах уголовных дел вообще не содержится никаких отметок о состоявшемся факте принесения прокурором от имени государства извинений реабилитируемому. Указание в уголовно-процессуальном законодательстве о соответствующем документе и предусмотренный его бланк будут являться гарантией реализации реабилитируемыми своих прав и законных интересов на данном этапе процесса реабилитации.

В ч. 2 ст. 136 указывается, что в структуре возмещения морального вреда в уголовном процессе, реабилитируемый наделяется только лишь правом на такую компенсацию, а сам порядок реализации данного права отнесен к сфере гражданского судопроизводства. Размер денежной компенсации морального вреда определяется только судом в общеисковом порядке (ст. 1100 ГК РФ).

Автор указывает, что современное законодательство России, создав институт денежной компенсации морального вреда, во многом основывается на идее свободного усмотрения, не установив никаких реальных минимальных и максимальных ограничений денежной суммы, которая может быть взыскана в качестве компенсации за причиненные физические и нравственные страдания. Анализируя положения, содержащиеся в статьях 151, 1099-1101 ГК РФ, автор отмечает, что определение размера компенсации морального вреда реабилитируемому осуществляется по общим критериям, которые несут весьма общий и расплывчатый характер и в случае необходимости предоставляют практически неограниченный простор свободному усмотрению судьи, никак не ограниченному никакими верхними или нижними пределами присуждаемой денежной компенсации. Диссертантом приводятся примеры из опыта зарубежных стран. Рассматриваются высказанные в научных трудах суждения о том, что теоретически возможны три варианта решения по вопросу об определении размера возмещения морального вреда: а) сумма возмещения каждый раз определяется судом в зависимости от обстоятельств дела и личности пострадавшего; б) закон устанавливает границы, в пределах которых суд определяет конкретный размер возмещения; в) размер возмещения устанавливается в законе как какая-то определенная сумма (подобно тому, как сделано в Германии). На основе этого диссертант делает вывод, что для Российского государства предпочтительным является сочетание первого и второго варианта, когда закон устанавливает границы, в пределах которых суд определяет конкретный размер компенсации, но в зависимости от обстоятельств дела и личности пострадавшего.

Далее в диссертации рассматривается порядок реализации права реабилитируемого обратиться с требованием сделать сообщение о реабилитации в средствах массовой информации, а также права требовать направления письменных сообщений о принятых решениях, оправдывающих гражданина, по месту его работы, учебы или месту жительства.

Во втором пункте третьего параграфа рассматривается порядок возмещения имущественного вреда, причиненного незаконными или необоснованными действиями и решениями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда.

Автор отмечает, что в правовом акте довольно трудно предусмотреть все возможные случаи вреда, поэтому наличие пункта 5 в части первой статьи 135 УПК РФ, включающего такое понятие, как "иные расходы", представляется очень важным. Это даст возможность суду в каждом случае вникать в причинную связь между незаконными или необоснованными действиями органов расследования, суда и вредом, который обусловлен этими действиями.

Понятием "иные расходы", содержащемся в ч. 1 ст. 135 УПК РФ, должны охватываться расходы, связанные с восстановлением здоровья поврежденного в период незаконного или необоснованного привлечения к уголовной ответственности, либо незаконного применения мер процессуального принуждения.

На практике возникают проблемы при разрешении нестандартных ситуаций возмещения издержек, например, понесенных близкими родственниками реабилитируемого на поездки, телеграфные переговоры с органами расследования и правосудия, денежные и вещевые передачи в период содержания лица под стражей. Отказ возместить такие расходы обосновывается обычно тем, что эти издержки компенсируются лишь лицам, непосредственно привлекавшимся к ответственности. По мнению диссертанта, несмотря на то, что и на сегодняшний день закон не предусматривает прямого ответа на данный вопрос, он должен решаться в пользу реабилитируемых граждан и их родственников. Нормы закона о реабилитации призваны гарантировать восстановление прежнего положения, в котором пострадавший и его близкие находились до совершения неправомерных действий, ущемивших их права и законные интересы. Поэтому указанные выше расходы должны входить в понятие "иные расходы" и возмещаться в полном объеме.

Действующее уголовно-процессуальное законодательство не содержит исчерпывающей регламентации порядка определения имущественного вреда, подлежащего возмещению. Поэтому при определении имущественного вреда, подлежащего возмещению, следует руководствоваться Положением "О порядке возмещения ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда", утвержденным Указом Президиума Верховного Совета СССР от 18 мая 1981 года в той части, которая не противоречит действующему законодательству.

В заключении подведены итоги диссертационного исследования, изложены выводы и предложения диссертанта.

Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях автора:

1. Чупилкин Ю.Б., Подопригора А.А. Понятие реабилитации в уголовном процессе Российской Федерации // Вопросы государства и права. 2001 (3). Сборник научных статей. Ростов н/Д: ЮРГИ, 2001. - (0,25/0,15 п.л.) (в соавторстве).

2. Подопригора А.А. Реабилитация незаконно или необоснованно подвергнутых уголовному преследованию по УПК РФ (некоторые проблемы и противоречия) // Опыт и проблемы применения нового Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации: Материалы всероссийского "круглого стола" 27-28 февраля 2003 года. Ростов н/Д: РЮИ МВД России, 2003. - (0,3 п.л.).

3. Подопригора А.А. Субъекты реабилитации в уголовном процессе России // Наука и образование в начале XXI века: состояние, проблемы, поиски: Материалы четвертой российской научно-методической конференции 25 апреля 2003 года. Сочи: филиал МГСУ, 2003. - (0,25 п.л.).

4. Подопригора А.А. Основания возникновения права на реабилитацию у подсудимого // Наука и образование в начале XXI века: состояние, проблемы, поиски: Материалы четвертой российской научно-методической конференции 25 апреля 2003 года. Сочи: филиал МГСУ, 2003. - (0,4 п.л.).

5. Подопригора А.А. История зарождения в России института реабилитации жертв судебных ошибок // Правоведение: вопросы теории и практики: Сборник научных статей. Ростов н/Д: ЮРГИ, 2003. - (0,3 п.л.).

6. Подопригора А.А. Возмещение вреда, причиненного личности действиями органов дознания и предварительного следствия при раскрытии и расследовании незаконного оборота наркотических средств или психотропных веществ // Проблемы раскрытия и расследования преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств, психотропных веществ, их аналогов и прекурсоров: Материалы всеукраинской научно-практической конференции 31 октября 2003 года. Донецк: ДИВС МВС Украины, 2003. - (0,3 п.л.).

 


Новости МАСП

RSS импорт: www.rss-script.ru







Рейтинг@Mail.ru

Rambler's Top100
Hosted by uCoz