kalinovsky-k.narod.ru

Уголовный процесс
Сайт Константина Калиновского

kalinovsky-k.narod.ru
Главная | МАСП | Публикации| Студентам | Библиотека | Гостевая | Ссылки | Законы и юрновости | Тесты | Почта


Фоницкий И.Я.
Курс уголовного судопроизводства.
Т. 1. / Под ред. А.В. Смирнова СПб.: Альфа, 1996. 607 с.

См. сведения обо всем курсе

 

ВВОДНАЯ ЧАСТЬ

ГЛАВА I. ОСНОВНЫЕ ПОНЯТИЯ

§ 1. Уголовный процесс и наука процесса.

Право наказания создает для государства право на деятельность, имеющую задачей осуществление карательной власти в каждом отдельном случае. Каждый такой отдельный случай, рассматриваемый в видах осуществления права наказания, образует уголовное дело (causa criminalis), а установленный для рассмотрения таких дел порядок разбора называется уголовным процессом или уголовным судопроизводством. Власть производства уголовных дел для наказания виновных есть уголовно-судная власть или уголовное судопроизводство в субъективном смысле (ordo judicio-rum publicorum). Система правил, которыми определяется такое производство, образует судебно-уголовное право или уголовное судопроизводство в объективном смысле. Правила, эти в каждой стране устанавливаются законами и обычаями, из совокупности которых составляется ее уголовно-процессуальное законодательство.

Теория, или наука, уголовного процесса имеет своим содержанием раскрытие понятий уголовного судопроизводства, т.е. изучение природы образующих его институтов в их условиях, обстановке и преследуемых ими целях. К решению этой задачи ведут следующие пути:

1) экзегетический, или истолковательный, состоящий в выяснении данного положительного судебно-уголовного нрава из собственного его наличного содержания;

2) исторический, привлекающий для этого материал прошлого из жизни данного законодательства;

3) сравнительный, обращающийся для выяснения уголовно-судебного права дайной страны к определению его соответствия с однородным материалом других народов;

4) критический, который стремится выяснить исследуемые понятия, возвышаясь до уразумения внутренней природы процессуальных отношений. При этом он или довольствуется вопросами прошлого или настоящего (положительная критика, догматика процесса), или вместе с тем намечает решение их в будущем и указывает недостатки действующего (отрицательная критика, судебная политика).

Различие этих путей образует и различие научных направлений- экзегетического, исторического, сравнительного, догматического и судебно-политического. Теорию же процесса составляет гармоническое единение всех этих направлений.

§ 2. Отношение уголовного процесса к уголовному и полицейскому праву.

Судебно-уголовное право принадлежит к сфере публичного государственного права не только потому, что органы уголовного процесса входят в систему государственных установлений, но и потому, что производство уголовных дел создает между подсудимым и государством отношения публичного свойства. Вследствие этого уголовное судопроизводство стоит в тесной зависимости от государственного строя данной страны и, в свою очередь, оказывает на него крупное влияние (Habeas Corpus Act Англии).

Представляя собой юридически определенный порядок производства уголовных дел в видах осуществления права наказания, уголовное судопроизводство находится в теснейшей связи с уголовным правом. Господствующие воззрения на преступление и наказание определяют и построение уголовного процесса. В свою очередь, уголовный процесс существенно необходим для применимости уголовно-правовых норм. Только вина, в юридически установленном порядке разбора доказанная, может служить основанием для применения наказания (ст.91 Уложения о наказаниях). То, что в процессе представляется формой, нередко вызывает материальные правовые последствия - например, из истечения процессуальных сроков образуется уголовная давность. Известно, что право материальное в значительной своей части образовалось путем процесса. Правила уголовно-правовые и уголовно-процессуальные составляют как бы одно целое, две стороны или две части одного и того же понятия: часть материальную, имеющую своим предметом определить содержание карательной власти, и часть формальную, задача которой сводится к установлению путей осуществления ее.

Увлеченные этой связью, кодексы и литература прежнего времени излагали даже постановления о порядке разбирательства уголовных дел совместно с определениями о преступлениях и наказаниях. Такой характер в России носили Правды всех редакций, Судебники и Соборное уложение. Петровское законодательство как бы пыталось отделить процессуальные законы от материальных, но эта попытка была забыта в позднейшие царствования, так что проекты Елизаветы Петровны и узаконения Екатерины II (Устав благочиния, Указ о разных видах воровства) возвратились к прежнему смешению. Доныне во французской литературе уголовный процесс излагается иногда как часть уголовного права материального (таковы сочинения Гарро*1, Ортолана*), а в Англии это даже остается общим правилом и в кодификации, и в научной разработке (трактаты уголовных законов Стифена*, Рассела*, Уортона* в то же время излагают и уголовное судопроизводство).

Однако, несмотря на близкую связь между этими двумя группами норм, каждая из них представляет и самобытные черты. Материальное уголовное право имеет своим предметом личную виновность и наказуемость, формальное - способы производства уголовных дел. Уголовный процесс строится не только в соответствии с нормами уголовного права, но также сообразуясь с преследуемыми им задачами раскрытия истины и с природой возникающих при этом отношений. Потому-то в системе законодательной уголовно-процессуальные постановления правильнее помещать отдельно от уголовно-правовых и научное исследование их должно идти совместно, а не соподчиненно. Именно этот путь в новейшее время усваивается законодателем и наукой.

Во Франции уголовно-правовые определения были изложены отдельно от процессуальных впервые в Code penal 25 сентября 1791 г.; впрочем, тогда отдельного судопроизводственного устава издано не было, a Code des del its et des peines 3 брюмера IV г. республики снова поместил процессуальные постановления в законах уголовных. Поэтому здесь первенство сознательного и последовательного отделения законов процессуальных от материальных должно быть признано за Code d'in-struction criminelle 1808 г. и Code penal 1810 г. До того времени и в Германии существовало такое же смешение их как в кодификации, так и в научной разработке; почин к разделению дан баварским уложением 1813 г. под прямым влиянием французских законодательных работ2, и ныне это новое направление в Германии утвердилось.

В России первую попытку раздельного изложения материальных и процессуальных постановлений делает Петровское законодательство (Воинский устав и Краткое изображение процессов или судебных тяжб), но она была забыта позднейшими узаконениями, под влиянием которых и Свод законов Российской империи изданий 1832 и 1842 гг. излагал законы уголовно-судопроизводственные под одной нумерацией статей с законами о преступлениях и наказаниях, во второй части XV тома. С изданием в 1845 г. особого Уложения о наказаниях Свод 1857 г. хотя и сохранил законы о судопроизводстве во второй части XV тома, но дал им уже особую нумерацию статей. Окончательное разделение их сделано судебными уставами 20 ноября 1864 г., где судопроизводственные законы изложены в системе самостоятельных кодексов (ныне ч.1 т.XVI Свода законов). Этому пути следуют и важнейшие наши особые кодексы- воинские, но прежнее смешение остается еще в Сельско-судебном уставе 1839 г., в Уставе о ссыльных и в Уставе духовных консисторий.

В близкой связи уголовное судопроизводство стоит и с правом полицейским, главным образом с той его частью, которая посвящена предупреждению и пресечению преступных деяний. Меры предупредительные и тяжесть их сообразуются с мерами уголовной репрессии и процессуального принуждения. В свою очередь, уголовный процесс в весьма значительной степени определяется полицейской деятельностью. Первые шаги преследования преступлений совпадают с пресечением их. Провести между ними грань до того трудно, что в англоамериканских законах пресечение преступлений относится к уголовному процессу и рассматривается как начальная стадия его. И нельзя не видеть большого практического такта в такой точке зрения как потому, что именно с деятельности пресечения личная свобода подозреваемого начинает ставиться в положение критическое, продолжающееся затем в течение всего хода уголовного разбирательства, так и потому, что богатая система органов, служащих для пресечения и предупреждения преступлений, с огромной выгодой может быть приспособлена и для преследования их, способствуя надлежащему его ходу своим знанием преступных классов, своим опытом и выработанными приемами деятельности. Поэтому-то и на континенте полиция всюду принимает значительное участие в первоначальном розыске или дознании; она ставится в связь с органами суда и их деятельностью, образуя в некоторых странах особую организацию судебной полиции. Независимо от того участие полиции допускается в уголовном процессе и по вопросам исполнительного характера.

1 Здесь и далее звездочкой отмечены фамилии авторов юридических произведений, а также государственных деятелей, сведения о которых приведены в конце тома. -Прим. ред.

2 Творец баварского кодекса Фейербах* излагал уголовный процесс как "прагматическую часть уголовного права".


См. новый учебник в традициях И.Я. Фойницкого


Новости МАСП

RSS импорт: www.rss-script.ru







Рейтинг@Mail.ru

Rambler's Top100
Hosted by uCoz