Зорин А.И. Гражданский иск в уголовном процессе Автореф. ... дисс. канд. юрид. наук. Екатеринбург, 2005.


kalinovsky-k.narod.ru

Уголовный процесс
Сайт Константина Калиновского

kalinovsky-k.narod.ru
Главная | МАСП | Публикации| Студентам | Библиотека | Гостевая | Ссылки | Законы и юрновости | Тесты | Почта

Новости МАСП

RSS импорт: www.rss-script.ru

 

Зорин Алексей Иванович
Гражданский иск в уголовном процессе.
Автореф. ... дисс. канд. юрид. наук. Екатеринбург, 2005.


Специальность 12.00.09 - уголовный процесс, криминалистика и судебная экспертиза; оперативно - розыскная деятельность

Работа выполнена на кафедре уголовного процесса Государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования "Уральская государственная юридическая академия"

Научный руководитель - доктор юридических наук, профессор Прошляков Алексей Дмитриевич

Официальные оппоненты - доктор юридических наук, доцент Татьянина Лариса Геннадьевна кандидат юридических наук, доцент Муратова Надежда Георгиевна <

Ведущая организация - Уральский юридический институт МВД России

Защита состоится 29 апреля 2005 г. в 12 часов на заседании диссертационного совета Д 212.282.03 при Уральской государственной юридической академии по адресу: 620066 г. Екатеринбург, ул. Комсомольская 21, зал заседаний совета. С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Уральской государственной юридической академии.

Общая характеристика работы

Актуальность темы исследования.

Статья 52 Конституции РФ закрепляет положения, согласно которым права потерпевших от преступлений и злоупотреблений властью охраняются законом, а государство обеспечивает потерпевшим доступ к правосудию и компенсацию причинённого ущерба. В ст. 6 УПК РФ установлено, что назначением уголовного судопроизводства, прежде всего, является защита прав и законных интересов лиц и организации, потерпевших от преступлений.

Новые экономические и политические условия, в которых существует сегодня наше общество, повышают значение всех имущественных прав личности. Государство, признав человека и его интересы высшей ценностью, должно обеспечить надлежащий уровень защищённости его прав и свобод, отвечающий международным требованиям.

Недостаточно чёткая регламентация правового статуса участников уголовного процесса, в том числе гражданского истца и ответчика - это одна из причин ущемления прав и законных интересов как граждан, так и юридических лиц.

Законодательство РФ в настоящее время не содержит нормы, обязывающей предоставлять финансовую помощь указанным в статье 52 Конституции РФ лицам. Однако, начиная с 90-х годов прошлого века, неоднократно и по разным категориям уголовных дел компенсация вреда, причинённого некоторыми преступлениями, производилась из средств федерального бюджета, чаще всего на основании указов Президента РФ и постановлений Правительства России. В пункте 3 статьи 30 Закона РСФСР от 24 декабря 1990 г. "О собственности в РСФСР" была предпринята попытка возложить на государство обязанность возмещения ущерба, нанесённого собственнику преступлением, по решению суда. Понесённые при этом государством расходы должны были взыскиваться с виновного в судебном порядке в соответствии с законодательством РСФСР. Однако продекларированная в законе норма так фактически и не применялась на практике, поэтому гражданский иск остаётся важнейшим средством защиты имущественных прав физических и юридических лиц в рамках уголовного судопроизводства.

Проблеме гражданского иска в науке советского уголовного процесса уделялось значительное внимание. Если до принятия Основ уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик 1958 года данной теме было посвящено два монографических исследования (М.А. Чельцова, М.П. Шаламова), то в последующее время этот вопрос получает широкую разработку. Различные аспекты этой непростой проблемы были исследованы в последние годы во многих работах, в том числе на диссертационном уровне. Это - механизм предъявления и разрешения иска в уголовном деле (О.А. Тарнавский - 2000), предмет доказывания при производстве по гражданскому иску в уголовном процессе (А.Г. Финогенов - 1998, Т.А. Славгородских - 2003), вопросы гражданского иска в предварительном расследовании (А.В. Тимошенко - 2002), его обеспечения в досудебных стадиях (Д.А. Прасковьин - 2004) и исполнение приговора в части гражданского иска (А.В. Семин), гражданский иск о компенсации морального вреда (Н.В. Куркина - 2004).

Теоретическую основу работы составили труды таких учёных-правоведов как В.А. Азаров, С.А. Александров, Ф.Н. Багаутдинов, Б.Т. Безлепкин, А.Д. Бойков, В.П. Божьев, В.Г. Власенко, Л.М. Володина, Н.И. Газетдинов, А.П. Гуськова, П.П. Гуреев, В.Г. Даев, И.Ф. Демидов, А.А. Добровольский, З.З. Зинатуллин, Л.Д. Кокорев, В.М. Корнуков, Н.В. Кузнецова, Э.Ф. Куцова, Ф.М. Кудин, А.М. Ларин, П.А. Лупинская, А.Г. Мазалов, Е.Г. Мартынчик, В.А. Матюхин, В.Т. Нор, И.Л. Петрухин, В.Я. Панарин, В.П. Радьков, В.М. Савицкий, Л.Г. Татьянина, И.Л. Трунов и Л.К. Трунова, М.К. Трушников, В.Т. Томин, М.А. Чельцов, М.А. Чечина, Д.М. Чечот, М.П. Шаламов, П.С. Элькинд, К.С. Юдельсон и др.

Вместе с тем многогранность и широта данной проблемы, постоянное появление новых её аспектов и разрезов не позволили учёным - процессуалистам охватить её достаточно полно, всесторонне и глубоко. Перечисленные диссертационные исследования охватывают отдельные аспекты проблемы, но в то же время в науке уголовного процесса отсутствует анализ современного состояния института гражданского иска в уголовном деле в целом. Следует также учесть, что руководящие разъяснения по общим вопросам, касающимся гражданского иска, давались Верховным Судом СССР более четверти века назад.

Цель и задачи исследования. Целью диссертационного исследования является анализ теоретических, нормативно-правовых и практических проблем, связанных с процедурой предъявления и разрешения гражданского иска в уголовном процессе, разработка и обоснование ряда новых положений, имеющих теоретическое и прикладное значение, способных обеспечить права и законные интересы гражданского истца и ответчика как участников уголовного процесса.

Для решения указанной цели были поставлены задачи:

- сформулировать авторское понятие гражданского иска, а также детально проанализировать процессуальное положение гражданского истца и гражданского ответчика в уголовном судопроизводстве;

- определить обстоятельства, подлежащие доказыванию по гражданскому иску в уголовном деле;

- охарактеризовать процессуально - правовые средства исследования гражданского иска в судебном разбирательстве;

- выявить наиболее типичные ошибки, связанные с разрешением судом гражданского иска в уголовном деле;

- внести предложения по изменению и дополнению уголовно-процессуального законодательства в целях установления норм, обеспечивающих реализацию конституционных прав, свобод и законных интересов гражданского истца и ответчика, в ходе уголовного судопроизводства;

- обосновать необходимость создания системы мер защиты имущественных интересов жертв преступлений, в том числе от уголовно - наказуемых деяний террористической направленности.

Объект и предмет исследования. Объектом исследования являются общественные отношения, возникающие в связи с заявленным в уголовном процессе гражданским иском о возмещении имущественного и (или) компенсации морального вреда, причинённого совершённым преступлением.

Предмет исследования составили нормы уголовно-процессуального, гражданского, гражданского процессуального и иных отраслей российского законодательства, акты официального толкования этих норм, решения Конституционного Суда РФ, касающиеся гражданского иска в уголовном процессе, опубликованная и неопубликованная следственная и судебная практика.

Методологическая основа и методы исследования. Методологическую основу работы составила совокупность общенаучных и специальных методов познания - диалектического, системного, исторического, логико-юридического, сравнительно - правового, конкретно-социологического, аналитического.

Научная новизна диссертации состоит в том, что она является одним из первых после введения в действие УПК РФ исследований монографического характера, в котором комплексно и всесторонне анализируются традиционные и вновь возникшие аспекты предъявления, рассмотрения и разрешения гражданского иска в уголовном процессе. Научная новизна проявляется также в выводах, положениях, предложениях и рекомендациях, выносимых на защиту:

1. Физическое лицо, которому преступлением причинён моральный вред, имеет право заявлять иск о его компенсации без обязательного наличия имущественного вреда, т.е. первоначального признания такого лица гражданским истцом.

2. Незаконное или необоснованное постановление дознавателя, следователя, прокурора о привлечении лица в качестве гражданского ответчика причиняет ущерб конституционным правам этого лица и может быть предметом судебного контроля (ст. 125 УПК РФ).

3. Некоторые положения УПК РФ ущемляют в одинаковых правах то гражданского истца, то гражданского ответчика. Эти субъекты, исходя из принципа состязательности сторон, должны быть равны в своих правах, а текст закона в этой части следует унифицировать, устранив противоречия и разночтения.

4. Вносится предложение исключить из ст. 44 и ст. 54 УПК РФ право гражданского истца и ответчика давать показания, т.к. они не являются доказательствами в силу ст. 74 УПК РФ. При необходимости данные лица могут быть допрошены как потерпевшие или свидетели в соответствии с п.2 ч.2 ст. 42 и ст.ст. 78, 79 УПК РФ.

5. Поскольку характер и размер вреда, причинённого преступлением, входит в предмет доказывания по уголовному делу, ч. 2 ст. 44 УПК РФ предлагается изменить, ограничив момент предъявления гражданского иска началом судебного следствия, за исключением случаев:

- когда потерпевший не явился в суд по уважительной причине из-за своего нахождения в больнице или в силу своего отдалённого проживания, из-за стихийных бедствий (оползни, землетрясения, разливы рек, транспортные катастрофы и.т.д.), а суд начал рассмотрение дела и перешёл к судебному следствию;

- лишь в ходе судебного следствия за каким-либо лицом были признаны права потерпевшего, то есть право на заявление гражданского иска возникло лишь на этом этапе судебного разбирательства;

- при большом количестве потерпевших суд вынужден назначать их явку на разные дни, недели и даже месяцы, поскольку одновременное их участие в судебном разбирательстве просто невозможно.

6. Гражданский истец и гражданский ответчик имеют право участвовать в прениях сторон без какого - либо специального дозволения суда, в связи с чем необходимо уточнить ч.2 ст. 292 УПК РФ и исключить из п. 15 ч. 4 ст. 44 УПК РФ слова "для обоснования гражданского иска" как противоречащие ст. 292 УПК РФ, поскольку эта норма запрещает участникам прений сторон ссылаться лишь на доказательства, которые не рассматривались в судебном заседании или признаны судом недопустимыми.

7. Необходимо законодательно признать право гражданского истца и ответчика участвовать в судебном разбирательстве дела не только в судах первой и апелляционной инстанции, но и судебных заседаниях судов кассационной и надзорной инстанций.

8. В приложения 115, 116 к ст. 476 УПК РФ следует включить подробный перечень прав гражданского истца и гражданского ответчика, т.к. сходные с ними по содержанию приложения 53 и 92 к той же норме содержат таковой для потерпевшего и обвиняемого.

9. Обосновываются выводы, что УПК РФ не препятствует:

9.1 предъявлению регрессных исков физических и юридических лиц, обязанных в силу закона или договора возместить вред, причинённый преступлением, поскольку такие выплаты непосредственно связаны с совершением преступления;

9.2 привлечению в качестве гражданского ответчика подозреваемого;

9.3 при удовлетворении гражданского иска включить в размер возмещения и упущенную выгоду, при условии доказанности этого обстоятельства;

9.4 взысканию с осуждённого или гражданского ответчика государственной пошлины.

10.Целесообразно дополнить ст. 225 УПК РФ, предоставив право ознакомления с материалами дознания гражданскому истцу и ответчику и одновременно уравнять их права на ознакомление с материалами уголовного дела (п.12 ч. 4 ст. 44 и п.9 ч. 2 ст. 54 УПК РФ).

11. С учётом изложенных предложений формулируется авторская редакция статей 44 и 54 УПК РФ.

12. Автор считает необходимым создание специального государственного фонда в целях компенсации причинённого вреда жертвам террористических актов, с последующим взысканием выплаченных из него сумм в порядке регресса с причинителей вреда, в том числе не только с исполнителей и заказчиков, но и "спонсоров" указанных преступлений.

Эмпирическую основу работы составляет опубликованная и неопубликованная судебная практика Верховных Судов СССР, РСФСР и РФ, а также судов Уральского и Приволжского федеральных округов (Свердловской, Оренбургской и Челябинской областей, Ханты - Мансийского автономного округа). Всего было изучено 120 приговоров, содержащих решения по гражданскому иску, или связанных с ним. При написании работы использовались решения в порядке гражданского судопроизводства по искам о возмещении вреда, причинённого террористическими актами, а также материалы периодической печати.

Апробация и внедрение результатов исследования. Основные положения диссертации прошли обсуждение на ежегодных международных и всероссийских научно-практических конференциях в Уральской государственной юридической академии (Екатеринбург, 1999, 2001, 2002, 2003, 2005), Южно - Уральском государственном университете (2001) и всероссийской научно - практической конференции "Судебно-правовая реформа в России: итоги и перспективы" (Оренбург, 2002).

Положения диссертационного исследования используются при преподавании курса уголовного процесса в Уральской государственной юридической академии.

Структура и объём работы. Диссертационное исследование состоит из введения, трех глав, включающих в себя 8 параграфов, заключения, списка литературы.

Содержание работы

Во введении обосновывается актуальность темы исследования, определяются его цель и задачи, объект и предмет, теоретическая и методологическая основы, эмпирическая база, раскрывается научная новизна, формулируются положения, выносимые на защиту, приводятся сведения об апробации результатов исследования.

Первая глава "Природа гражданского иска в уголовном процессе" включает в себя два параграфа. В параграфе первом исследуется понятие гражданского иска в уголовном процессе. Любое преступление причиняет имущественный, физический или моральный вред. Имущественный вред возникает не только в результате посягательства на отношения собственности, но и при посягательстве на личность. Направленные против жизни и здоровья граждан преступления влекут за собой физический вред, который непосредственно невозможно возместить, но этот вред, как правило, сопряжён с имущественным вредом, т.е. материальными утратами и расходами, которые были понесены потерпевшими в связи с потерей кормильца, утратой заработка, восстановлением здоровья и т.п.

В силу общего правила вред, причинённый личности или имуществу гражданина, а также юридическому лицу, подлежит возмещению в полном объёме лицом, его причинившим, кроме случаев, специально установленных законом (ст. 25 ГК РФ). Следовательно, в случае совершения преступления и причинения им имущественного вреда, возникшие при этом правовые отношения подлежат урегулированию на основании как уголовного права, так и норм отраслей материального права, регулирующих имущественную ответственность за причинение вреда. Именно реализация последних дает возможность устранить отрицательные материальные последствия преступления, восстановить право собственности потерпевших лиц на компенсационной основе, т.е. путём полного возмещения причинённого имущественного вреда.

Восстановление нарушенного преступлением имущественного положения тех, кому причинен вред, достигается в уголовном процессе способами, которые можно разделить на две группы: исковые и неисковые. При этом исковый способ всегда реализует гражданско-правовую ответственность, а неисковой - не только её, но и уголовную ответственность, а также иные меры защиты нарушенного имущественного права.

К первому способу защиты относится предъявление и разрешение гражданского иска в уголовном процессе.

Неисковые способы - это возмещение имущественного вреда по собственной инициативе виновного (п. " к " ч.1 ст. 61 УК РФ, ст.ст. 75-76 УК РФ, ст. ст. 25, 28 УПК РФ и др.), возложение судом обязанности загладить причинённый вред на условно осуждённого или при применении принудительных мер воспитательного воздействия к несовершеннолетнему ( ст. ст. 73, 90 УК РФ), компенсация вреда из средств бюджета по некоторым категориям преступлений, возмещение вреда на основании международных соглашений.

Действующий уголовно-процессуальный закон не содержит определения гражданского иска в уголовном деле. Сформулировать такое определение, по мнению диссертанта, одна из насущных задач теории уголовного процесса. Научная ценность и практический смысл этого определения заключается в уяснении пределов использования исковой формы защиты нарушенных преступлением имущественных прав потерпевших - физических и юридических лиц, в отличии этой формы (способа) защиты от иных, неисковых способов, предусмотренных законодательством.

В уголовно-процессуальной литературе по поводу понятия гражданского иска в уголовном процессе отсутствует единство во взглядах авторов, исследовавших или затрагивавших данную проблему. Под гражданским иском в уголовном процессе отдельные авторы понимают совокупность процессуальных действий и отношений (З.З. Зинатуллин), другие - обращение (В.Г. Даев). Автор полагает, что гражданский иск в уголовном процессе, является ни чем иным, как материально-правовым требованием истца к ответчику, в ходе производства по уголовному делу и разрешаемым совместно с ним.

Диссертант разделяет мнение А.А. Добровольского и Д.М. Чечота о существовании ещё одной концепции - теории единого понятия иска, имеющего две стороны - материально-правовую и процессуальную. В соответствии с ней гражданский иск - это единое понятие, в котором органически соединены требования истца к ответчику (материально-правовая сторона) и требование истца к суду о защите права (процессуальная сторона).

Автору представляется, что концепция единого понятия иска с его материально-правовой и процессуальной сторонами может быть наиболее приемлемой и научно обоснованной. По любому гражданскому делу, независимо от того, в какой процессуальной форме ведется в ней производство, требование (обращение) истца к суду о рассмотрении возникшего между ним и ответчиком имущественного спора сопровождается указанием на требование истца к ответчику.

Вместе с тем диссертант отмечает, что имеется ряд вопросов, по которым не достигнуто единство взглядов среди ученых-процессуалистов, а отсюда нет стабильности в правоприменительной практике. В этой связи появляется потребность в анализе некоторых спорных вопросов. Так, к числу спорных положений предмета гражданского иска нужно отнести вопрос о том, охватывается ли предметом гражданского иска имущественный вред, состоящий из неполученных потерпевшими хозяйственных доходов, которые могли быть получены, если бы не было совершено преступление, или, другими словами об "упущенной выгоде". Автор обосновывает позицию, согласно которой "упущенная выгода" также подлежит взысканию в рамках гражданского иска при условии её доказанности при производстве по уголовному делу. Подчёркивается необходимость разъяснений Пленума Верховного Суда РФ по данному вопросу.

В параграфе втором " Предмет и основание гражданского иска" диссертант раскрывает понятие предмета и основания гражданского иска в уголовном судопроизводстве. Так, согласно концепции, получившей наибольшее распространение в науке гражданского процесса, предметом гражданского иска является материально-правовое требование истца к ответчику, вытекающее из спорного правоотношения.

Отсюда предметом гражданского иска в уголовном процессе следует считать материально-правовое требование истца к подозреваемому, обвиняемому (гражданскому ответчику), причем не любые требования, а лишь о возмещении имущественного и компенсации морального вреда, причиненного преступлением.

Это требование вытекает из определенных законом юридических фактов, на основе которых истец предъявляет свои исковые требования. Если нет юридического факта, обуславливающего возникновение материально-правового отношения, то гражданский иск в уголовном деле не может быть заявлен и рассмотрен судом. Отсюда, основаниями иска являются юридические факты, из которых истец выводит свои требования и с наличием которых закон связывает возникновение правоотношения между истцом и обвиняемым (ответчиком). Следовательно, эти два элемента и составляют содержание гражданского иска. Именно эти два элемента предопределяют объем (пределы) и направления производства по гражданскому иску в уголовном процессе.

Юридическими фактами, на основе которых предъявляются иски, принято считать: а) совершение преступления; б) наличие имущественного или морального вреда, причиненного этим преступлением; в) наличие причинной связи между преступлением и нанесённым вредом.

Под предметом иска диссертант понимает материально-правовое требование истца к ответчику об исполнении возникшей обязанности.

Основание же иска- это факты, с которыми связано возникновение такого права. К ним относятся: совершение преступления, наличие имущественного и морального вреда на стороне истца; причинной связи между преступлением и причинённым вредом.

Говоря о преступлении, в результате которого возникает ущерб, автор раскрывает такие понятия как вред, убытки. Вред - понятие социальное, и он является неотъемлемым признаком всякого правонарушения, как совокупность отрицательных последствий, умаление, уничтожение субъективного блага, которое сопровождается нарушением субъективного права. Умаление, уничтожение субъективного права именуется в литературе также ущербом. Поэтому ущерб и вред рассматриваются как синонимы, хотя ущерб иногда понимается лишь как натуральные (имущественные) последствия.

Вторая глава работы "Предъявление гражданского иска как форма обеспечения и защиты субъективных гражданских прав в уголовном процессе" состоит из трёх параграфов.

В первом параграфе раскрываются основные условия предъявления иска и высказывается мнение, что функция поддержания гражданского иска, хотя и близко примыкает к функции обвинения, однако, её следует считать относительно самостоятельной, хотя и не основной, поскольку она находится в органической взаимосвязи с другими основными уголовно-процессуальными функциями (Ф.Н.Фаткуллин, З.З.Зинатуллин).

Автору представляется, что поскольку гражданский истец поддерживает гражданский иск, он может и не заявить его в уголовном процессе, соответственно, он наделяется соответствующими процессуальными правами для защиты исключительно своих личных интересов. Им может быть потерпевший, либо законный представитель, поскольку в защиту интересов несовершеннолетних, а также лиц, признанных в установленном порядке недееспособными, гражданский иск может быть заявлен их законными представителями. Кроме них гражданским истцом могут выступать юридические лица. Отсюда функция поддержания гражданского иска, кто бы эту роль ни выполнял, обусловлена своей особой процессуальной ролью, назначением и, конечно же, целью защиты прав и законных интересов в форме предъявления и поддержания гражданского иска в интересах возмещения имущественного вреда.

Все вышесказанное позволяет, по мнению диссертанта, заключить, что защита нарушенных преступлением имущественных прав субъектов в уголовном процессе в форме поддержания гражданского иска - это отдельное направление деятельности, обладающее всеми свойствами уголовно-процессуальной функции: она имеет свою специфическую задачу, процессуальные формы (способы) решения, процессуальные средства, с помощью которых она разрешается. Все это говорит о том, что наряду с основными функциями (обвинением, защитой разрешением дела), уголовному процессу свойственна и функция поддержания гражданского иска, как форма защиты имущественных прав пострадавших от преступления.

Для решения вопроса о предъявлении гражданского иска в уголовном процессе следует обозначать основные условия. К ним относится: процессуальную правоспособность и дееспособность истца, подсудность спора суду, отсутствие вынесенного судом решения по тому же предмету и основаниям иска, подача искового заявления.

Под процессуальной правоспособностью автор понимает право гражданина воспользоваться процессуальными правами и нести обязанности. Отсутствие такой способности у заявителя лишает его возможности участвовать в качестве гражданского истца. Если речь идет о процессуальной правоспособности лица, то граждане, пользуются ею с момента своего рождения. Что касается организаций, то здесь надлежит проверить, имеют ли они права юридического лица.

Действующее законодательство не требует обязательного рассмотрения иска, вытекающего из уголовного дела, совместно с последним. Он может быть заявлен в порядке гражданского судопроизводства. Поэтому к моменту возбуждения уголовного дела или рассмотрения его в суде не должно получаться, чтобы вопрос о вреде от преступления был уже рассмотрен судом и взыскан в порядке гражданского судопроизводства или на этот счет имелось вступившее в законную силу решение суда или определение об утверждении мирового соглашения, либо в удовлетворении такого иска было отказано. Лицо, признанное потерпевшим, при таких обстоятельствах не вправе вновь заявлять иск в уголовном процессе. Отказ в иске в порядке гражданского судопроизводства лишает истца права вторично предъявлять тот же иск по уголовному делу.

Гражданский иск может предъявляться с момента возбуждения уголовного дела и до окончания судебного следствия (ст.44 УПК РФ), как потерпевшим, так и иным лицом (физическим или юридическим), понесшим имущественный вред от преступления, а равно другими лицами, действующими в их интересах (законные представители, управомоченные государственные органы и др.). В защиту интересов несовершеннолетних, а также лиц, признанных в установленном порядке недееспособными, гражданский иск может быть заявлен их законными представителями или прокурором. Закон также предоставил право предъявления и поддержания гражданского иска в интересах государства или в интересах отдельных граждан, которые не могут сами защищать свои права и законные интересы прокурору (ч. З ст.44 УПК РФ).

Лицо, понесшее в результате преступления вред, становится гражданским истцом не автоматически, а лишь после подачи искового заявления и признания его таковым соответствующим решением.

Никто, однако, не лишает права потерпевшего по уголовному делу заявить свои требования в гражданском, а не в уголовном процессе на общих основаниях в соответствии ст. 22 ГПК РФ. Стало быть, время подачи гражданского иска в уголовном процессе определяется самим лицом, пострадавшим от преступления. Здесь проявляются диспозитивные начала, хотя в целом в уголовно-процессуальном праве действует начало публичности, социально-правовой смысл которого заключается в том, что интересы государства обязывают принимать меры по охране прав и свобод человека и гражданина.

По мнению диссертанта, альтернативой предъявления гражданского иска в уголовном процессе является право пострадавшего отказаться от предъявления иска в уголовном деле. Отсюда следует, что пострадавший от преступления вообще может не предъявлять такой иск в уголовном деле, а может предъявить его в гражданском процессе. Однако рассмотрение гражданского иска в уголовном деле имеет некоторые преимущества перед рассмотрением его в гражданском процессе, например освобождение истца от уплаты государственной пошлины и др. Следовательно, полагает диссертант, необходимо предусмотреть в законе обязанность должностных лиц не только разъяснять пострадавшему его право на предъявление гражданского иска, но и последствия непредъявления гражданского иска в уголовном процессе, а также отказа от иска.

Заслуживает внимания и предложение Ф.М.Кудина о необходимости включения в закон положения, согласно которому органы уголовного судопроизводства не могут принять отказ от иска, если он противоречит закону либо приведет к нарушению чьих-либо прав и охраняемых законом интересов.

В параграфе втором "Обстоятельства, подлежащие доказыванию по уголовному делу, относящиеся к гражданскому иску", диссертант анализирует обстоятельства, входящие в предмет доказывания по гражданскому иску.

Диссертант соглашается с позицией В.М.Савицкого который замечает, что при рассмотрении гражданского иска суд руководствуется нормами уголовно-процессуального закона, так как гражданский иск имеет производный от обвинения характер.

Таким образом, полагает автор, установленная законом возможность совместного рассмотрения гражданского иска и уголовного дела обусловлена наличием единого юридического факта, лежащего в основе привлечения лица как к уголовной, так и к гражданской ответственности, когда преступлением причиняется вред.

Задачи уголовного процесса не исчерпываются установлением виновного и его наказанием, они включают также устранение последствий его деяния, в том числе связанного с нарушением имущественных прав граждан, предприятий, учреждений, организаций. Одним из средств, направленных на устранение преступных последствий в виде имущественного ущерба, и является в предмете доказывания самостоятельная группа обстоятельств (п.4 ст.73 УПК РФ). Если п.4 ст.73 УПК РФ, как считает автор, значим для установления объективной стороны преступления, то эта группа обстоятельств значима не только для общей задачи быстрого и полного раскрытия преступления, но также и для быстрого и полного возмещения вреда, причиненного преступлением. Это-то и позволяет еще на раннем этапе предварительного расследования дела обеспечивать добровольное возмещение вреда.

С учетом всего вышеизложенного, предмет доказывания при производстве по гражданскому иску в уголовном процессе можно определить как подсистему обстоятельств, являющихся основанием для непосредственного применения материальных норм гражданского и иных цивилистических отраслей права, а также норм процессуального права при разрешении гражданского иска в ходе производства по уголовному делу.

Делая окончательный вывод, автор полагает, что в предмет доказывания по гражданскому иску дополнительно (помимо ст. 73 УПК РФ) можно было бы включить следующие обстоятельства: 1) наличие вреда, причиненного личности или имуществу;2) наличие причинной связи между действиями обвиняемого в совершении преступления и вредом;

3) размер причиненного вреда; 4) имущественное положение обвиняемого и лица, которое может быть признано гражданским ответчиком.

В параграфе третьем "Процессуальное положение гражданского истца и гражданского ответчика" диссертант раскрывает содержание процессуальных прав гражданского истца и ответчика, выявляет недоработки и недостатки законодательного регулирования их процессуального статуса.

Прежде всего, автор обращает внимание то, что в УПК РФ понятие "материальный ущерб" заменено понятием "имущественный вред", и соглашается с мнениями, высказанными в юридической литературе, что это решение законодателя следует признать удачным и целесообразным, поскольку оно принято в целях унификации терминологии.

Касаясь правового положения гражданского истца, диссертант обращает внимание на различия формулировок ч. 1 ст. 44 УПК РФ и ч. 1 ст. 54 УПК РСФСР относительно круга лиц, имеющих право на предъявление иска.

По мнению автора, УПК РФ применительно к гражданам вводит более полную формулировку, т.к. по УПК РСФСР лица без гражданства формально не имели права на предъявление иска в уголовном процессе, хотя при практическом применении закона никто не сомневался в том, что такое право у них существует.

В отношении же юридических лиц новый закон использует более компактную формулировку, обобщающую их организационно-правовой статус и учитывающую положения главы 4 ГК РФ "Юридические лица".

Автор делает вывод, что определение круга лиц, имеющих право быть гражданскими истцами, более рационально, точно и компактно, чем прежде, изложено в ч. 1 ст. 44 УПК РФ.

УПК РСФСР не содержал требования об оформлении признания гражданским истцом, а лишь предусматривал вынесение постановления лицом, производящим дознание, следователем, судьёй, а судом - определения.

Статья 44 УПК РФ, в отличие от ст. 54 УПК РСФСР, говорит о том, кто является гражданским истцом, в то время как в УПК РСФСР было сказано о том, кто им признаётся. Такая замена, на первый взгляд, малозначительна, но, если проанализировать текст УПК РФ, то получается, что законодатель автоматически признаёт перечисленных в законе лиц гражданскими истцами. Представляется, что данная формулировка не вполне удачна, так как приложение 115 к ст. 476 УПК РФ называется постановлением о признании гражданским истцом. Диссертант полагает, что УПК РСФСР содержал более точное предписание, поскольку заявление указанными лицами требования о возмещении имущественного вреда, а также об имущественной компенсации морального вреда, не может однозначно являться основанием для признания их гражданскими истцами.

Касаясь проблемы компенсации морального вреда, диссертант подчёркивает, что по УПК РФ гражданский истец может предъявить гражданский иск и для имущественной компенсации морального вреда, тем самым, вслед за новым гражданским законодательством России, действующее уголовно - процессуальное законодательство признаёт право на имущественную компенсацию морального вреда ( ч.1 ст. 44 УПК РФ).

Однако, по мнению автора, формулировка закона оставляет желать много лучшего. Так, при буквальном его понимании получается, что правом на предъявление требования о возмещении морального вреда обладают лишь лица, признанные гражданскими истцами, т.е. уже заявившие требования о компенсации имущественного вреда. Стало быть, если преступлением причинён только моральный вред, то участие гражданского истца в деле исключается. Однако целый ряд преступных деяний причиняет не столько материальный, сколько моральный, или только моральный вред.

В бланке постановления о признании гражданским истцом (приложение 115 к ст. 476 УПК РФ) отсутствует упоминание о компенсации морального вреда. Нелогичность подобной ситуации совершенно очевидна, а чтобы неудачная формулировка закона и пробелы бланка постановления о признании гражданским истцом не создавали практических последствий, их следовало бы изменить.

По мнению диссертанта, более приемлемой являлась бы следующая формулировка части 1 статьи 44 УПК РФ: "Гражданским истцом признаётся физическое или юридическое лицо, предъявившее требование о возмещении имущественного вреда и (или) имущественной компенсации морального вреда, при наличии оснований полагать, что данный вред причинён ему преступлением. О признании гражданским истцом дознаватель, следователь, прокурор, судья выносят постановление, а суд- определение ".

Упоминание о требовании компенсировать моральный вред, причиненный преступлением, должно содержаться и во вводной части постановления о признании гражданским истцом.

Касаясь вопроса о возможности дачи показаний гражданским истцом и ответчиком, автор соглашается с точкой зрения В.П. Божьева и В.С. Шадрина, согласно которой, УПК РФ (ст.74) не предусматривает возможности использования показаний гражданского истца и ответчика в качестве доказательств по уголовному делу. В случае необходимости физическое лицо, предъявившее гражданский иск, даёт показания и допрашивается в качестве потерпевшего в соответствии с требованиями ст.78 УПК РФ. Поэтому упоминание в тексте закона показаний гражданского истца и ответчика представляется излишним и должно быть из него исключено. Вполне достаточно и того, что закон позволяет допросить данных лиц как потерпевших или свидетелей.

Касаясь вопроса отказа гражданского истца от заявленного им иска автор указывает, что ч. 5 ст. 44 УПК РФ устанавливает возможность отказа от иска гражданским истцом в любой момент производства по делу, но до удаления суда в совещательную комнату для постановления приговора. Отказ от гражданского иска влечёт за собой прекращения производства по нему. Получается, что отказ от иска возможен и после последнего слова подсудимого, заслушав которое суд удаляется в совещательную комнату для постановления приговора (ч.1 ст.295 УПК РФ). По всей видимости, закон нуждается в уточнении, а крайнем моментом отказа от иска можно было бы считать прения сторон.

Часть 14 пункта 4 статьи 44 УПК РФ провозглашает право гражданского истца участвовать в судебном разбирательстве уголовного дела в судах первой и апелляционной инстанций. Диссертант полагает, что существующая редакция закона представляется явно недостаточной, и не будет большой ошибкой унифицировать формулировку данного пункта с п. 14 ч. 2 ст. 42 УПК РФ, т.е. дополнить правом участия гражданского истца в судах второй и надзорной инстанций.

Касаясь права выступления гражданского истца для обоснования гражданского иска, диссертант считает, что право гражданского истца на участие в прениях сторон, думается, неоспоримо и не должно зависеть от разрешения судом его ходатайства о выступлении в прениях, которое, вполне возможно, предполагает и отрицательный ответ.

В связи с этим представляется, что ч.2 ст.292 УПК РФ нуждается в уточнении, суть которого состоит в том, что гражданский истец может выступать в прениях по собственному желанию и не нуждается при этом в чьём- либо дозволении. Диссертант полагает, что следует исключить из текста уголовно-процессуального закона ограничение, связанное с целью выступления гражданского истца в прениях сторон, особенно если учесть отсутствие такового для гражданского ответчика (п. 11 ч. 2 ст.54 УПК РФ).

Автор замечает, что приложение 115 к ст. 476 УПК РФ не содержит перечня процессуальных прав гражданского истца, что следует считать его недостатком, особенно в сравнении с приложениями 53 и 92 к той же статье уголовно-процессуального закона, в которых есть подробный и развёрнутый перечень прав соответственно потерпевшего и обвиняемого. Приложение 115 к ст. 476 УПК РФ в этом смысле выглядит урезанным и оборванным, что очень трудно обосновать и объяснить. Думается, что каждый участник уголовного судопроизводства должен точно и безусловно знать свои процессуальные права, закреплённые в тексте уголовно-процессуального закона, и не будет лишним продублировать их в приложении 115 к ст. 476 УПК РФ.

Исследуя процессуальное положение гражданского ответчика, диссертант остановился на следующих проблемах.

Формулировки частей первых ст. 55 УПК РСФСР и ст. 54 УПК РФ имеют целый ряд отличий разного свойства и "калибра".

Во - первых, в новом законе вместо перечисления использован термин "физическое или юридическое лицо". Во - вторых, в УПК РФ содержится ссылка на конкретный нормативный акт - Гражданский кодекс РФ, а вот в УПК РСФСР законодатель не уточнял, какой конкретно закон он имеет в виду.

По общему правилу вред, причинённый личности или имуществу гражданина, а также вред, причинённый имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объёме лицом, причинившим вред (п.1 ст. 1064 ГК РФ). Однако абзац 2 п. 1 ст. 1064 ГК РФ предусматривает возложение законом обязанности возмещения вреда на лицо, не являющееся причинителем вреда.

Это положение закона не всегда учитывается на практике, что приводит к судебным ошибкам, примеры которых и рассматриваются автором.

Приводя различные варианты возложения гражданской ответственности на различные категории лиц в уголовном процессе диссертант останавливается также на проблеме возмещения морального вреда, причиняемого действиями несовершеннолетних лиц в возрасте от 14 до 18 лет. В соответствии со ст. 1074 ГК РФ данный вред подлежит возмещению непосредственным причинителем вреда. Он разделяет позицию учёных, согласно которой при недостаточности имущества у несовершеннолетнего, дополнительная ответственность может быть возложена на его родителей, усыновителей, попечителей, приёмных родителей, учреждения, являющееся его попечителем, если они не докажут, что вред возник не по их вине.

Неправильное применение положений ст. 1074 ГК РФ влечёт за собой отмену приговоров в части, касающейся гражданского иска.

В - третьих, в ч.1 ст. 54 УПК РФ слова "материальная ответственность за ущерб" заменены на "ответственность за вред", что следует считать терминологическим уточнением, соответствующим положениям главы 59 "Обязательства вследствие причинения вреда" Гражданского кодекса РФ.

Гораздо весомее, считает автор, еще одно, четвёртое, отличие прежнего и нового закона. По УПК РСФСР в качестве гражданских ответчиков привлекались лица, которые несли материальную ответственность за ущерб, причинённый преступными действиями обвиняемого: это означало, что сами обвиняемые в качестве гражданских ответчиков формально не привлекались, хотя и несли имущественную ответственность за причинённый ущерб.

По мнению диссертанта, в УПК РФ предложено иное решение вопроса: в качестве гражданского ответчика привлекается тот, кто несёт ответственность за вред, причинённый преступлением. Показывая научную дискуссию по этому вопросу, автор высказывает мнение, что действующий уголовно-процессуальный закон даёт основания полагать, что не только обвиняемый, но даже и подозреваемый, вполне могут быть привлечены в качестве гражданских ответчиков по уголовному делу. Такой вывод вытекает из того, что закон предоставляет право привлекать физическое или юридическое лицо в качестве гражданского ответчика дознавателю. Между тем дознание производится по уголовным делам, указанным в ч.3 ст. 150 УПК РФ, возбуждаемым в отношении конкретных лиц ( ч.2 ст. 223 УПК РФ). Такие лица имеют статус подозреваемого ( п. 1 ч. 1 ст. 46 УПК РФ), а обвиняемый при данной форме расследования преступлений появляется только после вынесения в отношении него обвинительного акта (п. 2 ч. 1 ст. 47 УПК РФ).

УПК РФ считает подозреваемым и лицо, в отношении которого возбуждено уголовное дело по основаниям и в порядке, установленных главой 20 УПК РФ (п.1 ч. 1 ст.46 УПК РФ), и точно так же, как и прежний закон, не определяет периода времени, в течение которого это лицо может иметь статус подозреваемого.

Федеральным законом от 27 апреля 2004 года " О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации" статья 100 УПК РФ дополнена частью второй, которая устанавливает, что обвинение в совершении хотя бы одного из преступлений, предусмотренных статьями 205, 205-1, 206, 208, 209, 277, 278, 279, 281 и 360 УК РФ, должно быть предъявлено подозреваемому, в отношении которого избрана мера пресечения, не позднее 30 суток с момента применения меры пресечения, а если подозреваемый был задержан, а затем заключён под стражу- в тот же срок с момента задержания.

Таким образом, в развитии российского уголовно-процессуального законодательства в последние годы обнаруживается своеобразная тенденция к увеличению срока нахождения лица в статусе подозреваемого либо даже к неустановлению такого срока. Было бы ошибкой не учитывать это обстоятельство и игнорировать применительно к гражданскому иску в уголовном деле.

К тому же для обеспечения исполнения приговора в части гражданского иска закон допускает наложение ареста на имущество подозреваемого, обвиняемого или лиц, несущих по закону материальную ответственность за их действия (ч. 1 ст. 115 УПК РФ), т. е. гражданских ответчиков.

Исследуя далее положение гражданского истца, диссертант замечает, что ч.1 ст.55 УПК РФ несколько отличается от ч.1 ст. 45 УПК РФ. Так закон позволяет гражданскому истцу воспользоваться помощью представителя, если им является один из близких родственников либо иное лицо только по постановлению мирового судьи (ч.1 ст. 45 УПК РФ). В то же время, эти лица могут быть допущены в качестве представителей гражданского ответчика по определению суда или постановлению судьи, прокурора, следователя, дознавателя (ч.1 ст. 55 УПК РФ). Получается, что гражданский ответчик имеет большие возможности воспользоваться услугами представителя, чем гражданский истец.

Диссертант также замечает, что нормы ГПК РФ (ст. ст. 48-54 ) предоставляют истцу и ответчику равные права на представительство в суде.

Именно право гражданского ответчика иметь представителя, считает автор, очевидно, и приводит к тому, что многие авторы полагают, что обвиняемый не должен одновременно привлекаться в качестве гражданского ответчика. Действительно, подозреваемый и обвиняемый имеют право на защиту и могут воспользоваться помощью защитника. Они же, будучи гражданскими ответчиками, могут иметь и представителя, причем это может быть и лицо, которое не является защитником.

Лицо становится гражданским ответчиком после принятия соответствующего процессуального решения, бланк которого для стадии предварительного расследования содержится в приложении 116 к ст. 476 УПК РФ. Недостаток этого бланка, точно также как бланка постановления о признании гражданским истцом, видится в том, что он не содержит перечня процессуальных прав гражданского ответчика. Этот недостаток вполне устраним путём дополнения указанного приложения перечнем процессуальных прав гражданского ответчика.

Незаконное или необоснованное постановление дознавателя, следователя, прокурора о привлечении лица в качестве гражданского ответчика, полагает автор, причиняют ущерб конституционным правам и свободам этого лица и, несмотря на отсутствие прямого указания в законе или решениях Конституционного Суда РФ, вполне могут быть обжалованы в районный суд по месту производства предварительного расследования и быть предметом судебного контроля (ст. 125 УПК РФ)

Делая общий вывод о процессуальном положении гражданского истца и ответчика, обосновывая свои взгляды анализом действующего уголовно - процессуального закона, диссертант приходит к заключению, что некоторые его положения ущемляют в одинаковых правах то гражданского истца, то гражданского ответчика. Есть все основания полагать, что гражданский истец и гражданский ответчик, исходя из принципа состязательности сторон, должны быть равны в своих правах, а текст закона в этой части должен быть унифицирован и не содержать противоречий и разночтений. Подводя промежуточный итог этого раздела диссертационного исследования, автор предлагает свою редакцию статей 44 и 54 УПК РФ

Глава третья "Разрешение судом гражданского иска" содержит три параграфа. В первом параграфе проводится исследование рассмотрения гражданского иска в судебном разбирательстве. Судебное разбирательство должно обеспечить установление всех обстоятельств уголовного дела в соответствии с тем, что имело место в действительности и дать правильную оценку таких обстоятельств с точки зрения уголовного закона и вынесения решения об осуждении лица либо его оправдании. Вместе с этим рассмотрение гражданского иска, если такой был заявлен в стадии предварительного расследовании или в судебном разбирательстве, может иметь место до окончания судебного следствия.

Доказывание гражданского иска, предъявленного в уголовном деле, производится, как вытекает из смысла закона, по правилам, установленным уголовно-процессуальным законодательством. Это означает, что обязанность доказывания характера и размера вреда, причиненного преступлением, как обстоятельств, входящих в предмет доказывания по делу (п.4 ч.1 ст.73 УПК РФ), лежит на стороне обвинения.

Если гражданский иск не был заявлен в ходе предварительного расследования, то он может быть предъявлен в стадии назначения судебного заседания. Закон обязывает судью выяснить по поступившему в суд уголовному делу, приняты ли меры по обеспечению возмещения вреда, причинённого преступлением (п.5 ст. 228 УПК РФ). Это, естественно, предполагает и право суда признать то или иное лицо гражданским истцом по делу. Кроме того, в этой стадии уголовного судопроизводства судья по ходатайству потерпевшего, гражданского истца или их представителей либо прокурора вправе вынести постановление о принятии мер по обеспечению возмещению вреда, причинённого преступлением. Исполнение такого постановления возлагается на судебных приставов-исполнителей (ст. 230 УПК РФ).

Закон допускает предъявление гражданского иска и после назначения судебного заседания на стадии судебного разбирательства, но только до окончания судебного следствия в суде первой инстанции (ч.2 ст.44 УПК РФ).

В соответствии со ст.29 УПК РСФСР гражданский иск в уголовном деле мог быть предъявлен с момента возбуждения уголовного дела и до начала судебного следствия. Это означало, что законодатель ограничивал временные рамки предъявления иска, предоставляя возможность предъявлять его либо на стадиях предварительного расследования или назначении судебного заседания, либо на этапе подготовительной части судебного заседания. Однако на практике возникали ситуации, когда потенциальный истец не успевал предъявить иск в отведённый для этого период времени:

1. Если потерпевший не явился в суд по уважительной причине- по болезни, в том числе в связи со стационарным лечением в больнице, в силу отдалённости проживания, а также из-за стихийных бедствий (оползни, землетрясения, разливы рек и.т.д.) или техногенных катастроф, а суд начал рассмотрение дела и уже перешёл к судебному следствию.

2. Уголовно-процессуальный закон не устанавливал (ст.53 УПК РСФСР) и не устанавливает (ст.42 УПК РФ) момент признания лица потерпевшим по уголовному делу, поэтому такое признание вполне возможно и в ходе судебного следствия на основе исследованных доказательств. Это может быть, в частности, лицо, имеющее на тот или иной предмет право общей или долевой собственности, однако не признанное потерпевшим на предыдущих стадиях и этапах уголовного судопроизводства.

3. При большом количестве потерпевших суд вынужден назначать их явку на разные дни, недели и даже месяцы, поскольку одновременное их участие в судебном разбирательстве просто невозможно. Суду, естественно, приходилось прерывать судебное следствие, как бы возвращаясь к подготовительной части судебного заседания - проверять явку в суд вызванных на этот день потерпевших, объявлять им состав суда, разъяснять право на отвод, разъяснять каждому потерпевшему его права, включая право на предъявление иска, опрашивать указанных лиц о ходатайствах, а затем возобновлять исследование доказательств по делу.

Во всех перечисленных случаях лицо, понесшее имущественный или моральный вред от преступления, практически не могло заявлять исковые требования до начала судебного следствия. Было бы, очевидно, ошибкой лишать данных лиц права на предъявление гражданского иска только на том основании, что суд формально начал судебное следствие. Тем более, что во всех этих ситуациях суд прерывал судебное следствие и повторял отдельные элементы подготовительной части судебного разбирательства.

Автор полагает возможным установить конечный момент предъявления гражданского иска в уголовном деле так, как это было сделано в УПК РСФСР - до начала судебного следствия, дав суду право в исключительных случаях, когда иск по объективным или уважительным причинам не мог быть заявлен ранее, принять исковое заявление и признать предъявившее его лицо гражданским истцом. При таком изменении закона Пленум Верховного Суда РФ вполне мог бы разъяснить, что считать исключительными случаями, и определить примерный их перечень.

Параграф второй посвящён решению суда в части гражданского иска.

При постановлении приговора суд или судья обязаны руководствоваться перечнем вопросов, определяемым законом (ст.299 УПК РФ). В него входит также вопрос: подлежит ли удовлетворению гражданский иск, в пользу кого и в каком размере. Решение вопроса о гражданском иске зависит от того, какой будет вынесен судом приговор. Так, при постановлении оправдательного приговора, вынесении постановления или определения о прекращении дела по основаниям, предусмотренным п.1 ч.1 ст. 24 и п.1 ч.1 ст. 27 УПК РФ, суд отказывает в удовлетворении гражданского иска, а в остальных случаях оставляет гражданский иск без рассмотрения (ч.2 ст. 306 УПК РФ). Суд, однако, отказывает в удовлетворении иска, если подсудимый оправдан за отсутствием в деянии состава преступления в связи с состоянием необходимой обороны, так как такое решение полностью соответствует ст. 1066 ГК РФ.

При постановлении обвинительного приговора суд принимает решение по иску в соответствии со ст. 309 УПК РФ. В работе приведены многочисленные примеры из судебной практики, связанные с ошибочными решениями суда в части гражданского иска при вынесении обвинительного приговора. По мнению автора, ни УПК РФ, ни налоговое законодательство России не препятствуют взысканию с осуждённого или гражданского ответчика государственной пошлины, так как от её уплаты освобождён только истец (ч. 2 ст. 44 УПК РФ).

Разрешение гражданского иска при постановлении приговора тесно связано и с пределами судебного разбирательства. Статья 252 УПК РФ устанавливает, что судебное разбирательство проводится только в отношении обвиняемого и лишь по предъявленного ему обвинению. Это положение закона должно учитываться судами при принятии решения по гражданскому иску, которые могут быть разрешены только в отношении подсудимых и гражданских ответчиков.

В параграфе третьем "Возмещение вреда, причинённого отдельными видами преступлений" автор приводит примеры компенсации вреда из бюджета при совершении различных категорий преступлений на основании подзаконных актов президентов СССР, России, Правительства РФ (дело ГКЧП 1991 г., события в Будённовске 1995 г., террористический акт в г. Кизляре 1996 г., столкновение поезда и автобуса на железнодорожном переезде в Ростовской области 1996 г., авиационная катастрофа в г. Иркутске 1997 г. и др.).

25 июля 1998 года был принят Федеральный закон "О борьбе с терроризмом", который впервые на законодательном уровне предусматривает порядок возмещения вреда, причинённого в результате террористической акции, а также решает вопросы социальной реабилитации лиц, пострадавших в результате террористической акции. Так, в соответствии с ст. 17 этого закона возмещение вреда, причинённого в результате террористической акции, производится:

- за счёт средств бюджета субъекта РФ, на территории которого совершена эта террористическая акция, с последующим взысканием сумм этого возмещения с причинителя вреда в порядке, установленном гражданско-процессуальным законодательством.

- за счёт средств федерального бюджета, если террористическая акция совершена на территории нескольких субъектов РФ, а также если причинённый ущерб одному субъекту РФ превышает возможности компенсации из бюджета данного субъекта с последующим взысканием сумм этого возмещения с причинителя вреда в порядке, установленном гражданско-процессуальным законодательством.

- за счёт средств федерального бюджета, если вред в результате террористической акции причинён иностранным гражданам, с последующим взысканием сумм этого возмещения с причинителя вреда.

Возмещение вреда, причинённого организации в результате террористической акции, производится в порядке, установленном Гражданским кодексом Российской Федерации.

Таким образом, указанный закон, считает автор, ставит в неравное положение иностранных граждан и граждан РФ, а также и субъекты РФ, при совершении террористической акции на территории которых федеральный бюджет будет "по желанию" возмещать вред, либо не делать этого. Критерии, определяющие размер вреда, который не может быть компенсирован одним субъектом РФ, отсутствуют и в самом законе, и в подзаконных актах. К тому же эти положения закона породили и практику предъявления исков о компенсации вреда к государству в порядке гражданского судопроизводства, которые рассматриваются "параллельно" с расследуемым уголовным делом о террористическом акте. Примеры таких решений по гражданским делам приведены в диссертации ( иски по делу о захвате заложников в "Норд-Осте", по делу о взрыве в московском метро в 2004 г.). При этом отмечено, что такая практика приводит к разрешению в порядке гражданского судопроизводства целого ряда вопросов, которые должны быть решены в рамках уголовного процесса - о доказанности самого события преступления, о бремени доказывания характера и объёма вреда, о степени вины и ответственности должностных лиц государства при пресечении террористического акта и др.

Поэтому высказывается идея о необходимости создания государственного страхового фонда, из средств которого будут выплачиваться компенсации жертвам терроризма, с последующим взысканием этих затрат с причинителей вреда. Это позволит избежать параллельного осуществления двух видов правосудия относительно одних и тех же обстоятельств и "снимет" вопрос о преюдициальном значении гражданско-правовых решений для уголовного судопроизводства.

Автор отмечает, что в последнее время возникла новая форма возмещения вреда, причинённого преступлением. Это - заключение международных соглашений о компенсации вреда иностранным государством гражданам России, пострадавшим по вине должностных лиц или служащих этого государства. Приводится пример заключения 26 декабря 2003 года между Правительствами России и Украины соглашения об урегулировании претензий, возникших вследствие воздушной катастрофы российского самолёта Ту - 154 М, ошибочно сбитого украинскими ПВО над Чёрным морем 4 октября 2001 года.

В заключении кратко подводятся итоги диссертационного исследования.

По теме диссертации опубликованы следующие работы:

1. Зорин А.И. О некоторых вопросах предъявления гражданских исков по уголовным делам связанным с обманом вкладчиков. // Современная преступность состояние, тенденции, средства преодоления. Материалы Всероссийской научно-практической конференции (22-23 апреля 1999 г.) / Отв. ред. заслуженный деятель науки РФ Л.Я. Драпкин и заслуженный деятель науки РФ И.Я. Козаченко - Екатеринбург, 1999.- 0,15 п.л.

2. Зорин А.И. О предъявлении гражданского иска в ходе судебного следствия по уголовному делу. // Конституционные основы организации и функционировании институтов публичной власти в Российской Федерации. // Материалы Всероссийской научно-практической конференции (20-21 апреля 2000 г.) / Отв. ред. д.ю.н., проф. В.Д. Перевалов - Екатеринбург, 2000. - 0,2 п.л.

3. Зорин А.И. О привлечении обвиняемого в качестве гражданского ответчика. // Актуальные проблемы реформирования экономики и законодательства России и стран СНГ- 2001. Материалы Международной научно-практической конференции. (12-13 апреля 2001 г.) / Отв. ред. В.А. Киселёва - Челябинск, 2001. - 0,2 п.л.

4. Зорин А.И. О некоторых вопросах возмещения вреда, нанесённого в результате террористических актов. // Судебно - правовая реформа в России: итоги и перспективы. Сборник научных трудов. / Под ред. д.ю.н., проф. А.П. Гуськовой - Оренбург, 2002. - 0,4 п.л.

5. Зорин А.И. Привлечение обвиняемого в качестве ответчика по уголовному делу. // Юрист ХХI века: реальность и перспективы. // Материалы Всероссийской научно-практической конференции (19-20 апреля 2001 года). / Отв. ред. д.ю.н., проф. В.Д. Перевалов - Екатеринбург, 2002. - 0,2 п.л.

6. Зорин А.И. Изменения в уголовно-процессуальном законодательстве, касающиеся производства по гражданскому иску. // Проблемы раскрытия преступлений в свете современного уголовного процессуального законодательства. /Материалы Всероссийской научно-практической конференции, посвященные памяти заслуженного юриста РФ И.Ф. Герасимова. Отв. ред. д.ю.н., проф. Л.Я. Драпкин - Екатеринбург, 2003. - 0,25 п.л.

7. Зорин А.И. Уголовно-правовые средства защиты имущественных прав граждан в свете внесения изменений в УПК РФ. // Пятьдесят лет кафедре уголовного процесса УрГЮА (СЮИ): / Материалы Международной научно - практической конференции (27-28 января 2005 г.). / Отв. ред. д.ю.н., проф. А.Д. Прошляков - Екатеринбург, 2005. - 0,12 п.л.

 

 

 


Рейтинг@Mail.ru
Международная ассоциация содействия правосудию


 






Rambler's Top100