Соучастие // Левицкий Г. А. Русские и западноевропейские ученые XIX и начала XX вв. об уголовном законе, преступлении и наказании


kalinovsky-k.narod.ru

Уголовный процесс
Сайт Константина Калиновского

kalinovsky-k.narod.ru
Главная | МАСП | Публикации| Студентам | Библиотека | Гостевая | Ссылки | Законы и юрновости | Тесты | Почта

Левицкий Г. А.
Русские и западноевропейские ученые XIX и начала XX вв. об уголовном законе, преступлении и наказании. Хрестоматия. — СПб.: 2004. — 152 с.


К оглавлению

§ 9. Соучастие

П. А. ФЕЙЕРБАХ. Указ. соч.

«Всякое преступление предполагает известное ЛИЦО... В КОЕГО ВОЛЕ И ДЕЯНИИ СОДЕРЖИТСЯ ДОСТАТОЧНАЯ ПРИЧИНА ПРОИЗВЕДШЕГО ПРЕСТУПЛЕНИЯ ЯКО ДЕЙСТВИЕ ОНОЙ, НАЗЫВАЕТСЯ ВИНОВНИКОМ.., несмотря на то, НЕПОСРЕДСТВЕННОЮ ЛИ причиною есть оное лицо или ПОСРЕДСТВЕННОЮ: первою бывает оно когда им самим учинено деяние, которое составляет понятие о преступлении... (виновник в тесном смысле,., другою или посредственною причиною оно бывает, когда преступление другого зависит от устремленной на произведение преступления деятельности его яко причины». С. 42-43.

«... Как при каждой причине возможны суть побочные причины, кои облегчая действие главной причины, споспешествуют произхождению предопределенного действия; то также и другие могут принимать участие в преступлении виновника такими деяниями, кои хотя сами по себе и не производят преступления, однако же споспешествованием сцеплению причин или побуждений или побуждений виновника способствуют к произведению оного. Кто с умыслом делается виновным в таких деяниях или неделании (упущениях), тот называется помощником оных». С. 43.

«Ежели многие по взаимному обещанию друг другу помощи, согласятся общественно учинить преступление и обяжутся общественно произвести оное действие, то сие значит заговор... А как здесь решимость каждого порознь определяется основанном на договоре ожиданием помощи и содействия всех прочих; то всяк сообязавшийся... должен быть почитаем за умодеятельного виновника совершенного преступления, хотя он иначе в произведении оного в действо и не принимал самодеятельного участия». С. 46.

«Заговор называется ШАЙКОЙ, когда цель сего соединения не есть известное какое преступление единое, но целый ряд преступлений, следовательно неопределенное множество всяких злодеяний». С. 46-47.

Г. СОЛНЦЕВ. Указ. соч.

«... НЕПОСРЕДСТВЕННЫМИ ИСПОЛНИТЕЛЯМИ какого-либо преступного деяния именуются те, кои совершают злоумышленно какое-либо преступление, не употребляя помощи и содействия физического или нравственного со стороны других лиц». С. 83-84.

«... ПОСРЕДСТВУЮЩИМИ лицами именуются те, кои к произведение в действо (так в тексте — сост.) какого-либо преступления непосредственному виновнику онаго содействуют, посредственно содействуя к тому или физическими или нравственными своими силами. Они вообще именуются сообщниками или соучастниками...». С. 84.

С. БАРШЕВ. Указ. соч. b Раздел I.

Автор указывает, что «Если оно (преступление — сост.) совершается многими, то это отношение многих лиц в совершение одного преступления и есть то, что обыкновенно называют сообществом в совершений преступления». С. 86.

Автор подразделяет сообщников в преступлении «... на три главных рода: на главных виновников, помощников и покровителей.

Главный виновник преступления есть тот, в ком заключается настоящая причина его совершения и без кого оно не могло бы совершиться». С. 87.

«Помощник преступления есть всякий, кто сам не имел намерения совершать его, способствует однако же намеренно его совершению другому». С. 91.

К покровителям автор относит тех лиц, «... которые имея обязанность препятствовать совершению преступления, заведомо не препятствуют этому». Там же.

Покровителем, по мнению автора, является также лицо, которое «... способствует преступнику к избежанию вредных последствий преступления, след (так у автора — сост.) содействует к его побегу, укрывает его или уничтожает следы преступления». С. 96.

В. Д. СПАСОВИЧ. Указ. соч.

Автор утверждает, что «... ГЛАВНЫМ ВИНОВНИКОМ следует считать того, кто совершил преступление; пособником того, кто способствовал, помогал, содействовал преступлению, совершаемому другим лицом». С. 167.

«ФИЗИЧЕСКИМ ВИНОВНИКОМ признается тот, кто физически, телесно участвует в самом исполнении преступного намерения, то есть не в приуготовительных действиях, но по крайней мере в покушении на преступление, причем все равно сам ли он задумал преступление или был к тому возбужден другими лицами; требуется только, чтобы он действовал при исполнении преступления добровольно». С. 168.

«ПОДСТРЕКАТЕЛЕМ считается тот, кто вознамерившись совершить преступление, совершает его не сам, но посредством другого лица, в котором он возбуждает добровольную на это преступление решимость. Подстрекательство... немыслимо без дополняющего его понятия физического виновничества». С. 170.

«ПОСОБНИКАМИ... называются лица, помогавшие преступнику в его преступлении, но не принимавшие прямого участия в совершении, ни как подстрекатели, ни как виновники физические. Роль их второстепенная; участие их ограничивается только действиями приуготовительными... Пособник интеллектуальный поддерживает в преступнике своими умственными силами преступную решимость... Пособник физический (может доставлять — сост.) преступнику орудия преступления или (содействовать — сост.) в устранении материальных к совершению преступления препятствий». С. 175.

Рассматривая стечение главных виновников в одном и том же преступлении, автор подразделяет это стечение на... три вида: а) стечение, не основанное на предварительном между преступниками соглашении; оно хорошо выражается... словом СКОП; б) стечение, основанное на предварительном между главными виновниками соглашении или заговор; в) стечение в преступлении целого общества злодеев, занимающихся преступлением в виде промысла или ШАЙКА... От действующих окопом требуется: а) единство преступного намерения, сознанное преступниками; б) единство в действовании для осуществления этого намерения....

ЗАГОВОРЩИКИ... так называются соучастники, предварительно согласившиеся на совершение преступления общими силами... Заговорщики более преступны, нежели те, которые действовали скопом, потому что:... заговор опаснее скопа; соединение многих преступных волей в одну общую связку заразительность примера, боязнь мести со стороны сообщников; боязнь изменить данному слову, — все эти обстоятельства сильно соединяют заговорщиков и сообщают их действоваванию неотразимую часто силу». С. 176-177.

А. Ф. БЕРНЕР. Указ. соч.

«... Преступление может быть результатом совместного действия нескольких лиц. Если это совместное действие может быть приведено к ОБЩНОСТИ ВИНЫ (совиновности), то это носит техническое название участия в преступлении». С.510-511.

«Все соучастники суть или ГЛАВНЫЕ ВИНОВНИКИ (зачинщики) или пособники. И те и другие участвуют в преступлении или физически или ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНО, но всегда намеренно, а не вследствие неосторожности». С. 511.

«Главный (физический или непосредственный) ВИНОВНИКСОВЕРШАЕТ преступление. ПОСОБНИК не совершает его даже и отчасти, но только ОБЛЕГЧАЕТ СОВЕРШЕНИЕ ФИЗИЧЕСКОМУ виновнику или советом (интеллектуальный пособник) или ДЕЛОМ (физический пособник». С. 515

«ГЛАВНЫМ ПОСОБНИКОМ называется пособник, оказывающий такую услугу, без которой, заведо (так в тексте — сост.)... преступление не могло быть исполнено». 517.

«Подстрекательство... может быть подстрекательством к главному ФИЗИЧЕСКОМУ ВИНОВНИЧЕСТВУ или подстрекательством к ПОСОБНИЧЕСТВУ». Там же.

«Подстрекательство обращается только на ВОЛЮ другого, следовательно, оно не должно состоять в насильственном принуждений к совершению». С. 518

«Заговором называется уговор, относительно совершения одного или нескольких преступлений, предшествующий приведению их в исполнение». С. 523

«Несправедливо то положение, по которому все участники уговора и решения должны быть наказаны как главные виновники, не обращая внимание ни на способ их содействия при исполнении (преступления — сост.), ни даже на само участие в исполнении вообще». С. 525.

«Под шайкой... разумеется союз, направленный на целый ряд преступлений, из которых каждое не определено еще в отдельности. Эти преступления могут быть или одного рода, или же разнородные». С. 526.

«... Вообще одинаковому наказанию подвергаются подстрекатель и физический виновник; но это положение ни в каком случае не должно препятствовать оценке особенностей в их деятельности. Подобно этому, и с тем же ограничением, подвергаются одинаковому наказанию и совиновники. Случайные зачинщики наказываются менее чем заговорщики, а эти, в свою очередь — менее чем члены шайки. Между пособниками в особенности наказуем главный пособник. Между заговорщиками особенно наказуемы начальники заговора — коноводы». С. 808.

А. ЛОХВИЦКИЙ. Указ. соч.

Автор утверждает, что «... законодательство, какого бы взгляда оно ни было на важность того или иного рода участия, оно прямо или косвенно признает два лица, участвующих в преступлении: те, которые ДЕЙСТВИТЕЛЬНО СОВЕРШИЛИ его (те, которые, напр. зарезали, подожгли, ограбили) и те, которые морально в нем участвовали или и материально, но играли второстепенную роль». С. 138.

«В преступлениях, совершенных по предварительному соглашению, на первом плане стоят: а) зачинщики, б) подговорщики или подстрекатели... Зачинщик может и быть и не быть при совершении преступления. А подговорщики и подстрекатели всегда предполагаются не участвующими в материальном совершении преступления, они принадлежат к категории участвующих только до преступления». С. 140.

«Говорят, что роль того, кого деятельность не была прямо и непосредственно направлена на совершение преступления была второстепенная... Трудно различать в большей части случаев, какое действие было главным, какое не главным...». С. 145.

Анализируя деятельность пособников, автор указывает: «Они не участвуют в совершении преступления, они не обязались быть на месте, их участие ограничено временем ДО или ПОСЛЕ преступления — это те, которые из корыстных или иных личных видов помогали или обязались помогать... советами или указаниями и сообщением сведений или же доставлением других каких-либо средств для совершения преступления, или устранением... к содеянию оного препятствий,., или же (обещанием — сост.) способствовать сокрытию преступников, или преступления после содеяния оного». С. 146.

«... Если способы участия и бывают различны качественно, то надобно сказать, что выбор той или другой роли делается в преступном обществе обыкновенно не по личному желанию, а по способности и характеру: более сильный наносит удар...». С. 145.

«Подстрекатель, пособник — они сливаются волею с совершителем преступления, они солидарны с ним; он делает, они также виновны, но когда он не сделал преступления, то наказывать их значит разрушать солидарность, класть наказание за одну волю». С. 148.

П. Р. Э. РОССИ. Указ. соч. Вып. II.

Росси различает участие в преступлении: главное и второстепенное, указывая на три вида главных виновников: «Первый обнимает собой непосредственных создателей преступного намерения, которые, не выполняя сами лично его, были однако причиною его выполнения другими. Второй — добровольных выполнителей намерения, другими задуманного, тех, кто не составляя лично преступного намерения, согласились выполнить преступление, задуманное другими. Третий — виновников и намерения и его выполнения». С. 92.

«Подстрекательство само по себе есть не более как приготовительное действие». С. 93.

«Подстрекательство есть связь, посредством которой деяние других соединяется, срастается с намерением подстрекателя». С. 95.

«Один и тот же ВИД наказания может быть применен к каждому из главных виновников». С. 107.

Второстепенные участники «... должны подвергаться значительно низшему против главных виновников наказанию». С. 109.

«... Увеличение и уменьшение наказания, вытекающие из личных качеств или отношений, не распространяются на других и касаются только того из участников, который обладает этими качествами или отношениями». С. НО.

А. Ф. КИСТЯКОВСКИЙ. Указ. соч. b

«Когда преступление совершается двумя или несколькими субъектами, тогда происходит форма преступности, называемая стечением преступников или участием в преступлении...». С. 529.

«Виновничеством называется такой вид участия в преступлении, который состоит в непосредственном умышленном воспроизведении тех действий и тех последствий, которые создают самый состав преступления». С. 531.

«В субъективном отношении соучастие в заговоре и шайке представляет наибольшую степень преступного умысла, или предумышления; в объективном оно, как представляющее соединение сил нескольких или многих субъектов, содержит в себе наибольшую опасность и угрозу для безопасности общества». С. 547.

«Пособничеством называется такое участие в преступлении, которое как в субъективном, так и в объективном отношении состоит только в содействии совершению преступления, а не в воспроизведении самого состава преступления. « С. 549.

«... Пособничество... мыслимо только под условием его умышленности». Там же.

«По ныне действующей теории, пособничество признается менее виновным и менее наказуемым видом соучастия, чем виновничество. В субъективной стороне его обнаруживается менее злой воли, в объективной менее опасной деятельности...». С. 552.

По мнению автора, в этом случае наказуемость «... может быть уменьшена не только в степени, но и в роде,., уменьшение или в степени или в роде должно быть предоставлено усмотрению суда, смотря по свойствам конкретного случая». Там же.

«... Он (соучастник — сост.) не отвечает на эксцесс главного виновника; он может снять с себя ответственность; если раскаявшись, определенно и решительно заявит о взятии назад своего соучастия, хотя бы главный виновник остался при прежней решимости: виновности и наказуемости его не увеличивают ни личные отношения главного виновника к жертве, ни особые основания увеличения наказания, тесно связанные с личностью последнего, как-то: повторение преступления, совокупность преступления (так в тексте — сост.) и т. д. Но с другой стороны, если все эти основания увеличения наказания связаны с его собственной личностью, то они отягчают его виновность и наказуемость, не отражаясь на личности главного виновника». С. 552.

«Степень виновности и наказуемости укрывательства зависит от свойства объективной и субъективной его стороны, или от того, на что оно устремлено, и также и от тех побуждений, из-за которых оно совершено». С. 556.

«Укрывательство преступника есть самый легкий вид укрывательства вообще, если оно не есть ремесло и совершено по бескорыстным побуждениям, из дружбы, родства или сострадания. Оно является извинительным и безнаказанным, если оно совершено по чувству родства». Там же.

«Укрывательство по ремеслу всегда считалось одним из тяжких видов соучастия». Там же.

Н. И. НЕКЛЮДОВ. Указ. соч.

«Стечение (соучастие — сост.) есть учинение преступления не одним, а несколькими лицами». С. 97.

«... ВИНОВНИКОМ может быть только то лицо, которое задумало и совершило преступление. Посему участником будет тот, который принимал участие в деятельности виновника...

Прикосновенность (попустительство, укрывательство, недонесение) как деятельность, последующая за совершением преступления, не может быть отнесена к участию, а должна быть рассматриваема как преступление самостоятельное, подобно неоказанию помощи, лжесвидетельству». С. 98-99.

Г. КОЛОКОЛОВ. Указ. соч.а

«Прикосновенность всегда предполагает известное преступное деяние другого лица; оно относится к этому деянию, как преступление ПОБОЧНОЕ... к ГЛАВНОМУ.., чем тяжелее главное правонарушение, тем, очевидно, наказуемость и лица прикосновенного». С. 64.

«... Вопрос о неудавшемся подстрекательстве в тесном смысле не допускает одного общего решения... Нам думается, что в массе этих случаев необходимо строго разграничивать две категории: 1) когда подстрекатель употребляет СЕРЬЕЗНЫЕ УСИЛИЯ вызвать в другом преступную решимость; 2) когда деятельность подстрекателя не имеет указанного свойства. В случаях первой категории мы без малейшего колебания признаем подстрекателя наказуемым и именно как виновного в покушении...». С. 181. (К этим словам автор сделал следующую сноску: «То есть в покушении на то самое деяние, к которому подстрекатель старается определить другого, но не в «покушении на подстрекательство». Там же. /преступления — сост./.

Г. КОЛОКОЛОВ. Указ. соч. с

«Соучастие есть такое отношение нескольких лиц к единичному результату, при котором каждое из них виновным образом обусловливает этот результат посредством известного положительного действия». С. 414.

Л. Е. ВЛАДИМИРОВ. Указ. соч.а

«Под именем СОУЧАСТИЯ... РАЗУМЕЕТСЯ СОГЛАШЕНИЕ НЕСКОЛЬКИХ ЛИЦ СОВЕРШИТЬ ОПРЕДЕЛЕННОЕ ИЛИ НЕСКОЛЬКО НАПЕРЕД НЕОПРЕДЕЛЕННЫХ ПРЕСТУПЛЕНИЙ». С. 109.

«Соучастники совершают преступление общими силами, умственными или физическими; они совместно вызывают преступные последствия; их ответственность ОБЩАЯ за все совершенное не по частям, а за целое. Но отвечая за целое, каждый отвечает по степени своего участия в совершенном преступлении». С. 110.

Ф. ЛИСТ. Указ. соч. b

«Виновник есть... тот, кто в сознательной совместной деятельности с другими лицами начал или закончил действие выполнения (СОВИНОВНИЧЕСТВО)... Совиновничество предполагает таким образом участие в выполнении. Этим прежде всего объективно определяется его различие от пособничества». С. 243.

«... Умысел совиновника охватывает: 1) сознание признаков преступления и 2) сознание совместного действования с остальными совиновниками» С. 244.

«СОУЧАСТИЕ есть участие в начатом или оконченном другим лицом выполнении (преступления — сост.). Соучастие есть либо подстрекательство, либо пособничество.

ПОДСТРЕКАТЕЛЬСТВО есть умышленное определение другого лица к умышленно совершенному им наказуемому действию...». С. 246.

«Умысел подстрекателя состоит в сознании, что его осуществление воли вызовет в лице подстрекаемом решение совершить определенное наказуемое деяние». С. 247.

«ПОСОБНИЧЕСТВО есть умышленная поддержка другого лица при умышленно совершенном им преступлении...». С. 248.

«Умысел пособника охватывает: 1) представление о собственном действии; 2) представление о действии другого лица; 3) представление о том, что последнее действие поддерживается первым». С. 249.

«Из несамостоятельной природы соучастия должно было бы следовать, что 1) наказуемость действия виновника должна остаться решающей для подстрекателей и пособников и тогда, когда наказуемость виновничества основывается на личных свойствах или отношениях виновника или увеличивается или уменьшается вследствие них; что 2) личные свойства и отношения соучастников должны совершенно не приниматься в соображение. Иное, наоборот, относится к совиновникам и второстепенным виновникам, каждый из которых наказуем САМОСТОЯТЕЛЬНО, следовательно, по его личным свойствам и отношениям». С. 256.

С. П. МОКРИНСКИЙ. Указ. соч.

«Исполнитель есть тот, чье действие заключает в себе ВСЕ признаки преступного деяния: — деликта формального или материального; деяния умышленного или неосторожного; преступления оконченного, покушения или наказуемого приготовления. Виновник должен обусловить своим действием определенное вредное событие, или, по меньшей мере, вызвать опасность его наступления, если деликт принадлежит к числу материальных. Если состав материального преступления предполагает определенный СПОСОБ действия, виновник должен, если не выполнить, то попытаться выполнить указанное в законе действие». С. 524.

«ВИНОВНИК (исполнитель преступления — сост.) должен обладать всеми специфическими свойствами (должностное положение, пребывание при отправлении служебных обязанностей, родственные отношения), которых требует состав преступления». Там же.

«Подстрекатель — инициатор преступления, он сам создает комбинации, ведущие к осуществлению преступного деяния; потерпев неудачу сегодня, он может повторить свою попытку завтра.

Роль пособника — более пассивная. Инициатива принадлежит не ему, он примыкает к чужому преступлению, использует представившийся благоприятный случай, который может и не повториться». С. 528.

«Незначительная затрата энергии со стороны субъекта, сама по себе, в отдельности далеко не достаточная, чтобы обеспечить успех предприятия, с легкостью приводит к желаемому результату, коль скоро в деле участвует группа лиц, ; одушевленных единством цели, и связанных единством преступного плана, тем более — организации. Дефекты и пробелы деятельности одного из участников здесь легко исправляются и восполняются деятельностью других и, по общему правилу, опасность растет по мере умножения участников и специализации, а следовательно и дробления сферы и объема их деятельности». С. 532.

Л. С. БЕЛОГРИЦ-КОТЛЯРЕВСКИЙ. Указ. соч.

«Под соучастием обычно разумеют совпадение нескольких лиц в преступлении, при котором, благодаря общности их субъективной виновности, каждый солидарно отвечает за все деяние в целом... единение воли или соглашение составляет коренное условие соучастия, как солидарной виновности». С. 205.

По мнению автора, соучастие предполагает «... сформирование однородного намерения, направленного на совместное совершение одного или нескольких преступлений». С. 207.

«Под шайкой мы разумеем союз двух или многих лиц для постоянного или, по крайней мере, продолжительного занятия целым рядом однородных или разнородных преступлений». С. 208.

Автор утверждает, что характерным моментом шайки «... является обращение преступной деятельности несколькими лицами в постоянное занятие, в ремесло...». Там же.

«Решимость заниматься преступлением, как ремеслом, несомненно указывает на глубокую испорченность и объективную опасность деятелей, а потому шайка является квалифицированной формой соучастия...». С. 209.

«... Для ответственности недостаточно одних переговоров, одних рассуждений нескольких лиц о необходимости образовать шайку, а требуется действительно состоявшееся соглашение, подобно тому, как и в понятие приготовления входит не одно приискивание, и состоявшееся приискание средств». Там же.

«... Виновником может быть назван тот, кто, во-первых, был творцом преступного умысла, или чье намерение было направлено на воспроизведение самого преступления; кто, во-вторых, выполнил действия, входящие в состав преступления, или такие, которые ему непосредственно предшествуют и непосредственно ведут к его осуществлению, представляясь существенно необходимой частью последнего.

Пособником же может быть назван тот, чье, во-первых, намерение направлялось не на самый состав преступления, а лишь на содействие его воспроизведению, чья, во-вторых, деятельность состоит из актов, помогающих воспроизведению состава преступления, но не входящих в его совершение». С. 211.

По мнению автора «... Виновничество и пособничество в субъективном отношении отличны». Там же.

«... Подстрекателю принадлежит роль творца, создателя в другом мотивов к преступной деятельности, духовного ее инициатора». С. 214.

«... Деятельность подстрекателя и подстрекнутого представляется равно необходимыми условиями преступного результата,.. чего недостает в деятельности подстрекателя, восполняется содействием физического виновника, и наоборот. Если подстрекатель является творцом идеи, то подстрекаемому принадлежит роль творца самого дела...». С. 218.

«... При определении меры наказания суд должен взять наказание, положенное совершителям за отправной пункт и сообразно с ним определить меру наказуемости остальных соучастников». С. 219.

По мнению автора, прикосновенность не входит в понятие соучастия и он утверждает, что «В вопросе о наказуемости прикосновенности играют весьма существенную роль два рода условий: а) корысть и б) бескорыстные мотивы, каковы: родство, близкие отношения, дружба, чувство сострадания. Первая возводит прикосновенность на степень квалифицированного ея вида, в особенности, когда является мотивом, превращающим благоприятствование преступлению в ремесло. Корысть является обстоятельством, возвышающим наказуемость при всех видах прикосновенности, но особенно при недонесении и укрывательстве». С. 225.

«Укрывательство проявляется в разных формах, которые можно свести к трем типам: 1) сокрытие преступника, 2) уничтожение следов преступления, 3) сокрытие вещей, добытых преступлением. Первые два типа укрывательства представляют менее преступные его формы, в особенности, когда оно совершается по альтруистическим мотивам — чувству родства, дружбы или сострадания к виновному. Последний же тип, как предполагающий мотив, которым руководится укрыватель, является самой тяжкой формой, в особенности, когда сокрытие вещей, добытых преступлением, обращено в ремесло». С. 225-226.

Н. С. ТАГАНЦЕВ. Указ. соч.

«Соучастие, как совместная виновность, предполагает единение в преступной деятельности (в широком значении этого слова), хотя бы таковая как по законной ея характеристике, так и в ея фактическом проявлении, представлялась сложной, составленной из ряда, действий, отделенных друг от друга и по месту и по времени, и тем не менее составляющих одно общее целое...». С. 736.

«... Признавая общность вины, как основу солидарной ответственности, характеристическим признаком соучастия, мы таким образом признаем, что каждый из соучастников должен быть виновником и совиновником». С. 744.

Автор ставит вопрос «... Распространяется ли понятие соучастников не только на виновников умышленных, но и на лиц, действовавших по неосторожности.

Несомненно, такое лицо может быть виновником, может вкладываться одновременно с деятельностью других в воспроизведение правовоспрещенного результата, быть наравне с другими одним из образующих его условий, но оно, по самому свойству неосторожности не может быть общником (так в тексте — сост.) в вине других, не может нести ответственности за совместность его действия с другими». Там же.

С точки зрения автора, следует признать «... Единственно правильным принцип равной наказуемости интеллектуальных и физических виновников, причем выбор мер ответственности должен зависеть от обстоятельств дела». С. 790.

«Ответственность всех соучастников определяется по тому преступному деянию, в которое они вложились и которое было действительно выполнено; деятельность исполнителя, со всеми условиями и обстоятельствами, к ней относящимися, определяет ответственность всех участников, если же к этой деятельности привходят какие-либо новые элементы, то вопрос о влиянии этих условий на наказуемость прочих участников определяется по... началам относительно эксцессов исполнителей. Таким образом, суд должен определить, прежде всего, какого наказания заслуживает деяние, учиненное исполнителями, затем обсудить вопрос о том, нет ли в их деятельности таких условий, которые по отношению к другим соучастникам, имеют характер эксцессов, не подлежащих вменению, затем, опираясь на выбранную меру ответственности за данное деяние, определить размер наказания для каждого из участников, смотря по мере его вины». Там же.

С. В. ПОЗНЫШЕВ. Указ. соч.с

«Соучастие... можно определить как виновное совершение одного преступления совместной деятельностью нескольких лиц.

С объективной стороны соучастие представляет собою или комбинацию сопричиняющих деятельностей нескольких лиц, направленных на совершение одного преступления, или такую комбинацию деятельностей, при которой деятельность одних является причиною или входит в состав причины деятельности других». С. 372.

По мнению автора, «... Как соучастник может отвечать лишь тот, кто сознавал или при должной внимательности сознавал бы, что его действие в совокупности с действиями других участников образует или причинит данное преступление.... Для ответственности за соучастие необходимо, чтобы субъект сознавал, к какого рода чужим действиям он присоединяет свои, сознавая, что совершаемое им есть часть известного образа действий нескольких лиц». С. 377.

«Соучастие есть участие нескольких лиц в ОДНОМ преступлении. Оно предполагает, что лица действуют СООБЩА, что каждый совершает нечто ЗАВЕДОМО (зная — сост.) о деятельности других». С. 373.

«Исполнителем или виновником должен считаться тот, кто своим внешним поведением совершит самое нападение на намеченный объект. Пособником является тот, чьи действия, облегчая или даже делая возможным нападение на объект со стороны исполнителя, оказывают на последнего такое влияние, что он приступает к намеченному нападению, и в этом смысле является элементом причины данного конкретного образа действий исполнителя. Подстрекателем или интеллектуальным виновником является тот, кто возбуждал, поддерживал или укреплял в другом решимость действовать преступным образом». С. 381.

«Ответственность пособника in abstracto должна быть та же, что и исполнителей. Играя, по-видимому, второстепенную роль, пособник иногда является важнейшим действующим лицом. Но, конечно, в массе случаев, имея в виду второстепенный характер пособнической деятельности, суд будет наказывать пособников мягче, чем исполнителей.

Желательно, чтобы закон предоставил суду право особенно понижать наказание для пособников, которые полагали, что от оказания или неоказания ими помощи судьба преступления существенно не зависит, что последнее будет и без них совершено». С. 396.

«... Каждый соучастник должен нести ответственность смотря по его личным обстоятельствам...». С. 397.

«Признание, что один соучастник должен отвечать за квалифицированное или привилегированное преступление, а другой — за простое, не значит признавать в случаях соучастия два разных преступления. Все квалифицированные и привилегированные виды представляют собой те же преступления, как и соответствующие им простые преступления, но лишь с увеличивающими или уменьшающими вину обстоятельствами. Таким образом, следуя выставленному основному положению, мы будем вменять отдельным участникам одно и то же преступление, но каждому соответственно его обстоятельствам. И законодатель, связывая с известными обстоятельствами квалифицированную или привилегированную ответственность, поступает так ввиду связи этих обстоятельств с особым состоянием или настроением того лица, на стороне которого они находятся». С. 398.

«... Под сообществом следует... разуметь группу лиц, которые УЖЕ РЕШИЛИ учинить совместно преступление, при чем установили уже по крайней мере существенные признаки этого преступления, т. е. его объект и характер воздействия на последний». С. 400.

Автор указывает, что следует «... различать простое сообщество, — когда несколько лиц решили совместно учинить одно преступление, — и шайку, когда они решили учинить совместно несколько, быть может, даже неопределенное число разнородных или однородных преступлений». Там же.

«К «прикосновенным» принадлежат — недоноситель, попуститель и укрыватель». С. 403.

«... Попуститель не принимает участия в совершении преступления или в причинении преступного результата. Он только не вмешивается в деятельность других лиц. 92

Недоноситель также лишь не доводит до сведения властей о том, что сделано другими. Он не участвует в совершении преступления, его роль — последующая, т. е. выступающая уже по совершении преступления...

К укрывательству относятся: 1) деятельность, направленная к тому, чтобы преступник избежал наказания, напр., сокрытие у себя виновного, 2) способствование преступнику при извлечении им выгод из совершенного преступления, (напр., принятие для продажи украденных вещей). Деятельность укрывателя, имея место УЖЕ ПОСЛЕ СОВЕРШЕНИЯ ПРЕСТУПНОГО ДЕЯНИЯ, которое придает ей уголовно-правовой характер, не стоит в причинной связи с этим деянием, а потому и не может быть признана соучастием». С. 404.

Э. ФЕРРИ. Указ. соч. Часть II.

По мнению автора «... Соучастие уже само по себе образует отягчающее вину обстоятельство, как это сказала бы классическая школа; во всяком случае в соучастии нужно учитывать не только — как это делалось до сих пор — роль, которую играл каждый данный соучастник, но, главным образом, характерную черту, отличающую преступников, принадлежащих к наиболее опасным категориям». С. 222.

Н. Д. СЕРГЕЕВСКИЙ. Указ. соч.

«Признавая принцип вменения результата полностью всем соучастникам, уголовное право, вместе с тем, по началу индивидуальной оценки деяния, должно сообразовывать размер наказания отдельных лиц с особенностями их субъективных настроений и с объективным составом их деятельности». С. 306.

«... Простейший случай (соучастия — сост.)... СОВИНОВНИЧЕСТВО, когда все соучастники равны между собою, то есть деятельность одного из них, по совокупной оценке субъективной и объективной ея стороны, равняется деятельности каждого из остальных. Все совиновники, с точки зрения ответственности, равны перед уголовным законом». С. 307.

«Интеллектуальная деятельность подстрекателей, вне всякого сомнения, находится в причинной связи с последствием точно также, как и деятельность физическая (исполнительство — сост.); такая интеллектуальная деятельность вместе с тем, как по субъективной, так и объективной ея стороне, может иметь совершенно равное значение с деятельностью физической, и мы должны признать, что интеллектуальные виновники, по общему правилу, подлежат одинаковой с физическими виновниками ответственности». Там же.

«По совокупной оценке объективной и субъективной стороны одни из виновников являются главными виновниками физическими или интеллектуальными (подстрекательство), другие — пособниками, тоже физическими или интеллектуальными. Как главные виновники, так и пособники наказываются за все последствия, но наказуемость пособников должна быть уменьшена в размерах. Вопрос о том, кто из соучастников есть главный виновник и кто пособник, есть questio facti и должен быть разрешен судом, по соображению объективной и субъективной стороны деятельности каждого соучастника в каждом отдельном случае, точно так же, как он определяет конкретные меры наказания...». С. 308.

«Соучастие по предварительному соглашению представляет собой не только большую степень субъективной виновности соучастников, но является и более опасным с объективной стороны организованное общество преступников, каким является соучастие по предварительному соглашению, очевидно представляет большую опасность для порядка в государстве. Поэтому, самое вступление в такое соучастие может быть наказываемо как delictum sui generis Практика жизни выработала два вида: а) заговор, когда соучастники имеют в виду совершение одного преступного деяния, б) шайка (Bande), когда соучастники составляют сообщество для совершения многих преступных деяний однородных или разнородных, которые в отдельности могут быть и не определены». С. 310

«Обстоятельства, влияющие на размер ответственности, объективные — взлом, ночное время, отрава и т. п. — применяются ко всем соучастникам, в сознание которых они входили, безразлично кто бы именно из них ни выполнял их в действительности; субъективное, то есть заключающееся в личных свойствах и отношениях каждого отдельного соучастника — повторение, совокупность преступных деяний, родственные отношения к жертве — имеют значение только для него.

Равным образом, субъективные обстоятельства процессуального характера (примирение, возбуждение дела по частной жалобе при семейной краже и т. п ) имеют значение только по отношению к тому соучастнику, которого они касаются». С. 312.

3 Я. НЕМИРОВСКИЙ. Указ соч.

По мнению автора, рассматривающего вопрос об ответственности за соучастие в преступлении, «... При... правильном взгляде на причинную связь, ее необходимо признать между действием каждого из участников и преступным результатом, на чем и должно основываться вменение его каждому при наличности и субъективных условий вменения». С. 585.

«... В категорию пособников следует выделить только тех, кто оказывает помощь до покушения других на преступление, причем пособничество должно вести к обязательному смягчению наказания, положенного в законе Всякое же содействие более позднее сливается с исполнением, и смягчение наказания должно быть предоставлено усмотрению суда в рамках, законного минимума и максимума, как в отношении исполнителей». С. 610.

 

Новости МАСП

RSS импорт: www.rss-script.ru



 





Рейтинг@Mail.ru

Rambler's Top100
Hosted by uCoz