Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства. Т. 2. Глава I. ОБВИНЕНИЕ


kalinovsky-k.narod.ru

Уголовный процесс
Сайт Константина Калиновского

kalinovsky-k.narod.ru
Главная | МАСП | Публикации| Студентам | Библиотека | Гостевая | Ссылки | Законы и юрновости | Тесты | Почта


Фоницкий И.Я.
Курс уголовного судопроизводства.
Т. 2. / Под ред. А.В. Смирнова СПб.: Альфа, 1996. 607 с.

К оглавлению

Глава I. ОБВИНЕНИЕ

171. Субъект обличения виновных перед судом. Право обличения перед судом есть юридическая возможность формулировать окончательное обвинение и поддерживать его во всех инстанциях суда. При частом складе уголовного процесса обвинение как первоначальное, так и окончательное полностью принадлежит частному лицу, заинтересованному в преследовании, т.е. лицу потерпевшему или его представителям. Оно осуществляется как его частное право, определяясь всецело его личным усмотрением. Но потерпевший может оказаться бессильным или весьма слабым для этой задачи; помимо частных его интересов преступление нередко нарушает интересы общежития, которые для потерпевшего не имеют должного значения и не встречают со стороны его должной заботы; потерпевший может и отсутствовать. Поэтому с выяснением публичной стороны преступления уголовное обвинение приобретает публичный характер: оно становится народным (когда право обращения к суду уголовному предоставляется каждому гражданину) или даже должностным, когда для осуществления обвинения создается особая должность (см. т.1, §32, 33). Последнее решение горячо одобряет Монтескье 1 , и оно в действительности имеет многие достоинства, ввиду которых французский институт прокуратуры принят повсеместно в континентальной Европе. Но во французской постановке должностного обвинения есть и сторона весьма отрицательная - ее монопольное положение. Право обращаться к уголовному суду присвоено ею себе как исключительное, а между тем оно весьма важно и для всех граждан, для которых доступ к уголовному суду должен быть настолько же и даже еще более свободен, как и доступ к суду гражданскому. Монополия прокуратуры, устраняя его, является величайшим злом.

Невозможно предоставить дело уголовного обвинения даже по публичным преступлениям исключительно в руки прокуратуры, потому что как орган правительственный она не в состоянии выступать равным образом по всем преступлениям; со стороны ее неизбежно окажутся слабость действия и снисходительность относительно таких преступных деяний, как посягательства чиновников против свободы слова, союзов, собраний и др., когда они могут думать, что энергия преследования не вполне желательна для правительства, их назначившего. Необходимо кроме прокуратуры предоставить доступ к уголовному суду и частным липам. Но последним такое право по публичным преступлениям должно принадлежать не как их частное право, а как общественная функция, им предоставляемая во имя публичного интереса, пользующаяся государственной помощью и не исключающая возможности общественного контроля. Поэтому оно не должно ограничиваться лицами, потерпевшими от преступного деяния непосредственно какой-либо вред, ущерб и убытки.

При таком ограничении:

1) могли бы оказаться случаи, когда нет непосредственно потерпевшего частного лица или когда потерпевший не обладает необходимыми для преследования силами и средствами или просто не желает преследования;

2) потерпевший мог бы быть побуждаем обращаться к уголовному суду не для целей уголовного правосудия, а по чуждым им личным и даже корыстным расчетам.

Потому право обращаться к суду уголовному должно принадлежать частным лицам не по титулу понесенного ими от преступления вреда, а как их общее гражданское право выполнять одну из публичных функций. В такой постановке вопрос этот дал содержание обширной разработке в германской литературе, предшествовавшей процессуальному законодательству 1876г.2 , и не сходит со страниц ее даже в наши дни. И у нас ему уделяется значительное внимание.

Вопрос о праве участия частных лиц в обвинительной деятельности, которое может быть предоставлено им в уголовном процессе по делам публичным, еще и в теории процесса не ПОЛУЧИЛ своего окончательного решения, а в законодательствах (кроме английского) замечаются лишь робкие попытки его признания. Опасаются передавать в распоряжение их такие важные и деликатные блага граждан, как их доброе имя, честь, свобода, а иногда даже здоровье и сама жизнь, которые могут пострадать от неправильного привлечения к суду уголовному. Возможность злоупотребления правом уголовного обвинения настолько реальна и значительна, что против нее необходимы серьезные меры; а между тем одни из этих мер (установление тяжелой ответственности за злоупотребление правом обвинения) нежелательны, так как могли бы парализовать само право обвинения, вызывая страх обращаться к нему, другие еще не выработаны.

Главнейшие формы участия частного лица в окончательном обвинении суть: главное обвинение, добавочное, или дополнительное, обвинение, субсидиарное обвинение.

Главное обвинение есть допущение частного лица к участию в уголовном деле с полнотой всех прав, принадлежащих должностному обвинителю, и с полным устранением последнего. Эта форма принимается при частном обвинении, где частный обвинитель вытесняет должностного и располагает более чем последний широким правом распоряжения обвинением. Поэтому главное обвинение называется также частным, хотя логически возможно и при публичных преступлениях, например если должностной обвинитель отказывается от обвинения и во все права его вступает частное лицо.

Добавочное, или дополнительное, частное обвинение означает допущение частного лица к участию в уголовном деле возле должностного обвинителя без устранения его и с предоставлением частному липу процессуальных прав стороны в более или менее значительном объеме. Мы встречаем его в Австрии, частью в Германии. Так, по германскому праву дополнительное обвинение допускается по преступлениям публичным для тех лиц, по жалобам которых суд возложил на прокуратуру обязанность предъявить обвинение. Присоединение испрашивается в письменной форме и возможно во всякий момент процесса до постановления приговора. Добавочный обвинитель получает право представления доказательств, участия в прениях и обжалования состоявшегося приговора независимо от прокуратуры: ему не принадлежит, однако, право отвода присяжных, и он не обязан представлять обеспечения судебных издержек: права, вытекающие из присоединения, не переходят на наследников.

Заменяющее, субсидиарное, обвинение есть право участия частного лица в уголовном деле при условии отказа от обвинения должностного обвинителя и взамен последнего. Положение его в процессе строится подобно положению вытесняемого должностного обвинителя, за которым сохраняется право обратного вступления в дело. Эта форма, однако, не встречаем широкого признания.

Примечания

1 Монтескье Ш. О духе законов. Спб., 1900. С. 86: "Мы имеем ныне замечательное учреждение, именно назначение при каждом суде особого должностного лица для преследования но долгу службы всякого преступника; так что само имя доносчика у нас неизвестно, и если публичный обвинитель будет заподозрен в злоупотреблении своей властью, то его заставят указать источник, на котором он основывается. По законам Платона подвергаются наказаниям все те, которые пренебрегут оказанием помощи чиновнику или сообщением судьям необходимых сведений. У нас публичный обвинитель заботится о гражданах; он действует, и они спокойны.

2 См. мою ст.: Судебно-уголовные кодексы Германии //На досуге. 4.2. С.290 и сл.; видное место в этой литературе принадлежит трудам Гнейста* и Гейнце*.

 

Далее


См. новый учебник в традициях И.Я. Фойницкого




Новости МАСП

RSS импорт: www.rss-script.ru







Рейтинг@Mail.ru

Rambler's Top100
Hosted by uCoz