Шестакова С.Д. Проблемы состязательности в российском уголовном процессе. Соотношение понятий состязательной формы уголовного процесса и принципа состязательности


kalinovsky-k.narod.ru

Уголовный процесс
Сайт Константина Калиновского

kalinovsky-k.narod.ru
Главная | МАСП | Публикации| Студентам | Библиотека | Гостевая | Ссылки | Законы и юрновости | Тесты | Почта

Шестакова Софья Дмитриевна

ПРОБЛЕМЫ  СОСТЯЗАТЕЛЬНОСТИ  В  РОССИЙСКОМ  УГОЛОВНОМ  ПРОЦЕССЕ
Дисс. ... канд. юрид. наук. СПб.,1998.

1.3. Соотношение понятий состязательной формы уголовного процесса и принципа состязательности

 В теории уголовного процесса отсутствуют попытки исследования проблемы соотношения понятий состязательности как формы и принципа уголовного судопроизводства.

Однако рассматриваемая проблема вызвала интерес и специалистов в области гражданского процесса. Эти исследователи утверждают, что принцип состязательности состоит из двух компонентов. Первый компонент заключается в регулировании деятельности сторон и иных участвующих в деле лиц, а также суда по представлению, собиранию и исследованию доказательств. Второй компонент принципа состязательности представляет собой состязательную форму гражданского процесса. Она определяется как осуществление гражданского судопроизводства в целом в виде спора сторон и других участвующих в деле лиц. Состязательная форма включает в себя не только представление и исследование доказательств, но и ознакомление с материалами дела, заявление отводов, снятие копий, разрешение судом любого вопроса на основе всестороннего обсуждения участниками процесса. Из этих суждений делается вывод о том, что принцип состязательности и состязательная форма гражданского процесса соотносятся как категории общего и частного, где общим является принцип процесса, а частным - его форма[50].

Предложенное суждение о соотношении состязательности как формы и как принципа процесса представляется внутренне противоречивым и недостаточно убедительным. Вызывают возражения суждения о том, что, во-первых, состязательная форма является компонентом принципа состязательности; во-вторых, права, служащие средством обеспечения состязательной формы процесса, в одном случае рассматриваются как гарантии формы процесса (право знакомиться с делом, заявлять отводы и т.п.), а в другом - как элементы содержания принципа состязательности (права по представлению доказательств, участию в их исследовании). Таким образом, указанные исследователи, с одной стороны, утверждают, что состязательная форма является составным компонентом принципа состязательности. С другой стороны, принципу состязательности и состязательной форме они дают такие определения, сопоставление которых приводит к однозначному выводу о том, что в соотношении принципа состязательности и состязательной формы гражданского процесса как частного и общего частное - это принцип, а общее - это форма.

Так, указанные исследователи под принципом состязательности понимают “права и обязанности участвующих в деле лиц и, прежде всего, сторон при активной помощи суда представлять доказательства и участвовать в их исследовании”[51], а состязательную форму определяют как осуществление “гражданского судопроизводства в целом в форме спора сторон и других участвующих в деле лиц”, что включает в себя “не только представление и исследование доказательств”, но и ознакомление с материалами дела, выписки из них, снятие копий, заявление отводов, разрешение судом любого вопроса на основе всестороннего обсуждения участниками процесса[52].

Кроме того, при рассматриваемом научном подходе остается неясным, почему одни процессуальные права сторон и иных участников гражданского судопроизводства (право знакомиться с материалами дела, делать выписки из них, снимать копии, заявлять отводы) рассматриваются в качестве средств обеспечения состязательной формы - осуществления гражданского судопроизводства в форме процессуального противоборства, спора, состязания, - а другие процессуальные права (право по представлению доказательств и участию в их исследовании), которые точно так же служат средствами обеспечения состязательной формы, относятся к содержанию принципа состязательности.

Для того, чтобы уяснить сущностные различия понятий формы и принципа процесса, необходимо сделать краткий исторический экскурс в процесс их формирования. При этом следует исходить из того, что историческая форма уголовного процесса - это организация уголовно-процессуальной деятельности, а принцип процесса - это основное начало, правило поведения общего характера, на котором базируется вся уголовно-процессуальная деятельность и которому должны подчиняться все остальные правила.

Хронологически форма процесса возникает раньше, чем процессуальные принципы. Объясняется это тем, что исторический момент появления уголовно-процессуальной деятельности совпадает с моментом появления ее формы. В правовой литературе, посвященной истории развития уголовно-процессуального права, отсутствует единое мнение о времени возникновения уголовного процесса. Одни исследователи утверждают, что уголовное судопроизводство зарождается еще в догосударственном обществе в виде института посредничества при разрешении межродовых конфликтов[53]. Другие относят момент возникновения уголовного процесса ко времени образования государства, одной из основных функций которого выступает отправление правосудия. При этом авторы указывают на то, что первоначально все судопроизводство происходило в форме состязания обвинителя и обвиняемого либо в силе, либо в количестве свидетелей, согласных подтвердить их добросовестность, либо в представлении доказательств и приведении доводов в свою пользу перед судом, призванным разрешить дело[54]. Тем не менее как в первом, так и во втором случаях процессуальная деятельность происходит в определенной форме, которую современные представления позволяют отнести к состязательной. Очевидно, что в рассматриваемый период речь не могла идти о принципах процесса. Для того, чтобы сформировались принципы как основные, главные, определяющие начала осуществления процессуальной деятельности, необходимо, чтобы устоялись, сформировались правила ее проведения. Затем эти правила должны быть сознательно санкционированы государством, то есть превратиться в процессуальные нормы с присущей им внутренней структурой: гипотезой, диспозицией и правовосстановительной процессуальной санкцией, которые отсутствуют на ранних этапах существования уголовно-процессуальной деятельности[55]. Только после этого законодатель выделяет среди норм такие, которые обладают наиболее общим характером. Этот характер присущ соответствующим нормам объективно в силу самой сущности этих норм. Поэтому законодатель не придает нормам общий характер, а признает его за ними, помещая их в общую часть уголовно-процессуального закона и согласовывая с ним все остальные нормы.

Содержание принципа состязательности уголовного судопроизводства в целом составляет наличие на всех стадиях процесса равноправных сторон и разделения процессуальных функций. При этом разделение функций как признак состязательной формы процесса представляет собой три взаимосвязанных правила: 1) осуществление правосудия, утверждение обвинения и прекращение дела только судом; 2) осуществление уголовного преследования только стороной обвинения; 3) обеспечение обвиняемому права на защиту.

Содержание принципа состязательности судебного разбирательства заключается именно в наличии на этой стадии равноправия сторон и разделения процессуальных функций. При этом разделение функций на данной стадии как признак смешанной формы процесса проявляется в трех взаимосвязанных правилах: 1) осуществлении уголовного преследования только стороной обвинения; 2) осуществлении правосудия только судом; 3) обеспечении обвиняемому права на защиту.

Первое правило - правило об осуществлении уголовного преследования только стороной обвинения выражается, во-первых, в отсутствии у суда обязанности по собственной инициативе всесторонне и полно исследовать обстоятельства дела; во-вторых,  в наступлении последствий отказа прокурора от обвинения в виде обязанности суда постановить оправдательный приговор или прекратить дело производством. Указанные правила закреплены в действующем законодательстве, регулирующем производство в суде присяжных (ст.ст. 429 и 430 УПК), и предусмотрены ст. 287 Проекта УПК, находящегося на рассмотрении Государственной Думы.

Представляется, что в своей совокупности эти положения обладают всеми признаками принципа уголовного процесса. В связи с этим они должны быть включены в систему уголовно-процессуальных принципов в виде принципа “Осуществление уголовного преследования только стороной обвинения”.

Два последних правила также закреплены в действующем законодательстве и сформулированы в указанном проекте в качестве одноименных принципов уголовного судопроизводства (принципов осуществления правосудия только судом и обеспечения обвиняемому права на защиту).

Итак, рассматриваемый проект УПК предусматривает закрепление принципов осуществления правосудия только судом, осуществления уголовного преследования только стороной обвинения и обеспечения обвиняемому права на защиту. Одновременно проект УПК вводит самостоятельный принцип состязательности - принцип осуществления судопроизводства на основе состязательности и равноправия сторон. Содержание этого принципа разработчики проекта нормативного акта раскрывают путем изложения указанных выше трех принципов и принципа равноправия сторон в судебном разбирательстве. Следовательно, нормативное закрепление такого элемента принципа состязательности, как разделение процессуальных функций, является тавтологией и приводит к двум негативным последствиям. Во-первых, оно создает ложное представление о том, что указанный элемент принципа состязательности представляет нечто новое по сравнению с иными  принципами уголовного процесса. Во-вторых, оно свидетельствует о низком уровне законодательной техники. Нормативный акт должен обладать логичностью и внутренней согласованностью структуры. Логичность и внутренняя согласованность нового УПК не может быть достигнута, если включить в него в качестве самостоятельного принцип состязательности. Этот вывод обусловлен тем, что принцип состязательности не имеет собственного содержания, отличного от содержания принципов осуществления правосудия только судом, осуществления уголовного преследования только стороной обвинения, обеспечения обвиняемому права на защиту, равноправия сторон.

В теории уголовного процесса уже высказывались суждения, отрицающие возможность существования в системе принципов уголовного процесса принципа состязательности. Некоторые авторы отрицают наличие принципа состязательности потому, что все его структурные элементы составляют содержание других самостоятельных принципов уголовного процесса, а именно: принципов осуществления правосудия только судом, презумпции невиновности, обеспечения обвиняемому права на защиту, равенства прав участников судебного разбирательства[56]. Отдельные авторы (А.В. Смирнов) полагают, что принцип состязательности не может иметь места потому, что, во-первых, он не обладает признаками присущими понятию принципа процесса; во-вторых, то, что понимается под принципом состязательности является не следствием, а причиной, источником принципов процесса. В связи с этим указанный исследователь утверждает, что все принципы уголовного процесса являются проявлениями его формы и, следовательно, система принципов должна формироваться с учетом формы уголовного судопроизводства. Думается, что последняя точка зрения является наиболее обоснованной. Она еще раз подтверждает справедливость суждения о том, что в новом УПК принцип состязательности не следует закреплять в качестве самостоятельного принципа уголовного процесса.

Поскольку категории  исторической формы и принципов процесса соотносятся как сущность и свойства, в которых она проявляется, постольку в законе следует закрепить не “принцип состязательности”, а принципы состязательности в зависимости от избранной законодателем формы российского уголовного судопроизводства.

При установлении состязательной формы уголовного процесса в уголовно-процессуальном законодательстве надлежит закрепить нормы следующего содержания.

Уголовное судопроизводство осуществляется на основе принципов состязательности и иных предусмотренных настоящим законом принципов. Состязательность уголовного судопроизводства гарантирует на всех его стадиях равноправие стороны обвинения и стороны защиты.

Принципы состязательности:

1. Принцип осуществления правосудия, утверждения обвинения, прекращения уголовного дела только судом.

2. Принцип осуществления уголовного преследования только стороной обвинения.

3. Принцип обеспечения обвиняемому права на защиту.

4. Принцип равноправия сторон.

При установлении смешанной формы уголовного судопроизводства в уголовно-процессуальном законодательстве соответствующие нормы следует сформулировать следующим образом.

Разбирательство уголовного дела в суде осуществляется на основе принципов состязательности и иных предусмотренных настоящим законом принципов уголовного судопроизводства. Состязательность судебного разбирательства гарантирует равноправие стороны обвинения и стороны защиты при осуществлении правосудия.

Принципы состязательности судебного разбирательства

1. Принцип осуществления правосудия только судом.

2. Принцип осуществления уголовного преследования только стороной обвинения.

3. Принцип обеспечения обвиняемому права на защиту.

4. Принцип равноправия сторон в судебном разбирательстве.

Сопоставление содержания уголовно-процессуальных функций с органическим и функциональными признаками исторической формы уголовного судопроизводства позволяет сделать вывод о том, что в зависимости от характера связи с формой процесса все принципы можно подразделить на три группы. Первую группу составляют принципы, конституирующие историческую форму уголовного процесса. Эти принципы устанавливают определенную совокупность правил, которая создает одну их трех исторических форм уголовного судопроизводства: розыскную, смешанную или состязательную. К ним относятся те принципы, которые обеспечивают реальную возможность или создают непреодолимые препятствия для равновесия процессуальных статусов обвинителя и обвиняемого (подозреваемого, иного лица, в отношении которого имеются улики), то есть для их взаимного правового положения как сторон на всех или только на судебных стадиях уголовного судопроизводства. Конституирующие состязательную или смешанную форму уголовного процесса принципы изложены выше. Противоположные им принципы в виде разрешения уголовного дела органами уголовного преследования, отсутствия не только обеспечения, но и самого права на защиту, выполнения судом функции уголовного преследования и т.д. образуют розыскную форму процесса.

Ко второй группе относятся принципы - гарантии конституирующих форму процесса принципов. Так, презумпция невиновности, устность, гласность, непосредственность сами по себе не являются принципами, образующими форму процесса, но служат наилучшими средствами реализации конституирующих ее принципов. Разумеется, эти принципы могут быть свойственны и розыскной форме процесса. Однако применительно к принципам, образующим состязательную или смешанную формы процесса, они выступают в качестве наилучших гарантий их реализации. В эту группу входят также принципы независимости судей и подчинения их только закону; оценки доказательств по внутреннему убеждению; неприкосновенности личности; неприкосновенности жилища, частной жизни, тайны переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений.

В третью группу входят принципы индифферентные к конструкции, форме уголовного судопроизводства. Эти принципы не только не характеризуют определенное соотношение процессуальных статусов обвинителя и обвиняемого, но и никоим образом не служат реализации принципов процесса, обеспечивающих указанное соотношение. Принципы, индифферентные к форме уголовного судопроизводства, выражают иные сущностные свойства уголовного процесса. Поэтому они индивидуализируют розыскную, смешанную или состязательную форму уголовного процесса, придают ей конкретно-исторический облик. К таким принципам относятся принципы законности, публичности, сочетания единоначалия и коллегиальности, осуществления правосудия на началах равенства граждан перед законом и судом и др.

Анализ соотношения категорий состязательности как формы и принципа уголовного процесса позволяет кратко подвести следующие итоги.

1. Историческая форма уголовного процесса образована рядом принципов уголовного процесса.

2. Сущность состязательной формы уголовного процесса заключается в равенстве процессуальных статусов обвинителя и обвиняемого (подозреваемого, иного лица, в отношении которого имеются улики) на всех этапах производства по уголовному делу, которое гарантируется их процессуальным равноправием (главным образом одинаковыми процессуальными возможностями по участию в собирании доказательств) и полным разделением трех основных процессуальных функций. Эти правовые положения полностью исчерпывают содержание состязательности как принципа уголовного процесса в целом.

3. Содержание смешанной формы состоит в равенстве процессуальных статусов обвинителя и обвиняемого в стадии судебного разбирательства, которое гарантируется их процессуальным равноправием и разделением основных процессуальных функций в этой стадии. Указанные положения полностью поглощают содержание принципа состязательности судебного разбирательства.

4. В уголовно-процессуальном законодательстве следует закрепить не принцип состязательности как элемент системы процессуальных принципов, а принципы состязательности как элементы, образующие состязательную или смешанную форму уголовного судопроизводства.

5. В зависимости от характера связи с исторической формой уголовного процесса его принципы подразделяются на 1) принципы, конституирующие форму процесса, 2) принципы - гарантии конституирующих форму процесса принципов, 3) принципы, индифферентные к форме процесса и придающие ей конкретно-исторический облик.

Рассмотрение правовых категорий состязательности как исторической формы и принципа уголовного процесса на микроуровне, то есть на уровне уголовно-процессуальной деятельности, дает возможность раскрыть сущность состязательности на макроуровне, то есть на уровне уголовно-процессуального права.

Назад

К списку литературы

На главную


[50] Гражданское-процессуальное право России / Отв. ред. М.С. Шакарян. М., 1996. С. 42.

[51] Там же. С. 43.

[52] Там же. С. 43.

[53] М.М. Ковалевский. Современный обычай и древний закон. Обычное право осетин в историко-сравнительном освещении.  М., 1886. Т. 2. С. 221; Его же. Закон и обычай на Кавказе. М., 1890. Т.1. С. 65.

54] Чельцов-Бебутов М.А. Курс уголовно-процессуального права. Санкт-Петербург, 1995. С. 51.77,93,149 и др.

[55] В этой связи весьма примечательно высказывание К. Стефановского: “В древности у нас был суд публичный, гласный, независимый, не потому, впрочем, чтоб эти качества, признаваемые современной наукой и законодательством существенными условиями для правильного отправления правосудия, сознательно считались тогда необходимыми гарантиями правосудия, а потому, что иначе и не могло быть в начале исторической жизни. Суд был публичный ( в смысле - гласный: прим. автора) - потому что не было зданий; гласный (в смысле- устный: прим. автора) - потому что не было письменности, независимый - потому что не было прочной правительственной власти, которая бы стояла выше власти судебной”. Стефановский К. Разграничение гражданского и уголовного судопроизводства в истории русского права // Журнал Министерства Нар. Просв. Ч. CLXV. Спб., 1873. С.264.

[56] Даев В.Г. Процессуальные функции и принцип состязательности в советском уголовном процессе // Правоведение. 1974. № 1. С. 71.

Новости МАСП

RSS импорт: www.rss-script.ru









Rambler's Top100
Hosted by uCoz