Салимзянова Р.Р. Разделение властей в качестве принципа организации государственного механизма // Независимость судебной власти как гарантия правового государства: Монография Казань, 2007. полный текст


kalinovsky-k.narod.ru

Уголовный процесс
Сайт Константина Калиновского

kalinovsky-k.narod.ru
Главная | МАСП | Публикации| Студентам | Библиотека | Гостевая | Ссылки | Законы и юрновости | Тесты | Почта

Новости МАСП

 

RSS импорт: www.rss-script.ru

 

Салимзянова Р.Р.
Независимость судебной власти как гарантия правового государства:
Монография / Р.Р. Салимзянова. – Казань: КЮИ МВД России, 2007.- 102 с.


К оглавлению

ГЛАВА 1. ИСТОРИЧЕСКИЕ И ОБЩЕТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ВОПРОСЫ НЕЗАВИСИМОСТИ СУДЕБНОЙ ВЛАСТИ

1.2. Разделение властей в качестве принципа организации государственного механизма

Судебная власть - одна из основных отраслей государственной власти, осуществляемая самостоятельно и независимо от других форм и отраслей государственной власти посредством специальных органов этой власти- судов. Специфика взаимодействия правосудия как основной, главенствующей функции судебной власти и права может быть надлежащим образом раскрыта лишь в контексте разделения властей.

Лишь последовательное проведение в жизнь принципа разделения властей, по мнению В.С. Нерсесянца, может служить необходимым условием нормального осуществления функций правосудия. Без этого суд и правосудие будут неизбежно находиться под неправовым давлением и не может быть обеспечена независимость суда.1

Разделение властей в качестве принципа организации государственного механизма было провозглашено в Декларации от 12 июня 1990 г. « О государственном суверенитете РСФСР» и закреплено в ст.10 Конституции РФ.

Начало исследования судебной власти как одной из ветвей власти в государстве было положено мыслителями античности (Платон, Аристотель и др.). Так, Аристотель в любом государстве различал три части: «законосовещательный» орган (народное собрание), административный или правительственный орган (магистратуры) и судебные органы.2 Эти идеи, основанные на разделении функций государственных органов, предвосхитили взгляды буржуазных философов о разделении властей и системе «сдержек и противовесов».3 У истоков теории разделения властей в классическом понимании этого учения стоял Джон Локк. Он настаивал на том, что, кто бы ни обладал верховной властью в государстве, ему вменяется «управлять согласно установленным постоянным законам, провозглашенным народом и известным ему, а не путем импровизированных законов».4 Высокий престиж закона проистекает из того, что он, по Локку, есть решающий инструмент сохранения и расширения свободы личности, который также защищает индивида от произвола и деспотической воли других лиц: «Там, где нет законов, там нет и свободы».5 Необходимо подчеркнуть, что Дж. Локк, неоднократно касаясь вопросов о суде, все-таки не выделил судебную власть в отдельную, самостоятельную ветвь государственной власти.

Наиболее подробную разработку теория разделения властей получила в работах Ш. Монтескье: «Для обеспечения политической свободы необходимо, чтобы власть останавливала власть», иными словами, нужен такой порядок вещей, при котором различные власти могли бы взаимно сдерживать друг друга.6 Ш. Монтескье выделил судебную власть в самостоятельную ветвь государственной власти, и это представляет собой существенный вклад в развитие теории разделения властей на законодательную, исполнительную и судебную, благодаря которому доктрина обрела стройность и завершенность. Реальность права отражает компромисс сталкивающихся интересов и воли различных социальных слоев и сил, гарантируется, по Ш. Монтескье, взаимовлиянием законодательной и исполнительной власти. Абсолютный суверенитет власти, если бы он вообще был в природе, исключает саму возможность взаимовлияния и взаимосодерживания властей. Одно из важнейших теоретических положений, высказанных Ш. Монтескье и получивших полное подтверждение в практике уже сложившихся демократических гражданских обществ и правовых государств многих развитых стран, заключается в том, что судебная власть как вполне самостоятельная отрасль государственной власти обладает спецификой, в силу которой она в известном смысле не является властью и по этой причине не сдерживается никакой другой властью (см. Конституционный проект Ш. Монтескье). Ш. Монтескье отмечал: «Все погибло бы, если бы в одном и том же лице или учреждении …были соединены эти три власти: создавать законы, приводить в исполнение общеобязательные постановления и судить преступления и тяжбы частных лиц, … подумайте о положении, в которое может быть поставлен гражданин этих республик».7 Теория о необходимости полного равновесия, независимости и даже обособленности властей в сочетании с концепциями «баланса властей» и «сдержек и противовесов» положена в основу построения государственной системы в странах «традиционной демократии».

В развитие взглядов Локка и Монтескье Ж.–Ж. Руссо создал основу стройной теории разделения властей в современном государстве. Руссо одним из первых определил функциональную роль суда как гаранта неприкосновенности свободы человека.

Русские дореволюционные юристы критически относились к идеям Монтескье, которые в условиях жестких рамок абсолютной монархии и с учетом российской практики государственно-правового строительства больше разделяли взгляды Руссо о единстве верховной власти, принадлежащей народу и проявляющей в трех различных формах – законодательной, исполнительной и судебной властях.8 Так, И. Я. Фойницкий писал: «В системе Монтескье отдельные виды государственной власти не имеют объединяющего их элемента и представляются не органическими частями целого, а силами, враждебными друг другу и постоянно борющимися за свою независимость».9 По мнению Н.Н. Полянского, «верховная власть неделима … в сущности это все одна и та же государственная власть, но проявляющаяся в законодательстве, управлении и суде», он отмечал, что « … трех равных властей, или, вернее, органов власти быть не может; одной из них неизбежно должно принадлежать преобладание над другими».10

Вопросы, относящиеся к функциям и особенностям проявления судебной власти в системе разделения властей, не могут не занимать заметного места в концепции проводимой в России судебной реформы. В конституционном гражданском обществе и правовом государстве судебная власть, наряду с законодательной и исполнительной властями, выступает в качестве неотъемлемого компонента системы властей, именуемой «разделением властей». Принцип разделения властей предполагает не только функциональную самостоятельность и независимость друг от друга отдельных отраслей (ветвей) государственной власти – законодательной, исполнительной и судебной - но и их скоординированность, согласованность во взаимодействии, а также взаимосдерживание и взаимоконтроль. Функциональная самостоятельность и независимость каждой из властей не позволяют говорить о ведущем значении, первенстве, приоритете какой-либо из них.

Следовательно, судебная власть является не только одной из паритетных ветвей государственной власти, но и представляет собой средство контроля за деятельностью всего государственного механизма. Нельзя не признать, что свобода доступа к защите, осуществляемой судами, является отражением тенденции на четкое разграничение функций государственных органов и установление системы «сдержек и противовесов». В контексте этой системы судебную власть характеризует не только правосудие (в традиционном смысле), сколько юридическая возможность оказывать активное влияние на решения и действия законодательной и исполнительной властей, «уравновешивать» их.11 Полномочия суда превращают его в стабилизирующую силу, способную защитить права и свободы граждан и оберегать общество от разрушительных социальных конфликтов.

Сноски

1 См.: Нерсесянц В.С. Независимость суда, формы и средства ее обеспечения. Социально правовое государство: концепция и пути реализации/ В.С. Нерсесянц. – М., 1990. С.49.

2 См.: Аристотель. Политика. Соч. В 4-х т.–М., 1983. -Т. 4. – С. 514.

3 Подробно см.: Чиркин В. Е. Разделение властей: социальные и юридические аспекты/ В.Е. Чиркин // Сов. государство и право. - 1990. - №8. – С. 3-11; Барнашев А.М. Теория разделения властей: становление, развитие применение/ А.М. Барнашев. – Томск, 1988.

4 См.: Нерсесянц В.С. История политических и правовых учений/ В.С. Нерсесянц. - М., 1995. - С. 269-277.

5 См.: Нерсесянц В.С. Там же.

6 См. Монтескье Ш.-Л. Избранные произведения/ Ш.-Л.Монтескье. - М., 1955. - С.290.

7 См.: Монтескье. О духе законов или об отношениях, в которых законы должны находиться к устройству каждого правления, к нравам, климату, религии, торговле и т.д. / Ш.-Л.Монтескье. – СПб., 1900. – С.156-157.

8 См.: Алексеев А.С. Русское государственное право/ А.С. Алексеев. - Изд. 4-е – М., 1897. – С. 83 – 116, 49-154; Ивановский В.В. Русское государственное право/ В.В. Ивановский.– Казань, 1895. – Т.1. С. 8-32, 141-154; Кокошкин Ф.Ф. Русское государственное право/ Ф.Ф. Кокошкин. - Вып. 2. – М.,1 908. – С. 63-78, 85-137; Лазаревский Н.И. Русское государственное право/ Н.И. Лазаревский. - Изд. 3-е.– СПб., 1913. -Т.1. –С. 88-115; Тальберг Д.Г. Русское уголовное судопроизводство/ Д.Г. Тальберг.– Киев, 1889. -Т.1. – С. 143-145; Случевский В. Учебник русского уголовного процесса. Судоустройство-судопроизводство/ В. Случевский. - Изд 4-е. – СПб., 1913. – С.87-94; Михайловский И.В. Основные принципы организации уголовного суда. Уголовно-политическое исследование/ И.В. Михайловский. – Томск, 1905. – С.63, 77, 84; Николаев И. Повторительный курс уголовного судопроизводства/ И. Николаев. – СПб., 1902. – С. 48-53; Сергеевский Н. Д. Элементарный курс русского уголовного судопроизводства/ Н.Д. Сергеевский. – СПб., 1887. – С. 11.

9 См.: Фойницкий И.Я. Указ. соч. – С.159.

10 Полянский Н.Н. Уголовный процесс. Уголовный суд, его устройство и деятельность/ Н.Н. Полянский. – М., 1911. – С. 14-17.

11 См.: Савицкий В. М. Организация судебной власти в Российской Федерации: уч. пособие для вузов/ В.М. Савицкий. – М., 1996. – С. 29.

 

Новости МАСП

RSS импорт: www.rss-script.ru



Процессуальные
средства обеспечения
независимость суда





Рейтинг@Mail.ru

Rambler's Top100
Hosted by uCoz