Макаркин А.И. Состязательность на предварительном следствии. Монография


kalinovsky-k.narod.ru

Уголовный процесс
Сайт Константина Калиновского

kalinovsky-k.narod.ru
Главная | МАСП | Публикации| Студентам | Библиотека | Гостевая | Ссылки | Законы и юрновости | Тесты | Почта


Макаркин А.И.
Состязательность на предварительном следствии
/ Науч. ред. доктор юридических наук, профессор В.В. Вандышев. СПб.: Юридический центр Пресс, 2004. 265 с.


Книгу можно заказать по адресу: http:\\www.juridcenter.ru

Об авторе

Макаркин Андрей Иванович, кандидат юридических наук

В 1996 году окончил Санкт-Петербургскую высшую школу МВД РФ. С 1996 по 1998 год работал следователем. С 1998 года по настоящее время занимается научно-педагогической деятельностью на кафедре уголовного процесса Санкт-Петербургского университета МВД России. В 2001 году защитил диссертацию на соискание учёной степени кандидата юридических наук. Является автором более 20 научных и учебно-методических трудов.

Рецензенты:

Д.В. Ривман, доктор юридических наук, профессор

В.В. Шимановский, кандидат юридических наук, доцент

В работе анализируется действия состязательных начал в уголовном судопроизводстве России и, в частности, на предварительном расследовании, а также обоснование принципиальной возможности построения предварительного следствия на началах состязательности. С позиции теории типов (форм) процесса рассматриваются некоторые теоретические и практические проблемы досудебного производства по уголовным делам.

Для студентов, аспирантов и преподавателей юридических вузов, а также для работников правоохранительных органов.

ОГЛАВЛЕНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА 1. СОСТЯЗАТЕЛЬНОСТЬ В СОВРЕМЕННОМ УГОЛОВНОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ

1. Место состязательной модели в теории уголовного процесса

2. Система основных начал уголовного судопроизводства публично-состязательного типа и разделение основных уголовно-процессуальных функций как базовый принцип состязательной модели судопроизводства

3. Официальность, диспозитивность и целесообразность публично-состязательного уголовного судопроизводства

4. Проблемы истины, права на защиту, дифференциации и законности в публично-состязательном уголовном процессе

ГЛАВА 2. РЕАЛИЗАЦИЯ СОСТЯЗАТЕЛЬНЫХ НАЧАЛ НА ПРЕДВАРИТЕЛЬНОМ СЛЕДСТВИИ В УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ РОССИИ

1. Место предварительного следствия в системе досудебного производства как комплекса стадий состязательного уголовного процесса

2. Предварительное следствие в России в эпоху судебной реформы

3. Состязательность как основное содержание реформы предварительного следствия в России

4. Судебный контроль как форма осуществления функции юстиции в состязательном предварительном следствии

5. Возбуждение уголовного дела в состязательном уголовном судопроизводстве

6. Дополнительные гарантии качества судебного контроля на предварительном следствии

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Список использованной литературы

Приложения

Посвящаю всем, кто помогал мне и направлял… моим родителям, учителям и коллегам

ВВЕДЕНИЕ

В любой национальной системе уголовного судопроизводства в ходе реформы именно предварительное производство по уголовным делам является главным предметом преобразований. Именно оно является носителем наиболее характерных особенностей национальной системы уголовной юстиции и испытывает влияние политического режима государства. Предварительное следствие, представляющее собой основную форму установления фактической стороны дела до судебного разбирательства, как, возможно, никакая другая часть уголовного процесса России нуждается в кардинальном реформировании. В ходе обсуждения реформы отечественного уголовного судопроизводства высказано множество различных точек зрения на перспективу развития предварительного следствия. В частности, предлагается оставить предварительное следствие в настоящем виде, либо объединить все следственные подразделения различных правоохранительных органов в отдельное единое ведомство, либо передать следственный аппарат под начало судебного ведомства, либо предоставить стороне защиты право самостоятельного производства следственных действий и получения таким образом судебных доказательств. Между тем ни один из предлагаемых вариантов построения предварительного следствия до конца не отвечает одной из главных идей судебной реформы, идее состязательного процесса. Конституция РФ ориентирует на построение состязательной системы судопроизводства, что органически предполагает необходимость реализации состязательных начал и в предварительном следствии. Аналогичная точка зрения декларативно отстаивалась также авторами Концепции судебной реформы в Российской Федерации. Тем не менее, УПК России, вступивший в силу с 1 июля 2002 года, с точки зрения состязательности не изменил наш уголовный процесс, повторив по существу УПК РСФСР 1960 года лишь за некоторыми изъятиями.

В целом же перед отечественным законодателем сейчас стоят те же проблемы, что стояли перед ним в ходе судебной реформы 1864 года, и главная из них - низкая эффективность уголовного судопроизводства как в сфере контроля преступности, так и в аспекте защиты прав и законных интересов участников уголовного судопроизводства. При этом справедливости ради стоит заметить, что в этом поиске мы не одиноки. К примеру, ряд европейских государств (Италия, Франция, Германия, Финляндия и др.) в последние годы, несмотря на очевидные трудности, упорно пытаются реформировать свою уголовную юстицию. Их опыт указывает на то, что каждая отдельная система судопроизводства уникальна, и единого рецепта нет. Именно поэтому подход в реформировании уголовного судопроизводства должен быть предельно взвешен. Тщательному анализу необходимо подвергнуть особенности национальной системы, цели реформы, а также общемировой и национальный векторы развития судопроизводства.

Просматривается определённая общность проблем уголовной юстиции в разных странах и общность форм попыток их решения. Состязательность, по мнению многих российских и зарубежных процессуалистов, играет роль того ориентира, который следует иметь в виду в ходе реформирования уголовного судопроизводства. Она является предпочтительным способом организации уголовно-правового спора в демократической среде (гражданском обществе и его спутнике, правовом государстве). Только состязательность в состоянии обеспечить должный уровень защиты прав участников процесса и справедливости судопроизводства.

Проблемы предварительного следствия и состязательности в уголовно-процессуальной науке России исследовались в разное время многими авторами. Более того, в настоящее время уже имеется научная работа, рассматривающая проблемы реализации состязательных начал именно на предварительном следствии1. Однако представляется, что на тот момент (1994 год) в отечественной уголовно-процессуальной науке не были в достаточной мере разработаны в соответствии с современными потребностями категории состязательности, диспозитивности, публичности, целесообразности, практически не была исследована проблема судебного контроля в досудебном производстве по уголовным делам, проблема истины исследовалась только с позиций марксистско-ленинской философии. К настоящему времени указанные проблемы уже получили определённое освещение (прежде всего, в работах А.С. Александрова, К.Б. Калиновского, А.В. Смирнова, С.Д. Шестаковой)2, что и позволило автору произвести комплексное исследование возможности построения предварительного следствия в состязательной форме на современном теоретическом уровне.

Главная цель настоящей работы - было исследование и обоснование принципиальной возможности построения предварительного следствия на началах состязательности. С вершин теории уголовно-процессуальных функций нами были рассмотрены основные проблемы предварительного следствия в России и предложена модель его построения в соответствии с концепцией публично-состязательного процесса. При этом выбор самой темы исследования отнюдь не является случайным. К нему подтолкнуло автора давнее убеждение, основанное на личном опыте следственной работы: основные проблемы предварительного следствия в современном российском уголовном процессе обусловлены преобладанием в нём рудиментов розыскного порядка судопроизводства. Преодолению их, как представляется, должна послужить реализация в уголовном судопроизводстве начал состязательности. Эта идея стала лейтмотивом кандидатской диссертации автора3, которая и легла в основу настоящей монографии.


Здесь приводятся отрывки из монорафии, выбранные автором

Причём даже те процессуалисты, что узрели глобальную тенденцию развития уголовного судопроизводства в расширении начал состязательности, практически сойдясь по этому поводу во мнении4, не выработали четкого ответа на вопрос о том, как определить место легислативной формы процесса в конкретный исторический момент в системе ''состязательность - розыск''. Представляется не достаточным ограничиться признанием каждого морфологического типа как смешанного, поскольку это не даёт возможности системного определения тенденций развития конкретной формы уголовного процесса даже на ближайшую перспективу, что само по себе могло бы иметь огромное значение, прежде всего, теоретического характера. Показательным примером может стать соотношение содержания порядков российского уголовного процесса образца 1864 года и советского 1923 - 1929 годов. Их отличает то, что первый стремился к нейтрализации рудиментов розыскного порядка5, а второй, напротив, к их усилению6.

Отталкиваясь от того, что все реальные типы уголовного судопроизводства носят смешанный характер, сочетая в себе черты обоих идеальных типов, признаем, что удельный вес тех или иных начал в конкретных легислативных формах в разные периоды истории не одинаков. Их состояния динамичны. Однако описать такой процесс, вопреки устоявшемуся мнению, исходя из идеальной типологии, не только возможно, но и необходимо7. И необходимо заметить, что в литературе такие попытки предпринимались8. А.С. Александров, в частности, заявил о том, что в смешанном процессе одни принципы (принципы одной формы) доминируют, а иные находятся в "свёрнутом" состоянии9.

Представляется возможным таким образом классифицировать легислативные формы в зависимости от тенденций развития по отношению к розыскному или состязательному идеальному типу уголовного процесса как предсостязательные и постсостязательные, предрозыскные и построзыскные10. При этом грань между построзыскным и предсостязательным, как и между постсостязательным и предрозыскным, весьма условна, но она предполагает всё же пропорциональное соотношение наличествующих в судопроизводстве розыскных и состязательных элементов. Такая классификация учитывает не только направление, в котором движется законодательство, но и явное преобладание тех или иных элементов. Так в приведенном выше примере российское судопроизводство образца 1864 года можно отнести к построзыскному, а советское (1923-1929 годов) - к предрозыскному.

Представляется неизбежным определенное смешение понятий построзыскной и предсостязательный, постсостязательный и предрозыскной, поскольку розыск и состязательность являются типами - антагонистами, а значит усиление начал одного из них автоматически будет означать ослабление начал другого. К тому же, действительно, умозрительное установление пропорций сочетания состязательных и розыскных начал весьма проблематично. При этом недопустимо забывать, что далеко не всегда порядок судопроизводства с преобладанием розыскных начал и порядок с содержанием преимущественно состязательным11 непосредственно сменяли друг друга. Истории уголовного процесса известны случаи, когда друг друга сменяли и разновидности одного из идеальных типов12. Современная публично-исковая состязательность в Великобритании выросла из частно-исковой ее же разновидности, а во Франции из розыска (в этом смысле данная форма процесса - построзыскная). При этом обе формы смело можно охарактеризовать как предсостязательные, имея в виду их стремление к конкретной цели в виде максимальной реализации состязательных начал в процессе. Уголовный процесс Италии в ходе реформы 1989 года приобрел черты предсостязательной модели, но уже с 1992 года в результате целого ряда преобразований он приобрел черты постсостязательного судопроизводства в связи с усилением розыскных начал13. Относительно же современного российского уголовного судопроизводства можно утверждать, что оно является предсостязательным. Однако термин ''построзыскное'' для него пока является более предпочтительным, поскольку в нем явно доминируют рудименты розыскного процесса в сочетании со стремлением в своём развитии к их преодолению14. Как отметил Р.Х. Якупов по поводу современного уголовного процесса России, тот является "смешанным процессом с преимущественно розыскной его формой, переход от которого к смешанному процессу с преимущественно состязательной формой представляет конечную цель производящейся судебной реформы"15.

Данная типология в силу отражения динамизма состояний морфологических типов уголовного судопроизводства и ориентации на идеальные типы может именоваться идеально-динамической (или динамической). Её значение состоит в том, что она указывает на тенденции развития конкретной формы уголовного судопроизводства (формы уголовного процесса конкретной страны) и соответственно в состоянии подсказать приоритетные направления его реформирования.


Обращает на себя внимание тот факт, что понятия "начала" и "принципы" далеко не всегда совпадают между собой. В.Н. Баландин по этому поводу заявляет, что начало в большей мере соответствует понятию "правило", а принцип ближе к понятию "идея"16. Данный взгляд, по нашему мнению, заслуживает критики. Несмотря на то, что лексические значения этих слов весьма близки17, а этимологически они вовсе идентичны18, в юридическом же употреблении эти термины существенно разнятся. В юриспруденции семантически "принцип" всё же ближе к понятию привила, а "начало" - это, скорее, более общее понятие, указывающее на принадлежность к какому-либо социально-правовому явлению. То есть начало утрачивает значение только лишь принципа и понимается шире. Это видится не только удобным для решения задач настоящего исследования, но и целесообразным для юридической науки в целом. Здесь нет опасности засорения научного оборота излишними терминами, так как таковыми могут считаться скорее термины дублирующие друг друга. Предложенное соотношение терминов "принципы" и "начала", напротив, предохраняет от этого. Семантическое расширение терминологического аппарата науки, по нашему мнению, свидетельствует о её развитии.

Итак, каждый принцип уголовного судопроизводства сам по себе является самостоятельным началом, а также несёт в себе черты иных начал более широкого плана, то есть нами выделяются начала-принципы и начала, не являющиеся принципами. К последней категории начал мы относим состязательность, публичность, законность, розыскные начала19. В качестве принципов нами понимаются следующие начала: диспозитивности, целесообразности, гласности, устности, дифференциации, непосредственности исследования доказательств, неизменности состава суда, независимости суда, равноправия сторон, объективной истины, свободной оценки доказательств, обеспечения обвиняемому права на защиту, презумпция невиновности, а также разделение основных уголовно-процессуальных функций и др.20 Иначе говоря, по нашему убеждению, система принципов процесса является частью системы основных начал типа судопроизводства.


Публичность, как отмечалось выше, мы понимаем не как принцип, а как типологическую характеристику процесса, то есть начало (социально-правовое явление) не сводимое к принципу судопроизводства. Публичность многими авторами отождествляется с официальностью в уголовном судопроизводстве, с чем мы не вполне согласны21. Публичность, по нашему убеждению, не исчерпывается официальностью. Официальность подразумевает лишь осуществление любых действий государственных органов и должностных лиц по их инициативе в силу их должностных полномочий (ex officio). Своё закрепление она нашла в ст. 21 УПК Официальное начало действует в судопроизводство именно в целях обеспечения защиты публичного интереса, а значит является выражением публичности. Иначе говоря, официальность как и активность суда - признак публичности процесса.

Определяющим в отечественной уголовно-процессуальной науке является взгляд на публичность и диспозитивность как на взаимоисключающие начала22. По нашему мнению, подобный подход не вполне корректен в эпоху строительства публично-состязательного процесса. Корень этой проблемы видится в давнем заблуждении, доставшемся современному процессу от розыска, что главным методом правового регулирования в уголовном судопроизводстве является императивный23. Это стало причиной другого современного категоричного утверждения, согласно которому главным методом в состязательном процессе полагается диспозитивный24. По утверждению Л.Н. Масленниковой, публичность подразумевает солидарность государственной власти и частных лиц в достижении цели уголовного судопроизводства, а диспозитивность - автономность частных лиц от государственной власти в распоряжении субъективными правами при этом25. Представляется, что сопоставлять публичность с диспозитивностью, как и противопоставлять их, неверно изначально в силу того, что они представляют собой категории разного уровня абстракции.

При этом понимание диспозитивности в отечественной литературе практически единодушное. Л.Ф. Лесницкая охарактеризовала диспозитивность как процессуальный принцип, предполагающий возможность участников процесса свободно распоряжаться своими материальными и процессуальными правами26. О.И. Рогова предложила рассматривать диспозитивность как "ограниченную рамками уголовно-процессуального закона свободу в распоряжении предметом уголовного процесса, правами и обязанностями в ходе процесса его участниками". При этом распоряжение предметом процесса предполагает, что начало, дальнейшее движение, исход процесса зависят от волеизъявления участников27. В таком понимании диспозитивность соответствует категории принципа процесса и не противоречит ни состязательности, ни публичности.

Противостояние имеет место лишь на уровне законных оснований действий участников: императивных и дискреционных28. Первые содержат в себе однозначное указание на необходимый способ действия участников, а вторые предоставляют определенную свободу выбора (альтернативу поведения). Дискреционность, в отличие от императивности, подразумевает предоставление участникам правоотношений возможности действовать по собственному усмотрению в зависимости от обстоятельств в рамках закона29. Использование дискреционных оснований участниками процесса является признаком диспозитивности. Деятельность государственного органа или должностного лица при производстве по уголовному делу в соответствии с началом официальности может иметь как императивные, так и дискреционные законные основания30. Применение законодателем принципа диспозитивности не исключает таким образом начал официальности, даже при использовании их в рамках одной процедуры. В уголовно-процессуальном законе диспозитивность и официальность соседствуют и вовсе не противоречат друг другу. Это значит, что диспозитивности по своему содержанию не противостоит не только публичность, но и официальность. "…Состязательный процесс при начале публичном предполагает обвинителя, действующего ex officio"31. Расширение диспозитивных начал процесса без сомнения способствует упрочению функционального равенства, поскольку участники получают возможность выбора вариантов поведения по своему усмотрению в зависимости от характера ситуации на определенный момент производства по делу.


Необходимо иметь в виду, что появление термина "предварительное расследование" призвано было, охватив две формы производства (дознание и предварительное следствие), максимально их сблизить32. Данная цель в принципе была достигнута. Дознание и предварительное следствие в российском уголовном процессе в настоящее время представляют собой обособленные формы досудебного производства по уголовному делу, где функция юстиции осуществляется должностными лицами, ведомственно подчинёнными органам уголовного преследования. В этой связи также можно говорить и о том, что фактически предварительное следствие приобрело вид дознания. Н.Н. Полянский по этому поводу утверждал, что в нашем уголовном процессе не существует предварительного следствия в его традиционном понимании, имея в виду утрату предварительным следствием судебного присутствия и осуществление судопроизводства в явно розыскной форме33. Тысячу раз правы авторы, полагающие состязательность и расследование несовместимыми правовыми институтами34. "Состязательное расследование" такая же нелепость как и "полицейская состязательность".


Актуальна также проблема взаимодействия органов следствия и дознания, следствия и прокуратуры. Характерно, что именно низкий уровень их взаимодействия официально провозглашается в качестве основной причины "неудовлетворительной работы по раскрытию преступлений"35. Широкое обсуждение в отечественной уголовно-процессуальной науке проблемы взаимодействия было вызвано именно её глубиной и значимостью36. Но следует иметь в виду, что речь идёт о взаимодействии направлений деятельности кардинально различных по своей природе и назначению (с точки зрения основных процессуальных функций). Очевидно, поэтому данная проблема до конца не была решена37. Взаимодействие, по существу, означает дальнейшее смешение функций уголовного преследования и юстиции. Её решение, по нашему глубокому убеждению, возможно лишь в условиях жёсткого розыскного судопроизводства, где действительно могут быть стёрты грани между дознанием как деятельностью административных органов (органов уголовного преследования) и деятельностью следственной (судопроизводственной, юстиционной). В условиях же смешанного процесса данная проблема решена быть не может, поскольку она присуща ему органически. А вот в состязательном процессе проблема взаимодействия не может даже возникнуть, так как взаимодействие органов уголовного преследования (дознания, прокуратуры) и судопроизводства (предварительного следствия) противоречит системообразующему принципу этой модели и состязательному методу правового регулирования. С этой точки зрения не может не вызвать недоумения научная позиция одного из разработчиков УПК Е.Б. Мизулиной о необходимости усиления взаимодействия органов следствия и прокуратуры38. К тому же в литературе высказываются опасения по поводу ситуации, при которой дознание как особая форма производства по уголовному делу имеет тенденцию к разрастанию39.


Как уже отмечалось, лицом, осуществляющим функцию юстиции на состязательном предварительном следствии, как и во всём процессе, действительно должен быть только судья. Однако здесь кроется существенная опасность для состязательных правоотношений, поскольку может быть утрачен такой фундаментальный признак состязательности, как независимость суда. Это станет возможным в силу того, что суд при отправлении правосудия будет связан предварительными выводами по мотивам не только личным, но и ведомственным40. Именно такими соображениями и продиктована необходимость создания в российском уголовном процессе института следственных судей41. Следственный судья станет специальным судебным органом для осуществления функции юстиции в ходе предварительного производства. Такой вывод был сделан и по итогам IX Международного съезда криминалистов ещё в 1903 году: "…Следственный судья не должен быть следователем, … его надо лишить обязанностей розыска и тогда построить предварительное следствие на состязательном начале"42. По пути организационного разделения судебных органов уголовной юстиции пошли законодатели многих зарубежных стран: следственный судья во Франции и Италии, участковый судья-дознаватель в ФРГ, магистрат в США43. При этом в литературе отмечается, в частности применительно к французской модели, что неуклонной тенденцией развития предварительного следствия является "всё большее упрочение юрисдикционных функций следственного судьи и одновременно ослабление его розыскных полномочий"44.


Как показала англо-американская практика, требование, предъявляемое к суду, о рассмотрении аспекта законности без учёта обоснованности доказательствами, трудно выполнимо. Суд, специализирующийся на решении вопросов по мерам пресечения, превращается в орган борьбы с преступностью, чувствуя единство целей и задач с органами уголовного преследования. Такое новшество стало бы настолько же бесплодно, как если выделить бы сейчас из прокуратуры прокуроров, специализирующихся на санкционировании заключения под стражу. Идея добиться беспристрастности за счёт одной только широты полномочий и кругозора мировых судей45, преисполненная гражданственности, при всей своей заманчивости также не кажется удачной. Вряд ли суд, в самом названии которого выражена идея примирения сторон спора, установления общественного спокойствия, станет с энтузиазмом применять такие радикальные меры процессуального воздействия на личность как заключение под стражу. Как и обвинительный уклон для судопроизводства опасно и крайне лояльное отношение суда к стороне защиты. К тому же деятельность нескольких судебных органов на предварительном следствии, по сути, будет означать распыление производства по уголовному делу в этой стадии. Очевидно, такая ситуация не пойдёт на пользу ни интересам судопроизводства, ни целям борьбы с преступностью. Зато мысль о необходимости санкционирования оперативно-розыскных мероприятий, ограничивающих конституционные права, органами административной юстиции (судами по административным делам) представляется весьма удачной46. Оперативно-розыскная деятельность (ОРД) имеет ряд административных признаков. Она осуществляется органами административной власти (субъектами ОРД), и ей присущ административный метод. Поэтому, во избежание смешения ОРД и уголовно-процессуальной деятельности на судоустройственном уровне, санкционировать производство оперативно-розыскных мероприятий не должны ни суды общей юрисдикции, ни мировые суды, ни следственные судьи. Для ОРД противопоказаны гласность, непосредственность, участие обеих сторон в судебном заседании, посвящённом обсуждению вопроса санкционирования оперативно-розыскных мероприятий.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Построение предварительного следствия на началах состязательности принципиально возможно.

В будущем публично-состязательном уголовном процессе России нет места следователю в его традиционном для нас понимании, как нет места и смешению функций в условиях состязательного судопроизводства, свойственного демократическому периоду сосуществования государства и общества, периоду правового государства и гражданского общества. Уголовная юстиция давно переросла своего старого верного слугу, следователя-"инквизитора". Эта фигура, выполнив свою историческую миссию в XIX-XX веках к настоящему времени уже превратилась в анахронизм. Следователь и судья общей юрисдикции, до сих пор осуществлявший судебный контроль, в ходе реформы должны трансформироваться в следственного судью - единственного полноправного носителя функции юстиции в состязательном предварительном следствии.

Реализация идеи разделения основных уголовно-процессуальных функций и иных начал публичной состязательности послужит не только защите прав и законных интересов участников процесса, но и оптимизации порядка производства предварительного следствия. Состязательность есть не только гарантия прав участников уголовного процесса, но и универсальное средство повышения объективности и качества предварительного установления фактической стороны дела и, как следствие, эффективности государства в деле контроля преступности. Организация предварительного следствия в публично-состязательном порядке, как представляется, позволит решить ряд наиболее актуальных проблем, стоящих в настоящее время перед отечественным предварительным следствием.

Анализ положений нового УПК России, позволяет утверждать, что в настоящем виде он не удовлетворяет потребностям судебной реформы и настоящему уровню разработки проблем уголовного судопроизводства. Публично-состязательного процесса у нас пока нет.

Расширение состязательных начал - магистральный путь реформирования уголовного судопроизводства России. Реализации этого положения будет способствовать преодоление в уголовном процессе розыскных рудиментов. Это значит, что главной задачей, стоящей перед законодателем в сфере реформы уголовного процесса, является последовательное закрепление и реализация начал публично-состязательной модели судопроизводства, соответствующей современному этапу общественного развития.

***

Когда завершалась работа по подготовке настоящей монографии в Санкт-Петербургском юридическом институте Генеральной прокуратуры РФ была защищена кандидатская диссертация Э.Г. Гусакова "Предварительное расследование и принцип состязательности в уголовном процессе РФ" (СПб., 2002). Соискателем исследовались по существу те же проблемы, при этом его работа имеет, безусловно, самостоятельный характер. Далеко не все его выводы мы готовы разделить. И говорит здесь вовсе не ревность и не научный снобизм (я надеюсь). Cave ne cadas. Наука - та сфера, где согласия нет и никогда не было… да, пожалуй, и не будет. И, слава Богу. Единодушие ей противопоказано. Однако наш восторг вызвало не это. Сама постановка данной проблематики в тех стенах, в самой "матрице инквизиционного ведомства" - уже прорыв. Это значит, что даже "око государево" взирает на мир теперь иначе…

Меняются времена - меняемся вместе с ними и мы.


  Примечания

1 Машовец А.О. Принцип состязательности и его реализация в предварительном следствии: Дисс. ... канд. юрид. наук. Екатеринбург, 1994.

2 Александров А.С. Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. Нижний Новгород, 1995; Калиновский К.Б. Законность и типы уголовного процесса: Дисс. … канд. юрид. наук. СПб., 1999; Смирнов А.В. 1/. Модели уголовного процесса. СПб., 2000; 2/. Состязательный процесс. СПб., 2001; 3/. Типология уголовного судопроизводства: Дисс. … док. юрид. наук. М., 2001; Шестакова С.Д. 1/. Проблемы состязательности в российском уголовном процессе: Дисс. … канд. юрид. наук. СПб., 1998; 2/. Состязательность уголовного процесса, СПб., 2001.

3 Макаркин А.И. Состязательность на предварительном следствии: Дисс. … канд. юрид. наук. СПб., 2001.

4 Концепция уголовно-процессуального законодательства Российской Федерации // Гос-во и право. 1992, № 8. С. 46-55; Лунеев В.В. Преступность XX века. М., 1997. С. 459; Петрухин И. Л. Состязательность и правосудие: К 100-летию М.С. Строговича // Гос-во и право. 1994, № 10. С. 128-137; Петрухин И. Л., Куцова Э. Ф. О концепции уголовно-процессуального законодательства Российской Федерации // Гос-во и право. 1992, № 12. С. 83-55; Савицкий В. М. Уголовный процесс России на новом витке демократизации // Гос-во и право. 1994, № 6. С. 101-103; Смирнов А.В. 1/. Модели уголовного процесса. С. 5, 11, 25, 48; 2/. Эволюция исторической формы советского уголовного процесса и предварительное расследование // Сов. гос-во и право. 1990, № 12. С. 57-6 3. А.В. Смирнов, в частности, увязывает это с идеями о постиндустриальном обществе и государстве, уважающем интересы личности (Тоффлер Э. Третья волна. М., 1999; Шаймухамбетова Г. Б. Гегель и Восток. Принципы подхода. М., 1995. С. 189 - 190; Kumar К. The rise of modem society. Aspects of the social and political development of the West. Oxford, 1988. P. 10).

5 Полянский Н.Н. Новая редакция Уголовно-процессуального кодекса. М., 1927. С. 18; Викторский С.И. Русский уголовный процесс. М., 1997. С. 359-360.

6 Полянский Н.Н. Указ. соч. С. 24; Смирнов А.В. Эволюция исторической формы советского уголовного процесса и предварительное расследование. С. 58-63; Стучка П.И. Тезисы о реформе УПК // Революция права. 1928. № 2. С. 68-87.

7 Смирнов А.В. Модели уголовного процесса. С. 14, 16-17.

8 Правда, зачастую они бессистемны и напоминают навешивание ярлыков. См. например: Тейман С. Сделки о признании вины или сокращенные формы судопроизводства: по какому пути пойдет Россия? // Российская юстиция. 1998. № 10. С. 35-36, № 11. С. 35-36. Тейман, в частности, применительно к реальным формам употребляет такие термины как ''неоинквизиционный'', ''постинквизиционный'' и ''состязательный''.

9 Александров А.С. Указ. соч. С. 7, 16.

10 В данном случае латинская приставка post употребляется в значении ''после'', то есть ''идущий от'' состязательности (постсостязательный) или розыска (построзыскной). В этом употреблении термин ''постсостязательный'' (о типе процесса) приобретает иное содержание нежели то, что вкладывает в него А.В. Смирнов, понимая постсостязательность как сверхсостязательность. Смирнов А.В. Модели уголовного процесса. С. 49. В более поздней работе А.В. Смирнов заменил этот термин другим "дискурсивная состязательность" в том же значении. Смирнов А.В. Состязательный процесс. С. 7, 221-311.

11 Условно назовем их ''розыск'' и ''состязательность''.

12 Смирнов А.В. Модели уголовного процесса. С. 27-58, 112-123.

13 Делла Марра Т. Уголовный процесс Италии: реформа и контрреформа. // Гос-во и право. 1994. № 1. С. 124-131.

14 Шестакова С.Д. Указ. соч. С. 119-121, 160-161.

15 Якупов Р.Х. Актуальные проблемы реформирования российского уголовно-процессуального законодательства // Актуальные вопросы предварительного расследования. Волгоград, 1997. С. 5.

16 Баландин В.Н. Принципы юридического процесса: Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. Саратов. 1998. С. 5.

17 Принцип - основное, исходное положение какой-либо теории, учения, науки; руководящее положение, основное правило, установка для какой-либо деятельности. Начало - основа, сущность чего-либо, проявляющаяся в наиболее характерных признаках, чертах; основные положения, принципы чего-либо. См.: Словарь русского языка / Под ред. А.П. Евгеньевой. В 4-х томах. Т. 2. М., 1986. С. 414; Т. 3. М., 1987. С. 428.

18 Краткий этимологический словарь русского языка / Под ред. С.Г. Бархударова. М., 1971. С. 365.

19 Обоснования этой позиции будут даны ниже.

20 Нами перечислены лишь те начала уголовного судопроизводства, что будут затронуты в настоящей работе.

21 Отождествление публичности и официальности характерно не только для советской, но и российской дореволюционной правовой традиции. Строгович М.С. Уголовный процесс. М., 1946. С. 73; Фойницкий И.Я. Указ. соч. Т. 1 С. 93.

22 Александров А.С. Указ. соч. С. 15-16; Головко Л.В. Принципы неотвратимости ответственности и публичности в современном российском уголовном праве и процессе. // Гос-во и право. 1999. № 3. С. 66; Петрухин И. Публичность и диспозитивность в уголовном процессе // Российская юстиция. 1999. № 3. С. 24-25.

23 Башкатов Л.Н. и др. Указ. соч. С. 23; Курс советского уголовного процесса. Общая часть. / Под ред. Бойкова А.Д. и Карпеца И.И. С. 64-66.Уголовно-процессуальное право российской Федерации / Отв. ред. П.А. Лупинская. С. 54.

24 Александров А.С. Указ. соч. С. 15.

25 Масленникова Л.Н. Публичное и диспозитивное начала в уголовном судопроизводстве России: Автореф. дисс. … док. юрид. наук. М., 2000. С. 25-26.

26 Лесницкая Л.Ф. Диспозитивность // Юридический энциклопедический словарь / Гл. ред. А.Я. Сухарев. 2-е дополненное издание. М., 1987. С. 107-108.

27 Рогова О.И. Пределы проявления диспозитивности в уголовном судопроизводстве: Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. Томск. 1994. С. 9-12. По существу аналогичный подход содержался в работах и других авторов. Александров А.С. Указ. Соч. С. 13-14; Головко Л.В. Принципы неотвратимости ответственности и публичности в современном российском уголовном праве и процессе. С. 67.

28 Головко Л.В. Принципы неотвратимости ответственности и публичности в современном российском уголовном праве и процессе. С. 66.

29 Мишин А.А. Дискреционная власть // Юридический энциклопедический словарь. С. 107.

30 К примеру, в построзыскном судопроизводстве Российской империи подобный подход уже имел место в виде двух порядков местной подсудности (порядок закона и порядок судебного усмотрения). Фойницкий И.Я. Указ. соч. С. 128-131.

31 Фойницкий И.Я. Указ. соч. Т. 1. С. 61.

32 Смирнов А.В. 1/. Модели уголовного процесса. С. 197-199; 2/. Эволюция исторической формы советского уголовного процесса и предварительное расследование. С. 59-63.

33 Полянский Н.Н. Новая редакция Уголовно-процессуального кодекса. С. 24.

34 См. например: Солодилов А.В. Судебный контроль за проведением следственных действий и решениями прокурора и органов расследования, ограничивающими конституционные права и свободы граждан в уголовном процессе России: Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. Томск, 1999. С. 20-21.

35 См. указ. справку. С. 5.

36 Вандышев В.В., Дербенев А.П., Смирнов А.В. Указ. соч. Ч. 1. С. 78-82; Гапанович Н.Н., Мартинович И.Н. Основы взаимодействия следователя и органа дознания при расследовании преступлений. Минск, 1981; Гуляков А.Д., Караханов Н.В. Организация взаимодействия криминальной милиции с милицией общественной безопасности и органами предварительного следствия в процессе раскрытия и расследования преступлений: Аналитический обзор. М., 1995; Дербенёв А.П. Взаимодействие следователя с органами дознания в расследовании преступлений. М., 1983; Лавров В.П., Шиманова З.Е. Организация взаимодействия милиции, следственных аппаратов и пожарной охраны ОВД при раскрытии поджогов // Труды Высшей Школы МВД СССР. Вып. 34. М., 1972. С. 124-135; Федоткин М.А. Взаимодействие органов предварительного следствия и дознания // Право. 1996. № 4. С. 93-101; Чувилёв А.А. Взаимодействие следователя органа внутренних дел с милицией. М., 1981 и др.

37 Как представляется, по той же причине не нашла своего решения в отечественной теории уголовного процесса и затронутая выше проблема процессуальной "самостоятельности-независимости" следователя.

38 Мизулина Е.Б. Технология власти: уголовный процесс. С. 86-87, 109-111.

39 Михайлов В.А. Указ. соч. С. 23.

40 Лебедев В.М. Указ. соч. С. 27-28; Смирнов А.В. Модели уголовного процесса. С. 52-53, 171; Халиулин А. Указ. соч. С. 69.

41 Воскресенский В., Кореневский Ю. Состязательность в уголовном процессе // Законность. 1995. № 7. С. 9; Долгушин А.В. Указ. соч. С. 20; Машовец А.О. Указ. соч. С. 24-25; Петрухин И.Л. Предварительное расследование: каким ему быть? С. 73; Смирнов А.В. 1/. Модели уголовного процесса. С. 50-57, 2/. Нужен суд правый и милостливый, решительный и скорый // Российская юстиция. 1995. № 10. С. 18-21.

42 Елачич Н.А. Указ. соч. С. 151.

43 Боботов С.В. 1/. Буржуазная юстиция. С. 69; 2/. Правосудие во Франции. С. 147-151; Головко Л.В. Дознание и предварительное следствие в уголовном процессе Франции. С. 67-70; Делла Марра Т. Указ. соч. С. 126-130; Махов В.Н., Пешков М.А. Указ. соч. С. 51-52; Филимонов Б.А. Основы теории доказательств в германском уголовном процессе. М., 1994. С. 23-35, 89, 149, 155-156.

44 Головко Л.В. Дознание и предварительное следствие в уголовном процессе Франции. С. 70.

45 Смирнов А.В. Состязательный процесс. С. 275.

46 Смирнов А.В. Состязательный процесс. С. 279-280.


О состязательности в уголовом процессе см. книги на сайте:

Калиновский К.Б. Законность и типы уголовного процесса. Дисс. ... канд. юрид. наук.

Калиновский К.Б. Основные виды уголовного судопроизводства: Учебное пособие. юрид. наук. СПб.,

Макаркин А.И. Состязательность на предварительном следствии. Диссертация на соискание ученой степени канд. юрид. наук.

Смирнов А.В. Типология уголовного судопроизводства. Диссертация на соискание ученой степени докт. юрид. наук.

Шестакова С.Д. Проблемы состязательности в российском уголовном процессе. Дисс. ... канд. юрид. наук.




Новости МАСП

RSS импорт: www.rss-script.ru







Рейтинг@Mail.ru

Rambler's Top100
Hosted by uCoz