Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства. Т. 2.


kalinovsky-k.narod.ru

Уголовный процесс
Сайт Константина Калиновского

kalinovsky-k.narod.ru
Главная | МАСП | Публикации| Студентам | Библиотека | Гостевая | Ссылки | Законы и юрновости | Тесты | Почта


Фоницкий И.Я.
Курс уголовного судопроизводства.
Т. 2. / Под ред. А.В. Смирнова СПб.: Альфа, 1996. 607 с.

К оглавлению

Глава I. ОБВИНЕНИЕ

166. Прокуратура. Ее самостоятельность. Пассивная и активная зависимость. Прокуратура, исключительный орган окончательного обвинения в общих судебных местах по преступлениям публичным, принимает видное участие и в первоначальном обвинении по делам того же рода. Предложения ее о производстве следствия обязательны для следователя (ст.311 УУС), как и требования о судебном производстве, вносимые в форме обвинительных актов по делам, где нет особой процедуры предания суду (ст.527 УУС). В руках ее сосредоточиваются сведения о всех преступных происшествиях по указанным группам дел; чины полиции, находясь в непосредственной от нее зависимости, обязаны сообщать ей в суточный срок полученные сведения о всяком происшествии, заключающем в себе признаки преступления или проступка (ст.250, 278 УУС); прочие правительственные установления, заинтересованные в преследовании преступлений, хотя и могут, подобно полиции, обращаться или к прокурору, или непосредственно к следователю и суду, но поступят гораздо правильнее, избирая первый путь, который нередко категорически предписывается для них законом (ст.8 УГС, ст.12137,9 УУС до прод:1906)

Принадлежащее прокуратуре право первоначального обвинения имеет определенные границы ведомства, как предметные, так и местные.

По предмету ведомство прокуратуры в, виде общего правила распространяется на дела, подлежащие суду, при котором состоит данное лицо прокурорского надзора. Но из этого общего правила существуют изъятия, в силу" которых ведомство прокуратуры частью расширяется за пределы ведомства данного суда, частью суживается в сравнении с ним. Суживается оно потому, что право прокуратуры возбуждать преследование не распространяется на дела частного обвинения, хотя и подлежащие данному суду. Расширение его замечается в том отношении, что прокуратуре окружного суда принадлежит участие в первоначальном обвинении не только по делам, ведаемым окружными судами, но и по делам, ведаемым мировыми и судебно-административиыми установлениями. По месту на прокуратуру как орган первоначального обвинения распространяются правила о местном ведомстве судебных органов предварительного производства.

Таким образом, нормальным возбудителем уголовных преследований является прокуратура окружного суда, но по делам о преступлениях государственных власть эта принадлежит прокурору судебной палаты; новейшими узаконениями участие прокуратуры окружного суда и до этим делам расширено (ст.10355,10,28, 1037 УУС по прод. 1906г.),

В деятельности по первоначальному обвинению, как и по окончательному, прокуратура определяется началом законности, а не началом удобства (см. т.1, §33). Но она самостоятельно определяет, должно ли по закону возбудить преследование в данном случае, т.е. имеются ли налицо необходимые для того как юридические, так и фактические условия (ст.331, УУС). Прежде чем обратиться к следователю или суду, прокуратура обязана разрешить для себя вопрос о наличности всех. таких условий, и если данные, которыми она располагает, для, этого недостаточны, то она пополняет их путем негласного по- лицейского розыска; на ней лежит ответственность за возбуждение преследования без достаточных к тому фактических оснований. Но вместе с тем всем изложенным прокуратуре открывается значительное влияние на возбуждение уголовного преследования. Она отнюдь не только передаточная инстанция для направления обвинений к компетентному судебному месту, но орган обвинения в действительном смысле слова, с широким правом почина; не ограничиваясь исполнительной деятельностью, прокуратура обязывается обсудить наличность юридических и фактических условий, необходимых для обвинения, и приступает к последнему лишь по утвердительном решении ею самой вопроса о существовании их. Положение это остается одинаковым при возбуждении преследования как по непосредственному усмотрению прокуратуры, так и но сообщениям разных властей и лиц, к ней обращающихся.

Из права возбуждения уголовного преследования вытекает право поддержания его перед органами предварительного производства, осложняемое для прокуратуры моментом наблюдения за их деятельностью; отсюда принадлежащее прокуратуре право наблюдения за предварительным следствием (ст. 278-287 УУС).

Однако самостоятельность прокуратуры в области первоначального обвинения по нашему праву значительно уже, чем по современным законодательствам Запада. С одной стороны, за исключением лишь сравнительно немногих случаев, всякое лицо, ведомство или установление, желающее возбудить уголовное преследование по делу о преступлении публичном, может для этого обратиться непосредственно к следователю, минуя прокуратуру, которая затем обязательно должна вступить в дело, начатое без ее почина и даже ведома. С другой стороны, право прокуратуры на предъявление суду первоначального обвинения ставится иногда в зависимость от деятельности посторонних ей органов, которой прокуратура или обязывается воздерживаться от предъявления обвинения до изъявления ими на то своего желания (пассивная зависимость), или даже обязывается к деятельности положительной, если того желают посторонние ей ведомства и лица (активная зависимость).

Пассивная зависимость прокуратуры имеет место по делам:

1) о преступлениях членов императорской фамилии, направление или ненаправление коих к суду зависит от императорской власти; 2) о преступных деяниях членов Государственной думы' и Государственного совета, учиненных при исполнении или по поводу исполнения обязанностей, лежащих на них по сему званию; направление таких дел к суду также зависит от императорской власти (ст.22 Учреждения Государственной думы; п.4 ст. 68 и ст. 87 Учреждения Государственного совета); 3) о преступлениях, учиненных русскими подданными за границей против прав иностранной державы или иностранных подданных; преследование по ним может быть возбуждено не иначе как по поступлении жалобы или обвинения от потерпевших (ст. 174 Уложения о наказаниях); 4) о преступлениях частно-публичных, т.е. таких, по которым хотя и не допускается примирения, но которые могут подлежать преследованию не иначе как по жалобе потерпевших или их представителей; сюда по нашему праву относятся три главные группы дел: о преступлениях против чести и целомудрия женщин (ст. 1523 - 1526, 1528 - 1530 и 1532 Уложения); о противозаконном вступлении в брак (ст. 1549 - 1551 Уложения); о присвоении и похищении имущества между родителями и детьми и между супругами (прим. к ст. 1664, 1675 Уложения); 5) о преступлениях по службе должностных лиц; по ним преследование не может быть начато без требования начальства обвиняемого, а будучи предъявленным, такое требование обязывает прокуратуру и суд к производству (ст. 1077 УУС и сл.); 6) о некоторых нарушениях благоустройства и благочиния (ст. 12132,4,9,121б3,121б9 УУС по прод. 1906г.), где для уголовного преследования требуется предъявление заявлений, сообщений или отношений определенных ведомств или должностных лиц или особые с их стороны разрешения. Отдельно от названных групп стоят дела о нарушениях уставов казенных управлений, соединенных с ущербом для казны. Право возбуждения преследования по ним принадлежит исключительно казенным управлениям и заменяющей их полиции; органы же судебного ведомства, в том числе и прокуратура, не имеют права возбуждать по ним преследования и не принимают никакого участия в первоначальном обвинении. Только по тем из них, которые подлежат общим судебным местам, прокуратура участвует в окончательном обвинении. Мотивировано это особенностью способов удостоверения нарушения по делам такого рода, установленных законом и по существу своему не могущих быть выполняемыми лицами судебного ведомства; таковы ревизия заводских книг и самих производств торговли или промышленности и т. п. (объяснит, зап. к проекту Учреждения судебных мест 1863г., ч.2, с.80, 81).

Уже в некоторых из указанных случаев прокуратура кроме зависимости пассивной оказывается и в активной зависимости от посторонних ведомств и лиц, обязываясь к возбуждению уголовного преследования по требованию их. Кроме того, активная зависимость прокуратуры наступает: 1) по предписаниям высших в порядке подчиненности лиц прокурорского надзора, обязательным для низших; 2) по преступлениям печати (ст.12137 УУС по прод. 1906г.); 3) по обязательным для прокуратуры определениям судебных мест о возбуждении уголовного преследования, от которых должны быть отличаемы все прочие о том же определения, имеющие лишь значение сообщения присутственного места (п. 2 ст. 297 УУС); такими обязательными определениями могут быть почитаемы только определения обвинительной камеры (ст.536 УУС) и постановленные судом в качестве начальства обвиняемого, как должностного лица судебного ведомства, по преступлениям должности (ст. 1079,1080 УУС).

В случаях пассивной зависимости отсутствие соответствующей жалобы, требования или разрешения составляет препятствие для возбуждения преследования; последнее может быть возбуждено не иначе как по устранению такого препятствия; преследование же, возбужденное при наличности его, признается недействительным, и все вызванное им производство подлежит отмене.

От зависимости уголовного преследования от посторонних ведомств и лиц отличается зависимость от них отдельных судебных действий. Так поставлен этот вопрос, по нашему праву, в отношении членов Государственной думы и Государственного совета, для лишения свободы которых во время сессии Думы или Совета судебной властью должно быть испрошено разрешение Думы или Совета. Отсюда допускаются два изъятия: для преступлений должностных и для общих преступлений, когда задержание произведено при самом учинении преступления или не позже чем на другой день.

 

Далее


См. новый учебник в традициях И.Я. Фойницкого




Новости МАСП

RSS импорт: www.rss-script.ru







Рейтинг@Mail.ru

Rambler's Top100
Hosted by uCoz