Транспарентность правосудия. Доклад А.В. Смирнова

На Главную

Публикации

Методические материалы

библиотека

форум

Написать письмо

ссылки

Новости законодательства

 

  

Смирнов А.В. Проблемы открытости судебной власти для гражданского общества. Экспертное исследование на основе правоприменительной практики уголовных судов Санкт-Петербурга и Ленинградской области. // www.kalinovsky-k.narod.ru/b/sav-tr0.htm

 

Вопрос о доступе к судебным решениям

 

1. Какими национальными источниками права (законы, регламенты судов, акты высших судов страны или подсистемы, прецеденты и т.п.) регламентирован доступ к постановленным судебным решениям? Является ли этот доступ свободным или ограниченным? Кто и каким образом осуществляет контроль за предоставлением доступа?

           

            Уголовно-процессуальный закон, регулируя лишь деятельность участников судопроизводства, предусматривает доступ к решениям суда лишь сторон В течение 5 суток со дня провозглашения приговора его копии вручаются осужденному или оправданному, его защитнику и обвинителю. В тот же срок копии приговора могут быть вручены потерпевшему, гражданскому истцу, гражданскому ответчику и их представителям при наличии ходатайства указанных лиц (ст. 312 УПК). О предоставлении копий судебных решений иным лицам УПК умалчивает, поскольку данный вопрос не является предметом его регулирования. Эта задача должна решаться и решается в общей, но достаточно развитой форме законодательством, посвященным гражданским правам.

Так, #G0#M12291 9010486Федеральный закон "Об информации, информатизации и защите информации"#S от #M12291 901048620 февраля 1995 года N 24-ФЗ#S устанавливает, что органы государственной власти обязаны создавать доступные для каждого информационные ресурсы по вопросам деятельности этих органов и подведомственных им организаций, а также в пределах своей компетенции осуществляют массовое информационное обеспечение пользователей по вопросам прав, свобод и обязанностей граждан, их безопасности и другим вопросам, представляющим общественный интерес (ст. 13 Закона). Пользователи – граждане, органы государственной власти, органы местного самоуправления, организации и общественные объединения – обладают равными правами на доступ к государственным информационным ресурсам и не обязаны обосновывать перед владельцем этих ресурсов необходимость получения запрашиваемой ими информации (исключение составляет здесь лишь информация с ограниченным доступом). Информация, полученная на законных основаниях из государственных информационных ресурсов гражданами и организациями, может быть использована ими для создания производной информации в целях ее коммерческого распространения с обязательной ссылкой на источник информации. Причем доступу физических и юридических лиц к государственным информационным ресурсам придается явное политическое значение — он признается «основой осуществления общественного контроля за деятельностью органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных, политических и иных организаций, а также за состоянием экономики, экологии и других сфер общественной жизни» (ст. 12 Закона).

#G0Государственные информационные ресурсы Российской Федерации являются открытыми и общедоступными. Исключение составляет документированная информация, отнесенная законом к категории ограниченного доступа. Она подразделяется на информацию, отнесенную к государственной тайне, и конфиденциальную. При этом запрещено относить к информации с ограниченным доступом: сведения, #G0представляющие общественный интерес или необходимые для реализации прав, свобод и обязанностей граждан (ст. 10 Закона). Согласно Закона РФ #Sот 21.07.93 N 5485-1 «О государственной тайне»  (с изменениями на 6 октября 1997 г.), также н#M12291 9000344#G0е подлежат отнесению к государственной тайне и засекречиванию сведения:

·                    #G0о фактах нарушения прав и свобод человека и гражданина;

·                    #G0о фактах нарушения законности органами государственной власти и их должностными лицами.

Очевидно, что указанные виды информации, не могущие составлять государственную тайну, охватывают львиную долю сведений, содержащихся в судебном приговоре. Но может быть, эта информация подпадает под другую категорию закрытой информации – конфиденциальную –  и потому не может быть передаваема любому гражданину? Согласно ст. 11 Закона «Об информации, информатизации и защите информации», действительно, н #G0е допускаются «сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни, а равно информации, нарушающей личную тайну, семейную тайну, тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений физического лица без его согласия, кроме как на основании судебного решения» (курсив мой – А.С.). Эти общие предписания корреспондируют с приведенными выше специальными нормами Уголовно-процессуального кодекса о проведении в подобных же ситуациях закрытых судебных заседаний и праве суда на оглашение в этих случаях лишь вводной и резолютивной частей приговора (ст. 241 УПК РФ). Однако вся прочая информация, содержащаяся в приговоре, не подпадает под указанные ограничения и должна включаться в открытые информационные ресурсы.

      Согласно ч. 2 ст. 12 Закона «Об информации, информатизации и защите информации» владельцы информационных ресурсов обеспечивают пользователей (потребителей) информацией из информационных ресурсов на основе законодательства, уставов указанных органов и организаций, положений о них, а также договоров на услуги по информационному обеспечению. Из этого вытекает, во-первых, что предоставление копий судебных решений гражданам возможно на основе законодательства, следовательно, и непосредственно по Закону «Об информации, информатизации и защите информации», который, таким образом, имеет прямое действие. Во-вторых, такое предоставление может быть как бесплатным, так и платным, причем перечень информационных услуг, предоставляемых пользователям из государственных информационных ресурсов бесплатно или за плату, не возмещающую в полном размере расходы на услуги, должно устанавливать Правительство Российской Федерации. Расходы на указанные услуги компенсируются из средств федерального бюджета и бюджетов субъектов Российской Федерации (ч. 4 ст. 13 Закона). Представляется, что до утверждения Правительством такого перечня информация должна предоставляться бесплатно.

Закон предусматривает защиту прав на доступ к информации, в частности, отказ в доступе к открытой информации или предоставление пользователям заведомо недостоверной информации могут быть обжалованы в судебном порядке.  #G0Во всех случаях лица, которым отказано в доступе к информации, и лица, получившие недостоверную информацию, имеют право на возмещение понесенного ими ущерба (абзац 3 пункта 1 статьи 24 Закона «Об информации, информатизации и защите информации»).

            Можно предположить лишь одно препятствие для немедленной практической реализации этих норм. В соответствии с ч. 3 ст. 13 названного закона,  все информационные ресурсы, информационные системы должны быть зарегистрированы Комитетом при Президенте Российской Федерации по политике информатизации, а сведения о них опубликованы для обеспечения права граждан на доступ к информации. В ряде других областей государственной деятельности  создание таких информационных систем уже в той или иной мере состоялась (налоговые органы, Министерство торговли РФ и др.). В сфере судебной деятельности этот процесс находится лишь в самой начальной стадии, в связи с чем можно прогнозировать временный отказ гражданам и организациям в предоставлении доступа к полному массиву судебных решений по мотивам отсутствия у судебной системы сформированного информационного ресурса, использование которого может рассматриваться как законный способ получения такой информации (ч. 4 ст. 29 Конституции РФ предусматривает право каждого свободно искать, получать и распространять информацию лишь законным способом).

Иногда обращают также внимание на то, что согласно ч. 2 ст. 10 #G0#M12291 9000344Закона РФ#S от 26 июня 1992 N 3132-1 «#G0О статусе судей в Российской Федерации» с#G0удья «не обязан давать каких-либо объяснений по существу рассмотренных или находящихся в производстве дел, а также представлять их кому бы то ни было для ознакомления, иначе как в случаях и порядке, предусмотренных процессуальным законом». Однако данная норма отнюдь не препятствует прозрачности правосудия, поскольку адресована судьям, а не судам как учреждениям. Закон предусматривает предоставление информации СМИ и создание общедоступных информационных ресурсов именно судами (судебной системой), а не судьями, которые, действительно, не должны отвлекаться от своих основных обязанностей по отправлению правосудия.

 

2. С какого момента возникает право на доступ к постановленному судебному решению: а) с момента его оглашения; в) с момента его депонирования в канцелярии суда; с) с момента его вступления в юридическую силу, имея в виду возможность обжалования в вышестоящий суд?

           

             Выше уже упоминалось о том, что поскольку до вступления приговора в законную силу обвиняемый еще продолжает считаться невиновным, распространение решения о его осуждении до истечения сроков на кассационное или апелляционное обжалование или до рассмотрения жалобы противоречит принципу презумпции невиновности.  Поэтому, на наш взгляд, в уголовном судопроизводстве свободный доступ к обвинительным приговорам, решениям о прекращении уголовных дел по так называемым нереабилитирующим основаниям (например, в связи с изменением обстановки, деятельным раскаянием и т.д.), о применении принудительных мер медицинского характера  — до их вступления в законную силу — был бы неправомерен. Иначе может решаться вопрос о предоставлении неопределенно широкому кругу лиц возможности знакомиться с решениями реабилитирующего характера (оправдательные приговоры, постановления и определения о прекращении уголовных дел по реабилитирующим основаниям). Здесь ограничения, связанные с презумпцией невиновности, не действуют, и нет юридических препятствий для доступа к таким решениям еще до вступления их в законную силу.

 

3. Каким образом население узнает о постановленных судебных решениях?

           

Такая информация в изученном регионе поступала к населению в основном через СМИ. Следует прежде всего назвать такие телевизионные программы, как «Телевизионная служба безопасности», «Город принял», «Информ ТВ», «Вечерний Петербург», РТВ и НТВ в Петербурге; газеты: «Санкт-Петербургские ведомости», «Комсомольская правда» в Петербурге, радиопрограмму «Радио Балтики», которые, по словам председателя Городского суда Санкт-Петербурга В.И. Полуднякова, систематически общаются с судьями и председателями судов и дают информацию из первоисточника.[1] Информацию о судебных процессах в Санкт-Петербурге и Ленинградской области помещают на своих страницах  также «Версия в Питере», «Известия-СПб», «Коммерсант», «КоммерсантЪ С-Петербург», «Ленинградская правда», «Невское время»,  «Санкт-Петербургский курьер», «Россiя», «Смена», «Тайный советник» и др.

В Санкт-Петербурге сформировалась служба судебных репортеров, ей приданы юридическая форма и статус (устав, юридический адрес, кадровый состав). Только один судебный репортер Ф. Подольский опубликовал 1,5 тысячи репортажей из залов судов.[2]

            Однако самым заметным фактом в области обеспечения открытости судебных решений является то, что в Санкт-Петербурге реализуется уникальный проект по созданию полной текстовой базы судебных решений всех судов общей юрисдикции, которая будет доступна всем гражданам. Головной организацией выступает юридический факультет Санкт-Петербургского государственного университета во взаимодействии с судами города, Управлением Судебного департамента в Санкт-Петербурге и с привлечением  средств из разных источников финансирования (средства РФПР, городского бюджета, собственные средства университета, средства Займа МБРР).[3]

 

4. Существуют ли специальные правила, касающиеся доступа к постановленным судебным решениям отдельных категорий граждан, например, журналистов? Если такие специальные правила существуют, опишите их, пожалуйста, укажите правовую основу их существования. Существует ли система аккредитации?

 

           Каких-либо специальных ограничений в доступе к информации о судебных процессах и решениях для отдельных категорий граждан, в том числе журналистов, не существует. Однако имеется система аккредитации журналистов, предусмотренная #M12291 9000344Законом РФ#S от 27.12.91 г. N 2124-1 «#G0О средствах массовой информации» (с изменениями на 21 марта 2002 г.). На основании ст. 48 этого закона, р#G0едакция имеет право подать заявку в соответствующий орган, в том числе и в суд, на аккредитацию при них своих журналистов, который аккредитует заявленных журналистов. В этом случае суд обязан предварительно извещать аккредитованных журналистов о заседаниях, совещаниях и других мероприятиях, обеспечивать их протоколами и иными документами, создавать благоприятные условия для производства записи. Аккредитованный журналист имеет право присутствовать на судебных заседаниях и других мероприятиях, за исключением случаев, когда приняты решения о проведении закрытого мероприятия.

Журналист может быть лишен аккредитации, если им или редакцией нарушены установленные правила аккредитации либо распространены не соответствующие действительности сведения, порочащие честь и достоинство организации, аккредитовавшей журналиста, что подтверждено вступившим в законную силу решением суда.

            В настоящий момент в Санкт-Петербурге система аккредитация уже имеет место при арбитражных судах, а при судах общей юрисдикции только организуется. В частности утверждено «Положение об аккредитации представителей средств массовой информации при Управлении Судебного департамента в Санкт-Петербурге» (см. приложение № 1).

 

5. Существуют ли специальные правила, связанные с обеспечением конфиденциальности сведений, содержащихся в постановленных судебных решениях, например, замена имен и (или) наименований буквенными или иными обозначением, исключение из текста публикуемого судебного решения тех или иных фрагментов и т.п.?

 

Данная проблема, как отмечалось нами ранее, порождает различные мнения. Представляется, однако, что действующее законодательство дает возможность для ее удовлетворительного решения путем толкования юридических норм. В самом деле, согласно уголовно-процессуальному закону, несмотря на проведение закрытого судебного заседания, в частности, по мотивам сохранения государственной, личной, семейной тайн, указанных в ч. 1 ст. 241 УПК РФ, приговор суда все же по общему правилу должен провозглашаться в открытом судебном заседании. Правда, при этом на основании определения или постановления суда могут оглашаться только вводная и резолютивная части приговора, однако, это право, а не обязанность суда. Если суд решит огласить весь приговор, охраняемая федеральным законом тайна (особенно личная, семейная), некоторые защищаемые законом персональные данные могут стать известны не только сторонам по уголовному делу, но и публике, присутствующей в зале судебного заседания при оглашении приговора.  

С другой стороны, согласно ст. 11 Закона «Об информации, информатизации и защите информации», не допускаются сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни, а равно информации, нарушающей личную тайну, семейную тайну, тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений физического лица без его согласия, кроме как на основании судебного решения. Персональные данные, в соответствии с тем же законом, относятся к категории конфиденциальной информации. Они не могут быть использованы в целях причинения имущественного и морального вреда гражданам, затруднения реализации прав и свобод граждан Российской Федерации.

 При поверхностном толковании этих норм может создаться впечатление, что если конфиденциальные сведения прозвучали из приговора при его оглашении, то названное условие, делающее возможным их распространение («на основании судебного решения…»), соблюдено, и любой желающий может ими воспользоваться, например, опубликовать. Однако при более глубоком рассмотрении такое мнение обнаруживает свою несостоятельность. Выражение  «на основании судебного решения» по его по точному юридическому смыслу означает только одно — в решении суда содержится предписание или дозволение тем или иным лицам собирать и распространять данную информацию. Это вовсе не равнозначно утверждению, что «если есть публичное судебное решение, то конфиденциальностью содержащейся в нем информации можно пренебречь». Сам факт наличия публичного судебного решения еще не дает права любому желающему распоряжаться им в полном объеме и без каких-либо ограничений. Уголовное судопроизводство знает только один случай, когда собирание и использование при производстве по делу доказательственной информации конфиденциального характера осуществляется на основании судебного решения. Это получение следователем или прокурором разрешения судьи на проведение следственных действий, ограничивающих конституционные права граждан, в том числе, на неприкосновенность жилища, личности, на личную и семейную тайну,  тайну переписки, телефонных и иных переговоров (ст.165 УПК РФ).

Конфиденциальная информация по уголовному делу может иметь только одну форму распространения — быть оглашена судом по его усмотрению вместе с приговором перед достаточно ограниченным числом лиц, находящихся в зале судебного заседания. Это, с одной стороны, обеспечивает публичный характер решения и гласность процесса, но, с другой, — сводит к минимуму отрицательные для личности последствия, выражающиеся в распространении данных о его частной жизни, состоянии здоровья, семейных отношениях и т.п. Нормативной базы для дальнейшего распространения конфиденциальной информации вне пределов судебной системы уголовно-процессуальный закон не предусматривает. Поэтому, даже если суд решится на полное оглашение приговора после окончания закрытого судебного заседания, такой приговор  в полном объеме не может быть передан для свободного доступа без согласия лица, тайна которого защищается законом. Нетрудно представить, какие вредные, а иногда и трагические, последствия может вызвать широкое распространение в СМИ после оглашения приговора сведений, например, о психическом заболевании подсудимого или наличии у него СПИДа и т.д. Например, вполне возможно сообщение в СМИ о применении судом к лицу, совершившему общественно-опасное деяние, принудительных мер медицинского характера, однако, недопустимо при этом опубликование данных о факте и характере психического расстройства, в связи с которым были назначены эти меры.

Из текста судебного решения при его опубликовании следует исключать фрагменты, касающиеся охраняемой законом тайны. Правда, такой метод иногда способен свести на нет сам смысл опубликования судебного решения, которое с подобными купюрами станет непонятно пользователю. Может быть использован и иной путь — замена имен и фамилий, дат и адресов — буквами и т.п., так чтобы совершенно невозможно было идентифицировать личность, конфиденциальные сведения о которой опубликованы. Однако такой способ подходит только для защиты интересов несовешеннолетних, персональных данных, личной и семейной тайн, но не годится, например, для государственной, служебной или профессиональной (врачебной, нотариальной, адвокатской) тайн, для охраны которых, по нашему мнению, допустимо только купирование решения.

 

6. Все решения должны быть обнародованы или только самые важные? Следует ли публиковать лишь решения вышестоящих судов или необходимо освещать также и акты судов низовых звеньев?

 

Как представляется, объектом информатизации должен быть весь массив судебных решений. Во-первых, выборочное опубликование затруднит контроль общественности за деятельностью судей, ослабит их стимул к тщательному подходу к каждому своему решению. Во-вторых, информационные системы, содержащие судебные акты, целесообразно использовать одновременно и для нужд судебной статистики, а в этом случае какая-либо выборка недопустима.

 

7. Существуют ли специальные правила, регулирующие опубликование постановленных судебных решений в средствах массовой информации, в том числе в ИНТЕРНЕТ?

 

Таких правил по нашим данным не существует.

 

8. Существуют ли в судах библиотеки судебных решений (архивы, базы данных и т.п.), предназначенные только для внутреннего использования и каков режим их использования? Существуют ли в судах две библиотеки судебных решений (архивы, базы данных и т.п.), для внутреннего и внешнего использования и каков режим их использования? Существует ли в судах единые библиотеки судебных решений (архивы, базы данных) и каков режим их использования?

 

            В обследуемом регионе с 1996 г. реализуется уже упоминавшийся выше проект под названием «Автоматизированная система сбора и анализа судебной практики Санкт-Петербурга». В рамках этого проекта в городском и во всех районных судах общей юрисдикции уже созданы типовые локальные информационные системы, базирующиеся на промышленных стандартах. На уровне региона определяется единое централизованное место хранения и обобщения собранных судебных решений, в качестве которого будет выступать информационный центр регионального управления Судебного департамент. Однако на данном этапе реализации проекта локальные информационные системы в судах пока выполняют роль внутренней базы данных.

            В арбитражных судах действует профессиональная юридическая система "Арбитражная практика Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа (ФАС СЗО)".[4]

 

 

 

К оглавлению



[1] Полудняков В.И. Суду нужна поддержка СМИ. СПб.: Институт развития прессы, 2002. С. 21-22.

[2] Там же.

[3] См.: Судебная практика в российской правовой системе. СПб.: Питер, СПБГУ, 2003. С. 185-254.

[4] См.: Мир денег № 8 (52), 18 августа 1999.

Главная Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100