Еникеев З.Д. Уголовное преследование. Социальная обусловленность, правовые основы, сущность и значение уголовного преследования


kalinovsky-k.narod.ru

Уголовный процесс
Сайт Константина Калиновского

kalinovsky-k.narod.ru
Главная | МАСП | Публикации| Студентам | Библиотека | Гостевая | Ссылки | Законы и юрновости | Тесты | Почта


Еникеев З.Д. Уголовное преследование.
Учебное пособие. Уфа: Изд-во БашГУ. 2000. - 131 с.

К оглавлению

Глава 1. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ УГОЛОВНОГО ПРЕСЛЕДОВАНИЯ

§ 1. Социальная обусловленность, правовые основы, сущность и значение уголовного преследования

В цивилизованной правовой действительности каждый правовой институт или отдельные нормы права имеют глубокие социальные корни и учреждаются для выполнения определенных общественно значимых функций. Являясь выражением воли государства и народа и имея в основе своей политическую природу, они всегда вызываются к жизни как ответная реакция на назревшие социально-экономические потребности существующего строя1, преследуют цель наиболее эффективного регулирования конкретных общественных отношений.

Но общественные отношения, практика, как известно, постоянно развиваются, каждый этап развития выдвигает свои задачи, наполняет их новым конкретным содержанием. А закон должен улавливать пульс общественной жизни, отражать объективные ее запросы и служить этим задачам.

Так как социальная обусловленность права (правовых норм) - это их необходимость, соответствие, адекватность регулируемым общественным отношениям2, изучение социальной обусловленности уголовного преследования предполагает установление того, насколько они социально значимы, объективно необходимы и гармонируют с задачами сегодняшнего дня. Отправляясь от марксова учения о том, что "процесс есть форма жизни закона"3, "преступник производит не только преступление, но и уголовное право... всю уголовную юстицию... и т.д."4, и учитывая, что институт уголовного преследования есть крупное подразделение уголовно-процессуального права, в самом общем виде на этот вопрос можно было ответить так: уголовное преследование нужно для обслуживания уголовно-правовых отношений, будет необходимо до тех пор, пока существует преступность и надо бескомпромиссно, решительно с нею бороться. Но такой ответ проблему не решает, ибо специфику уголовного преследования не отражает, приемлем для аналогичного ответа применительно к любым другим институтам уголовного процесса.

Чтобы ответить на указанный вопрос, надлежит осмыслить и оценить социальную полезность целей уголовного преследования, ибо именно в целях правовой материи, в их содержании находят отражение объективные социальные потребности, именно в них "все социальные цели уже представлены в правовой форме"5. Базируясь на этом, можно сказать, что обозначенные в законе цели уголовного преследования есть правовое выражение тех социальных причин, которые определяют необходимость упомянутого института как средства решения задач уголовного процесса.

В МУПК (п.23 ст.10), УПК РК (п.13 ст.7), ПУПК РФ (п.17 ст.5) эти цели представлены в тексте разъяснения понятия уголовного преследования. По ПУПК РФ его цель - изобличение на основе собранных доказательств подозреваемого, обвиняемого в совершении преступления. Согласно МУПК и УПК РК цели уголовного преследования - установление деяния, запрещенного уголовным законом, и совершившего его лица, виновности последнего в совершении преступления, а также обеспечение применения к такому лицу наказания или иных принудительных мер. По существу здесь речь идет об обеспечении выполнения задач уголовного процесса по быстрому и полному раскрытию преступлений, изобличению и привлечению к уголовной ответственности лиц, их совершивших, справедливому судебному разбирательству и правильному применению уголовного закона. Стало быть, благодаря своим целям это правовое подразделение обладает высокой социальной значимостью, выступает важной и активной силой в деле борьбы с преступностью.

В свою очередь, данное обстоятельство подчеркивает неразрывную связь понятия "социальная обусловленность уголовного преследования" с его юридической природой, связанной с необходимостью проведения в жизнь норм уголовного права и реализации обязанности виновников преступления отвечать за свои действия. Уголовный закон может всецело проявить себя и применяться к конкретному виновному лицу только через уголовное преследование. В правовом плане именно уголовный закон диктует необходимость этого феномена как института и как деятельности органов уголовной юстиции.

Соответственно уголовное преследование следует истолковывать не только как процессуальную деятельность, осуществляемую стороной обвинения в вышеотмеченных целях (п.23 ст.10 МУПК), но и как правовой институт, регулирующий эту деятельность. Как институт оно складывается из норм, имеющих отношение к данной деятельности, начиная с возбуждения уголовного дела и кончая последней стадией уголовного процесса, а при определенных условиях даже мерами постпенитенциарного воздействия. Его источником являются нормы различных отраслей права: международного, конституционного, уголовного, уголовно-процессуального, уголовно-исполнительного, гражданского, прокурорско-надзорного, трудового, семейного и т.д. Отсюда названный институт носит межотраслевой, многоплановый, комплексный характер. Его суть как регулятора - адресованное органам обвинения требование принять все дозволенные меры, чтобы достичь целей уголовного преследования.

Несмотря на то что в уголовно-процессуальном законодательстве выделена специальная глава, посвященная уголовному преследованию, оно не является какой-то обособленной правовой категорией, а, напротив, тесно связано со всеми другими уголовно-процессуальными институтами, взаимодействует с ними. Поэтому его правовыми основами выступает по существу весь массив законодательства, относящегося к уголовному процессу. Поскольку уголовное преследование как деятельность есть способ выполнения задач уголовного судопроизводства, достижению этой цели служит все уголовно-процессуальное право.

В юридической литературе уголовное преследование нередко трактуется как уголовно-процессуальная функция, как одно из основных направлений уголовно-процессуальной деятельности6. Однако в это понятие вкладывается разное содержание. Так, по мнению М.С.Строговича, "уголовное преследование - это обвинение как процессуальная функция, т.е. обвинительная деятельность"7. По утверждению Л.М.Ларина, "уголовное преследование есть предшествующая разрешению дела уголовно-процессуальная деятельность, которая состоит в формулировании и обосновании вывода о совершении определенным лицом конкретного общественно опасного деяния, предусмотренного уголовным законом"8. Оба автора возбуждением уголовного преследования считают вынесение постановления о привлечении лица в качестве обвиняемого, а также задержание и применение меры пресечения до предъявления обвинения9.

Вместе с тем А.М.Ларин усматривает своеобразное уголовное преследование в производстве по применению принудительных мер медицинского характера, предлагая признать специфическим актом возбуждения уголовного преследования постановление о назначении судебно-психиатрической экспертизы10.

С точки зрения М.А.Чельцова, в уголовное преследование входит также возбуждение уголовного дела11. Для этого были правовые основания. В частности ст.94 УПК РСФСР 1923г. устанавливала обязанность прокуратуры "возбуждать уголовное преследование перед судебными и следственными органами по всякому совершившемуся и подлежащему наказанию преступлению", а ст.4 того же УПК содержала правило: "Уголовное преследование не может быть возбуждено, а возбужденное не может быть продолжаемо и подлежит прекращению во всякой стадии процесса"12. Следовательно, в понятие "возбуждение уголовного преследования" законодатель того времени вкладывал смысл возбуждения уголовного дела.

В том же смысле употреблялся термин "возбуждение уголовного преследования" в Основах уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик 1924г. и в иных правовых актах советского времени13. Такой вывод напрашивается также при анализе ст.1, 27, 31, 35 Федерального закона "О прокуратуре Российской Федерации" в редакции Закона от 17 ноября 1995г. Очевидно, поэтому уголовное преследование применительно к прокуратуре раскрывается как функция, состоящая "в возбуждении уголовного дела по основаниям и в порядке, установленном уголовно-процессуальным законодательством, в осуществлении расследования преступлений, в решении вопроса о направлении уголовных дел для рассмотрения в суд независимо от того, каким органом осуществлено расследование, и в поддержании государственного обвинения в суде по любому уголовному делу"14.

Думается, основание для подобного понимания уголовного преследования дает и содержание ст.26 ПУПК РФ, которая называется "Обязанность осуществления уголовного преследования". В ней записано: "В целях выполнения задач уголовного процесса прокурор, следователь, орган дознания, дознаватель обязаны в пределах своей компетенции, в каждом случае обнаружения признаков преступления принять все предусмотренные законом меры к установлению события преступления, изобличению лиц, виновных в совершении преступления, и их наказанию, равно как принять меры к реабилитации невиновного".

Тем не менее сущность уголовного преследования не может быть ограничена только этими положениями. Как уголовно-процессуальная функция оно имеет более емкое содержание. В этом плане З.З.Зинатуллин прав, когда пишет: "Уголовное преследование начинается с момента возбуждения уголовного дела и имеет место на всем протяжении производства по уголовному делу, во всех стадиях уголовного процесса, т.е. до тех пор, пока есть основания считать определенное лицо виновным в совершении преступления и заслуживающим применения к нему подлежащей отбытию той или иной меры уголовного наказания... По своему содержанию уголовным преследованием охватывается весь возможный комплекс действий и отношений, связанных с задержанием лица по подозрению в совершении преступления, применением мер уголовно-процессуального пресечения, производством комплекса действий, связанных с собиранием, исследованием и оценкой средств доказывания (доказательств, их источников и способов получения и использования доказательств), направленных на его изобличение, обоснование уголовной ответственности и осуждения, а также обеспечение правового режима отбывания назначенного по приговору суда наказания"15.

Сказанное согласуется с этимологией слова "преследовать": "следовать за кем-нибудь с целью поимки", "подвергать чему-нибудь неприятному", "притеснять", "стремиться к чему-нибудь"16 , - например, к установлению оснований возбуждения уголовного дела, к раскрытию преступления, к изобличению преступника, к выяснению отягчающих уголовную ответственность обстоятельств или причин и условий совершения преступления. Если исходить из такой интерпретации слова "преследовать", то к элементам уголовного преследования относятся: собирание доказательств, дающих основание для признания лица подозреваемым в совершении преступления, уличающих обвиняемого в причастности к преступлению, применение к подозреваемому и обвиняемому мер процессуального принуждения, их розыск, меры к установлению лица, подлежащего привлечению к уголовной ответственности, формулирование и предъявление обвинения, составление и утверждение обвинительного заключения, отстаивание позиции обвинения при назначении судебного заседания, вручение подсудимому копии обвинительного заключения, поддержание обвинения в суде первой инстанции и действия субъектов обвинения в стадиях исполнения приговора, апелляционного, кассационного, надзорного производства и производства по вновь открывшимся обстоятельствам дела.

В любом случае уголовное преследование нерасторжимо институтом уголовной ответственности, производно и зависимо от него, существует во имя торжества принципа неотвратимости ответственности за содеянное. Оно может проявить себя в виде негативных последствий для лица и после полного отбытия им уголовного наказания, снятия или погашения судимости.

Таким образом, уголовное преследование - многофакторное, многостадийное, имеющее сложную структуру явление. И оно не завершается вынесением и вступлением в законную силу обвинительного приговора, как это утверждает М.С.Строгович17, а продолжается и в последующих стадиях уголовного процесса, если, разумеется, есть к тому надлежащие предпосылки. Такой вывод находит подтверждение в законодательстве. В частности, в ст.62 УПК РК, ст.83 МУПК записано, что прокурор осуществляет уголовное преследование на всех стадиях уголовного процесса.

Значение уголовного преследования громадно, тем более на современном этапе, когда преступность в стране достигла уровня, реально угрожающего жизненно важным устоям общества, гарантированным законом правам и свободам граждан, национальной безопасности, социально-экономическому развитию и стабильности государства. Усиливаются ее организованность, агрессивность и профессионализм, появляются новые, все более опасные виды преступлений. Происходит сращивание экономической и насильственной преступности, получают распространение убийства, терроризм, бандитизм, разбойные нападения, похищения людей, захваты заложников, незаконный оборот оружия, наркобизнес и другие тяжкие и особо тяжкие виды преступлений.

При этих условиях многократно возрастает роль уголовного преследования в борьбе с преступностью, ибо без расследования и раскрытия преступлений, без успешного решения процедурных вопросов в установленном законом порядке невозможно эффективно реализовать нормы уголовного закона. Именно в силу своего призвания воплотить в жизнь положения Уголовного кодекса РФ по конкретным делам, оно является необходимым средством борьбы с преступными проявлениями. В тех случаях, когда преступления связаны с посягательствами на личность, ее права и свободы, уголовное преследование обеспечивает уголовно-правовую защиту этих общечеловеческих ценностей, а также реализацию конституционного принципа доступа потерпевшего к правосудию и возмещения ему причиненного вреда (ст.52 Конституции РФ). Напомним в этой связи, что в соответствии с Рекомендацией Комитета Министров Совета Европы от 28 июня 1985 г. "О положении потерпевшего в рамках уголовного права и процесса" основной функцией уголовного правосудия должно быть удовлетворение запросов и охрана интересов потерпевшего18. Она осуществляется вследствие уголовного преследования. Не будь этого канала, в принципе невозможно было бы и приведение в действие средств защиты прав и законных интересов подозреваемого и обвиняемого. По словам А.М.Ларина, "защита мыслима лишь постольку, поскольку существует обвинение, уголовное преследование, от которого надо защищаться"19.

 


Новости МАСП

RSS импорт: www.rss-script.ru







Рейтинг@Mail.ru

Rambler's Top100
Hosted by uCoz