Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства. Т. 2. ч. 3. ГЛАВА I. ПРЕДВАРИТЕЛЬНОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ.


kalinovsky-k.narod.ru

Уголовный процесс
Сайт Константина Калиновского

kalinovsky-k.narod.ru
Главная | МАСП | Публикации| Студентам | Библиотека | Гостевая | Ссылки | Законы и юрновости | Тесты | Почта




Фоницкий И.Я.
Курс уголовного судопроизводства.
Т. 2. / Под ред. А.В. Смирнова СПб.: Альфа, 1996. 607 с.

К оглавлению

ГЛАВА I. ПРЕДВАРИТЕЛЬНОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ

321. Производство предварительного следствия.

Предметом предварительного следствия, по нашему праву, нужно признать не только обстоятельства, указанные в первоначальном обвинении, но и все вообще обстоятельства дела во всем объеме. Судебный следователь, раз приступив к производству предварительного следствия, во имя неделимости обвинения производит его, не стесняясь теми пределами, которые указаны в жалобе частного лица или в предложении прокурора и сообщении полиции. Из неделимости делается исключение для некоторых дел, таковы дела частного обвинения и должностного обвинения, где пределы исследования указываются обвинителем и не могут быть расширены ни в отношении лиц, ни в отношении деяний. Другое существенное начало, определяющее построение нашего предварительного следствия, воспроизводящего тип следствия французского, в отличие от австрийско-германского, состоит в том, что оно беспредельно не только по объему, но и по содержанию. Между тем как австрийско-германское право возлагает на предварительное следствие обязанность расследования обстоятельств дела настолько лишь, насколько это необходимо для решения вопроса о возможности предания суду и открытия судебного но делу заседания, ни наше, ни французское право не намечает ему этих пределов, так что оно должно производиться до тех пор, пока дело не будет выяснено всецело, как и судебное следствие.

Однако предварительное следствие существенно отличается от судебного. Хотя собираемый на нем материал и может иметь важное доказательное значение, но в действительности на нем может основываться предание суду, а не приговор, т.е. вероятность, а не достоверность вины. Имея, таким образом, лишь подготовительное значение, предварительное следствие не нуждается при производстве в тех формальных приемах и правилах, которые требуются для судебного следствия; с другой стороны, предварительное следствие, рассчитанное практически для камеры предания суду, следовательно, для такого органа, который сам следствие не производит, должно закрепить те данные, которые им обнаружены, оставить прочный след их. Эти две особенности предварительного следствия обусловливают две характерные черты его:

1) меньший формализм в его производстве. Так, в видах достижения возможной быстроты закон предписывает следователю производить его во все дни, не исключая воскресных и табельных; он должен, не стесняясь районом, отправляться на место, где следствие должно быть производимо; на предварительном следствии обыкновенно не отбирается присяга, и т. п.;

2) письменность производства. Каждое действие должно быть судебным следователем занесено в протокол. Учреждению и Наказу судебным следователям 1860г., кроме того, была известна дневная запись, которую следователь обязан был вести обо всех делах, находящихся в производстве. Эту запись судебные уставы вычеркнули, оставив все остальное в прежнем виде.

Начало предварительного следствия обусловливается наличностью одного из тех пяти законных поводов, которые указаны в ст. 297 УУС; как скоро появился такой повод, судебный следователь постановляет о начатии дела. Некоторые из этих поводов безусловно обязательны для следователя в том смысле, что при наличности их он не может не начать следствия; другие же не обязывают его к начатию дела, а лишь дают ему на это право. К первым относятся жалобы потерпевших, предложение прокурора, и возбуждение дела начальством обвиняемого; ко вторым - сообщения полиции, явка с повинной и заявления лиц, не потерпевших от преступного деяния. Значение этого различия мы уже знаем.

Когда предварительное следствие начато, процессуальные действия, входящие в состав его, должны следовать одно за другим силой закона, в известной постепенности. Первое место принадлежит действиям объективного характера, т.е. таким, которые не направлены на личность обвиняемого; таковы расспросы жалобщика, потерпевшего, осмотры, освидетельствования и т. п. Затем уже делается допрос обвиняемому, производятся очные ставки и выдаются от имени судебного следователя различные постановления, насколько в них встречается надобность. Наконец, когда следственный материал, по мнению судебного следователя, собран в достаточном количестве, он дополняет его на основании заявлений участвующих лиц, а затем объявляет о заключении следствия и отсылает все производство к прокурорскому надзору (ст.476 УУС и сл.). Таким образом, предварительное следствие движется от момента появления законного повода до момента его заключения. Возможность уголовного преследования есть вместе с тем возможность производства предварительного следствия; и наоборот, все обстоятельства, устраняющие обвинение, устраняют тем самым и предварительное следствие.

Предварительное следствие приостанавливается в тех же, случаях и по тем же причинам, как вообще уголовное преследование. То же следует сказать о прекращении предварительного следствия, которое, как и приостановление, принадлежит окружному суду и палате, за исключением дел о государственных преступлениях ведомства особого присутствия Сената, по которым оно принадлежит 1-му департаменту Сената. Закон 3 мая 1883г. предоставил прекращение следствий по заключениям прокуратуры, даже по делам юрисдикции присяжных заседателей, окружным судам, поставив их под контроль судебных палат (ст.523, 528 , 5291 УУС), а по делам, подсудным палате и ею прекращаемым, - Сената, так что, по общему правилу, прекращение предварительного следствия принадлежит только суду той или иной инстанции; оно не может быть делом личного усмотрения ни судебного следователя, ни лиц прокурорского надзора, ни потерпевшего. Исключение делается только для дел частного обвинения, которые могут быть прекращаемы во всякий момент производства по усмотрению обвинителя. По прекращении оконченного следствия дело может быть возобновлено не иначе как при открытии новых обстоятельств, по особому о том определению палаты (ст.542 УУС) 1 .

От прекращения следствия отличается его заключение, объявление его законченным, которое принадлежит следователю и предполагает, что следствием достигнута цель, обвинением ему поставленная. Оно зависит от судебного следователя, который, признав следствие исчерпанным, уведомляет об этом участвующих в деле лиц, причем им предоставлено право приводить новые доказательства и просить следователя о дополнении следствия. Проверив, если это нужно, приводимые ими новые доказательства, следователь объявляет следствие заключенным и отсылает все производство к прокурору или его товарищу (ст.476 УУС и cл.).

1 Предварительное следствие, прекращенное в порядке ст.277 УУС до привлечения определенного лица в качестве обвиняемого, может быть продолжаемо следователем непосредственно или по предложению прокурора, если обнаружатся не бывшие в виду следователя и суда новые обстоятельства.

Как прокурору, так и окружному суду и обвинительной камере предоставлено право обращать дело к доследованию или дополнению, причем распоряжения этого рода делаются или по собственному их усмотрению, или по жалобе участвующих в деле лиц. Судебный следователь обязан безусловно подчиняться требованиям этого рода и не может входить в рассмотрение основательности или неосновательности требования прокуратуры о дополнении следствия. Лицам прокурорского надзора, в свою очередь, рекомендуется не предъявлять таких требований без крайней необходимости, дабы не замедлять ход дела, но это только совет, не могущий иметь обязательного значения. Обязательность для следователя требований прокуратуры о дополнении следствия объясняется теми функциями, которые лежат на прокуратуре, сравнительно с функциями судебного следователя. Этот последний, производя исследование, не оценивает ни одного обстоятельства существа дела: он собирает факты, не зная и не имея права предрешать, какое освещение будет им дано; он собирает для прокурора сырой материал, из которого затем извлекаются те или иные выводы в видах выработки заключения предания суду или о прекращении уголовного преследования.

Все распоряжения следователя, как первоначальные, об открытии следствия, так и последующие, например о мерах пресечения, о заключении следствия, могут быть обжалованы в окружной суд, судебную палату или Сенат, смотря по подсудности дела. Определения окружного суда, применительно к ст.893 УУС и сл., могут быть обжалованы в судебную палату, а палаты- в Сенат, но только один раз. Необжалование таких действий сторонами лишает их права указывать на неправильности предварительного следствия в кассационной жалобе. Исключение допускается лишь по отношению к тем неправильностям, которые свидетельствуют о неправильном возбуждении уголовного преследования, например, если по преступлению, преследуемому только по частной жалобе, следствие было начато без таковой жалобы. Составленные по окончании следствия заключения прокуратуры о прекращении или приостановлении следствия до закона 3 мая 1883г. по делам ведомства присяжных заседателей подлежали рассмотрению не окружного суда, а судебной палаты как обвинительной камеры. Закон 1883 г. передал их окружному суду, но подчинив определения последнего усиленному контролю судебных палат (ст.523, 5282, 529' УУС) 1

1 В силу ст.5292 УУС практика признает за палатами право отме- нять в порядке надзора определения окружного суда о прекращении следствия как по юридическим, так и по фактическим основаниям (1885/15, 1897/43).

Далее


См. новый учебник в традициях И.Я. Фойницкого


 

Новости МАСП

RSS импорт: www.rss-script.ru







Рейтинг@Mail.ru

Rambler's Top100
Hosted by uCoz