Салимзянова Р.Р. Правовая защита судей // Независимость судебной власти как гарантия правового государства: Монография Казань, 2007. полный текст


kalinovsky-k.narod.ru

Уголовный процесс
Сайт Константина Калиновского

kalinovsky-k.narod.ru
Главная | МАСП | Публикации| Студентам | Библиотека | Гостевая | Ссылки | Законы и юрновости | Тесты | Почта

Салимзянова Р.Р.
Независимость судебной власти как гарантия правового государства:
Монография / Р.Р. Салимзянова. – Казань: КЮИ МВД России, 2007.- 102 с.


К оглавлению

ГЛАВА 2. ГАРАНТИИ НЕЗАВИСИМОСТИ СУДЬИ ПРИ ОСУЩЕСТВЛЕНИИ ПРАВОСУДИЯ

 

2.3. Правовая защита судей

В соответствии с принципами, провозглашенными во Всеобщей декларации прав человека, Международных пактах о правах человека, Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, VIII Конгресс ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями (Гавана, Куба, 27 августа — 7 сентября 1990 г.) принял важный правовой акт, под названием «Меры по борьбе с международным терроризмом», в котором содержатся три самостоятельных раздела, посвященных защите участников уголовного судопроизводства: «Защита судей и работников уголовного правосудия», «Защита жертв» и «Защита свидетелей», которым государствам было рекомендовано: разрабатывать политику и принимать меры, направленные на эффективную защиту судей и работников уголовного правосудия, включая присяжных и адвокатов, участвующих в судебных процессах, а также свидетелей и жертв терроризма (п. 22, 25); создавать надлежащие механизмы защиты и принимать соответствующее законодательство, а также выделять достаточные ресурсы для оказания помощи данным субъектам уголовно-процессуальных отношений (п.23); осуществлять эффективное взаимное сотрудничество и оказывать друг другу помощь по реализации программ защиты участников судопроизводства (п. 24, 26). Присоединившись к Международному пакту о гражданских и политических правах, принятому Генеральной Ассамблеей ООН 19 декабря 1966 года, Российская Федерация приняла на себя обязательства обеспечить любому лицу, права и свободы которого нарушены, эффективную правовую защиту.1

По определению В.И. Даля, слово «защита» определяется как необходимость отстаивать, заступаться, не давать в обиду кого-либо (что-либо).2 По мнению С.И.Ожегова, Н.Ю.Шведовой «защитить» означает, кроме всего прочего, оградить кого-либо (что-либо) от посягательств, от враждебных действий, от опасности.3 В юридической литературе некоторые авторы отождествляют данные понятия, другие включают понятие «защита» в содержание понятия «охрана», третьи считают, что понятие защиты охватывает как охрану субъективных прав личности, так и гарантии, характеризующие реальную защищенность носителя этих прав.4 В то же время отмечается, что указанные понятия трудно разграничить между собой, так как они соприкасаются по многим параметрам. Кроме этого, О.А. Зайцев предлагает использовать словосочетание «государственная защита», так как в ст.45 Конституции Российской Федерации гарантируется именно государственная защита прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации, что дает основание полагать, что именно государство обеспечивает состояние защищенности прав и законных интересов всех лиц, осуществляющих уголовно-процессуальную деятельность.5

Охрана деятельности участников судопроизводства осуществлялось государством еще со времен Древней Руси. Представители феодальной аристократии, отправляющие правосудие, занимали самое привилегированное положение: любое посягательство на них каралось суровыми мерами. Так, действия, совершенные в отношении посадника, тысяцкого, владычного, наместника, иных судей, наказывались штрафом в зависимости от сословной принадлежности потерпевшего (ст.6 Новогородской Судной грамоты).6 В Русской Правде устанавливалось наказание за убийство княжеского друженника, княжеского приказчика, тиуна, судебного должностного лица. В Псковской Судной грамоте предусматривалось наказание за нанесение ударов специальному должностному лицу, следившему за порядком в помещении суда.7 Судебником 1550 г. устанавливались ответственность за такие преступления против правосудия, как: вынесение судьей неправосудного решения вследствие получения взятки, заведомо ложное обвинение судей в ябедничестве, т.е. в умышленном неправосудии, заведомо ложный донос государю, т.е. необоснованная жалоба истца на судей, отказавших ему в иске по причине его незаконности, ложное обвинение дьяков, подьячих в лихоимстве, т.е. самовольном увеличении взимаемой судебной пошлины, или иных злоупотреблениях, оскорбление участника судебного разбирательства.8 Соборное Уложение 1649 г. содержало значительное число уголовно-правовых норм, направленных на осуществление справедливого правосудия: предусматривалась ответственность за разного рода нарушения порядка во время судебного разбирательства: оскорбления, драки, убийства, ложный донос на судью, ложные показания свидетелей и др.

Значительные реформы в сфере судопроизводства, уголовного, уголовно-процессуального права произошли во времена правления Петра I. В Уложении о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. впервые правосудие было представлено как объект уголовно-правовой охраны. Ряд норм Воинского артикула 1715 года Петра I был направлен на защиту судейских служителей (гл. XXIII «О палаче и профосах»). В Уголовном уложении 1903 года большинство преступлений против правосудия было сосредоточено в специальной гл. VII «О противодействии правосудию».9 Уголовные кодексы послереволюционного периода - 1922, 1926 годов - не имели специальных глав о преступлениях против правосудия. Уголовный кодекс 1960 года в главе «Преступления против правосудия» включал не в узком смысле как деяния против деятельности судов по разрешению уголовных и гражданских дел, а рассматриваемые в широком понимании правосудия.

До 1989 года независимость судьи со стороны уголовного закона не была обеспечена должной защитой. 2 ноября 1989 года был принят Закон СССР №721-I «Об ответственности за неуважение к суду».10 Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 11 декабря 1989 года УК РСФСР 1960 года был дополнен статьями 176-1 (вмешательство в разрешение судебных дел), 176-2 (угроза по отношению к судье или народному заседателю), 173-3 (оскорбление судьи или народного заседателя), которыми независимость и личная неприкосновенность судей была поставлена под усиленную уголовно-правовую охрану. Законом РФ от 16 июля 1993 года №5451-I "О внесении изменений и дополнений в Закон РСФСР "О судоустройстве РСФСР", Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР, Уголовный кодекс РСФСР и Кодекс РСФСР об административных правонарушениях" в связи с введением суда присяжных названные статьи УК были распространены и на присяжных заседателей.

Шагом вперед на пути становления независимой судебной власти стал Закон РФ от 26 июня 1992 г. №3132-1 «О статусе судей в Российской Федерации», который провозгласил, что судья, члены его семьи и их имущество находятся под особой защитой государства.11 Данный нормативный акт также возложил на органы внутренних дел обязанность принятия необходимых мер к обеспечению безопасности судьи, членов его семьи, сохранности принадлежащего им имущества, если от судьи поступит соответствующее заявление (ст.9).

Аналогичная норма предусмотрена Законом РФ «О милиции» от 18 апреля 1991 года №1026-1, где провозглашена обязанность милиции принимать меры по охране лиц, участвующих в уголовном деле, а также членов их семей и близких, если здоровье, жизнь или имущество этих лиц находятся в опасности (п. 24 ст. 10).12 В дальнейшем Указом Президента РФ от 18 июля 1996 года №1039 «Об утверждении Положения о Министерстве внутренних дел Российской Федерации» закреплена обязанность органов внутренних дел обеспечивать государственную защиту судей, народных и присяжных заседателей, прокуроров, следователей, лиц, оказывающих содействие судопроизводству, а также их близких, если имеется угроза посягательства на жизнь, здоровье и имущество указанных лиц (п.31, 32.).

Следует отметить, что подобные положения содержатся в ФКЗ от 21 июля 1994 года №1-ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации», в котором содержатся определенные гарантии независимости судей. Судьи Конституционного Суда принимают решения в условиях, исключающих постороннее воздействие на свободу их волеизъявления (ст.29). В целях обеспечения безопасности Председатель Конституционного Суда вправе распорядиться о проведении проверки лиц, желающих присутствовать на заседании, включая проверку документов, удостоверяющих личность, а также о личном досмотре проносимых в зал вещей (ст.54). В этих же целях допускается закрытое заседание Конституционного Суда (ст.55).

5 марта 1992 года был принят Закон РФ №2426-1 «О безопасности», который закрепил правовые основы безопасности личности, установил систему безопасности и ее функции, определил порядок организации органов обеспечения безопасности, а также контроля за законностью их деятельности.13 Впервые на законодательном уровне дано определение безопасности, под которой понимается состояние защищенности жизненно важных интересов личности, общества и государства от внешних и внутренних угроз. При этом под жизненно важными интересами в данном случае подразумевается совокупность физических, материальных, духовных и иных потребностей, удовлетворение которых надежно обеспечивает существование и возможность прогрессивного развития личности.

И все же уголовно-правовая защита независимости судьи была еще недостаточной. Поэтому в Уголовном кодексе РФ 1996 года законодатель предусмотрел ответственность не только за названные формы посягательства на судью, но и за посягательство на его жизнь, а защита его чести и достоинства была дополнительно обеспечена включением состава клеветы в отношении судьи. Так, в УК РФ 1996 года установлен повышенный уровень защищенности участников уголовного судопроизводства, в том числе судей, и лиц, участвующих в отправлении правосудия, и, в частности, предусмотрена ответственность за вмешательство в какой бы то ни было форме в деятельность суда с целью воспрепятствования осуществлению правосудия (ч. 1 ст. 294), посягательство на жизнь судьи, присяжного заседателя или иного лица, участвующего в отправлении правосудия, совершенное с целью воспрепятствования законной деятельности указанных лиц либо из мести за такую деятельность (ст. 295), угроза убийством, причинением вреда здоровью, уничтожением или повреждением имущества в отношении судьи, присяжного заседателя или иного лица, участвующего в отправлении правосудия, а равно их близких в связи с рассмотрением дел или материалов в суде (ч. 1 ст.296), неуважение к суду, выразившееся в оскорблении судьи, присяжного заседателя или иного лица, участвующего в отправлении правосудия (ч.2 ст.297), клевета в отношении судьи, присяжного заседателя или иного лица, участвующего в отправлении правосудия, в связи с рассмотрением дел или материалов в суде (ч. 1 ст.298). Сюда же можно отнести заведомо ложный донос о совершении преступления (ст.306), разглашение сведений о мерах безопасности, применяемых в отношении судьи, присяжного заседателя или иного лица, участвующего в отправлении правосудия, а равно в отношении их близких (ст. 311). Кроме этого, «совершение преступления в отношении лица или его близких в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга» признано обстоятельством, отягчающим наказание (п. «ж» ч.1 ст.63), это обстоятельство является дополнительным квалифицирующим признаком убийства (п.«б» ч. 1 ст. 105), умышленного причинения тяжкого вреда здоровью (п.«а» ч. 2 ст. 111), умышленного причинения средней тяжести вреда здоровью ( п.«б» ч. 2 ст. 112), истязания (п.«б» ч.2 ст.117). Таким образом, был усовершенствован уголовно-правовой механизм обеспечения независимости судьи и его неприкосновенности. Непосредственным объектом преступлений, предусмотренных статьями 295, 297 и 298 УК, является конституционный принцип неприкосновенности судьи. Указанными нормами обеспечивается также посягательство на жизнь, здоровье, честь и достоинство сотрудников правоохранительных органов (прокуратуры, следствия, дознания) и участников процесса, но эти деяния посягают на иной объект, поэтому остаются вне рассмотрения в настоящей статье.

Уголовная ответственность виновного лица за угрозу, в частности убийством, в связи с осуществлением правосудия судьей, народным или присяжным заседателем с целью мести или воздействия на них, чтобы были приняты решения, в которых заинтересовано данное лицо, наступает независимо от того, в какой форме она была высказана. 14

Преступления против правосудия – это посягательства на нормальную деятельность органов предварительного следствия, дознания по всестороннему и объективному расследованию преступлений, судебных органов по правильному разрешению дел, уголовно-исполнительных органов по надлежащему исполнению судебных решений. Родовым объектом преступлений против правосудия являются общественные отношения по осуществлению государственной власти. В литературе высказано мнение о том, что родовым объектом преступлений против правосудия являются общественные отношения, обеспечивающие нормальное функционирование органов правосудия1. С таким определением родового объекта трудно согласиться, так как в данном случае допускается смешение родового и видового объектов. Видовой объект – совокупность общественных отношений, обеспечивающих правильное функционирование специфического вида государственной деятельности органов следствия, дознания, прокуратуры, суда и органов, исполняющих судебные акты, по реализации целей и задач правосудия.

Потерпевшими от преступлений, предусмотренных статьями 295, 297 и 298 УК, являются судья, присяжный заседатель и иное лицо, участвующее в отправлении правосудия. Однако, по мнению К.Ф. Амирова, Б.В.Сидорова и К.Н. Харисова, не очень ясно решен вопрос, относятся ли к потерпевшим, помимо судьи общей юрисдикции и присяжного заседателя, судьи Конституционного Суда РФ, арбитражные судьи, арбитражные заседатели, а также предусматривают ли рассматриваемые уголовно-правовые нормы ответственность за вмешательство в деятельность суда в целях воспрепятствования осуществлению правосудия в сфере производства по гражданским и административным делам и могут ли в таких случаях являться потерпевшими от предусмотренных в ст.ст. 294-298 УК РФ преступлений судьи и присяжные заседатели. Они также полагают, что в качестве потерпевших от преступления могут стать и близкие судье, присяжному заседателю.15 Вмешательство в какой бы то ни было форме в деятельность суда предполагает и такой выбор формы вмешательства, как воздействие на судей и других лиц, осуществляющих правосудие, связанное с причинением вреда близким им лицам, хотя об этом ничего не сказано в самом законе. Л.В.Брусницын в круг лиц, участвующих в уголовном процессе, включает не только родственников участвующих в уголовном процессе, но и иных близких им лиц, в том числе не находящихся в родственных отношениях.16

С объективной стороны посягательство на жизнь судьи, присяжного заседателя или иного лица, участвующего в отправлении правосудия, а также на жизнь их близких (ст. 295 УК) представляет собой убийство либо покушение на убийство потерпевшего в связи с рассмотрением дел или материалов в суде. Здесь важно то, что лишение потерпевшего жизни является не основным, а промежуточным результатом преступного вмешательства, с помощью которого виновный стремится воспрепятствовать законной деятельности указанных лиц и (или) запугать других лиц, осуществляющих правосудие.17 Хотя в ч. 2 ст. 297 УК не говорится о связи оскорбления с исполнением потерпевшим обязанностей по отправлению правосудия, тем не менее по этой норме следует квалифицировать только то оскорбление, которое нанесено судье, присяжному заседателю или иному лицу, участвующему в отправлении правосудия, в связи с исполнением ими обязанностей по осуществлению правосудия по интересующему виновного конкретному делу или материалу, находящемуся на рассмотрении суда. Таким образом, объективным признаком, объединяющим все три упомянутые выше преступления, является совершение описанных в диспозициях ст. 295, 297 и 298 УК РФ действий в связи с участием потерпевших в рассмотрении конкретного дела или материала в суде. Время и место совершения действий, предусмотренных статьями 295, 297 и 298 УК РФ, на квалификацию этих преступлений не влияет. Они могут быть совершены во время исполнения потерпевшими функции по отправлению правосудия применительно к конкретному делу или материалу, до или после этого. Если нет оснований для квалификации оскорбления лица, участвовавшего в отправлении правосудия, по ст. 297 УК РФ (например, оскорбление судьи не было связано с рассмотрением конкретного дела или материала в суде либо нанесено сугубо по личным мотивам), то деяние должно квалифицироваться по ст. 130 УК РФ. Оскорбление лица, участвующего в отправлении правосудии, совершенное путем действия, необходимо отличать от преступлений против здоровья. Если насильственное действие, например нанесение пощечины, совершается с целью причинить потерпевшему физическую боль, то деяние квалифицируется по ст. 116 УК РФ. Совершение того же деяния с целью унизить честь и достоинство судьи или иного лица, участвующего отправлении правосудия, содержит состав неуважения к суду (ч. 2 ст. 297 УК РФ).

В I полугодии 2005 года в верховные суды республик и равные им суды по I инстанции поступило 4,7 % (от общего количества поступивших уголовных дел) уголовных дел о преступлениях против лиц, осуществляющих правосудие и предварительное расследование, других представителей власти (ст.ст. 294-298, 317-321 УК РФ), за 12 месяцев 2004 года – 4,3 %, за 12 месяцев 2003 – 3,5%.18 За 6 месяцев 2006 года в суды Республики Татарстан поступило 531 уголовное дело о преступлениях против лиц, осуществляющих правосудие и предварительное расследование, других представителей власти, из них рассмотрено с вынесением приговора 281 дело, прекращено 209 дел, в 2005 году, соответственно, 1138 и 603 дела, в 2004 году - 1471 и 675 дел, в 2003 году – 496 и 230 дел, в 2002 году – 498 и 226 дел.19 Цифры официальной статистики свидетельствуют о росте количества уголовных дел данной категории.

Основным законом в сфере защиты участников уголовного судопроизводства стал Федеральный закон №45-ФЗ «О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных органов и контролирующих органов», принятый 20 апреля 1995 года.20 В Законе впервые дано определение государственной защиты, ее виды, устанавливается круг лиц, подлежащих государственной защите, определены меры безопасности: личная охрана, охрана жилища и имущества, выдача оружия, специальных средств индивидуальной защиты и оповещения об опасности, временное помещение в безопасное место, обеспечение конфиденциальности сведений о защищаемых лицах, перевод на другую работу (службу), изменение места работы (службы) или учебы, переселение на другое место жительства, замена документов, изменение внешности (ст.5-11).

В Законе определено, что применение и осуществление мер безопасности судей, арбитражных заседателей, присяжных заседателей и их близких возложено на органы внутренних дел, меры безопасности в отношении судей военных судов и их близких осуществляются командованием соответствующей воинской части или начальником соответствующего военного учреждения (ст.12); предусмотрены поводы и основания для применения мер безопасности, механизм принятия решений об их применении, порядок реализации и отмены, а также ответственность за нарушение установленных законом требований.

Однако автор согласен с мнением О.А. Зайцева, что закон, предусматривая права и обязанности защищаемого лица (ст.17), не определяет правовой статус органов, обеспечивающих безопасность, правила взаимоотношений между ними и защищаемыми лицами. В числе прав органа, обеспечивающего безопасность, можно закрепить определение перечня мер безопасности, средств и методов их применения; требование от защищаемых лиц соблюдения условий осуществления мер безопасности, а также выполнения законных распоряжений, связанных с применением этих мер. Обязанностями органов, обеспечивающих безопасность, могут быть: своевременное уведомление защищаемых лиц путем применения мер безопасности; неразглашение сведений о мерах безопасности и защищаемых лицах.21 Автор также согласен с мнением некоторых ученых о том, что закон нуждается в серьезной доработке, так как в нормах закона имеются противоречия, формулировки нечеткие и расплывчатые и, что существенно важно, не определяется правовой механизм его реализации.22

Столь пристальное внимание государства к защите судей небезосновательно. В 1999 году погибло 8 судей (большинство в транспортных происшествиях), имел место 21 случай причинения судьям телесных повреждении, что значительно превышает количество подобных случаев в 1998 году,23 за период 2001-2003 г.г. 5 судей и 2 членов их семей были убиты, 20 судей и трое членов их семей погибли в дорожно-транспортных происшествиях, 8 судей и 7 членов их семей погибли в результате несчастных случаев, в период с января 2003 г. по апрель 2004 г. произошло 5 посягательств на жизнь и здоровье судей арбитражных судов и членов их семей; несмотря на то, что расследование этих преступлений находится на контроле у Генерального прокурора РФ, ни одно из них не раскрыто. В 2003 году зафиксировано 2 случая угроз террористических актов и 8 поджогов в зданиях судов и на прилегающей территории.24

По статистике, приведенной О.А. Зайцевым, с заявлениями о предоставлении мер защиты обращались только 34% должностных лиц, в отношении которых было оказано противоправное воздействие. Из них 64% обращались непосредственно к своему начальнику; 9% - к руководителю подразделения по борьбе с организованной преступностью. При этом лишь в 21% случае осуществлялась проверка заявления и в 20% случаях принимались меры по обеспечению безопасности, которые, как правило, оказались совсем не эффективными (66%).25 Эти данные отражают низкую эффективность ФЗ «О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных органов и контролирующих органов» и свидетельствуют о необходимости внесения в него существенных изменений.

Опираясь на результаты проведенного интервьюирования и анкетирования судей и других практических работников правоохранительных органов, А.Ю. Епихин делает вывод26 о том, что основные положения данного Закона не действуют по различным основаниям. В частности, большинство опрошенных считают названный Закон необходимым. Однако 82,5% судей, 52% следователей прокуратуры и 49,5% следователей МВД указывают, что данный Закон не действует реально. Во многом указанный Закон, считает А.Ю. Епихин, остается скорее декларативным, нежели реально направленным на решение проблемы установления действенных мер по обеспечению безопасности судей, должностных лиц, контролирующих и правоохранительных органов. Ряд обозначенных в нем мер защиты малоприменим на практике. Например, предполагается, что перевод защищаемых лиц на другую работу (службу), изменение места работы (службы) или учебы осуществляется независимо от согласия непосредственного начальника защищаемого лица приказом вышестоящего руководителя. И если для лиц, работающих в централизованных органах государственной власти (т. е. самих судей), такой порядок перевода в принципе осуществим, то для других социальных групп, в том числе родных и близких судей, применение подобной меры представляется трудноосуществимым, особенно с учетом общероссийских экономических проблем и незанятости населения.

12 марта 1997 года Совет по судебной реформе при Президенте РФ принял решение №4, в котором назвал недостаточность финансовых и организационно-правовых механизмов, обеспечивающих эффективное участие в осуществлении судопроизводства субъектов уголовно-процессуальных отношений одним из основных препятствий на пути обеспечения доступности правосудия, тем самым подтвердив вывод о том, что законы сами по себе не защитят граждан, пока их исполнение не будет обеспечено государством.27

Другой немаловажный фактор заключается в отсутствии достаточных средств для финансирования некоторых дорогостоящих мер безопасности. Согласно ст. 21 финансирование и материально-техническое обеспечение мер государственной защиты осуществляется за счет средств федерального и других соответствующих бюджетов в порядке, установленном Правительством РФ, а также за счет средств внебюджетных целевых фондов в соответствии с положениями об этих фондах. Однако до сего времени не было принято ни одного положения о подобных целевых фондах, порядок финансирования мер также не определен. Как показывает правоприменительная практика, закон, не подкрепленный другими нормативными актами, принятыми «во исполнение», остается практически недействующим.28

В настоящее время отношение законопослушных граждан и преступников к стабильности правоохранительной системы изменилось. Чтобы понять, как преступники относятся к обеспечению безопасности должностных лиц уголовного процесса, был разработан социологический инструментарий и проведено анкетирование лиц, находящихся в местах лишения свободы (54 человека). Среди опрошенных 35,2%— лица старше 40 лет, 27,8%— от 30 до 40 лет, 25,9%— от 25 до 30 лет и 11,1%— от 18 до 25 лет. Из них ранее были судимы или привлекались к уголовной ответственности 60,7%. На вопрос о наличии возможности и готовности респондентов к оказанию противоправного воздействия на судью каждый третий (23,4%) ответил, что такое воздействие возможно. Наиболее распространенный способ воздействия — угроза уничтожения ценного имущества (21,8%). Между тем 18,7% осужденных считают возможным избиение или убийство судьи. Угрозу убийством отметили 15,6% опрошенных. Такие факторы и способы воздействия, как угроза по телефону, подтверждение угрозы конкретными действиями, учет субъективных качеств судьи и тяжесть предъявленного обвинения, упомянули 9,3% респондентов.29

До настоящего времени не все нормативные правовые акты Президента РФ, Правительства РФ, нормативные правовые акты органов государственной власти субъектов РФ и органов местного самоуправления приведены в соответствие с указанным законом. Особенно сложные вопросы возникают в связи с применением норм, предусматривающих возможность перевода работника на другую работу, замены документов и переселения на другое место жительства, что требует внесения определенных дополнений в трудовое, жилищное, пенсионное законодательство.

В целях реализации отдельных положений вышеуказанного закона Правительством РФ 17 июля 1996 г. было вынесено постановление №831 «О порядке выдачи оружия лицам, подлежащим государственной защите».30 В указанном документе закреплен круг правоохранительных органов, наделенных правом выдавать в исключительных случаях на временное пользование оружие защищаемым лицам при наличии угрозы их жизни и здоровью и при условии, что применение иных мер безопасности недостаточно (п.2, 3). Кроме этого, защищаемые лица могут быть обеспечены специальными средствами индивидуальной защиты и оповещения об опасности (п.4). В этом же нормативном акте подробно регламентированы сроки и порядок выдачи оружия; права и обязанности лица, получившего его во временное пользование; ответственность защищаемого лица в случае нарушений требований по правильному хранению и применению оружия (п.5-12).

В целях обеспечения реализации ФЗ «О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных органов и контролирующих органов» приказом МВД РФ от 20 декабря 1995 года №483 была утверждена Временная инструкция о порядке обеспечения государственной защиты судей, должностных лиц правоохранительных органов и контролирующих органов (с изменениями от 6 декабря 1996 года, 12 августа 2004 года). Кроме этого, Правительством РФ 27 октября 2005 года было вынесено постановление №647 «О возмещении судьям, должностным лицам правоохранительных и контролирующих органов или членам их семей ущерба, причиненного уничтожением или повреждением их имущества в связи со служебной деятельностью», которым утверждены Правила возмещения судьям, должностным лицам правоохранительных и контролирующих органов или членам их семей ущерба, причиненного уничтожением или повреждением их имущества в связи со служебной деятельностью. Правила определяют понятие ущерба, включая упущенную выгоду, основания для возмещения ущерба, порядок определения ущерба и его возмещения, порядок создания государственным органом комиссии для решения вопросов, связанных с возмещением ущерба.

21 июля 1997 года был принят Федеральный закон №118-ФЗ «О судебных приставах», который закрепил обязанности судебных приставов по обеспечению установленного порядка деятельности судов и безопасности судей: обеспечение в судах безопасности судей, заседателей, участников процесса и свидетелей; осуществление охраны зданий судов, совещательных комнат и судебных помещений в рабочее время (ст.11). В этих целях, а также для отражения нападения на судей, заседателей, участников судебного процесса и свидетелей, а также граждан, находящихся в судебных помещениях, судебные приставы наделены правом применения физической силы (ст.16), специальных средств (ст.17) и огнестрельного оружия (ст.18).

Однако сложившееся положение в обеспечении безопасности помещений судов, в том числе судебных участков мировых судей вызывает обеспокоенность. Имеющаяся информация о чрезвычайных происшествиях свидетельствует о резком росте числа покушений на судебные участки мировых судей, совершаются кражи уголовных и гражданских дел, материальных ценностей, поджоги и взрывы. В 1998 году зарегистрирован 1 случай пожара в здании суда и 5 случаев хищения уголовных и гражданских дел, а также материальных ценностей, тогда как в 1999 году – 17 пожаров и 19 случаев хищения.30 В 2002-2003 годах общее количество таких происшествий возросло в два раза, а в первом полугодии 2004 года увеличилось почти в три раза по сравнению с их количеством за аналогичный период 2003 года. Каждое третье здание судебного участка мирового судьи не имеет охраны, на каждом втором - отсутствуют стационарные металлообнаружители, только 30% судебных участков оборудованы охранно-пожарной сигнализацией. Обязанность по обеспечению охраны зданий судов, совещательных комнат и судебных помещений возложена на судебных приставов по обеспечению установленного порядка деятельности судов. Эти обязанности они в соответствии с Федеральным законом "О судебных приставах" исполняют лишь в рабочее время. Между тем зачастую судебные процессы в силу необходимости продолжаются и после окончания рабочего времени. Кроме того, в целях выполнения требований статьи 108 УПК РФ суды функционируют и в нерабочее время, а также в выходные и праздничные дни.31

Таким образом, указание в упомянутом Федеральном законе на то, что названные судебные приставы осуществляют свои полномочия только в рабочее время, фактически сводит на нет исполнение ими и других обязанностей, в том числе обязанности обеспечивать в судах безопасность судей, заседателей, участников судебного процесса и свидетелей. В постановлении V Всероссийского съезда судей «О судебных приставах по обеспечению установленного порядка деятельности судов» было указано, что приставы не сумели обеспечить в судах безопасность судей, участников процесса и свидетелей.32С учетом этих обстоятельств Верховным Судом РФ был внесен в Государственную Думу РФ законопроект, предусматривавший передачу подразделений судебных приставов по обеспечению установленного порядка деятельности судов в ведение Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации. Законопроект отклонен. В этой связи VI Всероссийский съезд судей 2 декабря 2004 года предложил разрешить сложившуюся ситуацию путем принятия закона, предусматривающего создание ведомственной системы обеспечения безопасности в судах.

Федеральные органы исполнительной власти, к числу которых относится и ФССП России, реализуя п.п. «а» п. 2 Указа Президента Российской Федерации от 13 сентября 2004 г. №1167 «О неотложных мерах по повышению эффективности борьбы с терроризмом», предусматривают выработку адекватных мер по предупреждению и предотвращению терроризма в любой форме (применение или угроза применения взрывных веществ, включая ядерные, радиоактивных, химических, биологических, токсических, отравляющих, сильнодействующих, ядовитых веществ, захват заложников и другие формы). Одной из адекватных мер по предотвращению преступных посягательств на судей, участников судебного процесса, посетителей судов является установление в судах пропускного (специального) режима, который осуществляют судебные приставы по обеспечению установленного порядка деятельности судов как самостоятельно, так и с привлечением сотрудников правоохранительных органов.

На первый взгляд судебные приставы по обеспечению установленного порядка деятельности судов, осуществляя пропускной (специальный) режим, ущемляют права граждан, так как пункт 1 статьи 123 Конституции РФ предусматривает, что «разбирательство дел во всех судах открытое». Это же положение содержится в п. 1 ст. 11 АПК РФ: «Разбирательство дел в арбитражных судах открытое», аналогичные нормы содержатся в УПК РФ и ГПК РФ. Кроме того, право свободного доступа на судебное разбирательство установлено ст. 6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Однако пропускной режим должен обеспечивать соблюдение принципа гласности разбирательства дел, безопасность судей и работников аппарата судов, а также поддержание порядка, необходимого для нормальной деятельности судов. ФЗ РФ от 26 июня 1992 года №3132-1 «О статусе судей в Российской Федерации» наряду с осуществлением полномочий судьи соответствующего суда общей юрисдикции, а также процессуальных полномочий, установленных для председателя суда федеральными конституционными законами и федеральными законами, на председателя суда возложил полномочия по установлению правил внутреннего распорядка суда на основе утверждаемых Советом судей Российской Федерации типовых правил внутреннего распорядка судов и контролирует их выполнение и осуществление иных полномочий по организации работы суда (п. 1 ст. 6.2). В п.п. 2.1 п. 2 Постановления Совета судей Российской Федерации от 18 апреля 2003 г. №101 «Об утверждении типовых правил внутреннего распорядка судов» определено, что председатель суда организует работу суда и принимает решения в пределах полномочий, установленных действующим законодательством, и принимает меры к обеспечению безопасности судей и других работников в здании суда. Кроме того, п. 8 Постановления Совета судей Российской Федерации от 18 апреля 2003 года №101 «Об утверждении типовых правил внутреннего распорядка судов» прямо указывает, что председатель суда устанавливает порядок пропуска граждан в здание (помещение) арбитражного суда. Таким образом, основываясь на вышеизложенных материалах, необходимо указать на следующее: для исключения фактов жалоб на действия судебных приставов по обеспечению установленного порядка деятельности судов, осуществляющих специальный режим допуска граждан в суды, приказом председателя суда должен быть установлен порядок пропуска граждан в здание (помещение) суда, который выражается нормативно-правовым документом (инструкцией, правилами). Пропускной режим должен обеспечивать соблюдение принципа гласности разбирательства дел, безопасность судей и работников аппарата суда, а также поддержание порядка, необходимого для нормальной деятельности суда. Инструкция о порядке пропуска граждан в здание (помещение) суда или правила по обеспечению порядка и условий деятельности в здании и помещениях суда должны размещаться в доступном для посетителей месте.

Действительно, здание суда, где вершится правосудие, нуждается в совершенных способах и мерах защиты. Подтверждением сказанному являются данные официальной статистики, согласно которой в среднем за месяц в судах судебными приставами по обеспечению установленного порядка деятельности судов пресекается более тысячи административных правонарушений. Несмотря на принимаемые меры по обеспечению безопасности судов, за период 2004-2005 гг. совершено покушение на судью Братского городского суда Иркутской области, подрыв взрывчатого вещества, заложенного в зале судебного заседания Октябрьского районного суда г. Ставрополя.33 15 июня 2005 года в Приморском федеральном суде г. Санкт-Петербурга во время вынесения приговора подсудимый - бывший милиционер – сотрудник Управления по незаконному обороту наркотиков Л. - взорвал в зале суда гранату Ф-1, в результате чего погиб судебный пристав, одиннадцать человек, в том числе судья К., были ранены.34 Имеются факты нападения на судей в зале судебного заседания. Так, 17 ноября 1998 года в зале судебного заседания Московского районного суда г. Казани после провозглашения судьей Я. Приговора подсудимый Ш. не согласившись с приговором, из мести за осуществление правосудия, с целью лишения жизни, взял со стола ножницы и нанес судье Я. не менее 5 ударов ножницами, в том числе в область грудной клетки слева. Умысел не был доведен до конца по независящим от воли Ш. обстоятельствам, так как Я. сопротивлялся. В результате действий Ш. судье Я. был причинен вред здоровью. 22 марта 2000 года Ш. был осужден за совершение преступления, предусмотренного ст. 295 УК РФ. Определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 18 июля 2000 года приговор оставлен без изменения.35

Учитывая исключительную важность качественного и оперативного решения вопросов государственной защиты судей, обеспечения безопасности судебной деятельности VI Всероссийский съезд судей 2 декабря 2004 г. указал, что усилия федеральных органов государственной власти и органов судейского сообщества должны быть направлены на: разрешение проблем, связанных со страхованием, с выплатой денежного содержания семьям погибших (умерших) судей, в том числе пребывавших в отставке; принятие дополнительных мер по усилению охраны судов, обеспечению безопасности судей и членов их семей.36

УПК РФ обеспечил ряд процессуальных гарантий по охране прав и законных интересов участника уголовного судопроизводства. Впервые были предложены следующие меры безопасности участников уголовного судопроизводства: при наличии достаточных данных о том, что потерпевшему свидетелю или иным участникам уголовного судопроизводства, а также их близким родственникам, родственникам или близким лицам угрожают убийством, применением насилия, уничтожением или повреждением их имущества либо иными опасными противоправными деяниями, суд, прокурор, следователь, орган дознания и дознаватель принимают в пределах своей компетенции в отношении указанных лиц следующие меры безопасности: при необходимости обеспечить безопасность потерпевшим, его представителям, свидетелям, их близким родственникам, родственникам и близким лицам следователь вправе в протоколе следственного действия, в котором участвуют потерпевшие, его представитель или свидетель, не приводить данные об их личности (ч.9 ст.166 УПК РФ); при наличии угрозы совершения насилия, вымогательства и других преступных действий в отношении потерпевшего, свидетеля или близких родственников, родственников, близких лиц контроль и запись телефонных и иных переговоров допускаются по письменному заявлению указанных лиц, при отсутствии такого заявления – на основании судебного решения (ч.2 ст.186 УПК РФ); в целях обеспечения безопасности опознающего предъявление лица для опознания по решению следователя может быть проведено в условиях, исключающих визуальное наблюдение опознающего опознаваемым (ч.8 ст. 193 УПК РФ); закрытое судебное разбирательство уголовных дел допускается на основании определения или постановления суда в случаях, когда этого требуют интересы обеспечения безопасности участников судебного разбирательства, их близких родственников, родственников или близких лиц (п. 4 ч. 2 ст. 241 УПК РФ); при необходимости обеспечения безопасности его близких родственников, родственников и близких лиц суд без оглашения подлинных данных о личности свидетеля вправе провести его допрос в условиях, исключающих визуальное наблюдение свидетеля другими участниками судебного разбирательства (ч. 5 ст. 278 УПК РФ). Однако в отношении судей УПК РФ не устанавливает каких либо изъятий из общей системы мер безопасностей. На наш взгляд, для обеспечения независимости судей необходимо в УПК РФ предусмотреть особенности производства по уголовным делам в отношении судей-потерпевших от преступлений.


1 Вопросы защиты прав личности в уголовном процессе стали предметом изучения многих ученых, см. например: Цымбаленко И.Б. Судебная защита военнослужащих/ И.Б. Цымбаленко. - М., 2006. - С.11; Кузнецова Н.Ф. Конституция РФ и уголовное законодательство/ Н.Ф. Кузнецова //Вестник Моск. ун-та. - Право. - 1994.- №5. - С.42; Корнуков В.М. Правовой статус личности в уголовном судопроизводстве/ В.М. Корнуков // Проблемы правового статуса личности в уголовном процессе. - М., 1981. - С.41; Куцова Э.Ф. Вопросы применения закона и перспектив развития уголовно-процессуального законодательства России / Э.Ф. Куцова// Вестн. Моск. ун-та. - Право. - 1994. - №5. - С.46.

2 См.: Даль В.И. Толкование слов русского языка. Современная версия. – М., 2000. - С.276.

3 См.: Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка / Российская АН. Институт русского языка, Российский фонд культуры. - М., 1992. - С.230.

4См.: Порощук С.Д. К вопросу о социально-правовой защите личности/ С.Д. Порощук // Проблемы обеспечения прав человека и деятельности органов внутренних дел. М., 1994. – С.68-72; Матузов Н.Н. Правовая система и личность/ Н.Н. Матузов. – Саратов, 1987. - С.131, Толкачев К.Б. Органы внутренних дел в механизме обеспечения личных конституционных прав и свобод граждан/ К.Б. Толкачев, А.Г. Хабибуллин. - Уфа, 1991. - С.65-66, Зайцев О.А. Государственная защита участников уголовного процесса/ О.А. Зайцев. - М., 2001. - С.13; Ларин А.М. Указ. соч. - С.58.

5 См.: Зайцев О.А. Указ.соч. - С.15.

6 См.: Российское законодательство X-XX веков. - В 9 т. - Т.1. - С.310.

7 См.: Там же. - С.369.

8 См.: Там же.- С.82-157.

9 См.: Российское законодательство X-XX веков. - В 9 т. - Т.1. - С. 310-312.

10 См.: Ведомости СССР. - 1989. №22. - Ст. 419.

11 См.: Ведомости СНД РСФСР и Верховного Совета РСФСР. - 1992. -№30. - Ст.1792.

12 См.: Ведомости СНД РСФСР и Верховного Совета РСФСР. - 1991. -№16. - Ст. 503.

13 См.: Ведомости СНД Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. - 1992.- №15. - Ст.769.

14 См.: Бюллетень Верховного Суда РФ. - 1997.-№12. - С.4-5.

1 См.: Курс уголовного права: В 5 т. / под ред. Г.Н. Борзенкова, В.С. Комиссарова. -М., 2002. -Т. 5.- С. 145.

15 См.: Амиров К.Ф., Сидоров Б.В, Харисов К.Н. Указ. соч. - С.21.

16 См.: Брусницын Л.В. Обеспечение безопасности лиц, содействующих уголовному правосудию: российский, зарубежный и международный опыт XX века (процессуальное исследование)/ Л.В. Брусницын. - М., 2001. - С.105.

17 Амиров К.Ф., Сидоров Б.В, Харисов К.Н. Указ. соч. - С.133.

18 См.: Судебная статистика за I полугодие 2005 года // Российская юстиция. – 2006. -№1; Обзор деятельности федеральных судов общей юрисдикции и мировых судей в 2004 году // Российская юстиция. - 2005. - №6.

19 См.: Статистическая отчетность о деятельности федеральных судов и мировых судей в Республике Татарстан за 2002 - I полугодие 2006 гг. // Архив управления Судебного департамента при Верховном Суде РФ по Республике Татарстан за 2002- I полугодие 2006 гг.

20 СЗ РФ. - 1995. -№17. - Ст.1455.

21 См.: Зайцев О.А. Указ. соч. - С.255.

22См.: Зайцев О.А. Указ. соч. - С.254, Цымбаленко И.Б. Указ. соч. - С.128.

23 См.: Лебедев В.М. Указ. соч. // СПС Гарант.

24 См.: О практике выполнения требований Федерального закона от 20 апреля 1995 года №45-Ф3 «О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов» в части обеспечения безопасности судей федеральных судов, судей арбитражных судов, а также мировых судей: Постановление Совета судей РФ от 29 апреля 2004 г. №122 // СПС Гарант.

25 См.: Зайцев О.А. Указ. соч. - С.254.

26 См.: Епихин А.Ю. Обеспечение безопасности личности в уголовном судопроизводстве/ А.Ю. Епихин. – СПб., 2004. - С.180-181.

27 См.: Решения Совета по судебной реформе при Президенте РФ // Российская юстиция.- 1997.- №6. - С.6.

28 См.: Епихин А.Ю. Указ. соч. - С.180-181.

29 См.: Епихин А.Ю. Указ. соч. – С.180-181.

30 См.: СЗ РФ. - 1996. -№31. - Ст. 3723.

30 См.: Лебедев В.М. От концепции судебной реформы к новым идеям развития судебной системы/ В.М. Лебедев //Российская юстиция.-2000. -№ 3.

31 См.: О состоянии правосудия в Российской Федерации и перспективах его совершенствования: Постановление VI Всероссийского съезда судей от 2 декабря 2004 г. // http://www.vkks.ru

32 СМ.: О судебных приставах по обеспечению установленного порядка деятельности судов: Постановление V Всероссийского съезда судей от 29 ноября 2000 г. // Российская юстиция. - 2001. -№2. - С.5-6.

33 См.: Яцык Ю.А. Право граждан на свободный доступ к правосудию безопасность суда / Ю.А. Яцык, В.А. Маслов // Российский судья. – 2006.- №6. – С.5-7.

34 См.: Граната вместо адвоката // Российская газета. – 2005. - 21 июня.

35 См.: Архив Верховного суда Республики Татарстан. Уголовное дело №02П-01/13-2000.

36 См.: О состоянии правосудия в Российской Федерации и перспективах его совершенствования: Постановление VI Всероссийского съезда судей от 2 декабря 2004 г.// СПС Гарант.

 

Новости МАСП

RSS импорт: www.rss-script.ru

Процессуальные
средства обеспечения
независимость суда







Рейтинг@Mail.ru

Rambler's Top100
Hosted by uCoz