ГЛАВА I. УВЕДОМЛЕНИЕ - ОБЯЗАТЕЛЬНЫЙ ЭЛЕМЕНТ РЕАЛИЗАЦИИ ПРИНЦИПОВ УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ПРАВА / Кайгародова Ю.Г. Уведомление в российском уголовном процессе. Дисс. канд. юрид. наук. Омск, 2005.


kalinovsky-k.narod.ru

Уголовный процесс
Сайт Константина Калиновского

kalinovsky-k.narod.ru
Главная | МАСП | Публикации| Студентам | Библиотека | Гостевая | Ссылки | Законы и юрновости | Тесты | Почта

Кайгародова Юлия Евгениевна
Уведомление в российском уголовном процессе.
Дисс. канд. юрид. наук. Омск, 2005.


К оглавлению

ГЛАВА I. УВЕДОМЛЕНИЕ - ОБЯЗАТЕЛЬНЫЙ ЭЛЕМЕНТ РЕАЛИЗАЦИИ ПРИНЦИПОВ УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ПРАВА

1.1. Очерк развития института уведомления в уголовном судопроизводстве России

Эпиграфом к рассмотрению данной части диссертационного исследования будет уместным высказывание М.Т. Цицерона ?История ? настоящий свидетель времен, свет истины, жизнь памяти, учительница жизни, вестник старины?1. Исходя из этого, современный уголовный процесс сам по себе не может быть правильно осмыслен вне связи с прежними этапами его развития, иначе останутся нераскрытыми глубинные механизмы, образовавшиеся когда-то давно, но действующие сегодня и в значительной мере определяющие будущее. Без исследования истории невозможно понять современное состояние уголовно-процессуальной политики и уголовно-процессуального законодательства. В условиях происходящих преобразований отчетливо видно, насколько важны анализ прошлого, объективное и тщательное изучение истории. Такой анализ позволит дать оценку современному уголовному процессу, правильно определить направления его реформирования. Обращение к уголовному процессу прошлого особенно необходимо потому что процессы, происходящие тогда и сейчас, во многом сходны2.

Избранный нами исторический подход к изучению особенностей уголовного процесса не случаен, он в значительной мере соответствует наиболее перспективным тенденциям в современном правоведении. Сегодня очевидно, что методология исторического анализа, применяемая в области права, обладает широкими познавательными возможностями. Она позволяет глубоко раскрыть сущность исследуемых государственно-правовых явлений. Тем самым, она позволяет на основе имеющихся фактов выявлять, с одной стороны, общее и повторяющееся, необходимое и закономерное, а с другой ? качественно отличное. Историческая методология дает возможность выходить за пределы изучаемых государственно-правовых явлений и на основе аналогий выявить широкие исторические обобщения и параллели, что особенно важно в условиях современного переломного периода развития3.

Законодательство призвано активно, своевременно и адекватно реагировать на новые тенденции в социальных процессах. Одним из аспектов охраны прав и интересов граждан является четкая организация уголовного процесса в соответствии с требованиями законности. Разумеется, система уголовного процесса в современной России еще только складывается, она далека от совершенства. Ее развитие должно происходить как с ориентацией на исторические традиции России, так и с учетом богатого зарубежного опыта в этой области. Этот опыт учит, что кризисные явления в сфере права должны разрешаться цивилизованным путем. И путь этот известен ? судебно-правовая реформа, которая должна осуществляться с учетом и на базе собственного исторического опыта, исходя из национальных особенностей, культуры и традиций4.

Безусловно, все правовые институты интересны. Но, будучи ограниченными рамками диссертационного исследования, уделим большее внимание становлению института уведомления, как элементу реализации принципов российского уголовного судопроизводства.

При анализе уголовно-процессуального законодательства XI-XXI веков мы обнаружили, что институт уведомления получил законодательное отражение в памятниках уголовного процесса начиная с XV века.

Проведенное нами исследование российского законодательства позволяет выделить несколько исторических этапов становления института уведомления, эволюция которого в полной мере зависела от периодизации развития уголовного судопроизводства5.

Первым этапом считаем возможным обозначить исторический период с 1456 г. по 1697 г.

Первое упоминание об уведомлении нами было обнаружено в Новгородской судной грамоте 1456 г., которая ограничивалась узаконениями о суде и порядке суда, в том числе о вызове в суд. Согласно Новгородской грамоте вызов в суд имел следующие формы: вызов истца и ответчика по тяжебным делам; вызов свидетелей; вызов товарищей и вызов по уголовным делам. Для ответчиков, обвиняемых в татьбе, убийстве, грабеже, разбое и других уголовных преступлениях, назначался особый вызов, отличный от порядка вызова по гражданским делам. Суд требовал от обвинителя или истца присяги на судной грамоте в том, что он обвиняет преступника законно, после чего суд брал на себя хлопоты по вызову ответчика и посылал грамоты правителю области, к которой принадлежал обвиняемый, или землевладельцу, на земле которого он жил. Областные начальники или землевладельцы должны были выслать обвиняемых в узаконенный срок (3 недели на 100 верст); в противном случае они платили убытки истцу-обвинителю6.

В Псковской судной грамоте 1462 г. (ст. 41) указывалось, что ?княжой писец пишет судебные документы ? позовницу, бессудную, приставную?7. Также в грамоте указываются участники уведомления ? доводчик в обязанность которого входило вызывать к суду по приставным грамотам подсудимых, истцов, ответчиков и свидетелей8. Аналогичные уголовно-процессуальные предписания об уведомлении содержались в Судебниках 1497 и 1550 гг.

Крупнейшим законодательным актом сословно-представительной монархии стало Соборное уложение 1649 г. В Уложении говорилось о дифференциации процесса на две формы: ?суд? и ?розыск?9, а также содержалось указание на уведомление10. Статья 109 называла ?зазывную грамоту? как способ уведомления сторон. Посредством такого документа стороны приглашались в суд, т.е. извещались о времени и месте судебного разбирательства. ?Зазывная грамота? включала в себя указание на лицо, вызываемое к суду, и срок явки. В последующих статьях Соборного уложения предусматривалась ответственность за неявку по ?зазывной грамоте? (ст.ст. 115-120). Статья 123 этого же документа указывала на ответственность подьячего, не известившего судей об отсутствии ?поручных записей истца или ответчика?. В отличие от нормативного закрепления исследуемого института лишь в частях некоторых статей Новгородской и Псковской судных грамот, в Соборном уложении уведомлению были отведены специальные статьи.

Исследуемый институт в названных выше юридических памятниках начал развиваться, но в незначительной степени, поскольку был выражен лишь в одной из форм уведомления ? вызове, что было отражением состояния русского права в данный период, которому была свойственна казуальность, партикулярность и нерасчленность на материальные и процессуальные нормы.

Вторым историческим этапом может быть рассмотрен период с 1697 г. до 1864 г.

VII век отмечен нарастающей бюрократизацией государственного и общественного управления, а также усилением регламентации уголовного процесса и развитием его правовой базы. Но особенно крупные шаги в своем развитии сделала бюрократизация в эпоху Петра I, когда в России начала складываться абсолютная монархия11.

Первая четверть XVIII в. ознаменовалась серией реформ Петра Великого, направленных на модернизацию экономической и социально-культурной жизни в стране12. Это касается и реформ в уголовном судопроизводстве. К началу царствования Петра I розыскной порядок находил все больше применения, вытесняя из области уголовного правосудия остатки состязательного процесса. Эта тенденция получила закономерное завершение. Именным указом от 21 февраля 1697 г. ?Об отмене в судных делах очных ставок, о бытии вместо оных распросу и розыску, о свидетелях, об отводе оных, о присяге, о наказании лжесвидетелей и о пошлинных деньгах? Петр отменяет состязательный процесс и вводит по всем делам процесс розыскной (инквизиционный). В данном нормативном акте нет прямых указаний на институт уведомления, но он был базовой основой уголовно-процессуального законодательства того времени. В последующем этот Указ был дополнен и развит ?Кратким изображением процессов или судебных тяжб?13, изданным в марте 1715 г., который представил наибольший интерес для нашего исследования. Этот нормативный акт, посвященный судебному процессу, содержит первую главу под названием ?О повещании?14. Данная глава придавала большое значение ?повещанию?, поскольку именно им ознаменовалось начало и основание судебного процесса. Более того, посредством такого процессуального действия сторонам указывались причина судебного процесса, право быть допущенными и участвовать в судопроизводстве. В статье 2 этой главы говорилось: ?Повещание бывает от судьи по челобитию другаго, либо письмянное или изустное. И какое оное ни будет, однако ж надлежит ответчику о том объявить: и 1) (нумерация применена нами. ? Ю.К.) кто есть челобитчик; 2) в каком деле и каких ради причин он требуеца; 3) место где; 4) время, день и час ознаменить, когда ему надлежит явица?15. Это позволяет сделать вывод, что законодатель того времени понимал значимость осведомленности участников уголовного судопроизводства, более того, возвел в ранг нормативных требований форму уведомления, его содержание.

Данное нормативное предписание появилось в эпоху активного развития всех сторон общественно-экономической жизни России и влияния на прогресс законодательства Англии и Нидерландов16. Представляется, такой шаг можно объяснить тем, что Петр I приводил российский уголовный процесс в соответствие с уголовно-процессуальным законодательством выше обозначенных государств, рассматривая его как эталон. При Петре Великом были предприняты попытки отделить суд от администрации, но они не увенчались успехом17.

В рассматриваемом памятнике уголовного процесса законодатель отвел уведомлению отдельную главу. Использование такого приема юридической техники как сосредоточение всех правил, связанных с уведомлением в одной главе, в то время, возможно, было оправдано. Следует отметить, что такой прием законодателем в истории судопроизводства был использован лишь единожды18. В последующем произошло рассредоточение этих процедур по отдельным главам, разделам, статьям законодательства. Возможно, на то имелись причины. Среди таковых, по нашему мнению, могут быть названы: потребность в формализации правовых институтов, их укрупнение, детализация процессуальных процедур.

В процессуальном акте ?О форме суда? от 5 ноября 1723 г.19 была предусмотрена необходимость в надлежащий срок ? ?неделю полную? ? вручать копию решения суда о явке в назначенное время (ст. 5). Кроме этого, данным указом розыскной процесс сохранился лишь для расследования наиболее тяжких государственных преступлений. Вводилось устное судоговорение, расширялось судебное представительство, ужесточались сроки рассмотрения дел в судах20.

Таким образом, законодательство того периода не имело четкого разделения гражданского и уголовного судопроизводства, являясь симбиозом отраслей права, тем не менее были сформированы процессуальные предпосылки становления и развития правового института уведомления и, на сколько позволяет судить современное представление о нормативном регулировании, сделано это было достаточно качественно.

После смерти Петра I в период до 1864 г. было издано множество актов, отражавших развитие общественно-политической и экономической жизни страны. В ряде случаев акты вступали в противоречие друг с другом и не отражали в целом потребностей общественно-экономического развития: отсталость и запутанность законодательства противоречили интересам буржуазии, дворянства и т.д. Предпринимавшиеся попытки кодификации права в России потерпели неудачу.

В период с 1832 по 1864 гг. в России уголовно-процессуальное законодательство сделало первую попытку раздельного изложения материальных и процессуальных постановлений (Воинский устав и Краткое изображение процессов и тяжб). Однако Свод законов Российской империи, изданный в 1832 и 1842 гг., изложил законы уголовно-судопроизводственные под одной нумерацией статей с законами о преступлениях и наказаниях. Окончательное разделение их сделано судебными уставами 20 ноября 1864 г., где судопроизводственные законы включены в систему самостоятельных кодексов21. Институт уведомления нашел отражение в уголовно-процессуальных актах того времени, но фактически был сведен к минимуму.

Третий этап ? исторический период с 1864 г. по 1922-1923 гг.

В 1855 г. на престол вступил император Александр II. В его Манифесте в качестве одного из главных пожеланий было записано: ?Да правда и милость царствуют в судах?. В конце 50-х гг. XIX в. правительство приступило к подготовке реформы органов управления, в том числе полиции и следственного аппарата. Именно в этот период началась интенсивная научная разработка уголовно-процессуального законодательства22.

Учреждение судебных установлений от 20 ноября 1864 г. имеет небольшое количество упоминаний об уведомлении тех или иных лиц: о принятых решениях или необходимости явиться в указанный срок, т.е. институт уведомления не получил должного развития.

Россия находилась накануне великой Судебной реформы 1864 г.23

В числе других судебных уставов 20 ноября 1864 года император Александр II утвердил Устав уголовного судопроизводства (далее ? УУС)24. Указанный уголовно-процессуальный акт стал первым, в котором нормы материального права были отделены от процессуальных, что сделало данный документ историческим памятником уголовного судопроизводства России XIX столетия. Проведенным исследованием мы установили наличие 95 норм, предусматривающих уведомление. С принятием указанного законодательного акта уголовный процесс в Российской Империи приобрел новые качества, которые не уступали английскому или французскому уголовному процессу по возможностям25. Законодатель обозначил необходимость и придал огромное значение осведомленности участников уголовного судопроизводства. Демократическая направленность процессуального законодательства была подчеркнута системой гарантий прав личности быть уведомленной в соответствующие сроки в определенной процессуальной форме о правах и свободах, принятых по делу решениях, движении дела и т.д., а также уведомительных правоотношений между должностными лицами, осуществляющими производство по делу на разных стадиях уголовного судопроизводства.

Формальное следствие в первой половине XIX в. направлялось на то, чтобы выявить и ?привести в полную ясность и известность?, над каким лицом или имуществом было совершено преступное деяние, в чем оно состояло, каким способом, когда, где, кем, с определенным умыслом или без оного было совершено и т.д., так, чтобы суд мог вынести справедливый приговор26. Поводом к началу следствия могли быть: извещение, а также молва и слух, жалоба, донос, явка с повинной, доношения прокуроров и стряпчих.

Так, УУС предусматривал: формы уведомления ? письменные и устные (ст.ст. 49-50, 54), необходимые элементы (ст. 50), условия уведомления (ст. 51), ответственность за невыполнение требований норм об уведомлении (ст. 53), а также сроки (ст. 132), способы (ст. 56, 57) и т.д. Много внимания в УУС уделено вручению копий решений судей, способам и срокам, о чем в процессуальном законодательстве раньше почти не говорилось (ст.ст. 81, 132, 139, 148, 310, 426, 441, 948, 1028, 1111, 1188, 1190). УУС предпринял достаточно прогрессивный шаг и, по сравнению с использованием терминологии в прошлом относительно уведомления, обозначал его следующим образом: извещение (ст.ст. 63, 140, 559, 560, 1023, 1192), сообщение (ст.ст. 49, 50, 51, 53, 64, 250, 252, 255, 292, 309, 310, 386, 486, 589, 609, 729, 967, 1011, 1012, 1235, 1079, 1098, 1181, 1187, 1243, 1245, 1249), уведомление (ст.ст. 282, 284, 971, 1028, 1166, 1167, 1187, 1213, 1240), призыв письменной или словесной повесткой (ст.ст. 54-58, 62, 66, 68, 377, 379, 380), вручение копий (ст.ст. 81, 132, 139, 148, 170, 310, 426, 441, 1028, 1111, 1188, 1190), а также доведение до сведения (ст. 263, 314, 455, 609, 902), донесение (ст. 255, 274, 1035).

В УУС определялся порядок взаимоотношений посредством института уведомления не только должностных лиц с гражданами, но и должностных лиц между собой. В частности, ст. 50 УУС указывала, что в сообщениях мировому судье, как письменных, так и словесных, ?полицейские и другие административные власти должны указывать??.27 Или, например, когда при решении вопроса о наказании были разногласия и дело решалось большинством голосов, присутствующие строили свои выводы без опоры на законы, а секретарь суда, хотя и не имевший голоса в решении дела, обязан был уведомить об этом ?с должной благопристойностью? председателя суда28.

Таким образом, институт уведомления в УУС 1864 г. приобрел существенное значение в защите прав и интересов личности в уголовном судопроизводстве того периода, реализации его принципов и назначения. УУС по праву относят к числу весьма прогрессивных актов своего времени. Его принятие ? решительный шаг по преодолению основных недостатков, присущих тогда российскому уголовному судопроизводству29.

Полагаем, что в общем и целом рецепция институтов, рожденных судебной реформой 1864 г., возможна но ее пределы ограничены рядом условий, к числу которых прежде всего относится отсутствие аналогичных институтов в недавнем прошлом. Однако прежде чем попытаться это осуществить и получить выводы, которые могли быть актуальными для современного уголовного процесса, необходимо дать оценку опыта эпохи, опосредующей время реформ в России конца XX столетия с периодом великих реформ середины XIX ? начала XX в30.

Революция 1917 г. стала водоразделом в развитии отечественного права. Произошел глубокий разрыв правовой уголовно-процессуальной традиции, многое из наработанного раньше, как в теории, так и на практике, оказалось отвергнутым. Формирование принципов нового права, а следовательно, и основ уголовного процесса, началось с издания первых декретов Всероссийского съезда Советов, которые отменяли действие старых законов, если они противоречили духу революционного времени31. Данный период характеризуется тем, что происходил слом государственного аппарата и, как следствие, отказ от правовой системы Российской Империи. При этом декларативно, на основании декретов, провозглашалась уголовно-процессуальная преемственность только в той части, которая не противоречит социалистической законности. Фактически после начала гражданской войны институты уголовного судопроизводства Российской Империи не были востребованы и не применялись. Позже произошла рецепция уголовно-процессуальных норм, в том числе относительно уведомления.

Декрет о суде ? 2 содержал ряд положений о судопроизводстве: суду предоставлялось право допускать любые доказательства без формальных ограничений; принесение присяги свидетелями отменялось, они предупреждались об ответственности за ложное показание; судам разрешалось руко- водствоваться судебными уставами 1864 г., если они не противоречили декретам ЦИК и правосознанию трудящихся классов. Ряд вопросов советского правосудия и уголовного судопроизводства разрешался в инструкциях и положениях, принятых в 1917-1920 гг.

Четвертый этап правового становления института уведомления начался с 1922 г. и продолжался до 1960 г.

М.С. Строгович писал: ?С возникновением нового, Советского социалистического государства было создано новое, социалистическое право, был создан и суд как орган Советского социалистического государства, и новый советский уголовный процесс как отрасль советского социалистического права?32. В 1922 г. предпринимается кодификация законодательства о судопроизводстве и судоустройстве. Были утверждены: 25 мая 1922 г. ? УПК РСФСР, 26 мая 1922 г. ? Положение об адвокатуре, 28 мая 1922 г. ? Положение о прокурорском надзоре, а 15 февраля 1923 г. ? УПК РСФСР в новой редакции, который действовал до 1 января 1961 г.

УПК РСФСР 1922 г. перенял значительную часть положений УУС России. Однако не был воспринят его либерально-демократический дух, а многие из заимствованных положений в жизни не реализовывались из идеологических соображений. Более того, УПК РСФСР при производстве по некоторым категориям дел действовал не в полной мере либо не применялся вообще. В связи с этим в 1923 г. был принят УПК РСФСР в новой редакции. Основными принципами судопроизводства кодекс называл оценку доказательств судьями по своему внутреннему убеждению. Ввел тайну совещательной комнаты и кассационный порядок обжалования приговоров. Отменил апелляцию33. Это привело к тому, что огромное число людей подверглись репрессиям без соблюдения каких-либо процессуальных норм на основе постановлений Особого совещания, ?троек? и ?двоек? НКВД34. Социально-экономические условия, централизация государственного и судебного аппаратов в рамках правовой реформы привели к изменению порядка судопроизводства этого времени. Усиление роли государства в целях борьбы с лицами, представляющими опасность для господствующего класса, проявилось на всех стадиях процесса35. Однако нельзя отрицать и то, что все уголовные дела о так называемых общеуголовных преступлениях и значительная часть дел о ?контрреволюционных преступлениях? расследовались и рассматривались посредством норм действовавших тогда уголовно-процессуальных кодексов. Это привело к тому, что все демократические начала, либерализм и гарантии охраны прав и свобод в УПК РСФСР 1923 г. отсутствовали, а при любой возможности проявления были подавлены тоталитарным режимом советской власти.

В УПК РСФСР 1923 г. количество норм, предусматривающих уведомление, по сравнению с УУС, уменьшилось почти в два раза и составило 54 статьи. Но большая часть норм, касающихся уведомления, относилась к осведомленности прокурора, ставшего одной из центральных фигур уголовного процесса того периода. Это, несомненно, указывало на снижение роли исследуемого института как гарантии реализации принципов в уголовном судопроизводстве и его антидемократизацию.

Институт уведомления присутствовал во всех стадиях судопроизводства и обозначался по-разному: ?сообщение? (ст.ст. 57, 96, 99, 104, 116, 143, 146, 160, 186, 204, 229, 245, 260, 268, 355, 442), ?уведомление? (ст.ст. 187, 203, 226, 231, 352, 353, 354, 359), ?извещение? (ст.ст. 104, 387, 406), ?направление копии? (ст.ст. 110, 155, 157, 160, 176, 185, 245, 246, 264, 352, 353, 359, 370, 392, 399, 400, 455), ?стало известным? (ст.ст. 215, 431), ?о принятом решении объявляется лицам?? (ст.ст. 95, 314, 435). При этом УПК РСФСР предусматривал сроки уведомления и способы (телеграф, телетайп и т.д.). С точки зрения юридической техники, закрепление правил, связанных с уведомлением, произошло в отдельных частях статей закона.

По вопросам применения уголовного судопроизводства Верховный трибунал ВЦИК дал ряд разъяснений, указав на недопустимость заочного рассмотрения уголовного дела, если обвиняемый не знает существа обвинения и не уведомлен о предстоящем процессе36.

УПК РСФСР 1923 г. действовал 37 лет и почти не изменялся, а если изменялся, то только в целях усиления репрессий, например, путем лишения прав подсудимых на обжалование приговоров (Закон 1934 г.).

Пятым этапом становления института уведомления может быть обозначен период действия УПК РСФСР 1960 г. (1960 ? 2001 гг.).

На рубеже 50-60-х гг. была проведена реформа уголовно-процессуального законодательства. Принятие Основ уголовного судопроизводства (1958) и уголовно-процессуальных кодексов союзных республик (1959-1961) стало важной мерой по устранению наиболее одиозных последствий сталинщины в уголовном судопроизводстве, по его демократизации37.

Подготовка УПК РСФСР проходила в условиях ?оттепели? середины ? конца 50-х гг. Это в значительной степени способствовало тому, что в нем появилось немало прогрессивных решений38.

Принятие УПК 1960 г. становится новым толчком развития института уведомления и закрепления норм, предусматривающих это явление, не только в тексте самого уголовно-процессуального закона, но также в иных нормативно-правовых актах РСФСР и в международном праве.

Количество норм, предусматривающих уведомление, увеличилось и в тексте УПК РСФСР их стало более 110. При чем характер уведомления изменился не только количественно, но и качественно. Уведомление предусматривалось во всех стадиях уголовного судопроизводства. Своевременная осведомленность приобретает огромное значение на пути охраны прав личности, реализации принципов уголовного судопроизводства и его назначения. Так, статья 11 УПК РСФСР, в которой предусматривался принцип неприкосновенности личности, указывала: начальник места содержания под стражей обязан не позднее чем за двадцать четыре часа до истечения срока содержания под стражей подозреваемого или обвиняемого уведомить об этом орган или лицо, в производстве которых находится уголовное дело, а также прокурора.

С момента уведомления участники уголовного судопроизводства приобретали ряд правовых гарантий для восстановления нарушенных прав и свобод. Примером может служить ст. 7 УПК РСФСР, где было обозначено, что о прекращении уголовного дела уведомляется потерпевший, который в течение пяти суток вправе обжаловать определение суда или постановление прокурора, следователя, органа дознания в вышестоящий суд или вышестоящему прокурору.

Также предусматривалась система взаимоотношений должностных лиц разного уровня посредством уведомления в рамках уголовного дела. Статья 21 УПК РСФСР указывала, что орган дознания, следователь, прокурор, установив причины и условия, способствовавшие совершению преступления, вносят в соответствующий государственный орган, общественную организацию или должностному лицу представление о принятии мер по устранению этих причин и условий. Не позднее чем в месячный срок по представлению должны быть приняты необходимые меры и о результатах сообщено лицу, направившему представление.

Кроме того, в УПК РСФСР использовалась более разнообразная терминология предписывающая уведомление участников.

Интересным и весьма прогрессивным шагом считаем обозначение почти каждого случая уведомления с непосредственным установлением срока его производства или возможного временного периода. Например, ст. 96 УПК РСФСР обязывала лицо или орган, в производстве которых находится уголовное дело, незамедлительно известить одного из близких родственников подозреваемого или обвиняемого о месте или об изменении места содержания его под стражей.

УПК РСФСР 1960 г. действовал почти 42 года и изменялся более 400 раз, не считая его коррективов, которые фактически осуществлялись Конституционным Судом Российской Федерации. Внесенные в УПК РСФСР 1960 г. изменения в большинстве своем объясняются ориентацией на стандарты ООН в области правосудия, на общепринятые в цивилизованных странах правила процедуры расследования и рассмотрения уголовных дел39. Вместе с тем советский период в развитии основ права также является одной из исторических предпосылок формирования современного уголовного процесса и его законодательной базы. Таким образом, посредством УПК РСФСР 1960 г. институт уведомления в уголовном судопроизводстве стал на более высокую ступень развития.

Социально-экономические и политические условия, изменившие общественные отношения в начале 90-х гг. прошлого века в России, привели к необходимости разработки проекта нового уголовно-процессуального закона с учетом мирового опыта. В 2001 г. был принят УПК РФ, который вобрал в себя полностью институт уведомления из УПК РСФСР, значительно его дополнив (прил. 1). Данное положение позволяет выделить шестой исторический этап развития и становления правового института уведомления с 2001 г. до настоящего времени. Более подробная характеристика исследуемого института, предусмотренного в УПК РФ, будет дана в следующих частях диссертационного исследования.

Таким образом, историческое становление института уведомления всецело зависело от эволюции уголовно-процессуального законодательства. При этом шесть этапов развития института уведомления позволили проиллюстрировать, что исследуемое процессуальное явление изначально было средством вызова. В Уставе уголовного судопроизводства 1864 г. уведомление приобрело существенное значение в защите прав и интересов личности в уголовном судопроизводстве, реализации принципов и назначения уголовного судопроизводства того периода. В УПК РСФСР 1923 г. роль исследуемого института как гарантии реализации принципов уголовного судопроизводства того времени была существенно снижена, что указывало на антидемократизацию уголовного судопроизводства. В УПК РСФСР характер уведомления изменился не только количественно, но и качественно. Уведомление вновь приобрело статус одной из гарантий реализации принципов уголовного процесса. В УПК РФ произошла полная рецепция института уведомления, который был существенно дополнен и формализован.


1 См.: Хрестоматия по истории политических и правовых учений. Часть I. Древний мир ? Западная Европа V ? XVI век. ? Омск, 2000. ? С. 3.

2 См.: Александров А.И. Уголовная политика и уголовный процесс в российской государственности: история, современность, перспективы, проблемы / Под ред. В.З. Лукашевича. ? СПб., 2003. ? С. 126.

3 См.: Александров А.И. Указ соч. ? С. 126-127.

4 См.: Кононенко В. Мировой суд как зеркало судебно-правовой реформы // Российская юстиция. ? 1998. ? ? 11. ? С. 6.

5 Периодизация, выбранная нами, присуща историческому становлению института уведомления в российском уголовном судопроизводстве и не является общепринятой в виду отсутствия аналогичных исследований.

6 См.: Стешенко Л.А., Шамба Т.М. История государства и права России: Академический курс. В 2 т. ? Т. 1: V ? начало XX в. ? М., 2003. ? С. 142.

7 Алексеев Ю.Г. Псковская судная грамота и ее время. Развитие феодальных отношений на Руси. XIV ? XVв. / Под ред. Н.Е. Носова. ? Л., 1980. ? С. 14.

8 См.: Александров А.И. Указ. соч. ? С. 145.

9 См.: Коновалов И.А., Маручек А.А., Ящук Т.Ф. История права и государства России: Учеб. пос. ? Омск, 1998. ? С. 40-41.

10 См.: Хрестоматия по истории государства и права России / Под ред. Ю.П. Титова. ? М., 2001. ? С. 67.

11 См.: Александров А.И. Указ. соч. ? С. 153.

12 См.: Александров А.И. Там же. ? С. 154.

13 См.: Александров А.И. Указ. соч. ? С. 171.

14 См.: Хрестоматия по истории государства и права России. ? С. 157.

15 Российское законодательство X-XX веков. Т.8: Судебная реформа. ? М., 1991. ? С. 405.

16 См.: Платонов С.Ф. Полный курс по русской истории. ? Ростов-н-Д., 2000. ? С. 368.

17 См.: Платонов С.Ф. Указ. соч. ? С. 368.

18 О преимуществах того или другого приема законодательной техники мы изложим свои суждения позже.

19 См.: Хрестоматия по истории государства и права России. ? С. 218.

20 См.: Коновалов И.А., Маручек А.А., Ящук Т.Ф. Указ. соч. ? С. 58.

21См.: Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства. ? Т. 1. ? СПб., 1996. ? С. 5-6.

22 См.: Россия: Энциклопедический словарь. ? СПб., 1898. ? С. 849.

23 См.: Откуда пошел русский суд // Российская юстиция. ? 2003. ? ? 1. ? С. 6.

24 См.: Свод законов Российской Империи. ? Т. XVI. ? Ч. 1: Судебные уставы (в ред. 1892 г.). ? СПб., 1892; Случевский В.Л. Учебник русского уголовного процесса. ? СПб., 1913. ? С. 500-502.

25 См.: Уголовный процесс: Учебник для студентов вузов, обучающихся по специальности ?Юриспруденция? / Под ред. В.П. Божьева. 3-е изд., испр. и доп. ? М., 2002. ? С. 67.

26 См.: Розин Н.Н. Уголовное судопроизводство. ? Рига, 1924. ? С. 74; Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства. ? Т. I. ? СПб., 1996. ? С. 35.

27 См.: Российское законодательство X-XX веков. ? Т.8: Судебная реформа. ? С. 264.

28 См.: Александров А.И. Указ. соч. ? С.186.

29 См.: Уголовный процесс: Учебник для студентов юридических вузов и факультетов / Под ред. К.Ф. Гуценко. ? М., 2000. ? С. 32.

30 См.: Александров А.И. Указ. соч. ? С. 241.

31 См.: Александров А.И. Указ. соч. ? С. 241-242.

32 Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. ? М., 1958. ? С. 57.

33 См.: Коновалов И.А, Маручек А.А., Ящук Т.Ф. Указ. соч. ? С. 141.

34 См.: Кудрявцев В. Н., Трусов А. И. Политическая юстиция СССР. ? М., 2000. ? С. 86.

35 См.: Развитие русского права в XV - первой половине XVII в./ под ред. В.С. Нерсесянца. ? М., 1986. ? С. 224.

36 См.: Хрестоматия по истории государства и права России / Составитель Ю.П. Титов. ? М., 2001. ? С. 20-21.

37 См.: Александров А.И. Указ. соч. ? С. 274.

38 См.: Уголовный процесс. Учебник для студентов юридических вузов и факультетов. / Под ред. К.Ф. Гуценко. ? М., 2000. ? С. 35.

39 См.: Уголовный процесс: Учебник для студентов вузов, обучающихся по специальности ?Юриспруденция? / Под ред. В.П. Божьева. 3-е изд., испр. и доп. ? М., 2002. ? С. 67.

Новости МАСП

RSS импорт: www.rss-script.ru







Рейтинг@Mail.ru

Rambler's Top100
Hosted by uCoz