Салимзянова Р.Р. Социальное, нравственно-этическое и процессуально-правовое значение особенностей производства по уголовным делам в отношении судьи / Особенности производства по уголовным делам в отношении судьи, 2007.


kalinovsky-k.narod.ru

Уголовный процесс
Сайт Константина Калиновского

kalinovsky-k.narod.ru
Главная | МАСП | Публикации| Студентам | Библиотека | Гостевая | Ссылки | Законы и юрновости | Тесты | Почта

Салимзянова Р.Р.
Особенности производства по уголовным делам в отношении судьи:
монография / Р.Р. Салимзянова. – Казань: КЮИ МВД России, 2007.- 110с.


К оглавлению.

ГЛАВА 1. ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ НЕПРИКОСНОВЕННОСТИ СУДЬИ

1.2. Социальное, нравственно-этическое и процессуально-правовое значение особенностей производства по уголовным делам в отношении судьи

В смысловом контексте под термином «значение» понимается мыслимое содержание, та заключенная в выражении информация, благодаря которой происходит отнесение выражения к тому или иному предмету.1 Значение какой-либо вещи есть то, чем она является для общественной практики, и зависит от функций, которые она выполняет в деятельности людей.2 Представляется, что при исследовании значения особенностей производства по уголовным делам в отношении судьи необходимо применить ценностно-правовые ориентиры с точки зрения законодательства, научных основ и складывающейся правоприменительной практики. Системное использование указанных принципов позволит выяснить социальное, нравственно-этическое и процессуально-правовое значение установления особенностей производства по уголовным делам в отношении судьи как необходимого условия независимости судебной власти.

Социальное значение особенностей производства по уголовным делам в отношении судьи. Независимая и достойная уважения судебная власть является жизненно важным условием справедливого общества. Поэтому с самого начала проводимой ныне судебной реформы встал вопрос о повышении нравственных начал в судебной деятельности. Судейский статус предопределяет такую линию служебного и внеслужебного поведения, которая позволяла бы любому гражданину сказать, что этот судья настоящий профессионал и ему можно доверить рассмотрение любого дела. С приобретением высокого статуса судьи, дающего ему уникальное право отправлять правосудие, на судью возлагаются и огромные обязанности.3 В ч.2 ст.3 Закона РФ от 26 июня 1992 года №3132-1 «О статусе судей в Российской Федерации» указано, что судья при исполнении своих полномочий, а также во внеслужебных отношениях должен избегать всего, что могло бы умалить авторитет судебной власти, достоинство судьи или вызвать сомнение в его объективности, справедливости и беспристрастности. Судья является носителем судебной власти, лицом, замещающим государственную должность, лицом, лично и непосредственно действующим от имени государства при осуществлении своих должностных обязанностей.

Неприкосновенность судьи означает только одно - что судья в случае нарушения законодательства должен преследоваться в особой процедуре, не так, как обычный гражданин. В противном случае любой орган, недовольный решением судьи, может придраться к нему и инициировать уголовное дело. Если государственная власть начинает преследование судьи в уголовном, дисциплинарном или в административном порядке, то оно должно быть абсолютно очищено от подозрений, что судью привлекают только потому, что он высказал свое критическое отношение к каким бы то ни было действиям самой государственной власти. И институт неприкосновенности судей решает эту задачу.4

Интересно в связи с этим заявление Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации, опубликованное в «Российской газете» 25 апреля 2006 года. Заявление было вызвано публикацией материалов о результатах «рабочей встречи» губернатора Кемеровской области и председателя Кемеровского областного суда. Согласно публикации, глава исполнительной власти, обеспокоенный вынесением слишком мягких приговоров и освобождением подсудимых от ответственности, попросил объяснения от руководителя областного суда. Последний, в свою очередь, опроверг сведения о либерализме кемеровских судей, убедительно доказав, что уровень «карательной политики» судов в области гораздо выше, чем в целом по стране. Если сведения, отраженные в публикации, соответствуют действительности, то действия как со стороны исполнительной власти субъекта Российской Федерации, так и со стороны федеральных судебных органов не могут не вызывать глубокой озабоченности. Основой защиты конституционных прав человека является наличие независимого и беспристрастного суда. Именно формирование подобного органа власти является основной целью судебной реформы в России, и для достижения данной цели, по мнению В.Лукина, нам всем еще предстоит преодолеть множество стереотипов и соблазнов5.

Не требует объяснений необходимость всемерного обеспечения независимого исполнения судьей возложенных на него государственных обязанностей. Но одновременно права и обязанности судьи определяют его особое положение и в обществе как гражданина. Именно это особое положение, по сути дела, является гарантией обеспечения тех его прав и обязанностей, которые судья реализует, непосредственно осуществляя правосудие, осуществляя свои властные правомочия. С этой точки зрения нам представляется, что гарантии неприкосновенности судьи — это такое положение, состояние гражданина, облеченного судейскими полномочиями, при котором ничто не может помешать ему, верша правосудие, руководствоваться только Конституцией Российской Федерации и законом. Это, в свою очередь, подразумевает необходимость особого поведения судьи не только в судейской мантии, но и во всей его жизни.6

Европейская хартия «О законе о статусе судей» определила целью статуса судьи обеспечение компетентности, независимости и беспристрастности, которых каждый гражданин вправе ожидать от судебных инстанций и от каждого судьи, которому доверена зашита его прав (ст. 1.1 Хартии). Статус судьи исключает возможность принятия и применения любых нормативных положений и процедур, способных поколебать доверие к их компетентности, независимости и беспристрастности.7 С самого момента вступления в должность судьи гражданин пересекает границы обычного гражданского состояния, вступая в иное измерение своей жизни. Так, гражданин, впервые назначенный на должность судьи, может приступить к исполнению судейских полномочий только после публичного принятия присяги. Принятие присяги судьи — не только акт торжественной клятвы честно и добросовестно исполнять свои обязанности, осуществлять правосудие, подчиняясь только закону, быть беспристрастным и справедливым, как велят долг судьи и совесть. Принятие присяги судьи является одновременно и актом, свидетельствующим о признании обществом, государством и самим гражданином независимости судьи даже от тех инстанций, которые его назначили на эту должность. Давая присягу, судья произносит: «Торжественно клянусь честно и добросовестно исполнять свои обязанности, осуществлять правосудие, подчиняясь только закону, быть беспристрастным и справедливым, как велят мне долг судьи и моя совесть» (ст.8 Закона «О статусе судьи в Российской Федерации»).

Государство, отдавая дань международным правовым стандартам неприкосновенности судьи и применяя общепризнанные принципы и нормы защиты жертв от преступлений, 20 апреля 1995 года принял Федеральный закон №45-ФЗ «О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов». Столь пристальное внимание государства к защите судей небезосновательно - в 1999 году погибло 8 судей (большинство в транспортных происшествиях), имел место 21 случай причинения судьям телесных повреждений, что значительно превышает количество подобных случаев в 1998 году,8 за период 2001-2003 г.г. 5 судей и 2 члена их семей были убиты, 20 судей и трое членов их семей погибли в дорожно-транспортных происшествиях, 8 судей и 7 членов их семей погибли в результате несчастных случаев, в период с января 2003 г. по апрель 2004 г. произошло 5 посягательств на жизнь и здоровье судей арбитражных судов и членов их семей. Выражая беспокойство по вопросу защищенности судей, Совет судей РФ 29 апреля 2004 г. принял постановление №122 «О практике выполнения требований Федерального закона от 20 апреля 1995 года №45-Ф3 «О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов» в части обеспечения безопасности судей федеральных судов, судей арбитражных судов, а также мировых судей». 9

Нравственно-этическое значение особенностей производства по уголовным делам в отношении судьи. Нравственная норма является важнейшим средством социализации личности, обогащения индивида достижениями общества. Нравственные нормы – это требования общества к поведению личности. Безнравственность характеризуется тем, что человек знает о соответствующих нормах поведения, но не считает их обязательными ни для себя, ни для других людей; бессовестность – тем, что человек знает общепринятые нормы поведения, но считает их обязательными только для других.10 Основные правила поведения судьи, как на службе, так и вне ее, обязательные для каждого судьи Российской Федерации вне зависимости от занимаемой должности, а также судей, находящихся в отставке, но сохраняющих звание судьи и принадлежность к судейскому сообществу, сформулированы в Кодексе чести судьи Российской Федерации.

Первый Кодекс чести судьи Российской Федерации был одобрен II Всероссийским съездом судей и принят Советом судей России 21 октября 1993 г., 2 декабря 2004 г. VI Всероссийский съезд судей РФ утвердил Кодекс судейской этики (при этом Кодекс чести судьи от 21 октября 1993 г. утратил силу). Это не закон, а ведомственный документ, он выражает не государственную волю, так как не принят государственной властью, а волю судейского сообщества России. Хотя он не содержит правовых норм, в нем есть общие этические требования, предъявляемые к судье, правила поведения судьи в профессиональной и внеслужебной деятельности, обязательные для каждого судьи независимо от занимаемой должности, а также для судей, находящихся в отставке, но сохраняющих звание судьи и принадлежность к судейскому сообществу. Кодекс судейской этики является сводом правил, принятых судейским сообществом, он призван играть роль регулятора нравственного поведения судей. В нем заложены требования чести, достоинства и деловой репутации судьи и в профессиональной, и во внеслужебной деятельности. 11 Он состоит из четырех частей: глава 1 « Общие требования, предъявляемые к поведению судьи», глава 2 «Правила поведения судьи при осуществлении профессиональной деятельности судьи», глава 3 «Правила поведения судьи во внеслужебной деятельности», глава 4 «Ответственность судьи за нарушение требований настоящего кодекса». По своему содержанию Кодекс достаточно емкий и ко многому обязывает. Кодекс чести предусматривает основания и порядок привлечения судей к ответственности за нарушение его требований (ст.4). В частности, за совершение должностного или иного проступка судья несет ответственность в соответствии с действующим законодательством, а за совершение проступка, позорящего честь и достоинство судьи, умалившего авторитет судебной власти, полномочия судьи могут быть прекращены квалификационной коллегией судей на основании п.п.9 п.1 ст.14 Закона РФ от 26 июня 1992 года №3132-1 «О статусе судей в Российской Федерации». В примечании к Кодексу чести судьи дается понятие и определение понятия проступка, умаляющего честь и достоинство судьи: «проступком, позорящим честь и достоинство судьи, признается такое действие или бездействие, которое хотя и не является преступным, но по своему характеру несовместимо с высоким званием судьи». Это определение является критерием при оценке профессиональной и внеслужебной деятельности судей и поэтому применяется квалификационными коллегиями судей в работе.

Права и обязанности судьи определяют его особое положение и в обществе как гражданина. Внеслужебная деятельность судьи не должна вызывать сомнений в его порядочности и честности. Судья должен избегать личных связей, которые могут причинить ущерб репутации, затронуть его честь и достоинство, должен воздерживаться от финансовых и деловых связей, которые могут поставить под сомнение его беспристрастность или повлиять на исполнение им профессиональных обязанностей. Судья не имеет права представлять какие бы то ни было государственные или общественные органы, политические партии и движения, государственные, общественные, иные предприятия, учреждения и организации, должностных лиц, государственные и территориальные образования, нации, социальные группы. С точки зрения возложенных на него обязанностей судья с момента назначения на должность находится в зоне особых требований, о чем он постоянно должен помнить. Судья в любой ситуации должен сохранять личное достоинство, дорожить своей честью, избегать всего, что могло бы умалить авторитет судебной власти, причинить ущерб репутации судьи и поставить под сомнение его объективность и независимость при осуществлении правосудия.

Нравственные начала судебной деятельности были заложены еще в религиозных источниках: «Не следуй за большинством на зло, и не решай тяжбы, отступая по большинству от правды. И бедному не потворствуй в тяжбе его… Не суди превратно тяжбы бедного твоего. Удаляйся от неправды, и не умерщвляй невинного и правого; ибо Я не оправдаю беззаконника. Даров не принимай; ибо дары слепыми делают зрячих» (Библия. Исход.23,2-9).12

История российского уголовного процесса свидетельствует, что действующие в конце XIX столетия судебные уставы – Устав уголовного судопроизводства, Учреждения судебных уставов, Устав о службе гражданской - четко определяли обязанности, относящиеся к отправлению судебной деятельности. Это равным образом относилось как к соблюдению правил судопроизводства, так и поддержанию внешнего достоинства власти. И.Я. Фойницкий так разграничивал круг этих обязанностей: «Обязанности, к отправлению судебной деятельности относящиеся, суть формальные и материальные. Первые состоят в точном соблюдении правил делопроизводства, порядок судебной деятельности определяющих; нарушением их является медленность и вообще уклонение от исполнения законных обязанностей… Материальные обязанности состоят в доставлении правосудия населению; их нарушением является неправосудие, превышение власти и отказ в правосудии. Поддержание внешнего достоинства судебной власти равным образом входит в круг весьма важных судебных обязанностей должностных лиц судебного ведомства. Они нарушаются таким их поведением, которое может ронять авторитет власти, как в сфере служебных отношений, так и вне их»13. К первой категории он относил нарушение долга подчиненности, неисполнение законных распоряжений высших властей, злоупотребление властью относительно подчиненных, нарушение «благочиния в заседании». Ко второй – все поступки, умаляющие достоинство власти и возбуждающие к ней презрение и недоверие. Судья должен тщательно воздерживаться от дачи советов сторонам; он должен отклонять от себя всякие рекомендации, составление или участие в составлении записок по делу, избегать близких отношений с участвующими в делах судебных и воздерживаться от заявления своих мнений о них до судебного разбирательства. Судья обязан воздерживаться от занятий, несовместимых с судебной службой, и даже в частной жизни лица судебного ведомства более, чем все другие, должен «сообразовываться с правилами приличия, благоповедения и доброй нравственности».14 Из изложенного видно, что нравственные начала судебной деятельности остаются неизменными на протяжении не только веков, но и тысячелетий.

В настоящее время планка требований, предъявляемых к судьям, находится на достаточно высоком уровне. Совет судей Российской Федерации в своем постановлении от 18 апреля 2003 года, исходя из того, что случаи нарушения судьями требований закона и норм судейской этики являются вызовом судейскому сообществу, что умаляет авторитет судебной власти и вызывает сомнения в справедливости и беспристрастности всего корпуса судей, обратил внимание судей Российской Федерации на необходимость всемерного повышения авторитета судебной власти, строгого и неуклонного выполнения каждым из них требований закона и правил судебной этики.15

Судейские проступки бьют по авторитету суда в целом, по правосудию вообще. По данным Высшей квалификационной коллегии судей Российской Федерации, только за последние четыре года квалификационные коллегии судей прекратили полномочия около 400 судей за совершение проступков, несовместимых с судебной деятельностью, то есть почти 100 судей в год. В Республике Татарстан в 1999 году полномочий судей было лишено 27 человек, в том числе 3 судей за совершения поступков, порочащих честь и достоинство судьи и умаляющих авторитет судебной власти.16

Процессуально - правовое значение особенностей производства по уголовным делам в отношении судьи. В целях обеспечения реализации принципа независимости судебной власти законодательством предусмотрена система судоустройственных гарантий. Одной из основных форм обеспечения независимой судебной власти выступает конституционный принцип неприкосновенности судей. В Российской Федерации принцип неприкосновенности судей закреплен в ряде нормативно-правовых актов. Так, Конституция РФ в ст. 122 провозглашает, что «судьи неприкосновенны. Судья не может быть привлечен к уголовной ответственности иначе как в порядке, определенном федеральным законом». В ст.16 ФКЗ РФ «О судебной системе Российской Федерации» №1-ФКЗ от 31 декабря 1996 года определено, что «гарантии неприкосновенности судьи устанавливаются федеральным законом». В ст. 16 Закона РФ «О статусе судей в Российской Федерации» №3132-1 от 26 июня 1992 года определено, что «неприкосновенность судьи включает в себя неприкосновенность личности, неприкосновенность занимаемых им жилых и служебных помещений, используемых им личных и служебных транспортных средств, принадлежащих ему документов, багажа и иного имущества, тайну переписки и иной корреспонденции (телефонных переговоров, почтовых, телеграфных, других электрических и иных принимаемых и отправляемых судьей сообщений)».

Конституционный принцип неприкосновенности продублирован в федеральных конституционных законах «О Конституционном Суде Российской Федерации», "О военных судах Российской Федерации", "Об арбитражных судах в Российской Федерации», в федеральных законах «О мировых судьях в Российской Федерации», "Об арбитражных заседателях арбитражных судов субъектов Российской Федерации", ГПК, АПК, УПК РФ и других нормативных правовых актах.

В соответствии с УПК РФ 2001 года судьи отнесены к категории лиц, в отношении которых должен применяться ряд особенностей производства по уголовным делам (п.2 ч.1. ст.447 УПК РФ). Цель введения в УПК РФ главы 52 – не допустить в отношении лиц, занимающихся отдельными видами публич

ной деятельности (судей в том числе), незаконного и необоснованного возбуждения уголовного дела, привлечения в качестве обвиняемых по делам, возбужденным в отношении других лиц, по фактам обнаружения деяний, содержащих признаки преступлений, и проведения процессуальных и следственных действий.17 Следует отметить, что нормы главы 52 УПК РФ регламентируют процедуру уголовного преследования указанных лиц фрагментарно, а порой и противоречиво, вследствие чего возникают ошибки в правоприменительной практике, а судебная практика не отличается единообразием. Согласно справке заместителя Генерального прокурора РФ М.Б. Катышева, Генеральная прокуратура РФ в 1996-1998 годах внесла представления на получение согласия: о возбуждении уголовного дела – 31 и по 21 из них получила согласие; на предъявление обвинения судьям – 27 и получила согласие по 19; на применение в отношении судей в качестве меры пресечения содержание под стражей – 5 и получила согласие по 2 из них. Из 21 возбужденного за указанный период против судей уголовного дела лишь 6 были направлены в суд с обвинительным заключением. 18

Сам характер судебного процесса, в котором разрешается конфликт двух сторон, имеющих противоположные интересы, предопределяет то, что независимо от принятого решения, одна из сторон будет критически оценивать ход процесса и вынесенное судьей решение. Вероятно, этим определено увеличение количества жалоб на неправосудные решения и приговоры. Приказом Генерального прокурора РФ от 16 марта 2006 года №12 «О совершенствовании системы приема, регистрации и проверки сообщений о преступлениях в органах прокуратуры РФ» утверждена и введена в действие Инструкция о едином порядке приема, регистрации и проверки сообщений о преступлениях в органах прокуратуры РФ, согласно п. 34 которой в случае поступления в орган прокуратуры заявления с просьбой привлечь к уголовной ответственности судью за вынесение, на взгляд заявителя, заведомо неправосудного определения, постановления или приговора, заявителю разъясняется порядок обжалования судебного решения, установленный соответствующим законодательством, либо при наличии оснований решается вопрос о внесении прокурором кассационного или надзорного представления.

Конституционный Суд РФ, рассмотрев жалобу гражданина Липатова К.К., по мнению которого при рассмотрении его гражданского дела судьей Ленинского районного суда города Нижнего Новгорода были допущены существенные нарушения, не позволившие принять по делу правильное решение, установил, что, оспаривая конституционность отдельных положений Закона Российской Федерации "О статусе судей в Российской Федерации" и Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации как нарушающих его конституционное право на судебную защиту от незаконных действий и решений судьи, рассматривающего гражданское дело, К.К. Липатов фактически настаивал на том, чтобы в этом деле вместо установленных гражданским процессуальным законодательством средств исправления судебных ошибок был использован механизм привлечения судьи к уголовной ответственности. Между тем гарантированное Конституцией Российской Федерации право на судебную защиту предполагает право на обжалование и пересмотр судебных решений и действий (бездействия) лишь в строго установленных федеральным законом процессуальных формах и не означает наличия у заинтересованных лиц правомочия самим определять порядок, в котором оспариваемые ими решения и действия (бездействие) могут подлежать пересмотру.19

Обусловленный порядок привлечения судей к уголовной ответственности только с согласия органов судейского сообщества и по судебному решению должен исключать преследование судьи за его профессиональную судейскую деятельность и, следовательно, являться гарантией надлежащего осуществления правосудия. При этом неприкосновенность судьи является одним из существенных элементов конституционного статуса судей, обеспечивающего самостоятельность судебной власти в целях защиты публичных интересов, прежде всего, интересов правосудия, а не личных судейских привилегий.

Поскольку судьи "никому не подотчетны", они вправе не давать объяснений своим действиям и решениям (помимо содержащихся в самих судебных актах изложения мотивов), и никто не вправе от них таких объяснений требовать. Вынесение судьей решений, противоречащих закону, не является основанием для прекращения или приостановления его полномочий (в отличие от любого государственного служащего, который в случае систематического или даже однократно допущенного нарушения закона может быть подвергнут дисциплинарной ответственности или просто освобожден от занимаемой должности). Вышестоящий суд может отменить незаконное решение, но право судьи оценивать доказательства и толковать законы "по внутреннему убеждению" не подвергается сомнению.

В совокупности указанные обстоятельства могут создать впечатление, что судья, в установленном порядке назначенный на должность, сохраняет свое место практически независимо от выносимых по делу решений и совершения поступков, не вполне соответствующих своему высокому званию. Особый порядок возбуждения уголовного дела в отношении судьи и подчас противоречивая практика квалификационных коллегий по вопросам прекращения полномочий судьи в случае совершения поступка, умаляющего авторитет судебной власти, или по вопросам дачи согласия на возбуждение уголовных дел в отношении судей во многом способствуют формированию таких взглядов. Существование этой проблемы признается и судейским сообществом. Так, председатель Высшей квалификационной коллегии судей РФ А. Жеребцов на IV съезде судей России указал на то, что "у населения сложилось мнение, что судьи мало профессиональны, морально нечистоплотны, необъективны'". Совет судей РФ отметил, что далеко не во всех случаях органы судейского сообщества дают принципиальную оценку выявленным фактам. Исходя из того, что случаи нарушения судьями требований закона и норм судейской этики являются вызовом судейскому сообществу, что умаляет авторитет судебной власти и вызывает сомнения в справедливости и беспристрастности всего корпуса судей, Совет судей РФ обратил внимание судей Российской Федерации на необходимость всемерного повышения авторитета судебной власти, строгого и неуклонного выполнения каждым из них требований закона и правил судебной этики. 20

Конституционный принцип неприкосновенности судей обеспечил формулирование и правовое закрепление особенностей производства по уголовным делам в отношении судей, что является гарантией неприкосновенности судей в уголовном судопроизводстве. Уголовно-процессуальным законодательством установлен порядок производства по уголовным делам в отношении судьи, который является единым и обязательным для всех судов, органов прокуратуры, предварительного следствия и дознания. Однако в конституционном и уголовно- процессуальном законодательстве отсутствуют нормы, регулирующие принцип неприкосновенности судей. В связи с этим представляется возможным предложить: 1) дополнить часть 1 статьи 15 ФКЗ от 21 июля 1994 года №1-ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации» после слов «федеральным законом о статусе судей» словами «и уголовно-процессуальным законодательством»; 2) дополнить статью 8 УПК РФ «Осуществление правосудия только судом» частью четвертой и пятой следующего содержания: «4. При осуществлении правосудия судьи независимы и подчиняются только Конституции Российской Федерации и федеральному закону. 5. Неприкосновенность судей гарантируется Конституцией РФ и федеральными законами».

Социальное, нравственно-этическое и процессуально-правовое значение особенностей производства по уголовным делам в отношении судьи проявляется в следующем: во-первых, в обеспечении института неприкосновенности судей; во-вторых, в усилении механизмов защиты статуса судей и гарантий неприкосновенности судей; в-третьих, в обеспечении социальной значимости судей в уголовной юстиции; в-четвертых, в возможности обеспечить должный судебный контроль за применением мер принуждения в отношении судей, присяжных и арбитражных заседателей в период осуществления ими правосудия; в-пятых, единство механизма реализации порядка производства по уголовным делам в отношении судей должно обеспечиваться системой правовых норм, охватывающих совокупность уголовно-процессуальных, уголовных и судоустройственных норм.


1 См.: Философский энциклопедический словарь. - М., 1989. - С.200.

2 Там же. - С.137.

3 См.: Соловей А.А. Независимость и ответственность судей в России // Проблемы юридической ответственности: история и современность: материалы Всероссийской научно-практической конференции / под ред. Г.Н. Чеботарева.– Тюмень, 2004. - Ч.1. - С.182.

4 См.: Морщакова Т.Г. На полпути к правосудию // Отечественные записки. – 2003. - №2. // http://www.strana-oz.ru/?numid=11&article=439.

5 См.: Лукин В. Заявление Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации/ В. Лукин // Российская газета. – 2006. - 25 апр.

6 См.: Ермошин Г.Т. Гарантии независимости судьи – носителя государственной власти. Социально-правовые аспекты/ Г.Т. Ермошин // Российский судья. - 2005.- №5. - С.6.

7 Европейская хартия о статусе судей: сборник нормативных актов о суде и статусе судей Российской Федерации. - М.: Альфа-М, 2004. - Вып.3. - Кн.2. - С.257.

8 См.: Лебедев В.М. От концепции судебной реформы к новым идеям развития судебной системы // Российская юстиция. - 2000.- №3 // СПС Гарант.

9 О практике выполнения требований Федерального закона от 20 апреля 1995 года №45-Ф3 «О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов» в части обеспечения безопасности судей федеральных судов, судей арбитражных судов, а также мировых судей: Постановление Совета судей РФ от 29 апреля 2004 г. №122 // СПС Гарант.

10 См.: Еникеев М.И. Основы судебной психологии. Общие вопросы. Психические процессы и состояния/ М.И. Еникеев. - М., 1982. - С.170.

11 См.: Соловей А.А. Указ. соч. - С.181-184; Терехин В.А. Судейская дисциплина и ответственность – гарантия прав и свобод граждан / В.А. Терехин // Журнал российского права. - 2001. №8. // СПС Гарант.

12 См.: Миславский Е. Истина и справедливость против лжи и коррупции: схватка длиной в три тысячелетия / Е. Миславский // Чистые руки. – 2000. - №4. - С.66-67.

13 См.: Фойницкий И.Я. Указ. соч. - Т.1. - С.240.

14 Фойницкий И.Я. Указ.соч.

15 О недопустимости нарушения судьями требований закона и норм судебной этики: Постановление Совета судей РФ от 18 апреля 2003 г. №103 // СПС Гарант.

16 См.: В Татарстане судья попал на скамью подсудимых по обвинению в должностном преступлении // Вечерняя Казань. - 2000. - 1 марта.

17 Колоколов Н.А. Заключение коллегии судей о наличии в действиях лица признаков преступления/ Н.А. Колоколов //Уголовный процесс.-2007.-№ 4. - С.23-38.

18 См..: Колбая Г.Н. Указ. соч. // http://www/duma.gov.ru

19 Конституционный Суд РФ в определении от 19 февраля 2003 г. N 118-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Липатова Константина Константиновича на нарушение его конституционных прав положениями статьи 16 Закона Российской Федерации "О статусе судей в Российской Федерации", статьи 28 Федерального закона

"О прокуратуре Российской Федерации" и статьи 448 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации"

20 Постановление Совета судей РФ от 18 апреля 2003 г. N 103// СПС Гарант.

 

Новости МАСП

RSS импорт: www.rss-script.ru



 





Рейтинг@Mail.ru

Rambler's Top100
Международная ассоциация содействия правосудию