Салимзянова Р.Р. Организационно-правовые и социальные гарантии независимости судьи // Независимость судебной власти как гарантия правового государства: Монография Казань, 2007. полный текст


kalinovsky-k.narod.ru

Уголовный процесс
Сайт Константина Калиновского

kalinovsky-k.narod.ru
Главная | МАСП | Публикации| Студентам | Библиотека | Гостевая | Ссылки | Законы и юрновости | Тесты | Почта

Салимзянова Р.Р.
Независимость судебной власти как гарантия правового государства:
Монография / Р.Р. Салимзянова. – Казань: КЮИ МВД России, 2007.- 102 с.


К оглавлению

ГЛАВА 2. ГАРАНТИИ НЕЗАВИСИМОСТИ СУДЬИ ПРИ ОСУЩЕСТВЛЕНИИ ПРАВОСУДИЯ

2.1. Организационно-правовые и социальные гарантии независимости судьи

Независимость судей как принцип осуществления правосудия означает, что судьи принимают судебные решения и составляют соответствующие процессуальные акты в условиях, исключающих постороннее воздействие на них, вмешательство в их законную деятельность каких-либо других государственных органов, органов местного самоуправления, организаций, должностных лиц и граждан.1 Вопрос о процессуальных гарантиях, являясь предметом самостоятельного исследования, применительно к целям данного исследования рассматривается для обозначения значимости принципа независимости судебной власти. Гарантии в уголовном процессе по своему содержанию и структуре явление сложное, их невозможно охарактеризовать лишь одним каким-либо термином. Формулировка же определения гарантий должна в полной мере отражать сложность их содержания. Наличие правовых (уголовно-процессуальных) норм вызывает определенное поведение участников общественных отношений, которое и служит реальным, действенным средством обеспечения, гарантией достижения задач уголовного судопроизводства. По определению Л.А. Кротовой, уголовно-процессуальные гарантии представляют собой правовой механизм, выражающийся в совокупности предусмотренных законом средств (как нормативной базы) и определяемым на их основе способов (как действий по реализации последних), в единстве обеспечивающих достижение задач уголовного судопроизводства.2 Таким образом, процессуальные гарантии независимости судей должны быть рассмотрены в контексте современных представлений о значении судебной власти в уголовном судопроизводстве. Приоритетное положение в системе гарантий прав человека и гражданина в сфере уголовной юрисдикции принадлежит правосудию и судебному контролю как способам реализации судебной власти.3

Гарантией надлежащего осуществления профессиональных обязанностей судей является их независимость, сводящаяся в целом к совокупности организационной и функциональной независимости. Центральным звеном концепции организационной независимости судебной власти выступает положение о свободе суда от действий законодательной и исполнительной ветвей власти, его полной беспристрастности и самостоятельности. Законодатель не имеет права принимать законодательные акты, аннулирующие решения суда, обладающие по отношению к ним эффектом обратной силы или иным образом вторгающиеся в исполнение судебной функции.

В содержание принципа независимости включаются следующие элементы: судья – единственный государственный служащий, который в своей работе никому не подчиняется и ни перед кем не отчитывается; все решения судья принимает самостоятельно, никто не вправе воздействовать на судей при принятии ими решений; всякое вмешательство в деятельность суда, от кого бы оно ни исходило, преследуется по закону, в том числе и в уголовном порядке; при рассмотрении дела в коллегиальном составе все судьи, входящие в коллегию, равны, никто из них не имеет преимуществ. Таким образом, судья независим только в рамках закона. Закон служит гарантией от судебного произвола (ст.1 Закона «О статусе судей в Российской Федерации»).

Только действительно независимый орган может считаться судом. Поэтому реальному обеспечению независимости судей и судебной системы в целом уделяется очень большое внимание. Конституция РФ, Закон РФ «О статусе судей», другие федеральные законы устанавливают социальные, политические, экономические и юридические гарантии независимости судей.4

Конституционный принцип независимости судей означает их право принимать решение по делу по своему внутреннему убеждению. Никто не имеет права навязывать свое решение или принудить к такому решению вопроса, которое противоречит совести судей. «Какое-либо вмешательство в деятельность суда по отправлению правосудия и влечет ответственность по закону. По конкретным делам судьи не подотчетны». Таким образом, в содержании самой нормы закреплены средства, обеспечивающие судам выполнение указанного принципа. Тайна совещания судей, законодательное предусмотрение оснований для отвода судьи, право судьи на особое мнение при постановлении приговора по делу – вот неполный перечень процессуальных гарантий принципа независимости судей.5 Основное процессуальное выражение принципа независимости судей и их подчинения только закону составляет свобода внутреннего судейского убеждения в оценке доказательств, руководствуясь при этом законом и совестью, в решении судом вопроса о виновности или невиновности преданных суду лиц.

Судья не обязан давать какие бы то ни было объяснения по поводу рассмотренных или находящихся в производстве дел, а также представлять их для ознакомления, за исключением случаев и порядка, предусмотренных законом. После вступления решения суда в законную силу дело могут истребовать лишь лица, уполномоченные процессуальным законом принести протест в порядке надзора. Таким образом, принцип независимости судей определяет также взаимоотношения судов различных звеньев. Кассационная и надзорная инстанции, отменяя судебное решение и направляя дело на новое рассмотрение, не вправе предрешать выводы судей и связывать своим решением их независимость и самостоятельность. При повторном рассмотрении дела суд первой инстанции не зависим в выводах от вышестоящего суда и самостоятелен не только в части оценки доказательств и установления фактов, но и в области применения соответствующего закона. Правосудие — это самостоятельная сфера государственной деятельности, свободная от чьего бы то ни было руководства или надзора. Интерпретация закона представляет собой исключительную прерогативу суда, разрешающего дело, и эта область деятельности закрыта от постороннего влияния.

Одной из существенных гарантий независимости судей является особый порядок приостановления их полномочий и увольнения с должности. Данное обстоятельство связано с понятием иммунитета судьи. Иммунитет (от лат. immunitas /immunitatis/ — «освобождение от чего-либо», англ. immunity) представляет собой юридическое право не подчиняться некоторым общим законам, в определенных случаях предоставляемое государствам, международным организациям и лицам, занимающим в государстве особое положение. Понятие иммунитета имеет собирательное значение, включающее иммунитет в собственном смысле слова (т.е. особые права, льготы, преимущества), и привилегии, определяемые в международном праве как изъятия из общих правил юрисдикции. Предусмотренные законодательством иммунитеты предоставляются не с целью обеспечения личной выгоды отдельных лиц, а для содействия независимому выполнению ими необходимых служебных функций. Иммунитет, разумеется, не может быть абсолютным. Он не должен превращаться в средство защиты от закона, нанося тем самым ущерб авторитету судебной власти. Поэтому в отношении судей действует так называемый ограниченный иммунитет — они несут ответственность только в случае умышленного или неосторожного нарушения закона (проявленной недобросовестности) при исполнении своих служебных обязанностей. Доктрина иммунитета, устраняя риск произвольного возложения ответственности, призвана защитить судей от истцов, не согласных с решениями суда.

На практике особый порядок приостановления полномочий судьи и увольнения с должности должен обеспечивать и гарантии от недобросовестности судей, однако при возбуждении уголовного дела в отношении судьи возникают и определенные проблемы. Так, например, уголовное дело №743 по признакам статьи 137 УК РФ было возбуждено в отношении гражданки Балакиной Л. А., хотя в материалах следствия имелся документ о смене фамилии на фамилию Кандален. Балакина распространяла сведения о личной жизни гражданина Н., который в защиту чести и достоинства обратился в милицию, суд и прокуратуру. После возбуждения уголовного дела Балакина перестала являться по повесткам в прокуратуру и исчезла из города Гусь-Хрустальный. В ноябре 2003 года Балакину объявили в розыск, за 3 месяца до объявления Балакиной в розыск начальник отдела дознания милиции общественной безопасности областного УВД подписал на нее положительную характеристику как на бывшего сотрудника милиции. 19 июля 2004 года Балакина была назначена на должность федерального судьи Чеченской Республики. Назначение на должность судьи в Чеченской Республике на тот момент имело свои особенности, там еще не была сформирована квалификационная коллегия, поэтому единственным этапом при назначении на должность судьи в Чеченскую Республику была Высшая квалификационная коллегия судей Российской Федерации. Юридически ситуация оказалась совершенно тупиковой: найден «фигурант» уголовного дела, но Балакина назначена федеральным судьей, против которого законом запрещены всякие действия, в том числе и этапирование к месту совершения преступления. Остался открытым вопрос, что делать с уголовным делом? В прокуратуре нашли более или менее приемлемый процессуальный выход из создавшейся ситуации: прекратили уголовное дело за отсутствием в ее действиях состава преступления, поскольку Балакина состояла в гражданском браке с гражданином Н.6

В связи с этим случаем необходимо обратить внимание на то, что в процедуре возбуждения уголовного дела в отношении судьи и привлечения его в качестве обвиняемого отсутствует фигура Президента РФ, по указу которого судьи назначаются на должности. Представляется целесообразным в порядке delego ferendo рассмотреть вопрос о включении Президента РФ в механизм привлечения судьи к уголовной ответственности, установленный действующим уголовно-процессуальным законодательством.

Судья является носителем судебной власти, лицом, лично и непосредственно действующим от имени государства при осуществлении своих должностных обязанностей. Поэтому не требует объяснений необходимость всемерного обеспечения независимого исполнения судьей возложенных на него государственных обязанностей. Но одновременно права и обязанности судьи определяют его особое положение и в обществе как гражданина. Именно это особое положение, по сути дела, является гарантией обеспечения тех его прав и обязанностей, которые судья реализует, непосредственно осуществляя правосудие, осуществляя свои властные правомочия. С этой точки зрения представляется, что принцип независимости судьи — это такое положение, состояние гражданина, облеченного судейскими полномочиями, при котором ничто не может помешать ему, верша правосудие, руководствоваться только Конституцией Российской Федерации и законом. Судья легко уязвим, ибо его деятельность носит публичный характер. В то же время и вне судебной деятельности судья не может забывать о своем статусе судьи и предъявляемых к нему требованиях, закрепленных как в законодательстве о статусе судьи, так и в актах органов судейского сообщества, в частности, в Кодексе судейской этики. Судья с момента назначения на должность находится в зоне особых требований, о чем он постоянно должен помнить.

Социально-правовыми гарантиями независимости судьи является установленный законом особый порядок обеспечения жизнедеятельности судьи и членов его семьи как в период осуществления им судейских полномочий, так и при уходе в отставку: неприкосновенность судьи, особая защита государством жизни и здоровья судей и членов их семей, предоставление судье за счет государства материального и социального обеспечения, соответствующего его высокому статусу, право судьи на отставку и соответствующее материальное и социальное обеспечение в этот период.

Гарантии независимости судьи, включая меры его правовой защиты, материального и социального обеспечения, предусмотренные Законом о статусе судей, распространяются на всех судей в Российской Федерации и не могут быть отменены и снижены иными нормативными актами Российской Федерации и субъектов Российской Федерации. Объем социально-правовой защиты судей определяется стажем работы в должности судьи и установлен целым рядом российских законов, иных нормативных правовых актов. Вопросы заработной платы и материального обеспечения судей регулируются Законом о статусе судей, ст. 2 Федерального закона «О дополнительных гарантиях социальной защиты судей и работников аппаратов судов Российской Федерации» от 10 января 1996 г. № 6-ФЗ, Указами Президента Российской Федерации и некоторыми другими нормативно-правовыми актами. Размеры должностных окладов судей устанавливаются в соответствии с их должностью в процентном отношении к определяемому федеральным законом должностному окладу Председателя Верховного Суда Российской Федерации и Председателя Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации и не могут быть менее 50% их оклада. Должностной оклад судьи не может быть менее 80% должностного оклада председателя соответствующего суда. Федеральным законом о дополнительных гарантиях установлены конкретные размеры должностных окладов судей Российской Федерации в процентном отношении к должностному окладу Председателя Верховного Суда Российской Федерации и Председателя Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. Этим же законом определены составные части заработной платы судей и их размеры.

Процессуальные и судоустройственные гарантии независимости подкрепляются организационно-управленческими мерами по финансированию судов, обеспечению судей жильем за счет средств республиканского бюджета. Однако в реальности вопрос независимости судебной власти от других ветвей власти не решен до сих пор - ведь именно исполнительная власть осуществляет финансирование судебной власти. В частности, в соответствии с новой редакцией Закона РФ от 26 июля 1992 г. № 3132 «О статусе судей в Российской Федерации» судьи, нуждающиеся в улучшении жилищных условий, должны обеспечиваться жильем за счет средств федерального бюджета, выделяемых на эти цели судам Российской Федерации, в порядке, установленном Правительством Российской Федерации (п. 3 ст. 19), то есть данный вопрос из сферы законодательного регулирования полностью передан в компетенцию исполнительной власти. Высший Арбитражный Суд РФ в своем запросе о проверке конституционности данного положения7 отметил, что указанной нормой Федерального закона от 22 августа 2004 года N 122-ФЗ законодатель заведомо поставил суды в положение, при котором они не смогут осуществлять полное и независимое правосудие и при котором вопреки требованиям статьи 10 Конституции РФ будут находиться в зависимости от органов исполнительной власти. Между тем достойный уровень материальных и социальных гарантий, установленных законом, является необходимым элементом независимости судей, что особенно важно иметь в виду в условиях большого объема и сложности работы судей, ненормированной нагрузки и той ответственности, которая сопряжена с обязанностями по осуществлению правосудия и принятием решений именем Российской Федерации. Более того, Правительством Российской Федерации до сего дня не определен порядок обеспечения судей жилыми помещениями. Таким образом, требуется принятие нормативных правовых актов, которые будут способствовать укреплению социального статуса судей и работников аппаратов судов, повышению престижности работы в судебной системе, авторитета судебной власти и обеспечению личной безопасности судей

Даже принятые законы, в которых так нуждается судебная система, в полном объеме не реализуются из-за отсутствия необходимого финансового обеспечения. Целесообразным представляется установление судебного контроля за формированием бюджета, назначением судебного персонала, а также планированием требуемых для рассмотрения дел расходов. Это необходимо, чтобы предупредить наложение санкций или раздачу наград в виде соответствующего распределения ресурсов, а также для обеспечения гарантий постоянного доступа граждан в суды.


1 См.: Амиров К.Ф., Сидоров Б.В., Харисов К.Н. Указ. Соч. - С.44.

2 См.: Кротова Л.А. Процессуальные гарантии достижения задач уголовного судопроизводства: дис. … канд. юрид. наук. – Казань, 1982. - С.102-104.

3 См.: Володина Л.М. Механизм обеспечения прав личности в российском уголовном процессе: автореф. дис. … д-ра. юрид. наук. - Екатеринбург,1999. - С.30.

4 См.: Якимович Ю.К., Пан Т.Д. Судебное право по УПК Российской Федерации/ Ю.К. Якимович, Т.Д. Пан. – СПб.: Издательство Р. Арсланова «Юридический центр Пресс», 2005.- С 43-44.

5 См.: Шуменова Р.Т. Система процессуальных гарантий обеспечения принципов уголовного судопроизводства: монография/ Р.Т. Шуменов. - Алматы: Данекер,2003. - С. 33-34.

6 См.: В суде скрывалась от суда // Российская газета. - 2005. - 30 нояб.

7 См.: О проверке конституционности пункта 2 статьи 14 Федерального закона от 22 августа 2004 года N 122-ФЗ "О внесении изменений в законодательные акты Российской Федерации и признании утратившими силу некоторых законодательных актов Российской Федерации в связи с принятием федеральных законов "О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации" и "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации: запрос Высшего Арбитражного Суда РФ от 7 июня 2006 г. N с1-5/УЗ-562 // СПС Гарант.

 

Новости МАСП

RSS импорт: www.rss-script.ru

Процессуальные
средства обеспечения
независимость суда







Рейтинг@Mail.ru

Rambler's Top100
Hosted by uCoz