Машовец А.О. О процессуальных функциях следователя // Принцип состязательности и его реализация в предварительном следствии. Дисс. ... канд. юрид. наук. Екатеринбург, 1994.


kalinovsky-k.narod.ru

Уголовный процесс
Сайт Константина Калиновского

kalinovsky-k.narod.ru
Главная | МАСП | Публикации| Студентам | Библиотека | Гостевая | Ссылки | Законы и юрновости | Тесты | Почта


МАШОВЕЦ АСИЯ ОКЕАНОВНА
ПРИНЦИП СОСТЯЗАТЕЛЬНОСТИ И ЕГО РЕАЛИЗАЦИЯ В ПРЕДВАРИТЕЛЬНОМ СЛЕДСТВИИ:
Дисс. … канд. юрид. наук: Уральская государственная юридическая академия, Екатеринбург, 1994.

К оглавлению

 

Глава 2. Действие принципа состязательности в предварительном следствии.

Основополагающие начала построения уголовного процесса,являющего целостным образованием, должны распространяться навсе его стадии. По отношению к уголовному процессу в целомпредварительное следствие выступает как относительно обособ-ленная и самостоятельная подсистема с присущими ей особеннос-тями. Оно должно строиться на тех же основных положениях, чтои вся система в целом. Но коренной недостаток предварительно-го следствия заключается в том, что его основные начала несоответствуют принципам судебного разбирательства.

Применительно к стадии судебного разбирательства дейст-вие принципа состязательности у большинства процессуалистовне вызывает сомнений. Что же касается досудебной стадии, тоздесь мнения ученых и практиков не столь однозначны. Многиепроцессуалисты видят на этой стадии лишь отдельные элементыпринципа состязательности, полагая, что свое полное раскрытиеон находит только в стадии судебного разбирательства (109,С.152).

По мнению других авторов, нельзя вообще говорить о нали-чии состязательности на стадии предварительного расследованияуголовного дела, ибо здесь не проведено разделения функцийобвинения, защиты и разрешения дела (97, С.128).

Говоря о действии принципа состязательности в предвари-тельном следствии, необходимо различать два понятия: состяза-тельную форму судопроизводства и принцип состязательности.Так, по мнению Г.Н.Агеевой, состязательность, не являясьпринципом уголовного процесса, выступает процессуальной фор-мой судебного разбирательства (122, С.14). Вопрос о соотноше-нии состязательности и состязательной формы судопроизводстваявляется частью более общей проблемы соотношения принципа ипроцессуальной формы. Р.Д.Рахунов определяет, например, про-цессуальную форму как регламентированные правом порядок,принципы и систему уголовно-процессуальной деятельности (158,С.84). Ряд ученых, возражая против столь широкого определенияпроцессуальной формы, считают, что принципы деятельности оп-ределяют процессуальную форму, но сами в ее содержание невходят (56, С.32). Соглашаясь с этим мнением, отметим, чтопринципы уголовного процесса определяют важнейшие стороныпроцессуальной формы, но кроме принципов, на уголовно-процес-суальную форму влияют и другие факторы. Содержание процессу-альной формы, отмечает Г.Н.Прутченкова, определяется системойвзаимосвязанных компонентов: целью процессуальной деятельнос-ти, процессуальными функциями, правилами, регулирующими до-пустимость доказательств, а также принципами уголовного про-цесса, отражающими положение личности в судопроизводстве (53,С.65). Поэтому принцип состязательности как основа, определя-ющая положение субъектов процесса, их права и обязанности,взаимоотношения друг с другом и с судом, обусловливает состя-зательную форму процесса. Но о полном торжестве состязатель-ной формы можно говорить лишь в том случае, когда будет дос-тигнута согласованность, непротиворечивость и взаимообуслов-ленность между всеми компонентами, определяющими содержаниепроцессуальной формы.

Реформирование уголовного процесса, осуществляемое в со-ответствии с идеей, по которой обвинение (уголовное преследо-вание) должно обрести форму иска, а государственный обвини-тель процессуальное положение истца (50, С.152) возможнотолько в условиях состязательной формы процесса. Уголов-но-процессуальной науке известны три формы процесса : розыск-ной, обвинительный и смешанный. Смешанный процесс имеет двемодификации, которые различаются удельным весом и соотношени-ем розыскного и состязательного начал. В первой полностью ро-зыскное предварительное расследование сочетается с состяза-тельным судебным разбирательством, во второй состязательноеначало проникает и на стадию предварительного расследования,которая складывается из двух частей: негласного розыскногодознания и состязательного предварительного следствия (164,С.58). Предварительное следствие России нельзя назвать пол-ностью розыскным, так как здесь присутствуют элементы состя-зательной формы процесса. В то же время предварительное след-ствие пока еще остается во многом тайным, лишенным состяза-тельности, в то время как для стадии судебного разбирательст-ва характерны разграничение функций обвинения, защиты и раз-решения дела, равенство сторон обвинения и защиты. Оправданоли подобное несоответствие двух основных стадий уголовногосудопроизводства?

Следует согласиться с мнением В.Случевского, писавшегоеще в конце Х I Х века о том, что нельзя "принцип,лежащий восновании современного судебного следствия, признавать однов-ременно целесообразным для этого следствия и вредным дляпредшествующего ему следствия предварительного, не впадая впротиворечия, так как последнее оказывает самое решительноевлияние на первое" (104, С.273).

Один из путей преодоления создавшегося положения видитсяв более полной реализации принципа состязательности в предва-рительном следствии для придания ему обвинительной формы. Какотмечает И.Я.Дюрягин, целесообразно законодательно установитьтакие меры, такой порядок предварительного расследования,которые соответствовали бы принципу состязательности (134,С.9). Для этого необходимо четкое разграничение основных уго-ловно - процессуальных функций обвинения, защиты и разрешениядела и, соответственно, субъектов, осуществляющих эти функ-ции.

§ 1. О процессуальных функциях следователя

По вопросу о процессуальных функциях следователя в юри-дической литературе высказаны различные точки зрения, сущест-во которых сводится к трем основным позициям.

Одни процессуалисты полагают, что единственной функциейследователя является расследование дела (97, С.127), или,другими словами, функция установления, проверки данных, каса-ющихся преступлений и их расследования (120, С.59-60). Приэтом авторы не допускают сочетания в деятельности следователятаких противоположных функций, как обвинение и защита. Помнению П.С.Элькинд, нельзя говорить о наличии функции обвине-ния на стадии расследования, так как в судебных стадиях этафункция объективно предопределена состязательным построениемсоветского уголовного судопроизводства (172, С.6-8).

Р.Д.Рахунов пишет: "Предварительное следствие проводитсяне на началах состязательности, а лишь открывает возможностии создает предпосылки для состязательного построения судебно-го процесса. Неприменение принципа состязательности в стадиипредварительного следствия подчеркивает отсутствие всякой об-винительной тенденции, так как в этой стадии процесса нет об-винителя " (97, С.118).

Сторонники иной точки зрения признают множественностьпроцессуальных функций следователя. Так, А.П.Гуляев выделяетв деятельности следователя восемь функций:

- рассмотрение заявлений и сообщений о преступлении;

- исследование обстоятельств дела;

- обвинение в совершении преступления;

- ограждение граждан от неосновательного обвинения в со-вершении преступления;

- обеспечение возмещения материального ущерба, причинен-ного преступлением и исполнения приговора в части конфискацииимущества;

- пресечение преступлений и принятие мер к устранениюобстоятельств, способствующих совершению преступления;

- розыск обвиняемых, место нахождения которых неизвестно;

- разрешение уголовных дел (63, С.23).

М.С.Строгович считает, что следователь осуществляет фун-кции обвинения, защиты и разрешения дела (109, С.226).

Г.Н.Колбая наделяет следователя функциями обвинения иразрешения дела (77, С.35), a В.А.Стремовский - функциями об-винения и защиты (106, С.56). И, наконец, некоторые авторыусматривают в деятельности следователя только функцию обвине-ния (114, С.11).

Подобное несовпадение мнений вызвано, на наш взгляд,различным подходом к определению уголовно - процессуальнойфункции. Следует обратить внимание на то обстоятельство, чтоавторы, усматривающие в деятельности следователя функцию рас-следования, понимают под уголовно - процессуальными функциямичасть уголовно - процессуальной деятельности, либо назначе-ние и роль участника процесса (97, С.37; 120, С.54).

При таком подходе понятия функция и деятельность субъек-та совпадают по своему содержанию и объему. Разумеется, вэтом случае деятельность следователя иначе как расследованиемне назовешь.

Авторы, обосновывающие множественность функций следова-теля, определяют уголовно - процессуальные функции как от-дельные виды, отдельные направления уголовно - процессуальнойдеятельности (109, С.188). При подобном понимании функции де-ятельность следователя оказывается расчлененной на нескольконаправлений, иногда даже противоположных по своему характеру.

Соглашаясь с тем, что функция представляет направлениедеятельности, отметим, что на наш взгляд, общим недостаткомприведенных выше понятий уголовно - процессуальной функцииявляется ее определение без учета основного вопроса уголовно-го процесса - вопроса о лице, совершившем преступление и еговиновности. Подобный подход нивелирует особенности процессу-ального положения участников процесса, а структура процессу-альной деятельности оказывается размытой, не дающей четкогопредставления о ее сущности.

При решении вопроса о процессуальных функциях следо-вателя определяющей целeсообразно считать категорию процессу-альных юридических интересов. Интересы участников процессаопределяют направленность их действий, выступают источникомправовой активности каждого их них. Право не только выражаетинтересы лица, но и определяет пути и средства их реализации.Носитель интереса вправе выбирать подходящие средства в рам-ках, установленных законом (118). Таким образом, направлен-ность и характер деятельности субъекта определяются процессу-альными и лежащими в их основе материальными интересами.

При проведении предварительного расследования следова-тель, будучи представителем властных органов, отстаивает го-сударственные интересы, выражающиеся в стремлении к реализа-ции уголовного закона ( привлечение к уголовной ответствен-ности и осуждение лица, виновного в совершении преступления). Необходимость реализации государственных интересов ориен-тирует деятельность следователя на установление и изобличениелица, совершившего преступление, то есть на осуществлениефункции обвинения. В деятельности следователя (как и любогодругого субъекта процесса) проявляется единство двух момен-тов: его назначения и роли (определяемого процессуальнымиинтересами) и связанного с этим основного направления его де-ятельности.

Авторы, возражающие против осуществления следователемобвинительной функции, зачастую приводят следующий аргумент:эта функция в деятельности следователя может быть выделеналишь с момента появления обвиняемого, то есть с момента прив-лечения определенного лица в этом качестве . Ранее обвинениякак процессуальной функции нет.

С таким подходом согласиться нельзя. Сразу после возбуж-дения уголовного дела следователь приступает к формированиюобвинения: установлению фактических обстоятельств дела, ихюридической оценке и вынесению актов уголовного судопроизвод-ства, содержащих формулировку обвинения, адресованных конк-ретным участникам уголовно процессуальной деятельности"(52, С.7). До предъявления обвинения деятельность по выявле-нию элементов формулировки обвинения осуществляется в отноше-нии неопределенного лица, виновного в расследуемом преступле-нии.

Осуществление следователем обвинительной функции не рав-нозначно наличию обвинительного уклона. Обвинение это нетолько сбор уличающих доказательств и обоснование вины обви-няемого. В основе обвинения должен лежать принцип всесторон-него, полного и объективного исследования обстоятельств дела.Формулируя обвинение как обвинительный тезис, следовательобязан проверить его объективность, выявить как уличающие,так и оправдывающие обстоятельства. Привлекая к уголовной от-ветственности, а тем более заканчивая уголовное дело состав-лением обвинительного заключения, следователь должен бытьубежден в виновности обвиняемого. Внутреннее убеждение следо-вателя предполагает тщательный анализ собранных доказатель-ств, отработку всех возможных версий и, как результат - обос-нованность обвинения. Поэтому мало убедительны высказыванияавторов, не признающих в деятельности следователя обвинитель-ной функции, что "обвинитель должен изобличать виновного наоснове его внутреннего убеждения, которое не должно нуждатьсяв какой - либо дальнейшей проверке" (144, С.54).

Совершенно правильно утверждая, что следователь к момен-ту привлечения обвиняемого к уголовной ответственности долженбыть убежден в его виновности в совершении преступления,В.З.Лукашевич далее пишет о том, что некоторые факты, лежащиеза пределами состава преступления, могут быть вообще неизвес-тны следователю к указанному моменту. Их установление - зада-ча дальнейшего расследования, поэтому неправильно рассматри-вать следователя в качестве обвинителя на момент привлеченияобвиняемого к уголовной ответственности . При таком подходерасследование еще неизвестных фактов должно осуществлятьсяследователем в ходе выполнения им функции обвинения, чтонельзя считать правильным (55, С.89-90).

Bнутреннее убеждение следователя в виновности обвиняемо-го не означает априорного признания такого убеждения другимиучастниками процесса. Убедить их в правильности своих выводовследователь может, лишь представив бесспорные доказательствавиновности обвиняемого, опровергающие его алиби и исключающиевозможность совершения расследуемого преступления иными лица-ми. Равным образом, сбор следователем доказательств, опровер-гающих обвинение, как и прекращение им уголовного дела не оз-начает выполнения функции защиты. При прекращении уголовногодела происходит отказ следователя от обвинения , а это одноиз возможных последствий осуществляемой им обвинительной фун-кции. Обязанности следователя по выяснению обстоятельств,оправдывающих обвиняемого и смягчающих его вину, - отмечаетН.Л.Якубович,- являются в этом случае лишь гарантом права об-виняемого на защиту, а не содержанием функции защиты (174,С.24).

П.И.Люблинский, комментируя Устав уголовного судопроиз-водства, писал, что одно из противоречий в деятельности сле-дователя заключается в соединении в его руках функций обвини-теля и защитника. И если предварительное следствие все же су-ществует и приводит к цели, то это объясняется тем, что сле-дователь давно отрешился от этой двойственности и определеннозанял сторону обвинительной власти (86, С.612-613).

Мы согласны с мнением процессуалистов, указывающих, чтов настоящее время следователь, наряду с функцией обвинения,осуществляет функцию разрешения дела - принимает решения,имеющие особое юридическое значение в связи с характером по-рождаемых юридических последствий. Следователь прекращаетуголовные дела, решает вопрос об удовлетворении или отклоне-нии заявленных ходатайств, решает вопрос о применении мерпринуждения. Вместе с тем важно подчеркнуть, что подобная ор-ганизация предварительного следствия, когда одно и то же лицообвиняет и разрешает дело, не может служить гарантией соблю-дения прав и законных интересов обвиняемого, потерпевшего ииных участников процесса. Поэтому разрешение конфликтных си-туаций предварительного следствия должно стать прерогативойсудебных органов. Соединение в одном лице осуществления функ-ций разрешения дела и обвинения или защиты влечет утрату объ-ективности разрешения дела. Функция разрешения должна высту-пать контрольной по отношению к другим функциям, а не стано-виться завершающим актом функции обвинения или защиты.*

* именно поэтому нельзя возлагать функцию разрешения де-ла в предварительном следствии на прокурора.

Выполнение следователем обвинительной функции отрицаетсяна том основании, что она влечет за собой его субъективизм,обвинительный уклон в его деятельности, погоню за царицей до-казательств - признанием обвиняемого. Но это, думается, нетак.

Достижение одной из целей предварительного следствия -раскрытия преступления, предполагает установление и изобличе-ние виновного лица. При недоказанности обвинения, его необос-нованности, привлечении к уголовной ответственности невинов-ного лица цель предварительного расследования не достигается,а правовая обязанность следователя по раскрытию преступленияне выполняется.

В силу того, что раскрытие преступления является обязан-ностью следователя, невыполнение последней влечет различныепоследствия: от возврата дела на дополнительное расследованиеи вынесения оправдательного приговора до наступления различ-ных форм ответственности.

Именно следователь в процессе расследования преступленияформулирует и обосновывает тезис о его совершении данным ли-цом, предъявляет обвинение, составляет обвинительное заключе-ние. Даже сама цель предварительного следствия, определяемаяч.1 ст.2 УПК РСФСР, указывает направленность деятельностиследователя на осуществление функции обвинения, ибо раскрытьпреступление - это прежде всего найти виновного и доказатьего виновность.

Положение следователя как субъекта уголовно процессу-альной деятельности, осуществляющего обвинительную функцию -такова реальность нашего процесса. Конечно, весьма заманчивобыло бы представить следователя осуществляющим так называемуюфункцию расследования (или исследования обстоятельств) уго-ловного дела, то есть лицом беспристрастным, не скатывающимсяна позиции обвинения. Более того, такое представление о сле-дователе более соответствует состязательному построению уго-ловного судопроизводства на стадии расследования, так как по-является арбитр, способный непредвзято оценить конфликтныевопросы предварительного следствия и принять объективное ре-шение.

Но на сегодняшний день позиция авторов, обосновывающихтезис о том, что следователь осуществляет функцию расследова-ния преступления, представляется неубедительной. Желаемое вданном случае выдается за действительное. Если предположить,что следователь не осуществляет обвинительной функции, а за-нимается расследованием преступления и это его истинная функ-ция, то кто тогда выступает обвинителем? Пожалуй, иного субъ-екта процессуальной деятельности, кроме как прокурора, наз-вать не удастся (за исключением небольшого количества дел, покоторым обвинение осуществляет непосредственно сам потерпев-ший). Но прокурор в соответствии со ст.ст.211, 212 УПК РСФСРосуществляет процессуальное руководство предварительным расс-ледованием. Его указания органам дознания и предварительногоследствия в связи с возбуждением и расследованием ими уголов-ных дел являются для этих органов обязательными. Таким обра-зом, субъект, осуществляющий фукцию расследования преступле-ния, оказывается процессуально (а следователь органов проку-ратуры - и административно) подчиненным субъекту, выполняюще-му обвинительную функцию.

Тезис о процессуальной независимости следователя от про-курора весьма уязвим для критики, ибо практически все указа-ния прокурора обязательны для следователя (ст.212 УПК). Всепроцессуально наиболее значимые действия следователя подлежатсогласованию, санкционированию или утверждению прокурором. Вслучаях, указанных в ч.2 ст.127 УПК РСФСР, следователь вправене согласиться с указаниями прокурора. Однако, как показываетпрактика, следователи крайне редко пользуются предоставленнымим законом правом обжалования действий прокурора, осуществля-ющего руководство следствием, вышестоящему прокурору. Обладаяпроцессуальными, а в ряде случаев и административными средст-вами руководства работой следователя, прокурор без труда мо-жет определить обвинительную направленность деятельности пос-леднего.

Таким образом, если рассматривать следователя как субъ-екта, осуществляющего функцию расследования преступления ана-логично тому, как действует суд на этапе судебного следствия,то необходим целый комплекс мер, без принятия которых провоз-глашение процессуальной самостоятельности и независимостиследователя по сути останется лишь декларацией.

Расследование преступлений исторически было функцией ор-ганов юстиции. В первые годы после Октябрьского переворотараскрытием общеуголовных преступлений занимались следственныекомиссии при судах и трибуналах, ВЧК и милиция. В уголовномрозыске были введены должности следователей. ПостановлениемВЦИК и СНК РСФСР от 20 октября 1929 года полномочия органовдознания и следователя были уравнены. Органы дознания получи-ли право расследовать дела, отнесенные к подследственностиследователей прокуратуры, самостоятельно прекращать уголовныедела. Немногим раньше постановлением ВЦИК и СНК РСФСР "Об из-менении Положения о судоустройстве РСФСР" от 3 сентября 1928года (33, C.176) и постановлением ЦИК и СНК СССР от 30 января1929 года (33, C.194) следственный аппарат был переподчиненпрокуратуре. Однако за прокурорами закрепили право поручатьмилиции расследование любого преступления. В результате мили-ция, не являясь по закону органом предварительного следствия,тем не менее расследовала в полном объеме дела очень многихкатегорий.

В 1956 году следственный аппарат в органах милиции сноваупразднили. Предварительным следствием занялись следователипрокуратуры и госбезопасности. Но следователи прокуратуры фи-зически не могли обеспечить расследование всего массива уго-ловных дел, поэтому органы дознания, в сущности, выполняли ихработу. Милиция передавала возбужденные уголовные дела дляокончания в прокуратуру лишь тогда, когда большая часть рабо-ты была выполнена. В 1963 году право производства предвари-тельнго расследования было вновь предоставлено органам охраныобщественного порядка. На этом, однако, реорганизация не кон-чилась, а в уголовно - процессуальное законодательство еще нераз вносились изменения и дополнения, направленные на расши-рение подследственности следователей МВД.

Необходимость расширения подследственности следователейвнутренних дел объяснялась тем, что они максимально приближе-ны к милиции, осуществляющей функцию охраны общественного по-рядка, а тесная связь оперативно - розыскных служб и следова-телей способствует получению лучших результатов по раскрытиюпреступлений.

Такого взгляда на организацию следственной работы допоследнего времени придерживались руководящие работники ми-нистерства внутренних дел. Так, в беседе с корреспондентом"Правительственного вестника" заместитель министра внутреннихдел, начальник Главного следственого управления МВД СССРВ.Сидоров отмечал, что нет необходимости создавать следствен-ный комитет, так как уже сейчас в производстве следственногоаппарата МВД находится более 90% всех общеуголовных дел. Поего мнению,следствие надо сосредоточить в МВД, оставив в про-куратуре совсем немного - расследование коррупции в системеМВД, КГБ, правительственных органов. При этом важно обеспе-чить процессальную независимость следователей, их подчинениетолько закону (154, С.6-7).

Однако выполнение последней задачи - обеспечение незави-симости следователей при сосредоточении всего следственногоаппарата в структуре МВД весьма проблематично. В соответствиис ч.4 ст.127 УПК РСФСР следователь по расследуемым им деламвправе давать органам дознания поручения и указания о произ-водстве розыскных и следственных действий и требовать от нихсодействия при производстве отдельных следственных действий.Такие поручения и указания следователя обязательны для орга-нов дознания. Однако в административном отношении следовательнаходится в подчинении начальнико отдела внутренних дел, яв-ляющегося руководителем органа дознания. Вот и получается,что не следователь руководит органом дознания, а орган дозна-ния - следователем.

Практически в деятельности следователей МВД налицо сме-шение двух различных функций - уголовно - процессуальной иадминистративной (каковой, по своей сущности, является дозна-ние). Граница между дознанием и предварительным следствиемчетко не проводится, функции следователя в определенном объ-еме осуществляют органы дознания, следователи же выступают вроли лиц, придающих выводам этих органов требуемую процессу-альную форму.

"Ведение предварительного следствия, верно отмечаетМ.С.Строгович, - это функция юстиции, а не милиции, и она неможет быть сосредоточена в органе,ведущем оперативно - розыс-кную деятельность. Предварительное следствие ведется такимобразом, чтобы результаты оперативно - розыскной деятельностиорганов дознания подвергались тщательной проверке, чтобы всеобстоятельства дела были исследованы полно и объективно, что-бы все доказательства были всесторонне проверены" (167, С.23).

Между тем в истории нашей страны существовал период,когда предварительное следствие носило состязательный харак-тер. В соответствии с УПК РСФСР 1922 года следователь состоялв судебном ведомстве. Это предопределяло его организационнуюи в определенной мере процессуальную независимость от проку-рора и органа дознания.

Согласно ст.127 названного УПК назначение следователейна должность, передача дел из одного следственного участка вдругой и отстранение следователя от производства по делу осу-ществлялись губернскими судами. Судебному рассмотрению подле-жали жалобы на действия следователя (ст.126 УПК), следовательбыл вправе обжаловать указания прокурора в суд (ст.151 УПК).Подобная организация предварительного следствия позволяласледователю осуществлять судебную по своей природе функциююстиции, а прокурору и подчиненным ему органам дознания -функцию обвинения (164, С.58).

В дальнейшем при принятии нового уголовно - процессуаль-ного законодательства произошло смещение акцентов в сторонуусиления зависимости следователя от прокурора, возложения напоследнего функций не только уголовного преследования, но иполного руководства предварительным расследованием. Компетен-ция прокурора была расширена за счет предоставления ему праваразрешения жалоб на действия следователя, передачи дел от од-ного следователя к другому. Предварительное следствие какфункция юстиции изчезло, вместо этого появилось предваритель-ное следствие как функция уголовного преследования. Сейчасдознание и предварительное следствие выступают почти что рав-ноценными, равнозначными формами проведения расследованияпреступлений, осуществляемые под руководством прокурора -представителя обвинительной власти, ответственного за ход ирезультаты следствия.

Предложения по реформированию следствия, высказываемые вофициальных документах и на страницах печати практиками иучеными, затрагивают два аспекта. С одной стороны, это госу-дарственно - правовой аспект предлагаемой реорганизации след-ственного аппарата: где быть следствию в структуре органовгосударства. Уголовно - процессуальный аспект касается преждевсего правового положения следователя в системе уголовногосудопроизводства, определения функции, которую он осуществля-ет. Нельзя оптимально разрешить государственно - правовой ас-пект реформы предварительного следствия, не увязав его с уго-ловно - процессуальным. В равной мере и теоретическое решениеуголовно - процессульной проблемы без разрешения организаци-онных вопросов останется пустым звуком.

Разрешение организационного вопроса о месте следствен-ного аппарата в системе государственных органов возможно внескольких вариантах:

а) создание единого следственного аппарата в системе МВД.

На такой подход нацеливало содержание резолюции ХIХ Все-союзной конференции КПСС "О правовой реформе": "...сосредото-чить расследование основной массы уголовных дел в следствен-ном аппарате МВД, выделив его в самостоятельную структуру, неподчиненную республиканским и местным органам внутреннихдел" (38, С.147-148).

Принятию этой резолюции предшествовал практический экс-перимент, проведенный МВД по созданию единого следственногоаппарата. В Волгоградской и Свердловской областях, Белорусс-кой и Эстонской ССР, а также в пяти районах Москвы следствен-ные подразделения были переподчинены Главному следственномууправлению МВД СССР и следственным управлениям союзных рес-публик. Продолжавшийся более года экперимент был прерван 14февраля 1989 года приказом министра внутренних дел. По мнениюученых, причиной тут послужило нежелание начальников местныхорганов внутренних дел, их милицейских служб лишаться властинад следственным аппаратом, примириться с тем, что самостоя-тельные независимые следователи будут глубоко проверять иоценивать оперативно - розыскные данные (142, С.34).

Подобную организация следственного аппарата способствуетмаксимальному приближению следователей к органам дознания,которые чаще всего фиксируют поступающие сообщения и заявле-ния о преступлениях, мобильности и оперативности следственнойгруппы, в которую, как правило, включаются и оперативные ра-ботники, обеспечение ее транспортом и средствами связи, не-посредственный контакт следователя и оперативных служб. Одна-ко монополизация следствия в системе МВД неизбежно ведет кслиянию функций дознания и предварительного следствия с опе-ративно - розыскной работой, занимающей ведущее место в дея-тельности органов внутренних дел.

Система органов внутренних дел представляет собой мощнуюсиловую структуру, основная задача которой - поддержание об-щественного порядка. Милиция является органом дознания, тако-вой она и должна остаться. Поэтому ни о каком сосредоточениивсего следственного аппарата в системе МВД не может быть иречи, так же как и самостоятельном расследовании ею уголовныхдел. Дознание как самостоятельная форма расследования прес-туплений в полном объеме должно быть упразднено.* За милициейнеобходимо оставить право возбуждения уголовных дел, прозвод-ства неотложных следственных действий, а после передачи деласледователю - выполнение его поручений по розыску преступникаи его изобличению.

* в соответствии с Законом РСФСР "О милиции" задачей ми-лиции является раскрытие преступления. Раскрытие же преступ-ления и его расследование - понятия не тождественные, ибовторое шире первого.

б) создание следственного аппарата в системе прокуратуры.

По мнению В.И.Баскова, это способствовало бы повышениюкачества предварительного следствия (123, С.27), посколькупрокурор заинтересован в полном, объективном и всестороннемрасследовании дела (без этого невозможно поддержание обвине-ния в суде). Централизация органов прокуратуры, их независи-мость от местных органов обеспечивают единство применения за-кона, гарантию от вмешательства в следственную деятельностьпредставителей местной власти.

Против данного варианта организации предварительногоследствия свидетельствует то обстоятельство, что прокурор,кроме функции уголовного преследования и процессуального ру-ководства следствием осуществляет иные функции, прямо не свя-занные с борьбой с преступностью. По этим же причинам он не всостоянии уделить должное внимание предварительному следст-вию. Исследования показали, что на надзор за следствием поделам следователей прокуратуры районный прокурор затрачиваетв среднем лишь 11,6% своего рабочего времени, что явно недос-таточно для полноценного руководства предварительным следст-вием (142, С.36).

в) создание самостоятельного следственного комитета подэгидой правительства или парламента страны.

Указанный вариант решения проблемы реорганизации следст-венного аппарата содержался в постановлении Верховного СоветаСССР от 18 апреля 1990 года (20) и в Концепции судебной ре-формы в РСФСР. (24) На этой же позиции основан проект законао следственном комитете Российской Федерации (46).

Создание самостоятельного следственного комитета влечетукрепление процессуальной самостоятельности и независимостиследователя, выходящего из подчинения начальнику органа доз-нания и прокурору. Объединение следственных кадров в один ор-ган, сосредоточенность на решении единственной задачи рассле-дования преступлений обеспечит повышение уровня руководства.За прокуратурой, кроме функции уголовного преследования исвязанного с ней процессуального руководства следствием (вограниченных пределах) следует сохранить право расследованияотдельных преступлений, совершенных с участием работниковправоохранительных органов.

Полномочия прокурора по надзору за следствием нужно ог-раничить, предоставив участникам процесса право обращаться всуд с жалобами на действия следователя, прокурора. Для произ-водства отдельных следственных действий, на которые ныне тре-буется санкция прокурора, лучше получать санкцию суда. Прек-ращение уголовного дела стороны должны иметь право обжаловатьв суд. Судебному рассмотрению должны подлежать также ходатай-ства участников процесса об истребовании дополнительных дока-зательств в случае отказа в их удовлетворении.

И, наконец, четвертый вариант организации предваритель-ного следствия - это создание (или воссоздание) института су-дебных следователей. Следователь будет заниматься расследова-нием преступлений в полном объеме, собиранием всех необходи-мых доказательств и процессуальным их закреплением, оценкойвсего доказательственного материала, составлением заключенияпо результатам расследования. Создать следственные суды всоставе следственного судьи и обвинительной камеры для расс-мотрения дел о тяжких и особо тяжких преступлениях предлагаетВ.П.Нажимов. Следственный судья проводит расследование (под-готовку дела к судебному разбирательству), обвинительная ка-мера в составе трех постоянных судей рассматривает жалобы надействия и решения следственного судьи и осуществляет конт-роль за прекращением дел и направлением их в в суд. Рассмот-рение этих дел, по мнению автора, следует поручить суду при-сяжных (151, С.83-84). Фигура следственного судьи существуетво Франции, где он осуществляет расследование в полном объе-ме, но вправе делегировать полиции или жандармерии выполнениеполномочий, не выходящих за пределы розыскных. Следственныйсудья производит в соответствии с законом все следственныедействия, которые он сочтет необходимым для установления ис-тины (83).

Но при современных условиях отсутствуют материальные,кадровые, психологические предпосылки для проведения рассле-дования преступлений в полном объеме судебным ведомством.Следственный судья, ответственный за исход уголовного дела, исудьи, рассматривающие это же дело, будут относиться к одномуведомству, что чревато снижением критического отношения к вы-водам обвинительного заключения.

Каждый из предложенных вариантов реорганизации следст-венного аппарата имеет свои преимущества и недостатки. Приэтом. на наш взгляд, наиболее реальным в ближайщем будущем ис учетом перспективы развития состязательности предваритель-ного следствия является создание единого следственного коми-тета с одновременным расширением сферы судебного контроля напредварительном следствии.

Функция, осуществляемая следователем, останется той же,что и в настоящее время - уголовное преследование. Прокурор,поддерживающий обвинение в суде, осуществляет на стадии пред-варительного следствия процессуальное руководство следовате-лем. Спорные вопросы разрешаются судом, он же дает санкциидля совершения отдельных следственных действий.

Однако создание единого следственного комитета задачахотя и ближайшего, но все же будущего, ибо решиться на такойшаг сегодня, по мнению Е.П.Ищенко, значит организовать самыенастоящие похороны всех органов предварительного расследова-ния, чему может бурно обрадоваться лишь крепнущая отечествен-ная мафия (136, С.29).

Для такого печального вывода имеются, к сожалению, вес-кие основания. Создание единого следственного комитета пре-дусматривает слом следственного аппарата МВД, МБ и прокурату-ры. И едва ли, как замечает автор, все сотрудники следствен-ных подразделений прокуратуры, МВД и МБ дружно перейдут в но-вое ведомство. К тому же на сегодняшний день недокомплектследователей в российской прокуратуре составляет 10 %, в МБ -30%, аналогичное положение с кадрами и в системе МВД. Отказряда следователей перейти на работу в новое ведомство при су-ществующей нехватке кадров может привести к ситуации полногопаралича правоприменительной деятельности.

Без подготовки материальных, технических и организацион-ных вопросов предлагаемой реорганизации, без решения кадро-вых вопросов, повышения престижа следственной работы нетсмысла приступать к революционным преобразованиям.

Сущность состязательности, заключающаяся в разграничениифункций, в предварительном расследовании выражается в осущес-твлении функции обвинения - прокурором и следователем, функ-ции защиты - обвиняемым и его защитником.

 

 


Новости МАСП

RSS импорт: www.rss-script.ru







Рейтинг@Mail.ru

Rambler's Top100
Hosted by uCoz