Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства. Т. 2. ч. 3. ГЛАВА II. ПРЕДАНИЕ СУДУ


kalinovsky-k.narod.ru

Уголовный процесс
Сайт Константина Калиновского

kalinovsky-k.narod.ru
Главная | МАСП | Публикации| Студентам | Библиотека | Гостевая | Ссылки | Законы и юрновости | Тесты | Почта


Фоницкий И.Я.
Курс уголовного судопроизводства.
Т. 2. / Под ред. А.В. Смирнова СПб.: Альфа, 1996. 607 с.

К оглавлению

ГЛАВА II. ПРЕДАНИЕ СУДУ

331. Особенные порядки предания суду.

Особенны правильности обвинительного акта по существу (ст.527 УУС) 1. По этим делам обвинение, таким образом, находится всецело в руках прокуратуры, но если прокурор находит нужным прекратить производство но делу, которое не сопряжено с ограничением прав, то деятельность его находится под контролем окружного суда; в случае несогласия последнего с мнением прокурора, а также по жалобам заинтересованных лиц или в порядке надзора дело переносится в палату, которая на основании закона 1883 г. может предписать производство дела или по такому переносу, или даже по собственной инициативе (ст.5281'3, 529' УУС).

Порядки предания суду установлены:

1. По делам о преступлениях частных Здесь обвинительный акт заменяется жалобой частного обвинителя, которая должна соответствовать общим условиям обвинительного акта (ст.526 УУС), а в противном случае палата обязана изготовить определение о предании суду, заменяющее обвинительный акт (общ. собр. 1890/4); по таким делам лицо прокурорского надзора не присутствует в заседании палаты при докладе ей предварительного следствия (ст.540 УУС). Помимо этих отличий порядок предания суду здесь сходен с общим. Если же по делу ввиду тяжести наказания не требуется процедура предания суду, то частная жалоба поступает непосредственно в окружной суд для рассмотрения по существу.

2. По делам о преступлениях по службе должностных лиц. Идея разделения государственных властей, породив самостоятельность судебной власти, привела также к мысли о необходимости самостоятельности административной власти по отношению к судебной. Отсюда так называемая административная гарантия французского права; в силу ее для предания суду за преступные деяния по службе административных органов требовалось предварительное разрешение Государственного совета, высшего органа административного управления. Гарантия эта связывала судебную власть только в отношении предания суду, ни в чем не ограничивая ее в отношении начатия и производства уголовного дела, и она обнимала только органы, облеченные административными полномочиями, не распространяясь на должностных лиц прочих ведомств, например фиска или даже ведомства административного, но не облеченных по должности своей никакими административными полномочиями, например чиновников канцелярии. Мера эта отменена в 1875г. и с тех пор не восстанавливалась, так что во Франции ныне начальству

1 Правовая же сторона дела подлежит контролю суда. По разъяснениям Сената (общ. собр. 1880/10), суд может прекратить дело, по которому прокуратурой предложен обвинительный акт, если усмотрит отсутствие признаков преступления или наличность причин, указанных в ст. 16 || 27 УУС.

должностных лиц принадлежит право возбуждать разномыслие с судебной властью, разрешаемое в особом tribunal des conflits. Не знают никаких особенностей по этому предмету и другие конституционные государства Запада, где они совершенно излишни вследствие единства министерств. Особняком стоит законодательство русское, устанавливающее их весьма широко и притом исходя не из идеи разделения властей, а из патримониального начала самостоятельности ведомств, в силу которого каждому ведомству по отношению к своим чиновникам в прежнее время принадлежало даже право суда. В силу этого начала дела о служебных преступлениях должностных лиц, по законодательству дореформенному Свода законов 1857г., составляли достояние отдельных ведомств, без воли и разрешения которых не могли доходить до судебной власти, а в менее важных случаях устранялись от нее окончательно, разрешаясь назначением наказаний начальствами обвиняемых. Принцип этот в неприкосновенности сохранился судебными уставами, и в отличие от французской административной гарантии наша должностная прерогатива: 1) ограничивает судебную власть не только в отношении предания суду должностных лиц за преступления по службе, но вообще в отношении начатия и даже производства дел, поставленных в зависимость от разрешения посторонних ведомств и частью даже под контроль их; сообщения же их о начатии предварительного следствия по таким делам обязательны для следователя; 2) распространяется на должностных лиц всех ведомств и должностей, не ограничиваясь, как во Франции, административными органами; и 3) по делам меньшей важности выражается в праве наложения дисциплинарных взысканий без всякого участия суда, властью начальства (ст. 1066 У УС).

Предание суду, однако, в отличие от возбуждения преследования принадлежит не единоличным начальникам, а коллегиальным начальствующим установлениям. Так, члены Государственной думы и Государственного совета и прочие лица первых трех классов, подлежащие за их преступные по службе деяния верховному уголовному суду, предаются суду постановлениями 1-го департамента Государственного совета, утвержденными Высочайшей властью (ст.1076, 1097 УУС; ст.92, 93 Учреждения Государственного совета); такое постановление служит основанием обвинительного акта, составляемого обер-прокурором уголовного кассационного департамента. Должностные лица ниже III класса различаются на лиц судебного и несудебных ведомств. Лица судебного ведомства предаются суду судебными органами, именно судебной палатой (секретари, помощники секретарей, судебные приставы, нотариусы и прочие состоящие при судебных местах чиновники), соединенным присутствием 1-го и кассационных департаментов Сената (обер-секретари и помощники их, все лица судейского звания, не исключая мировых и городских судей, присяжные заседатели, уездный съезд в составе судебного присутствия, а также чины прокуратуры, последнее - не иначе как по предложениям министра юстиции). Резкости этого особого порядка предания суду умеряются лишь участием, предоставляемым прокуратуре, которая по окончании предварительного следствия направляет свое заключение начальству обвиняемого, и в случае разномыслия с ним установлен ревизионный пересмотр, до Сената включительно (ст. 1091, 1092, 1094 УУС). В последнее время замечается стремление ограничить и даже упразднить нашу должностную прерогативу предания суду.

3. По делам о преступлениях политических или государственных. Здесь порядок предания суду приближается к тому, который имеет место по делам, не влекущим правопоражений. Закон заботится установлением контроля лишь на случаи прекращения производства, обходясь без него при направлении дела к суду. Так, оконченное производством дознание поступает к прокурору окружного суда, который о прекращении его представляет губернскому совещанию, и последнее может вернуть его прокурору для дальнейшего направления (ст.103526-27 УУС). Если дознание возложено на особо назначенное Высочайшей властью лицо, то направление его зависит от прокурора судебной палаты. То же установлено и для предварительного следствия (ст. 1041 УУС)

Менее серьезные отступления от общего порядка представляет предание суду но делам о нарушениях уставов благочиния, казенного управления и т. п. Особенность здесь состоит в том, что на прокурора возлагается обязанность предварительно снестись с подлежащим ведомством и принять к сведению его сообщения.

Далее


См. новый учебник в традициях И.Я. Фойницкого


 

Новости МАСП

RSS импорт: www.rss-script.ru







Рейтинг@Mail.ru

Rambler's Top100
Hosted by uCoz