Салимзянова Р.Р. Процессуальный порядок избрания мер пресечения и производства следственных и иных процессуальных действий в отношении судьи


kalinovsky-k.narod.ru

Уголовный процесс
Сайт Константина Калиновского

kalinovsky-k.narod.ru
Главная | МАСП | Публикации| Студентам | Библиотека | Гостевая | Ссылки | Законы и юрновости | Тесты | Почта

Салимзянова Р.Р.
Особенности производства по уголовным делам в отношении судьи:
монография / Р.Р. Салимзянова. – Казань: КЮИ МВД России, 2007.- 110с.


К оглавлению.

ГЛАВА 2. МЕХАНИЗМ РЕАЛИЗАЦИИ ОСОБОГО ПОРЯДКА УГОЛОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА В ОТНОШЕНИИ СУДЬИ

2.4. Процессуальный порядок избрания мер пресечения и производства следственных и иных процессуальных действий в отношении судьи

Действующее судоустройственное и уголовно-процессуальное законодательство предусматривает не только особый, усложненный порядок возбуждения уголовного дела в отношении судьи, но и другие процессуальные гарантии.

Так, Уголовно-процессуальным кодексом РФ (ч. 2 ст. 450) и Законом РФ от 26 июня 1992 г. N 3132-I "О статусе судей в Российской Федерации" (ч.6 ст.16) установлены особенности избрания в отношении судей в качестве меры пресечения заключения под стражу, причем в Законе "О статусе судей в Российской Федерации" уточнен субъект принятия судебного решения, а именно: решение об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении судьи Конституционного Суда РФ, судей высших федеральных судов, среднего звена федеральных судов общей юрисдикции, в том числе окружного (флотского) военного суда, и арбитражных судов принимает судебная коллегия в составе трех судей Верховного Суда РФ, в отношении иных судей - судебная коллегия из трех судей суда субъекта Российской Федерации

Дополнительной процессуальной гарантией выступает законодательно установленная необходимость получения согласия, соответственно, Конституционного Суда РФ либо соответствующей квалификационной коллегии судей. Мотивированное решение Конституционного Суда Российской Федерации, квалификационной коллегии судей о даче согласия на избрание в отношении судьи в качестве меры пресечения заключения под стражу или о производстве обыска принимается в срок не позднее 5 суток со дня поступления представления Председателя Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации и соответствующего судебного решения (ч. 4 ст. 450 УПК РФ в редакции от 5 июня 2007 г.).

Получение согласия названных органов необходимо не для избрания в отношении перечисленных лиц меры пресечения в виде заключения под стражу, а для исполнения уже имеющегося решения суда в этой части. Решение об избрании меры пресечения в отношении судьи Конституционного Суда РФ и иных судей может быть исполнено с согласия соответственно Конституционного Суда РФ или надлежащей квалификационной коллегии судей.

Основанием к рассмотрению представления Председателя Следственного комитета при прокуратуре РФ является решение суда об избрании в качестве меры пресечения заключения под стражу, а обязательным требованием, предъявляемым к даче согласия на применение этой меры пресечения, - мотивированность данного решения.

Заключение под стражу и задержание – это самые строгие ограничения свободы человека и гражданина в уголовном судопроизводстве, которые имеют сходство с уголовным наказанием в виде лишения свободы: в том и другом случае лицо, содержащееся под стражей, подвергается ограничению его прав, предусмотренных Конституцией РФ. Закон о статусе судей (ч. 5 ст. 16) и УПК РФ (ст. 449) предписывают, что судья, задержанный по подозрению в совершении преступления или по иному основанию либо принудительно доставленный в любой государственный орган, если личность этого судьи не могла быть известна в момент задержания, после установления его личности подлежит немедленному освобождению. Исключение составляют случаи задержания такого лица на месте преступления, когда действует общий порядок принятия решения о задержании в качестве подозреваемого, установленный в ст. 91 УПК. Если при установлении личности доставленного будет достоверно установлено, что он является судьей, а постановление о возбуждении уголовного дела в отношении него не вынесено либо возбуждено уголовное дело по факту в отношении события преступления, но не принято решение о привлечении этого лица в качестве обвиняемого, в этом случае доставленный в правоохранительный орган судья должен быть немедленно освобожден. При этом личный досмотр судьи не допускается, за исключением случаев, предусмотренных федеральным законом в целях обеспечения безопасности других лиц.

Особого рассмотрения требует вопрос о том, каков порядок задержания лица, имеющего статус судьи, в случае, когда оно застигнуто при совершении преступления. Статья 42 Федерального закона о прокуратуре и ст. 449 УПК РФ это позволяет. В то же время в практической деятельности правоохранительным органам периодически приходится рассматривать применительно к конкретным ситуациям возможность задержания обладающего неприкосновенностью лица, застигнутого на месте преступления.

Надо отметить, что по определению законодателя данная норма применима только в отношении судьи федерального суда и мирового судьи (ст. 449 УПК РФ), тогда как в соответствии с законодательством неприкосновенность гарантирована также судьям Конституционного Суда РФ (ст.15 ФКЗ от 21 июля 1994г. N1-ФКЗ "О Конституционном Суде Российской Федерации"), арбитражным и присяжным заседателям в период осуществления ими правосудия (ст. 7 ФЗ от 30 мая 2001 г. N 70-ФЗ "Об арбитражных заседателях арбитражных судов субъектов Российской Федерации", ст. 12 ФЗ от 20 августа 2004 г. N 113-ФЗ "О присяжных заседателях федеральных судов общей юрисдикции в Российской Федерации"). Также автором выше предлагалось включить в состав лиц, подпадающих под действие главы 52 УПК РФ, близких лиц и близких родственников судей Конституционного Суда РФ, всех судов общей юрисдикции и арбитражных судов, мировых судей, арбитражных заседателей и присяжных заседателей в период осуществления ими правосудия.

Кроме этого, на наш взгляд, необходимо принять положение, согласно которому должностное лицо, произведшее задержание судьи в установленном законодательством порядке, обязано немедленно уведомить об этом орган судейского сообщества. В модельном уголовно-процессуальном кодексе для государств-участников СНГ, принятом на седьмом пленарном заседании Межпарламентской Ассамблеи государств-участников Содружества Независимых Государств 17 февраля 1996 года, такая норма существует применительно к лицам, обладающим правом дипломатического иммунитета.1

В связи с вышеизложенным предлагается: 1) ввести части 2 и 3 в статью 449 УПК РФ следующего содержания:

«2. Судья Конституционного Суда Российской Федерации, судья федерального суда, мировой судья, присяжный и арбитражный заседатель в период осуществления ими правосудия, а также их близкие лица и родственники, задержанные по подозрению в совершении преступления в порядке, установленном статьей 91 настоящего кодекса, за исключением случаев задержания на месте преступления, должны быть освобождены немедленно после установления их личности и правового статуса.

3. Орган дознания, дознаватель и следователь, осуществившие задержание судьи на месте преступления, обязаны безотлагательно, телефонограммой, телеграммой или иным способом уведомить об этом орган судейского сообщества»;

2) исключить из части 1 статьи 449 УПК РФ слова «судья федерального суда, мировой судья».

3) дополнить ст.450 УПК РФ частью 6 следующего содержания: «6. При прекращении уголовного дела в отношении лиц, перечисленных в ч.1 ст.447.2 настоящего кодекса, прокурор в 5-дневный срок направляет в орган судейского сообщества копию постановления».

Следственные и иные процессуальные действия в отношении судьи производятся в зависимости от факта возбуждения уголовного дела в отношении судьи или привлечения его в качестве обвиняемого (ч.1, 5 ст. 450 УПК РФ).

После возбуждения уголовного дела в отношении судьи либо привлечения его в качестве обвиняемого следственные и иные процессуальные действия в отношении него производятся в общем порядке с изъятиями, установленными главой 52 УПК РФ.

Если в отношении судьи не было возбуждено уголовное дело или судья не был привлечен в качестве обвиняемого по другому уголовному делу, следственные и иные процессуальные действия, осуществляемые согласно УПК РФ на основании судебного решения, производятся в том же порядке, в каком решается вопрос о возбуждении дела в отношении судьи (ч. 1 ст. 448 УПК РФ). Проникновение в жилище или служебное помещение судьи, личный и используемый им транспорт, производство там досмотра, обыска или выемки, прослушивание его телефонных переговоров, личный досмотр и личный обыск, выемка его корреспонденции, его имущества и документов производятся только в связи с производством по уголовному делу в отношении этого судьи.

В 2000 году в доме судьи Елабужского районного суда Республики Татарстан Т. был произведен обыск без судебного решения. Прокурор Елабуги в нарушение Закона РФ от 26 июня 1992 года №3132-1 «О статусе судей в Российской Федерации» дал разрешение на вторжение в частное владение судьи, достаточным основанием для проведения обыска посчитав подозрение сотрудников милиции, что сын судьи Т. хранит дома наркотики. Данные действия вызвали справедливое возмущение как судей Республики Татарстан, так и органов судейского сообщества.2

В ч. 5 ст. 450 УПК РФ предусмотрен дополнительный механизм защиты судей. Он позволяет гарантировать защиту их прав и законных интересов в случае, когда следственные и иные процессуальные действия, осуществляемые исключительно на основании судебного решения, затрагивают права лица, наделенного иммунитетом, но его процессуальный статус по возбужденному уголовному делу органом предварительного расследования не определен или производство по уголовному делу производится в отношении других лиц. При таких обстоятельствах необходимо получение согласие органа, указанного в ч. 1 ст. 448 УПК.

Судебный порядок разрешения производства следственных действий, которые имеют высокую степень принудительного воздействия, во-первых, более четко регламентирует процедуру производства отдельных следственных действий; во-вторых, обязывает органы следствия разъяснять право на судебную защиту; в-третьих, служит дополнительной гарантией соблюдения конституционных прав и свобод гражданина, человека. Кроме того, на наш взгляд, должностное лицо, истребующее разрешение на производство следственных действий, должно представить судье данные, подтверждающие необходимость ограничения того или иного конституционного права, в том числе: информацию о средствах получения доказательств, использованных ранее, но оказавшихся безрезультатными; указание причин, по которым иные средства, кроме действий, на которые испрашивается разрешение, представляются недостаточными для получения доказательств по делу, и информацию о том, заявлялось ли ранее ходатайство на разрешение ограничения того или иного конституционного права в отношении тех же лиц и каким был результат этого ходатайства, результат, произведенного на основе судебного решения следственного действия. Судебная проверка необходимости производства следственного действия, ограничивающего конституционные права граждан, требует тщательного анализа предусмотренных законом оснований для этого. УПК РФ, в частности, допускает проведение обыска, если имеются «достаточные основания полагать», что в определенном месте или у конкретного лица находится определенная вещь (ч.1 ст.182 УПК РФ). Это касается и других рассматриваемых следственных действий. Как отмечает С.А. Шейфер, не меньшего внимания требует и ясное обозначение познавательного аспекта оснований – наличия достаточных данных о том, что при проведении следственного действия будет достигнута его цель, т.е. получены искомые данные3. Представляется, что основанием для принятия решения о производстве следственных действий могут служить только достоверные фактические данные. Так, основанием для производства обыска должны быть доказательства, свидетельствующие о наличии в жилище гражданина орудий преступления и ценностей, добытых преступным путем, документов или иных предметов, могущих иметь значение для дела, либо разыскиваемых лиц и трупов.

Привлечение судьи в качестве обвиняемого, если уголовное дело было возбуждено в отношении других лиц или по факту совершения деяния, содержащего признаки преступления, производится в порядке, предусмотренном ст. 448 УПК РФ: на основании заключения коллегии, состоящей из трех судей, о наличии в действиях судьи признаков преступления и с согласия Конституционного Суда РФ либо соответствующей квалификационной коллегии судей.

Так, Верховный Суд Российской Федерации, рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по заявлению Б.В.В. о признании незаконным и необоснованным решения Высшей квалификационной коллегии судей РФ от 30 марта 2006 г. о даче согласия на привлечение его в качестве обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного пунктом "б" части 3 статьи 159 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 г. N 63-ФЗ), указал, что в соответствии с Законом Российской Федерации "О статусе судей в Российской Федерации" (в редакции от 2 марта 2007 года) решение по вопросу о привлечении судьи окружного (флотского) военного суда в качестве обвиняемого по уголовному делу принимается Генеральным прокурором Российской Федерации на основании заключения судебной коллегии в составе трех судей Верховного Суда Российской Федерации о наличии в действиях судьи признаков преступления и с согласия Высшей квалификационной коллегии судей Российской Федерации (пункт 2 статьи 16).

Конституционный Суд Российской Федерации в определении от 16 декабря 2004 г. N 394-О по жалобе Генерального прокурора Российской Федерации на нарушение конституционных прав граждан пунктом 3 статьи 26 Федерального закона "Об органах судейского сообщества в Российской Федерации" установил, что рассмотрение квалификационной коллегией судей вопроса о даче согласия на возбуждение уголовного дела в отношении судьи или на привлечение его к уголовной ответственности призвано определить, имеется ли связь между уголовным преследованием и деятельностью судьи по осуществлению им своих полномочий, включая его позицию при разрешении того или иного дела, и не является ли такое преследование попыткой оказать давление на судью с целью повлиять на выносимые им решения. Установив, что действия органов уголовного преследования обусловлены позицией, занимаемой судьей в связи с осуществлением им судейских полномочий, квалификационная коллегия судей, как это следует из пункта 8 статьи 16 Закона Российской Федерации "О статусе судей в Российской Федерации", отказывает в даче согласия на возбуждение уголовного дела в отношении судьи или на привлечение его к уголовной ответственности.

Проверка законности и обоснованности судебных актов не относится к полномочиям квалификационной коллеги судей РФ, а доводы о несовершении судьей деяния, наказуемого в уголовном порядке, должны быть проверены в ходе предварительного следствия. Закон Российской Федерации "О статусе судей в Российской Федерации" в целях реализации принципа неприкосновенности судьи обязывает квалификационную коллегию судей при рассмотрении вопроса о привлечении его в качестве обвиняемого по уголовному делу установить, что привлечение судьи в качестве обвиняемого не связано с позицией, занимаемой судьей при осуществлении им судейских полномочий.4

В старой редакции Закона РФ «О статусе судей в Российской Федерации» согласие квалификационной коллегии судей требовалось как на возбуждение уголовного дела в отношении судьи, так и на предъявление судье обвинения. То есть по одному и тому же делу за согласием коллегии приходилось обращаться дважды. Данное положение было изменено Федеральным законом от22 августа 2004 года «О внесении изменений и дополнений в Закон РФ «О статусе судей в Российской Федерации» - сейчас необходимо получить согласие квалификационной коллегии на возбуждение уголовного дела в отношении судьи или на привлечение его в качестве обвиняемого по другому уголовному делу.

Изменение в ходе расследования уголовного дела квалификации состава преступления, которое может повлечь ухудшение положения судьи, допускается только в порядке, установленном для принятия решения о возбуждении уголовного дела в отношении судьи либо о привлечении его в качестве обвиняемого по уголовному делу. То есть в случае необходимости перепредъявить обвинение судье по более тяжкой статье или к ранее предъявленному добавить новый состав, необходимо пройти всю процедуру сначала. По мнению И.Алешиной, это приводит к увеличению срока следствия, сказывается на его качестве и не может способствовать правосудию.5 Данное мнение небезосновательно. Так, 8 сентября 2004 года решением квалификационной коллегии судей Республики Татарстан было дано согласие на привлечение в качестве обвиняемого бывшего судьи Ново-Савинского районного суда г. Казани Республики Татарстан Г. по признакам преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 305 УК РФ, затем было получено согласие на привлечение его в качестве обвиняемого по этому же делу – все это в предусмотренном законодательством усложненном порядке. По данному делу Г., воспользовавшись правами, предоставленными уголовно-процессуальным законодательством, неоднократно обращался в вышестоящие судебные органы с заявлениями об отмене решений квалификационной коллегии судей РТ о даче согласия на возбуждение уголовного дела, на привлечение его в качестве обвиняемого. Затем Г. длительное время знакомился с материалами уголовного дела, явно затягивая срок предварительного следствия. В результате уголовное дело по обвинению Г. было прекращено в связи с истечением сроков давности уголовного преследования.6

Подпунктом «б» п. 1 ч. 2 ст. 151 УПК РФ в настоящее время предусмотрено, что уголовные дела о преступлениях лиц, указанных в ст. 447 УПК РФ, относятся к подследственности следователей прокуратуры. В соответствии с Федеральным законом от 5 июня 2007 года № 87-ФЗ «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации и Федеральный закон «О прокуратуре Российской Федерации» данная категория уголовных дел будет относиться к подследственности Следственного комитета при прокуратуре РФ (п.п. «б» п.1 ч.2.ст. 151 и п.7.ч.3 ст.151 УПК РФ в редакции от 5 июня 2007 г.). Здесь имеет место так называемая персональная подследственность, то есть подследственность, определяемая в связи с субъектом преступления, его особыми качествами. В случае осуществления расследования этих дел органами дознания либо следователями органов внутренних дел или органов государственной безопасности происходит нарушение подследственности, установленной для уголовных дел данной категории. Но так как лицо, совершившее преступление, не всегда известно к моменту возбуждения уголовного дела и на первоначальном этапе расследования, в практике правоохранительных органов имеют место случаи, когда уголовные дела о совершенных судьями преступлениях расследуются какой-то период и органами дознания либо следователями органов внутренних дел или органов государственной безопасности. В указанных случаях при наличии любых данных, указывающих, что деяние совершено судьей, уголовное дело должно быть немедленно направлено для дальнейшего расследования по надлежащей подследственности.

Предварительное расследование по делам о преступлениях, совершенных в отношении судей в связи с их профессиональной деятельностью, производится в форме предварительного следствия также следователями Следственного комитета при прокуратуре РФ (п.п. «б» п.1.ч.2.ст. 151 УПК РФ в редакции от 5 июня 2007 г.).

Иногда возникает еще один вопрос: как быть, если уголовное дело возбуждено в отношении события преступления и в ходе его расследования установлена причастность к совершению данного преступления судьи? Как уже было отмечено, в этом случае процедура привлечения лица в качестве обвиняемого аналогична процедуре возбуждения уголовного дела.

Особо следует оговорить в законе случаи проведения следственных действий с участием судьи, не связанных с привлечением его к уголовной ответственности. Существуют разные предложения по этому вопросу. Так, М.Н. Маршунов предлагает предусмотреть в законодательстве недопустимость допроса (опроса) судьи относительно дел, находящихся в его проиводстве.7 В.И. Руднев предлагает ввести в УПК нормы, регламентирующие порядок производства следственных и процессуальных действий в отношении лиц, обладающих правом иммунитета, в том числе в отношении судей.8 Представляется, что следует нормативно закрепить порядок, согласно которому проведение с их участием следственных действий в связи с обстоятельствами, относящимися к исполнению ими своих обязанностей, должно осуществляться с участием представителя прокуратуры либо представителя судейского сообщества. Следует отметить, что в уголовно-процессуальном законодательстве других стран предусмотрены нормы, регламентирующие порядок производства по делам лиц, обладающих иммунитетом. Так, в Уголовно-процессуальном кодексе Федеративной Республики Германия содержатся нормы: § 152 "Уголовное преследование депутатов", 49 "Допрос федерального Президента", § 54 'Разрешение на дачу свидетельских показаний судьям и чиновникам"9

По окончании предварительного расследования по уголовному делу прокурор принимает решение о направлении дела в суд (п.п. 1 ч. 1 ст. 221 УПК РФ). По ходатайству судьи, заявленному до начала судебного разбирательства, уголовное дело в отношении него подлежит рассмотрению Верховным Судом Российской Федерации (ч. 11 ст. 16 Закона о статусе судей, ст. 452 УПК РФ). Это так называемая родовая подсудность, определяемая в соответствии со ст. 31 УПК РФ. Такое ходатайство подлежит обязательному удовлетворению. Это особенно важно в тех случаях, когда преступление совершено на территории небольшого сельского района, где работает всего лишь несколько судей, и все судьи районного суда лично с ними знакомы и находятся в приятельских (либо, наоборот, в неприязненных) отношениях. Правило подсудности определяется также Конституцией РФ: «никто не может быть лишен права на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом» (п.1 ст.47). В соответствии с этим правилом существенно ограничивается судебная власть вышестоящих судов в качестве судов первой инстанции. Согласно п.8 постановления Пленума Верховного суда РФ от 31 октября 1995 г. «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия» вышестоящий суд не вправе без ходатайства или согласия сторон принять к своему производству в качестве суда первой инстанции дело, подсудное нижестоящему суду.10

Однако данная норма УПК РФ в качестве субъекта определила только судью федерального суда, что противоречит принципам главы 52 УПК РФ. В связи с этим представляется возможным предложить расширить круг лиц, имеющих право выбора подсудности, изменив редакцию статьи 452 УПК РФ на следующую: «Уголовное дело в отношении члена Совета Федерации, депутата Государственной Думы, судьи Конституционного Суда Российской Федерации, судьи федерального суда, мирового судьи, присяжного и арбитражного заседателя в период осуществления ими правосудия, а также их близких лиц и родственников по их ходатайству, заявленному до начала судебного разбирательства, рассматривается Верховным Судом Российской Федерации».

Анализ норм ст. ст. 449, 450, 452 УПК РФ позволяет сделать следующие выводы: 1) в законе указаны особенности задержания судьи по подозрению в совершении преступления; 2) указан момент применения общего порядка производства следственных и иных процессуальных действий – возбуждение уголовного дела в отношении судьи либо привлечение его в качестве обвиняемого по уголовному делу; 3) установлены условия принятия судебного решения об избрании в отношении судьи меры пресечения заключения под стражу – с согласия Конституционного Суда РФ либо соответствующей квалификационной коллегии судей; 4) установлена процедура получения мотивированного решения Конституционного Суда РФ либо соответствующей квалификационной коллегии судей о даче согласия на избрание в отношении судьи меры пресечения в виде заключения под стражу; 5) установлен критерий осуществления следственных и иных процессуальных действий: в случае, если уголовное дело в отношении судьи не возбуждено либо он не привлечен в качестве обвиняемого, все следственные и иные процессуальные действия производятся с согласия суда в порядке, установленном ч. 1.ст. 448 УПК РФ (порядок, аналогичный возбуждению уголовному делу); 6) четко прослеживается двойной процессуальный механизм при производстве следственных и иных процессуальных действий в отношении судьи: а) особенности процессуальной процедуры в случае, если получено согласие на возбуждение уголовного дела в отношении судьи (реализация уголовного преследования); б) особенности производства следственных и иных процессуальных действий в отношении судей, против которых не возбуждено уголовное дело (реализация презумпции невиновности); 7) изменения квалификации деяния, содержащегося в заключении судебной коллегии, в сторону ухудшения положения судьи допускаются только в условиях судебного контроля, аналогичных возбуждению уголовного дела (дача заключения); 8) уголовное дело в отношении судьи по его ходатайству, заявленному до начала судебного разбирательства, рассматривается Верховным Судом РФ.


1 Модельный уголовно-процессуальный кодекс для государств-участников СНГ// Приложение к «Информационному бюллетеню». - СПб., 1996. - №10. - С.348.

2 См.: В Татарстане судья попал на скамью подсудимых по обвинению в должностном преступлении // Вечерняя Казань. - 2000. - 1 марта.

3 См.: Шейфер С.А. Правовая регламентация следственных действий в новом УПК РФ/ С.А. Шейфер // Государство и право. - 2003. - №2. - С.57.

4 Решение Верховного Суда РФ от 14 июня 2006 г. N ГКПИ06-683 по уголовному делу N 29/00/0001-05 определением Кассационной коллегии Верховного Суда РФ от 22 августа 2006 г. N КАС06-302 настоящее решение оставлено без изменения//СПС Гарант.

5 Алешина И. Привлечение судей к административной, дисциплинарной и уголовной ответственности/ И.Алешина //Законность.- 2005.- № 6.-С. 31-34.

6 Архив Прокуратуры Республики Татарстан. Уголовное дело №71974/5323.

7 См.: Маршунов М.Н. Комментарий к законодательству о судоустройстве Российской Федерации.- СПб., 2000.- С.490-491.

8 См.: Руднев В.И. Указ. соч. – С.5.

9 Уголовно-процессуальный кодекс Федеративной Республики Германия. - М., 1994. – С.186.

10 См.: Бозров В.М. Современные проблемы российского правосудия по уголовным делам в деятельности военных судов (вопросы теории и практики)/ В.М. Бозров. - Екатеринбург, 1999. - С.25.

 

Новости МАСП

RSS импорт: www.rss-script.ru



 





Рейтинг@Mail.ru

Rambler's Top100
Международная ассоциация содействия правосудию