Ляхов Ю.А., Луценко О.А., Чупилкин Ю.Б. Следственный эксперимент в уголовном судопроизводстве:


kalinovsky-k.narod.ru

Уголовный процесс
Сайт Константина Калиновского

kalinovsky-k.narod.ru
Главная | МАСП | Публикации| Студентам | Библиотека | Гостевая | Форум | Ссылки | Законы и юрновости | Тесты | Почта

Новости МАСП

 

RSS импорт: www.rss-script.ru

 

Ляхов Ю.А., Луценко О.А., Чупилкин Ю.Б.
Следственный эксперимент в уголовном судопроизводстве:
Учебное пособие. Ростов н/Д.:Изд-во СКАГС. 2006. 88 с.


К оглавлению

5. Участие специалиста в проведении следственного эксперимента

Бывают случаи, когда для организации и проведения сложного эксперимента следователю требуется помощь специалиста для реконструкции обстановки, инструктажа участников эксперимента перед производством опытов, подбора необходимых объектов или предметов и т.д. В этих случаях следователь может пригласить для участия в эксперименте лицо, обладающее необходимыми специальными знаниями. При следственном эксперименте сведущее лицо никаких заключений не дает и самостоятельных выводов не делает. Оно лишь помогает следователю организовать и провести эксперимент.

Главная задача специалиста при проведении следственных экспериментов – оказание помощи, требующей специальных знаний, и содействие правильному отражению в протоколе осмотра полученной криминалистической информации. Специалист может также оказать помощь в обсуждении и выдвижении версий по результатам следственного эксперимента. Однако характер этой помощи несколько отличается от помощи в других следственных действиях. Здесь на первый план выходит консультация специалиста на этапе подготовки следственного эксперимента, выработки условий его проведения. Важным условием является правильная фиксация результатов, включая использование соответствующей терминологии, так как обладая самостоятельным доказательственным значением, эти результаты могут быть использованы и как материалы для проведения экспертиз (например, в делах, связанных с ДТП). И, естественно, важным моментом служит помощь специалиста в оценке результатов, в том числе и степени их достоверности, а также участие в формировании версий.1

Эта помощь многообразна и зависит от характера эксперимента. Предусмотреть все ситуации участия специалиста в следственном эксперименте невозможно. В одних случаях специалист помогает следователю правильно применять техническую или какую - либо иную специальную терминологию, в других – консультирует при подготовке и непосредственном выполнении опытных действий.

Проиллюстрируем данные положения примером.

З., управляя мотоциклом, сбил на пешеходной дорожке мужчину, причинив ему тяжкие телесные повреждения. З. на допросе показал, что скорость мотоцикла не превышала 20 км в час. При осмотре места происшествия было установлено, что след торможения мотоцикла равнялся 30,1 м. Следственным экспериментом с участием автоинспектора были установлены следы торможения при различных скоростях движения мотоцикла. При скорости 50 км в час – след торможения равнялся 34 м, при скорости 40 км в час – 19,5 м, а при скорости 20 км в час – только 6,65 м.1

Привлечение автоинспектора к проведению этого эксперимента также было вполне оправданным: автоинспектор наблюдал за правильным переключением скоростей, производимым З., помогал замерять след торможения.

Это в равной мере относится к специалистам, работающим как в государственных и общественных инспекциях, так и на различных предприятиях.

В соответствии с п.1 ч.2 ст. 70 УПК РФ не является основанием для отвода эксперта предыдущее его участие в производстве по уголовному делу в качестве специалиста.2 Это положение законодательства целесообразно и отвечает потребностям практики.

Авторы согласны с мнением ученых, согласно которому поручение экспертизы именно тому специалисту, который участвовал в проведении эксперимента, является, безусловно, допустимым и желательным. Совершенно очевидно, что при прочих равных условиях заключение эксперта, лично наблюдавшего результаты эксперимента, будет более обоснованным, чем заключение эксперта, данное только на основании изучения материалов дела. К тому же специалист, который знает, что ему будет поручено производство экспертизы, уделит больше внимания тем вопросам, которые необходимо установить в ходе эксперимента для производства экспертизы. Бывает и так, что в процессе производства экспертизы у эксперта возникает необходимость провести эксперимент, чтобы на его результатах можно было обосновать свое заключение. В данном случае следует говорить об экспертном эксперименте.1

Приведем пример. Ночью в одном из сел загорелось здание администрации. Сбежавшиеся на пожар граждане обнаружили, что дверь администрации открыта настежь. Недалеко от горевшего дома в кустах валялся обитый кровельным железом деревянный ящик, предназначенный для хранения денег и документов. Ящик был пуст, рядом с ним в беспорядке лежали различные денежные документы. В передней стенке ящика имелся пролом, представляющий собой четырехугольное отверстие размерами 8 ? 8 см, три стороны которого были ровными, а четвертая – с острыми зазубринами.

В совершении преступления был заподозрен некий П. При судебно-медицинском освидетельствовании на его правом предплечье было обнаружено несколько царапин.

П., отрицая свою причастность к пожару, показал, что провел вечер в клубе, а, возвратившись домой, лег спать и спал, пока его не разбудила мать, заметившая пожар. По поводу царапин на руке П. заявил, что они образовались в результате того, что он доставал у себя дома ключ, просовывая руку в щель входной двери.

Перед судебно-медицинским экспертом были поставлены следующие вопросы: могли ли царапины на руке П. образоваться при обстоятельствах, изложенных им в показаниях? Не могли ли эти царапины появиться от соприкосновения с краями пролома в денежном ящике при засовывании туда руки?

В целях проверки показаний П. следователь по просьбе судебно-медицинского эксперта произвел эксперимент с его участием.

У двери дома, где жил П., края оказались совершенно гладкими, а щель настолько широкой, что рука полностью входила в нее, почти не касаясь краев. Ключ доставали через щель несколько лиц, в том числе и П., ни у кого из них царапин на руках не образовалось. Результаты эксперимента были зафиксированы в протоколе. Тогда П. дал другое объяснение происхождению царапин. Он заявил, что получил их во время пожара, когда носил ведра с водой. Был проведен еще один следственный эксперимент.

П. взял в правую руку ведро с водой и понес его от колодца к зданию администрации, задевая обнаженной правой рукой за ветки кустарника. И на этот раз никаких царапин на руке не образовалось, наблюдалось лишь небольшое покраснение кожи. Таким образом и это объяснение П. было опровергнуто.

Тогда П. было предложено ввести правую руку в пролом ящика. Когда он сделал это, то царапины на его предплечье оказались как раз напротив правого края отверстия в ящике. Ввести руку еще дальше П. не мог, так как это грозило бы новым ее повреждением.

Результат следственного эксперимента был настолько нагляден и убедителен, что П. тут же признался в совершении преступления и рассказал, что он, желая похитить деньги, проломил ящик топором и вытащил из него бумаги (денег в ящике не оказалось). Опасаясь разоблачения, он поджег здание администрации.

Судебно-медицинский эксперт, участвовавший в эксперименте в качестве специалиста, основываясь на его результатах, дал заключение о том, что царапины на руке П. могли образоваться от соприкосновения с краями пролома в ящике.

Таким образом, участвующий в следственном эксперименте в качестве помощника следователя специалист может помочь осуществить ряд мероприятий1:

— восстановить (реконструировать) обстановку проверяемого события;

— подготовить план опытов и распределить обязанности между участниками следственного действия;

— подобрать предметы, сходные с теми, которые применялись при совершении преступления (если подлинные использовать невозможно);

— зафиксировать ход и результаты опытов, используя технические средства;

— оценить результаты следственного эксперимента.

В выполнении эксперимента могут участвовать и другие сотрудники милиции. Их содействие необходимо, когда следователь один физически не в силах выполнить эксперимент и когда в связи с этим следственным действием требуется осуществление функций, присущих работникам милиции. Помощь следователю со стороны работников милиции может заключаться в оцеплении и охране места производства эксперимента; в сопровождении и охране обвиняемого, содержащегося под стражей и участвующего в эксперименте; в руководстве одной из групп участников сложного следственного эксперимента и т.д.

Особо следует обратить внимание на необходимость участия специалиста при производстве экспериментальных действий с огнестрельным оружием. Здесь уместно будет вспомнить распространенное в вооруженных силах выражение «Оружие шуток не любит, ошибок не прощает!». Авторы полностью поддерживают мнение Л.М. Исаевой, что помощь специалиста при проведении эксперимента практически всегда обязательна при деяниях, связанных с использованием огнестрельного или холодного оружия.1

Приведем пример.

По делу П., который был признан виновным в умышленном убийстве А., следственный эксперимент проводился для установления возможности заметить патрон в стволе ружья при сборке ружья в указанном П. порядке, а также для решения вопроса о возможности его разборки в заряженном состоянии с взведенными курками. Необходимость решения именно этих вопросов вытекала из обстоятельств дела. Так, на предварительном следствии и в ходе судебного разбирательства, не отрицая сам факт выстрела, П. пояснял, что убивать А. не хотел, по ее просьбе решил показать ей ружье отца, которое оказалось разобранным. При сборке ружья не заметил, что оно заряжено, направил ружье в угол между стеной и потолком, нажал спусковой крючок, послышался щелчок, выстрела не последовало. В это время потерпевшая повернулась к нему спиной и пошла в комнату, а он, опуская ружье и поворачиваясь в ее сторону, под тяжестью приклада случайно нажал на второй спусковой крючок, в результате чего произошел выстрел и А. была смертельно ранена. Отец подсудимого показал, что после охоты он, не разрядив ружье, разобрал его, оставив курки взведенными.

В данном случае необходимо было проверить возможность проведения сборки ружья по предложенной П. схеме и существование определенных фактов (взведенные курки, возможность увидеть патрон в стволе). При экспериментах такого рода, решающих задачи, требующие наличия специальных знаний и соблюдения безопасности при обращении с оружием, необходимо привлекать криминалиста-специалиста в области баллистики, который знает традиционные способы сборки, разборки оружия, может уже на первых этапах проконсультировать следователя о теоретической возможности такого эксперимента, помочь следователю в составлении рационального и безопасного плана его проведения, разработать все нюансы опытов.

В ходе следственного эксперимента было установлено, что ружье может быть разобрано при наличии патронов в стволах и взведенных курках. Его сборка производится без каких-либо трудностей, курки после сборки остаются во взведенном состоянии (и для их взведения не требуется «переламывания» ружья). При сборке ружья в обычном порядке не заметить патрон в стволе ружья невозможно из-за контраста красок, но при сборке ружья способом, указанным П., в момент присоединения стволов к прикладу патронов в патроннике не видно. Результаты следственного эксперимента по данному делу подтвердили версию П., что и послужило основанием для отмены приговора и направления дела на новое судебное рассмотрение.1

Специалист может помочь следователю в выдвижении и проверке версий.

Показателен следующий пример.

В отношении водителя трамвая было возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч.2 ст.264 УК РФ (по факту наезда трамвая на пешехода, повлекшего смерть последнего).

Водитель трамвая пояснила, что 27 июня 2001 г., в воскресный день, остановилась на предпоследней остановке маршрута в 19.00, пассажиров уже не было, и она в соответствии с инструкцией осмотрела вагон трамвая на предмет возможного наличия взрывчатых веществ. Двери вагона были закрыты. В трамвае горел свет. Не обнаружив ничего подозрительного, примерно в 19.10, соблюдая правила дорожного движения, посмотрев в боковые зеркала и никого не увидев, начала движение и сразу услышала с правой стороны удар, как ей показалось о боковую часть трамвая. Сразу остановилась, вышла и обнаружила, что под трамваем, на спине, на расстоянии примерно 1 метра от передней оси лежит мужчина. Верхняя часть туловища по середину груди располагалась на прилегающей к рельсам территории, вся остальная часть находилась под трамваем. Видимых повреждений у мужчины не было, нижней частью трамвая грудная клетка его была прижата к рельсам.

По результатам судебно-медицинской экспертизы смерть мужчины наступила от сдавливания грудной клетки. В крови потерпевшего было обнаружено незначительное количество алкоголя. Потерпевшим оказался нигде не работающий гражданин К., 48 лет. Потерпевший отличался атлетическим телосложением, на учете у психиатра не состоял. Очевидцев происшествия установлено не было.

У следователя возник главный вопрос, каким образом потерпевший в такой позе мог оказаться под трамваем. Для ответа на него были выдвинуты самые разнообразные версии, проверка которых требовала установления различных обстоятельств. Однако их проверка не позволила следователю приблизиться к разгадке. Ответить на указанный вопрос помог мастер трамвайного парка, который по совместительству отвечал за безопасность движения и проводил служебное расследование. Мастер изложил следователю свою версию происходящего события на месте происшествия, в целях проверки которой и был проведен следственный эксперимент, полностью подтвердивший предположения мастера.

Мастер предположил, что потерпевший вышел со стороны заброшенной заводской территории, где напротив трамвайной остановки находилась тропинка, перешел проезжую часть асфальтированной дороги шириной 12 метров и приблизился к трамваю с правой стороны от водителя. Поскольку водитель трамвая осматривала вагон, она не обратила внимание на приближающегося гражданина. Мастер выделил несколько возможных этапов происшедшего события: 1) водитель не могла видеть приближающегося гражданина, поскольку осматривала вагон; 2) потерпевший смог приблизиться к вагону, когда водитель направлялся к своей кабине; 3) перед началом движения трамвая потерпевший должен был находиться уже под ним, водитель его не могла видеть, поскольку он попал в мертвую зону, которая не просматривается в боковое зеркало, в момент начала движения трамвая потерпевший попытался предупредить водителя, ударив рукой по боковой части трамвая; 4) в то время, когда водитель смотрела в боковое зеркало, потерпевший приближался к трамваю, но еще находился вне зоны видимости зеркала и в момент начала движения трамвая поскользнулся, в результате чего ударился о боковую часть трамвая.

Учитывая несколько моментов: алкогольное опьянение потерпевшего; погодные условия (прошел дождь, стояла пасмурная погода); расположение остановки трамвая и прилегающую к ней местность (остановка специально не была оборудована, трамвай останавливался напротив проезжей части автомобильной дороги; между проезжей частью и рельсовым покрытием располагался земельный участок шириной 40 см, имевший небольшой уклон, примерно 10 градусов, в направлении рельсов, на котором произрастала мелкая трава, мокрая после дождя. Разумно было предположить, что потерпевший спешил к трамваю и на промежутке между проезжей частью и рельсовым покрытием, поскользнулся на мокрой траве и упал, оказавшись под трамваем.

Для проверки предложенной версии был проведен следственный эксперимент, состоявший из нескольких этапов, в ходе которого были воспроизведены полностью все условия, в том числе погодные.

1. Могла ли водитель трамвая видеть приближающегося гражданина при осмотре трамвая? Для этого предложено было нескольким лицам поочередно внимательно осмотреть вагон трамвая. В момент осмотра статисты в такой же одежде, как и у потерпевшего, неоднократно переходили проезжую часть дороги. Никто из лиц, осматривающих трамвай, не обратил на них внимание.

2. Могла ли водитель трамвая видеть лежащего под трамваем мужчину? Для этого статисту предложено было занять место потерпевшего, а следователь, глядя в боковое правое зеркало, убедился, что статист находится вне зоны осмотра. Понятым также предложено было в этом убедиться. При этом было отмечено, что в трамвае находится обычное зеркало, установка которого отвечает принятым стандартам.

3. Могла ли водитель, находясь на своем месте, видеть приближающегося с правой стороны мужчину? Для этого статисту предложено было неоднократно пройти через проезжую часть дороги. При приближении статиста примерно на 1,5-2 м к трамваю он попадал в «мертвую зону», исключающую возможность видеть его, если водитель будет смотреть в правое боковое окно трамвая или в правое боковое зеркало.

4. Мог ли потерпевший, обутый в сандалии со стертой подошвой, поскользнуться на мокрой траве и оказаться в таком положении, в котором находился потерпевший? Для этого следователь пригласил опытного каскадера и после предварительной консультации, убедившись, что последний обладает специальными навыками при падении, знает страховки и его здоровью не может ничего угрожать, предложил продемонстрировать (имитировать) несколько вариантов падения под трамвай. В результате имитации падения каскадер оказался в похожем положении, но не так далеко под трамваем, как потерпевший. Однако при попытке выбраться из-под трамвая тело каскадера, наоборот, уходило глубже под трамвай, и его положение стало схожим с положением потерпевшего.

Учитывая указанные обстоятельства, следователь пришел к выводу о невиновности водителя трамвая1.

6. Подготовка следственного эксперимента

Подготовка к проведению следственного эксперимента условно может быть разделена на 2 этапа: организационный и организационно-технический. Первый касается, прежде всего, четкого уяснения целей и задач экспериментальных действий, что именно надлежит выяснить путем предпринимаемого следственного действия. Цели и задачи определяют содержание и способы проведения опытов. При этом следует предусмотреть все возможные варианты их исхода. В случае, если необходимо создание конкретных условий для значимости получаемых результатов, следователю надлежит определиться с воссозданием определенных условий либо их воспроизведением. Необходимо определить, что является существенным для проверяемого события, и воспроизводить это условие при проведении эксперимента. Этим обеспечивается достижение наиболее точных результатов. Так, эксперименты, проверяющие возможность расслышать определенные звуки, должны проводиться на том же месте, где происходило событие. При этом должны учитываться направление и сила ветра, посторонние звуки и т.д. Исходя из того, что проверяются субъективные способности определенного лица, надлежит обеспечить проведение эксперимента именно с ним.

Необходимо четко представлять себе план проведения данного следственного действия.

Организационно-технические аспекты включают в себя и определение лиц, которых необходимо привлечь к участию в эксперименте. Прежде всего это касается понятых, сотрудников уголовного розыска, специалистов, технических помощников. При подборе понятых следует руководствоваться положениями статей 60 и 170 УПК РФ.

Согласно п. 2. ст. 60 УПК РФ, понятыми не могут быть:

1) несовершеннолетние;

2) участники уголовного судопроизводства, их близкие родственники и родственники;

3) работники органов исполнительной власти, наделенные в соответствии с федеральным законом полномочиями по осуществлению оперативно-розыскной деятельности и (или) предварительного расследования.

Согласно п. 3. ст. 170 УПК РФ: «В труднодоступной местности, при отсутствии надлежащих средств сообщения, а также в случаях, если производство следственного действия связано с опасностью для жизни и здоровья людей, следственные действия, предусмотренные частью первой настоящей статьи, могут производиться без участия понятых, о чем в протоколе следственного действия делается соответствующая запись. В случае производства следственного действия без участия понятых применяются технические средства фиксации его хода и результатов. Если в ходе следственного действия применение технических средств невозможно, то следователь делает в протоколе соответствующую запись».

Число понятых при необходимости может быть увеличено. Так, более двух понятых необходимо приглашать во всех случаях, когда участники эксперимента разбиваются на группы с выполнением определенных функций.

Вместе с тем весьма распространено мнение о том, что, «подбирая понятых, в ряде случаев необходимо учитывать их субъективные качества. Понятым подробно разъясняются задачи эксперимента и методы его проведения. Следует иметь в виду, что понятые в последующем могут быть вызваны в суд в качестве свидетелей, где им будет предложено дать обстоятельные показания об условиях проведения эксперимента. Если понятые окажутся не в состоянии изложить то, что происходило в процессе эксперимента, то доказательственное значение может быть поколеблено»2. Нам представляется, что при проведении опытных действий в ходе следственного эксперимента задача понятых – лишь наблюдать за действиями следователя и иных участников, не принимая при этом в них участия. Фиксация с последующей констатацией произошедшего – вот основная обязанность понятых. А отсутствие физических недостатков, мешающих выполнять функции понятых, – естественное условие привлечения граждан в этом качестве к участию в любом следственном действии.

Организационно-технический этап предполагает также решение следователем вопроса о доступной связи между группами участников в случае необходимости. Следует позаботиться о готовности необходимых технических средств. Практика показывает, что мелочей здесь быть не может. Это касается и исправности средств фиксации, и объектов, необходимых для полноценного проведения опытов, и гарантирования безопасности участников, и обеспечения конвоирования в случаях участия лиц, находящихся под стражей. Все имеет значение. Вплоть до одежды участников и необходимых для эксперимента транспортных средств.

При подготовке следственного эксперимента необходимо помнить, что должны быть соблюдены определенные требования закона. Категорически запрещается производить следственные эксперименты, оскорбляющие честь и достоинство участвующих в нем лиц, угрожающие жизни и здоровью участников эксперимента и других лиц, нарушающие общественную безопасность и нормы нравственности, могущие нанести существенный ущерб государственному, общественному или личному имуществу. В случаях, когда путем следственного эксперимента предполагается проверить чьи-либо показания, эти лица должны быть исчерпывающе полно допрошены по поводу условий, в которых происходило проверяемое событие. Если указанные обстоятельства не были выяснены при ранее проведенном допросе, то это надлежит сделать путем специального допроса в процессе подготовки к следственному эксперименту. Показания об этом со всеми подробностями должны быть отражены в протоколе. Так, если гражданин показывает, что он что-либо видел, то нужно обстоятельно зафиксировать в протоколе следующее: где он в это время находился, на каком расстоянии от него это происходило, какая была погода, какое время суток, какова была освещенность и другие подробности.3

Весьма часто оказываются востребованными специальные знания, опыт квалифицированных специалистов. Следователю имеет смысл заранее посоветоваться со специалистом о том, как правильно организовать эксперимент, в какой последовательности производить опытные действия и т.д.

В некоторых случаях для проведения эксперимента важны определенные предметы и орудия, связанные с интересующим следствие событием. Во всех случаях, когда использование при эксперименте подлинных предметов является существенным для достижения наибольшей приближенности к реальным условиям прошлого, эксперимент надлежит проводить при помощи именно этих, а не иных предметов. Например, если обвиняемый утверждает, что, пользуясь определенным приспособлением, сумел открыть какой-либо сложный замок, то экспериментировать необходимо именно с этим замком, а не с каким-либо другим. Когда использование при эксперименте подлинных предметов или орудий может повлечь за собой их порчу, рекомендуется изготовить их макеты. В ряде случаев, когда предметы не обладают существенными для дела индивидуальными признаками, их вполне можно заменять предметами такого же рода, что ни в какой мере не снижает доказательственного значения результатов следственного эксперимента.

Если, например, возникнет необходимость проверить, уместится ли в кузове грузовой машины определенный набор предметов, то нет необходимости использовать для этого конкретную машину и конкретные предметы.

Поясним на примере.

По уголовному делу, согласно протоколу от 28.05.03, была осуществлена выемка алюминиевой посуды, бидонов, кастрюль непосредственно в кабинете районного ОВД Ростовской области. Свидетелем Л. были добровольно выданы:

1) молочный бидон алюминиевый с пружиной, на котором отсутствует ручка;

2) молочный бидон алюминиевый с пружиной;

3) алюминиевая кастрюля без крышки емкостью 30 литров;

4) алюминиевая кастрюля без крышки емкостью 20 литров;

5) алюминиевая кастрюля с крышкой емкостью 8 литров;

6) молочный бидон с крышкой емкостью 10 литров;

7) алюминиевый дуршлаг без ручки;

8) алюминиевая чашка емкостью 0,8 литра;

9) алюминиевая чашка емкостью 4 литра;

10) алюминиевая кастрюля без крышки емкостью 2 литра;

11) алюминиевая кастрюля без крышки емкостью 1 литр;

12) алюминиевый бидон без крышки емкостью 2 литра.4

В случае сомнений, могло ли такое количество алюминиевой тары поместится в кузов грузовой автомашины, нет необходимости проводить эксперимент по размещению именно данных бидонов, кастрюль, чашек в кузове конкретного транспортного средства. Важно количество и объем. Доказательственное значение результатов данного эксперимента не зависит от индивидуальных особенностей перечисленных объектов.

Подготовительная работа следователя продолжается также и по прибытии группы на место проведения данного следственного действия.

Следователю необходимо выяснить, изменилась ли обстановка. В случае необходимости реконструкции обстановки нужно отчетливо представлять себе, что и как требуется сделать. Для убедительности следует произвести съемку места проведения эксперимента до восстановительных работ. Это наглядно подтвердит обоснованность произведенной реконструкции.

В ходе инструктажа всех участников эксперимента об их действиях и месте пребывания определяются необходимые сигналы и связь между группами.

Для четкой констатации произведенных опытных действий необходимо предусмотреть возможность присутствия понятых в определенных местах. Для этого привлекается достаточное их количество.

Следователь сам определяет, имеется ли необходимость в разъяснении участникам эксперимента его задач, есть ли смысл в изложении сути дела. Иногда в интересах следствия следует ограничиться минимальной информацией о сути происходящего. Если это необходимо, следователь предупреждает понятых, свидетелей, потерпевших и вспомогательных участников эксперимента о том, что недопустима огласка содержания и результатов эксперимента.

Cноски и примечания

1 См.: Исаева Л.М. Специальные познания в уголовном судопроизводстве. М., 2003. С. 106-107.

1 Гуковская Н.И. Следственный эксперимент. С. 68.

2 Следует отметить, что, в соответствии с п. 3а ч.1 ст. 67 УПК РСФСР, эксперт не мог принимать участие в деле в качестве специалиста, за исключением случая участия врача – специалиста в области судебной медицины - в наружном осмотре трупа.

1 Гуковская Н.И. Следственный эксперимент. М., 1958, С. 41-42.

1 Следственные действия (процессуальная характеристика, тактические и психологические особенности): Учеб. пособие для вузов МВД СССР. Волгоград, 1984. С. 200.

1 См.: Исаева Л.М. Специальные познания в уголовном судопроизводстве. М., 2003. С. 106.

1 Исаева Л.М. Специальные познания в уголовном судопроизводстве. С.110-111.

1 Уголовное дело №9761303. Архив СО УВД г. Таганрога Ростовской области, 1997 г.

2 Гуковская Н.И. Следственный эксперимент. С. 26.

3 Гуковская Н.И. Следственный эксперимент. С. 21.

4 Дело № 3137104. Архив Донецкого городского суда, 2003 год.

 

 



Международная ассоциация содействия правосудию

 




Rambler's Top100