Машовец А.О. Процессуальное положение потерпевшего // Принцип состязательности и его реализация в предварительном следствии. Дисс. ... канд. юрид. наук. Екатеринбург, 1994.


kalinovsky-k.narod.ru

Уголовный процесс
Сайт Константина Калиновского

kalinovsky-k.narod.ru
Главная | МАСП | Публикации| Студентам | Библиотека | Гостевая | Ссылки | Законы и юрновости | Тесты | Почта


МАШОВЕЦ АСИЯ ОКЕАНОВНА
ПРИНЦИП СОСТЯЗАТЕЛЬНОСТИ И ЕГО РЕАЛИЗАЦИЯ В ПРЕДВАРИТЕЛЬНОМ СЛЕДСТВИИ:
Дисс. … канд. юрид. наук: Уральская государственная юридическая академия, Екатеринбург, 1994.

К оглавлению

 

Глава 2. Действие принципа состязательности в предварительном следствии.

§ 3. Процессуальное положение потерпевшего

В научной литературе отмечается, что движущей силой уголовного процесса, его ядром является обвинение. "Обвинение, -пишет П.М.Давыдов, выступает предметом уголовного процесса" (66, С.27).

В уголовно -процессуальной науке обвинение понимается в нескольких смыслах. Прежде всего -как тезис, утверждение о совершении преступления определенным лицом. Второе, не менее важное значение данного понятия -деятельность субъектов уголовного процесса по выдвижению, формулированию и поддержанию обвинения.

Обвинение как тезис, закрепленный в процессуальном документе и подтвержденный соответствующими доказательствами, может исходить в соответствии с нормами УПК только от органа дознания, следователя, прокурора, судьи или суда. Например, в ст.143 указано: следователь выносит постановление о привлечении лица в качестве обвиняемого; ст.154 устанавливает: следователь обязан предъявить обвиняемому новое обвинение; в соответствии с ч.2 ст.418 в постановлении судьи излагается формулировка обвинения.

Круг субъектов уголовного процесса, поддерживающих обвинение, отличается от субъектов, формулирующих его. Обвинение по уголовному делу поддерживают:

  • потерпевший (ст.ст.27, 53, ч.2 ст.295, ст.298 УПК);
  • прокурор (ст.63, ч.2 ст.228, ст.248 УПК, п.2 ст.31 Закона о прокуратуре Российской Федерации);
  • общественный обвинитель (ст.250 УПК);
  • гражданский истец (ст.ст.54, 298 УПК).

При этом термином "обвинитель" именуются только прокурор и общественный обвинитель. Так, в ст.246 УПК при указании лиц, участвовавших в судебном заседании, перечислены: обвинитель, потерпевший, гражданский истец; в ст.276 сказано: председательствующий опрашивает обвинителя,... а также потерпевшего, гражданского истца... . Применительно к потерпевшему этот термин не применяется. Более того, потерпевший, лишенный права формулировать обвинение, имеет право его поддерживать, выступая в судебных прениях, только по делам о преступлениях, предусмотренных статьями 112, 130 частью первой и 131 УК РСФСР при условии возбуждения дела по его жалобе.

Таким образом, обвинительная деятельность потерпевшего находит закрепление в законе по весьма незначительному кругу дел. Подобное положение нельзя признать нормальным, поскольку деятельность именно потерпевшего во многих случаях дает толчок уголовного процессу. В древности преследование преступников было частным делом лица, пострадавшего от посягательства. Вражда и частная месть выступали побудительными мотивами действий потерпевшего, а наказание преступнику избиралось по правилу "око за око, зуб за зуб". Возникновение правосудия как особой функции во многом обусловлено целью ограждения виновного от частной мести потерпевшего. Судебные органы отняли у жертвы преступления право самому наказать виновного, но право требовать привлечения его к уголовной ответственности осталось. Одновременно с правом возбуждения уголовного преследования потерпевший нес обязанность по доказыванию выдвинутого им обвинения.

В странах с англо-американской системой права, отличающейся преобладанием частно-исковой формы защиты нарушенного права, по большинству дел личного и имущественного характера именно обвинительная деятельность потерпевшего выступает двигателем уголовного процесса (95).

Действующее уголовно -процессуальное законодательство, не предоставляя потерпевшему право поддерживать обвинение, соответственно и не возлагает на него обязанность доказывать его.

Обращение потерпевшего от преступления в компетентные органы является поводом для возбуждения уголовного дела наряду с заявлениями и письмами граждан. Никакого различия между заявлением потерпевшего и других граждан не проводится. Достаточным основанием для возбуждения уголовного дела оно само по себе не является.

В России в период действия Устава уголовного судопроизводства жалоба потерпевшего считалась достаточным поводом к начатию следствия. Ни судебный следователь, ни прокурор не могли отказать в том лицу, потерпевшему от преступления или проступка (ст.303 Устава). Праву потерпевшего начать уголовное преследование соответствовала обязанность должностных лиц по вынесению постановления о возбуждении уголовного дела.

Мы не считаем возможным буквальный перенос в действующее законодательство этой нормы, ибо не исключены случаи, когда в заявлении потерпевшего не будет содержаться данных, достаточных для возбуждения уголовного дела. Но необходимость наделения пострадавшего от преступления реальными правами, гарантирующими охрану его интересов и возмещение причиненного ему вреда не подлежит сомнению.

В УПК употребление термина "потерпевший" неоднозначно. В большинстве случаев имеется в виду лицо, поставленное в процессуальное положение потерпевшего. Для того, чтобы стать субъектом уголовного процесса, физическое или юридическое лицо должно признаваться таковым либо в силу компетенции, либо в силу властного веления компетентного органа. Исходя из смысла ст.53 УПК для признания лица потерпевшим необходимы два основания. Первое - материально-правовое, то есть причинение преступлением морального, физического или материального вреда. Второе -процессуально-правовое, а именно постановление лица, производящего дознание, следователя, судьи или определение суда.

Казалось бы, использование в УПК термина "потерпевший" должно учитывать оба этих момента. Однако это не всегда так. В ст.5 УПК в качестве обстоятельства, исключающего производство по уголовному делу, названо отсутствие жалобы потерпевшего, если дело может быть возбуждено не иначе как по его жалобе. Ч.2 ст.27 также констатирует, что дела о преступлениях, предусмотренных статьями 112, 130 частью первой, 131, 117 частью первой, 141 возбуждаются не иначе как по жалобе потерпевшего. В п.1 ст.331 указано: постановление судьи об отказе в возбуждении уголовного дела может быть обжаловано потерпевшим.

Напрашивается вывод, что в указанных случаях термин "потерпевший" употреблен только в уголовноправовом смысле, то есть это лицо, пострадавшее от преступления. Следует согласиться с мнением В.П.Божьева о беспочвенности попыток вывести понятие потерпевшего лишь из норм уголовно -процессуального закона. Необходимо обращение к уголовному закону, к анализу конкретного состава преступления, в особенности его объекта и последствий (125, С.155-170). На связь понятия потерпевшего с учением об объекте преступления указывалось и в дореволюционной русской литературе. (111, С.19-71).

Интересы пострадавшего, нарушенные преступлением (или поставленные под угрозу нарушения) входят в понятие объекта преступления, а их носитель (физическое или юридическое лицо) включается в его состав. Положение потерпевшего тем и отличается от иных субъектов уголовного процесса, что он наряду с обвиняемым является участником как уголовного, так и процессуального правотношения. Но коль скоро обвиняемый в уголовном процессе наделен комплексом прав, в числе которых -защита от обвинения, тогда и потерпевший должен иметь права по предъявлению и поддержанию обвинения.

То обстоятельство, что потерпевшим признается лицо, пострадавшее от преступления, делает его естественным процессуальным противником обвиняемого. В.М.Савицкий и И.И.Потеружа пишут: "Так как преступлением потерпевшему причинен моральный, физический или имущественный вред, он заинтересован в том, чтобы лицо, совершившее преступление, было осуждено судом и наказано за совершенное деяние, чтобы его заставили загладить причиненный вред. Поэтому действия потерпевшего в уголовном процессе, выражающиеся в изобличении лиц, виновных в совершении преступления, есть по сути дела осуществление обвинения или уголовного преследования независимо от того, будет именоваться он обвинителем (как, например, в делах частного обвинения) или нет" (100, С.42).*

* Осуществление потерпевшим функции обвинения обосновывается в работах: Чельцов М.А. Советский уголовный процесс. М.: Госюриздат, 1951. С.30; Дубривный В.А. Потерпевший на предварительном следствии. Саратов: Приволжское кн. изд-во, 1966. С.47.; Строгович М.С. Некоторые вопросы судоустройства и уголовного судопроизводства в связи с новой кодификацией законодательства союзных республик // Советское государство и право. -1959. -N 7. -С.81.

Для надлежащего осуществления обвинительной деятельности прав у потерпевшего явно недостаточно. Его процессульное положение, определяемое действующим УПК, не в полной мере отвечает состязательной структуре уголовного судопроизводства, предусматривающей разделение функций обвинения и защиты и субъектов, их осуществляющих. Требует уточнения и само понятие потерпевшего.

В Декларации основных принципов правосудия для жертв преступления и злоупотребления властью (36) под жертвой преступления понимаются лица, которым в результате действия или бездействия, нарушающего национальные уголовные законы, наносится вред. Вредом считаются телесные повреждения, моральный и материальный ущерб, эмоциональные страдания жертвы, а также существенное ущемление основных прав личности.

Российское законодательство и практика его применения ориентированы на признание потерпевшим гражданина, которому непосредственно причинен преступлением моральный, физический или имущественный вред (п.3 Постановления Пленума Верховного Суда СССР "О практике применения судами законодательства, регламентирующего участие потерпевшего в уголовном судопроизводстве" от 1 ноября 1985 года (39). При таком подходе исключается признание потерпевшим лица, которому фактически вред не был причинен, но его права и правоохраняемые интересы были поставлены под угрозу совершенным преступлением. В печати высказавались предложения, в соответствии с которыми потерпевшим должно признаваться лицо, чьи права и охраняемые законом интересы нарушены преступлением или на них совершено покушение (148, С.103; 168, С.26). Предположение, что причинение вреда в случае покушения и в формальных составах преступления охватывается понятием морального вреда, будет не совсем корректным.

Причинение морального вреда допустимо считать основанием для признания потерпевшим при посягательствах на честь и достоинство личности. В остальных случаях, когда, например, потерпевшим по делу об убийстве признается близкий родственник погибшего, указывать на причиненный ему моральный вред неправильно. Нельзя считать моральным вредом в уголовно - процессуальном смысле нравственные переживания по поводу совершенного преступления. По мнению П.Яни, правомерно выделить собственно моральный вред как результат, воздействующий на сферу нравственных установок индивида, который действительно может быть установлен лишь в связи с четко выраженным мнением потерпевшего, а также вред психический, состоящий в душевных переживаниях, страданиях (175, С.7).

Некоторые вопросы возникают и в связи с моментом признания лица потерпевшим. В соответствии со ст.136 УПК следователь выносит постановление о признании гражданина потерпевшим, установив, что преступлением ему причинен моральный, физический или имущественный вред. Для вынесения такого постановления следователь должен убедиться, во-первых, в факте совершения преступления, во-вторых, в наличии вреда, им причиненного. Для этого может потребоваться значительный период времени, в течение которого жертва преступления будет лишена прав, предоставленных уголовно -процессуальным законом потерпевшему. Более того, как отмечает В.П.Божьев, требование ст.136 УПК о необходимости установления следователем факта причинения преступлением вреда противоречит презумпции невиновности, поскольку констатировать факт совершения преступления вправе только суд (126, С.96).

Практически следователь выносит постановление о признании лица потерпевшим, собрав определенный минимум доказательств, свидетельствующих о причинении вреда совершенным преступным посягательством. По уголовным делам, которые возбуждаются по признакам преступлений, совершаемых против конкретных лиц (например, по ст.ст.146, 147 УК), следователь одновременно с возбуждением дела выносит постановление о признании лица потерпевшим. В свое время А.М.Лариным было высказано правильное предложение о вынесении в таких случаях единого постановления о возбуждении уголовного дела и признании потерпевшим (84, С.45), однако оно не было реализовано.

Для признания лица потерпевшим нет необходимости устанавливать все элементы состава преступления. Достаточно доказательств, свидетельствующих о причинении гражданину вреда совершенным преступным деянием. Поэтому предлагаем изменить формулировку ст.136, изложив ее в следующей редакции: "При наличии обстоятельств, указывающих на причинение или угрозу причинения гражданину совершенным преступлением материального, физического, морального или психического вреда следователь ..." (и далее по тексту статьи). Уточнение понятия потерпевшего будет способствовать унификации практики признания жертвы преступления таковым, и, соответственно, наделению его правами по отстаиванию своих интересов.

Реализация состязательности в предварительном следствии требует уточнения основных направлений деятельности потерпевшего. Участие жертвы преступления в производстве по уголовному делу возможно в нескольких формах. Роль потерпевшего, не осуществляющего обвинительную деятельность, сводится к деятельности свидетеля, а его участие в связи с предъявлением гражданского иска предполагает процессуальное положение гражданского истца. Остается ли в данном случае поле деятельности собственно потерепевшего, не охваченное указанными направлениями?

Ст.298 УПК определяет, что по окончании судебных прений участники процесса, в том числе потерпевший и гражданский истец вправе представить суду в письменном виде предлагаемую формулировку существа обвинения. Это одна из немногих норм уголовно -процессуального кодекса, предоставляющая потерпевшему право формулирования и представления суду обвинения. Именно право на обвинение, на уголовное преследование, имеющее своим мотивом стремление к наказанию преступника определяет деятельность потерпевшего, отличает ее от деятельности в качестве свидетеля и гражданского истца.

Следовательно, определяющим моментом в обвинительной деятельности потерпевшего выступает требование о привлечении виновного к уголовной ответственности. Этому праву потерпевшего соответствует обязанность компетентных органов официально сформулировать обвинение, обосновав его доказательствами и поддержать его в суде. Но если соответствующие обязанности правоохранительных органов изложены в ряде статей УПК, то о праве потерпевшего говорится вскользь, как о чем-то несущественном. Уже отмечалось, что мнение потерпевшего о необходимости возбуждения уголовного преследования учитывается лишь по делам частного и частно-публичного обвинения. По остальным категориям уголовных дел его позиция по существу обвинения может быть учтена лишь в стадии судебного разбирательства (да и то после проведения судебного следствия, на этапе судебных прений) в виде предложений по вопросам совершения преступления обвиняемым и необходимости назначения ему наказания, а также при кассационном обжаловании оправдательного приговора и обвинительного приговора за мягкостью назначенного наказания.

При росте значения личности право потерпевшего на обвинение и гарантии его осуществления должны найти закрепление в законе.

Анализируя проблему ущемления законных интересов личности в уголовном судопроизводстве, В.Т.Томин пишет, что часть заявлений потерпевших отталкивается самой правоохранительной системой, в частности, дежурными подразделениями милиции. Отторжение сигналов о преступлениях происходит не только при регистрации заявлений, но и путем отказа в возбуждении уголовных дел. Многие граждане могут вспомнить, -продолжает автор, -с каким неудовольствием принимали у них заявление о квартирной краже или хулиганстве, о снятой на улице шапке или побоях, нанесенных неизвестным лицом. В Казани при различного рода проверках обнаружено 7400 случаев отказа в возбуждении уголовного дела гражданам, получившим телесные повреждения и обратившимся с заявлениями в правоохранительные органы (113, С.11).

Подобные факты свидетельствуют об отсутствии у жертв преступлений необходимых процессуальных возможностей, обеспечивающих им провозглашенную ст.46 Конституции Российской Федерации гарантию судебной защиты. В обновляемом уголовно -процессуальном законодательстве необходимо предусмотреть право потерпевшего на обвинение, направленное на обеспечение ему установленного ст.52 Конституции доступа к правосудию и компенсацию причиненного ущерба.

Права на обвинение должно включать:

1. Право на возбуждение уголовного преследования.* В

* Российская газета 16 апреля 1994 г. опубликовала статью под примечательным названием "Защитите от прокурора": для возбуждения дела по факту изнасилования несовершеннолетней Н. потребовалось вмешательство Генеральной прокуратуры Российской Федерации. ст.108 УПК указано, что поводами к возбуждению уголовного дела являются заявления и письма граждан. Независимо от того, чье это заявление -жертвы или очевидца преступления, правоохранительные органы обязаны провести проверку. Не дифференцирован и порядок обжалования постановления об отказе в возбуждении уголовного дела. Заявитель вправе обжаловать постановление прокурора, следователя, органа дознания надлежащему прокурору, а постановление судьи -в вышестоящий суд. В УПК РСФСР отсутствуют нормы, предусматривающие порядок разрешения жалобы, поданной в суд, равно как и возможность дальнейшего обжалования решения прокурора, подтвердившего правомерность отказа в возбуждении уголовного дела. На наш взгляд, необходимо предусмотреть судебный порядок обжалования постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, аналогичный порядку судебной проверки законности и обоснованности ареста или продления срока содержания под стражей. Однако, следует предусмотреть, что жалобы на отказ в возбуждении уголовного дела органом дознания, следователем, прокурором приносят в суд лицо, предприятие, учреждение или общественная организация, заявившие в эти органы о совершении преступления, которое причинило ущерб их правам и охраняемым законом интересам. Судебная проверка законности и обоснованности отказа производится судьей по месту нахождения органа, отказавшего в возбуждении уголовного дела. Судья вправе истребовать материалы проверки заявления (сообщения). Проверка законности и обоснованности жалобы должна быть проведена не позднее трех суток со дня получения этих материалов. Судебная проверка законности и обоснованности отказа в возбуждении уголовного дела производится в закрытом заседании с участием прокурора, заявителя, а также его представителя. Участники заседания вправе представлять документы, подтверждающие обоснованность их позиции. Неявка без уважительной причины заявителя, своевременно извещенного о дне рассмотрения жалобы, влечет прекращение производства по ней. В результате проверки судья выносит одно из следующих постановлений: 1) о возбуждении уголовного дела и направлении его прокурору для производства дознания или предварительного следствия; 2) об оставлении жалобы без удовлетворения и прекращении производства по делу.

Рассмотрение жалобы в вышестоящей судебной инстанции на постановление судьи об отказе в возбуждении уголовного дела производится в таком же порядке, но при возбуждении дела, если не требуется производства дознания или предварительного следствия, материалы направляются в суд для рассмотрения по существу.

Праву потерпевшего на возбуждение уголовного преследования соответствует не только обязанность правоохранительных органов возбудить уголовное дело, но и их право решить этот вопрос без учета его мнения. В ряде случаев пострадавший, не желающий осуществлять обвинительную функцию (например, по мотиву малозначительности причиненного ему ущерба), тем не менее признается следователем потерпевшим и в этом качестве участвует в процессе, фактически против своего желания. Поэтому применительно к отдельным составам преступлений, не представляющим большой общественной опасности, обязательным поводом для возбуждения уголовного дела должно быть заявление потерпевшего (как по ст.117 части первой, ст.141 УК РСФСР).

2. Право принимать участие в доказывании. Ч.1 ст.53 УПК признает за потерпевшим и его представителем право представлять доказательства, заявлять ходатайства, отводы, приносить жалобы, знакомиться с материалами дела, участвовать в судебном разбирательстве.

В большинстве случаев право потерпевшего на представление доказательств ограничивается его допросом, а роль сводится к деятельности свидетеля, который этим правом не наделен. Безусловно, представление доказательств потерпевшим нельзя сводит только к его показаниям, тем более что отказаться от их дачи он под страхом уголовной ответственности не вправе. Представление доказательств (в смысле их поиска) составляет право, а не обязанность потерпевшего. Это право потерпевший вправе реализовать самостоятельно, через представителя (им может выступать адвокат), а также путем обращения к услугам частного детектива. Но если право адвоката, частного детектива на собирание доказательств по уголовному делу конкретизировано в соответствующих нормативных актах, то в соответствии с нормами УПК сбор доказательств непосредственно потерпевшим может производится только путем заявления ходатайств. Иных методов и средств представления доказательств для него не предусмотрено.

В ст.24 проекта Основ уголовного судопроизводства, разработанном Всесоюзным институтом укрепления законности и правопорядка, закрепляется право участника процесса в случае отклонения ходатайства самостоятельно обращаться в государственные и общественные учреждения, предприятия, организации за получением интересующих материалов и представлять их следователю, прокурору, суду (45). Введение этой нормы способствовало бы усилению состязательности при сборе и представлении доказательств. Своеобразное закрепление предлагаемая норма нашла в стадии назначения дела к судебному разбирательству: судья не вправе отказать в удовлетворении ходатайств о вызове дополнительных свидетелей и истребовании других доказательств (ч.3 ст.223 УПК в редакции Закона РФ от 29 мая 1992 г.). Для того чтобы участники процесса не приберегали имеющиеся у них ходатайства до поступления дела в суд, следует закрепить их право на обращение за получением интересующих материалов для представления их следователю. В большинстве случаев представляемые ими материалы будут носить характер документов и в этом процессуальном качестве должны приобщаться к материалам уголовных дел.

В ходе частной сыскной деятельности детектива, осуществляющего по договору с клиентом сбор сведений по уголовному делу, допускается устный опрос граждан и должностных лиц (с их согласия), наведение справок, изучение предметов и документов (с письменного согласия их владельцев), внешний осмотр строений, помещений и других объектов, наблюдение с целью получения необходимой информации (ст.5 Закона "О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации" (25). В законе нет указания, что перечисленные действия являются исчерпывающими (для сравнения: ст.6 Закона "Об оперативно-розыскной деятельности в Российской Федерации" (26) определяет, что перечень оперативно-розыскных действий является исчерпывающим и может быть изменен или дополнен только законом). Поэтому опрос граждан может быть не только устным, но и письменным, осмотр помещений и других объектов не только внешним, но и внутренним (с согласия их владельцев). Допускается использование технических и иных средств, видеои аудиозаписи, кинои фотосъемка, причем в служебных и частных помещениях с письменного согласия соответствующих должностных или частных лиц.

Сравнительный анализ норм Закона "О частной детективной и охранной деятельности" и Закона "Об оперативно-розыскной деятельности" позволяет сделать вывод о том, из двенадцати перечисленных в ст.6 Закона " Об ОРД" оперативно-розыскных действиях частный детектив не вправе производить лишь четыре: контроль почтовых отправлений, цензуру корреспонденции осужденных, прослушивание телефонных и иных переговоров (следует полагать, осуществляемых посредством технических средств связи) и снятие информации с технических каналов связи. Все остальные действия (разумеется, при условии получения на их проведение согласия соответствующих лиц, если они не посягают на права и свободы граждан и не ставят под угрозу их честь и достоинство) в деятельности детектива вполне допустимы.

Обращение к услагам частного детектива было бы вполне оправдано и для стороны защиты, если бы не ряд обстоятельств. Частный детектив обязан уведомить лицо, производящее дознание, следователя, прокурора или суд, в чьем производстве находится уголовное дело, о заключении с клиентом контракта на сбор сведений по данному делу. Ему запрещено скрывать от правоохранительных органов ставшие ему известными факты готовящихся или совершенных преступлений, тем более что должностные лица, уполномоченные на осуществление контроля за его деятельностью (а это прежде всего работники МВД) вправе требовать предоставления соответствующих документов и получать информацию. В то же время п.8 ч.1 ст.7 Закона запрещает детективу разглашать собранную информацию, использовать ее в каких-либо целях вопреки интересам своего клиента или в интересах третьих лиц. Однако свидетельский иммунитет детектива не предусмотрен, что является очевидной коллизией законов. На наш взгляд, ст.72 УПК следует дополнить п.5 следующего содержания:

5) частный детектив -об обстоятельствах, которые стали ему известны в связи со сбором сведений по уголовному делу по договору с обвиняемым или его защитником.

Право потерпевшего на участие в доказывании предполагает также:

  • право повторно знакомиться с материалами уголовного дела после удовлетворения следователем ходатайств обвиняемых, заявленных ими при ознакомлении с материалами дела;
  • знакомиться с материалами прекращенного уголовного дела и получать копию постановления о прекращении дела. Ст.234 УПК в редакции Закона РФ от 29 мая 1992 года предусматривает обязанность судьи вручать потерпевшему копию постановления о прекращении уголовного дела. Следует закрепить аналогичную обязанность соответствующих должностных лиц при прекращении дела в досудебных стадиях;
  • получать копии обвинительного заключения, заключительного акта защитника, постановления судьи при изменении последним обвинения, меры пресечения или списка лиц, подлежащих вызову в судебное заседание.

3. Право поддерживать обвинение. Это право должно принадлежать потерпевшему по любому уголовному делу, на всех стадиях уголовного процесса. Потерпевший осуществляет его наряду с прокурором, то есть выступает дополнительным (субсидиарным) обвинителем.

Институт субсидиарного обвинения известен польскому уголовному процессу. Субсидиарному обвинителю предоставлены права стороны. Он должен помогать государственному обвинителю, внося оригинальность точек зрения и инициативу, которая иногда притупляется в повседневной деятельности государственного обвинителя. Участие субсидиарного обвинителя оживляет спор между сторонами, увеличивая этим элементы состязательности, способствующие обнаружению истины. Субсидиарный обвинитель вправе поддерживать обвинение и после отказа прокурора от обвинения, и в том случае, если прокурор не участвует в деле (76, С.72). Фигура субсидиарного обвинителя есть в уголовном процессе Австрии (61, С.63).

Право поддержания совместного с прокурором обвинения не означает зависимости позиции потерпевшего от прокурора. Практически это должно вести к тому, что если прокурор откажется от обвинения, то дело подлежит прекращению после поступления в суд, если и потерпевший также отказывается от поддержания обвинения. После такого отказа прокурора потерпевший вправе взять поддержание обвинения на себя. Пока данное положение находит применение только в стадии судебного разбирательства уголовного дела в суде присяжных (ст.430 УПК).

Прекращение уголовного дела в предварительном следствии возможно и без согласия потерпевшего, но стороны должны иметь право судебного обжалования вынесенного постановления. В стадии судебного разбирательства потерпевший должен иметь право выступать в прениях.

Право на обвинение потерпевший может осуществлять как самостоятельно, так и с помощью представителя. Участие представителя-адвоката способствует более полной реализации принципа состязательности в уголовном процессе, но сдерживается высокой стоимостью оплаты их труда. Взыскание понесенных расходов с осужденного не предусмотрено, в судебные издержки они не включаются. Возмещение потерпевшему затраченных им средств в связи с приглашением адвоката, а при обращении к услугам частного детектива -оплата его услуг, возможны в виде:

  • предъявления гражданского иска о взыскании указанных сумм;
  • вынесения судом определения (постановления) об оплате труда адвоката -представителя потерпевшего (аналогично порядку, предусмотренному ст.322 УПК).

 

 


Новости МАСП

RSS импорт: www.rss-script.ru







Рейтинг@Mail.ru

Rambler's Top100
Hosted by uCoz