ОТЧЕТ О ПРЕБЫВАНИИ В ШВЕЦИИ (ГЕТЕБОРГЕ) РОССИЙСКИХ НАБЛЮДАТЕЛЕЙ


kalinovsky-k.narod.ru

Уголовный процесс
Сайт Константина Калиновского

kalinovsky-k.narod.ru
Главная | МАСП | Публикации| Студентам | Библиотека | Гостевая | Ссылки | Законы и юрновости | Тесты | Почта


Рекомендации по применению статьи 6 Европейской конвенции о защите прав человека – право на беспристрастное разбирательство дела. СПб., 2002. 44 с.

ОТЧЕТ О ПРЕБЫВАНИИ В ШВЕЦИИ (ГЕТЕБОРГЕ) РОССИЙСКИХ НАБЛЮДАТЕЛЕЙ

(Отчет составлен в декабре 2001 г., т.е. за полгода до вступления в силу нового УПК РФ, и поэтому отражает ситуацию, существовавшую в тот период. Тем не менее, авторы не сочли нужным обновлять текст, чтобы новое поколение российских судей имело возможность еще раз осознать значение проводимой судебной реформы, наглядно сравнив ситуацию, в которой судьям приходилось работать раньше, с сегодняшним днем.)

В соответствии с Программой разработки осуществления процедуры справедливого суда в отправлении правосудия в России в целом и в Северо-Западном регионе в частности в период с 9 по 15 сентября 2001 г. в Гетеборге (Швеция) находилась группа российских юристов, в состав которой вошли опытные, со стажем от 3 до 25 лет юридической работы, судьи, адвокаты и прокурор, а также председатель правления правозащитной организации "Гражданский контроль" Б.П.Пустынцев. Адвокаты — члены группы -специализируются на уголовных делах, а также на гражданских и административных делах, и имеют практику в области защиты прав человека (Земскова И.Т., Сайкин Л.Р, Топильская Е.В.). Судьи представлены членами Санкт-Петербургского городского суда (Маслобоев И.Т., Антонович Н.И., Богословская И.И., Лебедева О.В.), председателями районных судов Санкт-Петербурга (Васильева Г.М., Олюнина Л.Ф.), председателем Ленинградского окружного военного суда Савиным В. П. и заместителем председателя военного суда Чеверевым Е.П., прокурор Сапрунова Ю.Ю. - сотрудник Управления по надзору за законностью судебных постановлений прокуратуры Санкт-Петербурга.

За время пребывания в Гетеборге члены группы посетили Региональный суд, а также Окружной суд Гетеборга и Окружной суд г. , где присутствовали при рассмотрении пяти уголовных дел и при подготовительных слушаниях по гражданскому делу; присутствовали в Апелляционном суде Западной Швеции при рассмотрении апелляции по уголовному делу, посетили Административный суд и ознакомились с особенностями его деятельности. Члены группы посетили также Министерство юстиции Швеции, прокуратуру Гетеборга, где ознакомились с особенностями структуры, полномочий и организации работы этого учреждения, и коллегию адвокатов, обсудив с членами коллегии адвокатов принципы их работы.

Ознакомившись с правоприменительной практикой Швеции, российские юристы получили комментарий по поводу структуры и деятельности правоохранительных органов и адвокатуры Швеции от шведских юристов и членов , обсудили с ними свои впечатления и наиболее спорные вопросы, возникшие при сравнении шведской и российской судебных процедур.

На основании сведений, полученных при посещении правоохранительных учреждений, наблюдений, сделанных в ходе судебных процессов в судах, комментария шведских юристов, члены группы пришли к следующим выводам.

В шведских судах строго соблюдается принцип состязательности, когда суд не допрашивает подсудимого, потерпевшего и свидетелей, а лишь выслушивает стороны и сам задает вопросы только в крайних случаях, если не понятен ответ участника процесса,

В российских судах судья по закону допрашивает подсудимого, потерпевшего и свидетелей первым, причем зачастую ставит вопросы так, чтобы уличить подсудимого в инкриминируемых ему преступлениях. В течение длительного времени в истории нашего государства культивировался, в том числе и законодательно, обвинительный подход суда к рассматриваемому уголовному делу. Так, несмотря на то, что уголовно-процессуальный закон прямо не указывал на обязанность именно суда оглашать обвинительное заключение, повсеместно обвинительное заключение оглашалось судьей, председательствующим в процессе, - таким образом, обвинение звучало как бы от имени суда. Лишь в последние несколько лет, в связи с началом судебной реформы, оглашение обвинительного заключения стало поручаться прокурору.

Но следует отметить, что в настоящее время участие прокурора в судебном заседании не является обязательным. Если в судебном заседании отсутствует прокурор, то фактически его роль исполняет судья, оглашая обвинительное заключение, добывая и исследуя доказательства,  что противоречит принципу беспристрастности суда. В Швеции судья проявляет беспристрастность, наблюдая за работой обвинения и защиты и оценивая при принятии решения результаты этой работы. Однако в новом Уголовно-процессуальном кодексе Российской Федерации, который вступит в силу в ближайшее время, предусмотрено участие прокурора во всех без исключения уголовных делах, что позволит надеяться на более реальное исполнение требований ст.6 Европейской Конвенции о правах человека.

Положительньм сдвигом в реализации права на справедливый и беспристрастный суд в России явились решения Конституционного суда, признавшего не соответствующей Конституции РФ возможность возвращения, по инициативе самого суда, уголовного дела прокурору для дополнительного расследования с целью применения более сурового закона или для собирания дополнительных доказательств вины, хотя до 1998 года суды повсеместно пользовались этой возможностью. В настоящее время возвращение дела для дополнительного расследования по этим основаниям возможно лишь по ходатайству стороны обвинения.

Российские юристы отметили положительную, с нашей точки зрения, практику, при которой прокуратура в Швеции руководит расследованием, проводимым полицией по всем категориям дел. Прокурор, который возбуждает уголовное дело и дает полиции указания о проведении следственных действий, поддерживает обвинение в суде. Это логично и дает возможность прокурору лучше ориентироваться в деле, тогда как в России функции надзора за следствием и государственного обвинения поручены разным прокурорам, и зачастую государственный обвинитель в суде не владеет материалами дела.

В последнее время в российской правоохранительной системе ситуация меняется в лучшую сторону; новое уголовно-процессуальное законодательство предусматривает возможность возбуждения уголовного дела только с согласия прокурора.

Можно надеяться, что этим не ограничатся изменения, направленные на оптимизацию российского уголовного процесса и приведение его в соответствие международному законодательству. В настоящее время обсуждается процесс реформирования прокуратуры, предлагаются варианты сокращения аппарата прокуратуры при одновременном усилении надзора за законностью судебных постановлений, придания этому виду надзора главенствующей роли, что корреспондируется с принципами организации прокуратуры во многих европейских странах.

Следует отметить, что в Швеции защитник к моменту судебного разбирательства имеет копию всех материалов дела; предоставление этих материалов вменено в обязанность' полиции, т.е. органу расследования. Российское законодательство предусматривает право обвиняемого и защитника знакомиться с материалами дела и выписывать необходимые сведения, но это половинчатое решение. Руководящие разъяснения судов оговорили право обвиняемого и защитника копировать материалы дела любыми способами, с разрешения следователя, но и это не решение вопроса. Между тем, если сделать нормой предоставление защитнику и обвиняемому по окончании следствия материалов дела в копиях, это существенно сократило бы сроки нахождения обвиняемых под стражей и сроки расследования уголовных дел, особенно по большим многоэпизодным делам.

В шведских судах подсудимые, находящиеся под стражей, занимают место в зале рядом со своими защитниками, за столом, и имеют возможность советоваться с защитниками, не прерывая заседания. Безусловно, это является реальной гарантией осуществления права подсудимого на защиту, однако вряд ли может быть перенесено в российские суды в силу затруднительности обеспечения безопасности участников процесса и предотвращения бегства подсудимых из-под стражи, так как в наших судах слушаются дела о тяжких преступлениях, к уголовной ответственности по которым привлекаются лица, обладающие высокой общественной опасностью.

Право на справедливый и беспристрастный суд тесно увязано с принципом  презумпции  невиновности,   и  в  российском  уголовно-процессуальном законодательстве происходят изменения, направленные на придание более существенных гарантий реализации этого принципа. Так, в 2001 году в нормы, регулирующие избрание меры пресечения обвиняемому, были внесены изменения, обязывающие следственные и судебные органы более осторожно подходить к избранию в качестве меры пресечения заключения под стражу, учитывая при решении вопроса о мере пресечения полный комплекс данных о личности обвиняемого, в то время как ранее существовало законодательное положение, предоставляющее следователю право заключать обвиняемого и подозреваемого под стражу по мотивам одной лишь опасности содеянного. В новом уголовно-процессуальном кодексе гарантии прав обвиняемого в этом смысле усилены; помимо требования учитывать при избрании меры пресечения все без исключения обстоятельства, имеющие значение для решения этого вопроса, в законе содержится условие избрания заключения под стражу в виде меры пресечения только в тех случаях, когда применение другой меры пресечения невозможно.

Следует отметить, что, по наблюдениям российских юристов, в Швеции мера пресечения в виде заключения под стражу применяется в крайних случаях, когда речь идет об особо опасных преступлениях или исключительной личности преступника. Даже в случае осуждения виновного к лишению свободы заключение под стражу не приводится в исполнение до решения апелляционной инстанции, и дальнейшая процедура исполнения наказания, при которой осужденный извещается о необходимости явки в соответствующие инстанции для ареста, во многом объясняется национальными особенностями, а именно -высокой правовой культурой жителей Швеции, уважением к закону, четкой , организацией работы органов, исполняющих приговор.

Уважение к закону и к личности в Швеции сделало возможным осуществление таких приемов ведения процесса как рассмотрение дела в отсутствие подсудимого, допрос свидетеля по "телефону; но по причине недостаточно высокого правосознания российских граждан, и возможности злоупотреблений со стороны участников процесса в наших условиях такая практика пока неприменима.

Российские юристы отметили царящую в судах высокую дисциплину и четкую организацию судебных процессов с технической точки зрения.

В Швеции свидетелю, пришедшему в суд, в тот же день в суде выплачивается денежная _компенсация за потраченный рабочий день и оплачиваются расходы на дорогу. В России свидетели обязаны выполнить свою гражданскую обязанность являться в суд бесплатно, выплата им компенсации за пропущенный рабочий день, хотя и предусмотрена законом, но очень редко выполняется на практике, так как в настоящее время в России преобладают не государственные, а коммерческие и частные предприятия, отказывающиеся компенсировать работнику заработную плату за пропущенный рабочий день. В последнее время неявка свидетелей в российские суды и, как следствие, отложение дел является серьезной проблемой в отправлении правосудия в разумные сроки,

Безусловно, интересной инициативой является создание общественной ( организации, которая призвана помогать свидетелям и потерпевшим 1 адаптироваться   в   условиях   суда.   Эта   организация   осуществляет \ психологическую подготовку лиц, вызванных в суд; к допросу. Судьи отмечают, что деятельность волонтеров этой организации облегчает работу со свидетелями и потерпевшими. Но в условиях России такое начинание чревато злоупотреблениями или неправильной ориентацией свидетелей, так как в настоящее время затруднительно было бы найти волонтеров, подготовленных надлежащим образом.

Судебная процедура в Швеции по сравнению с российской является более простой, но, по мнению российских юристов, не всегда оптимальной. Российским юристам ближе процедура, при которой участникам процесса разъясняются процессуальные права, потерпевший участвует в прениях, подсудимому предоставляется последнее слово, и судом выносится мотивированное решение, содержащее анализ доказательств.

При этом следует отметить, что, по нашему мнению, принятая в Швеции судебная процедура не противоречит Статье 6 Европейской Конвенции о правах человека. Однако в силу современных российских особенностей, в частности, по причине отсутствия у граждан России на данный момент необходимого уровня правовой культуры, большое значение для реализации прав обвиняемого в уголовном правонарушении в России имеет составление следствием и судами подробно мотивированных процессуальных документов, с тем чтобы участники процесса имели возможность оспаривать не только существо решения суда, но и его мотивацию.

В заключение необходимо отметить, что пребывание в Швеции и посещение правовых учреждений Гетеборга имело для российских юристов несомненную образовательную ценность. Знакомство с особенностями судебной процедуры Швеции и сравнение ее с аналогичной процедурой в Российской Федерации позволит членам группы в дальнейшем лучше аргументировать и осуществлять на практике механизм защиты прав человека в соответствии с международными нормами, а также распространять в юридических кругах положительный опыт применения правозащитных механизмов в такой важной сфере общественной жизни как правоохранительная и судебная деятельность.

Рекомендации по применению статьи б Европейской конвенции о защите прав человека - право на беспристрастное разбирательство дела. Информационное издание. СПб 00 «Гражданский контроль» 191040, Санкт-Петербург, Литовский 87, офис 300

e-mail: citwatch@mail.wplus.net http://www.wplus.net/pp/citwatch

Подготовка к печати СПб 00 «Гражданский контроль» Подписано в печать 19.11.2002 г. Тираж 500 экз.

Распространяется бесплатно


 

Новости МАСП

RSS импорт: www.rss-script.ru







Рейтинг@Mail.ru

Rambler's Top100
Hosted by uCoz