Филин Д.В. Сущность и порядок принятия решения об освобождении лица от уголовной ответственности на Украине. // Государство и право. 2002. № 12.


kalinovsky-k.narod.ru

Уголовный процесс
Сайт Константина Калиновского

kalinovsky-k.narod.ru
Главная | МАСП | Публикации| Студентам | Библиотека | Гостевая | Ссылки | Законы и юрновости | Тесты | Почта

Филин Д.В. Сущность и порядок принятия решения об освобождении лица от уголовной ответственности на Украине. // Государство и право. 2002. № 12.


 

Д.В.Филин1

Одним из важных этапов судебно-правовой реформы в России и на Украине стало принятие 18 декабря 2001 года нового Уголовно-процессуального кодекса РФ и внесение изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Украины законами от 21 июня 2001 года № 2533 - III и от 12 июля 2001 года № 2670 - III. Если российский законодатель сохранил порядок освобождения от уголовной ответственности, при котором решение о прекращении уголовного дела по основаниям, предусмотренным ст.75, 76, 77 и 78 УК РФ, принимает следователь с согласия прокурора, то украинский законодатель установил судебный порядок освобождения от уголовной ответственности.

Для определения путей оптимизации правоприменительной деятельности по реализации этого правового института необходимо выявить и подвергнуть анализу сущностные свойства процессуального порядка освобождения обвиняемого от уголовной ответственности.

Философы определяют категории сущности и явления с онтологических и логических позиций. Применительно к этим категориям онтологический подход означает, что их необходимо рассматривать как объективную закономерность, которая отражается в этих категориях, и взятая независимо от них, выступает в виде определенных устойчивых связей, сторон и отношений бытия. Логический подход к категориям сущности и явления означает, что их необходимо рассматривать как идеальное отражение объективных закономерностей действительности, в которых они выступают в виде определенных устойчивых связей, сторон и отношений между субъективными образами сознания.2 Исходя из приведенного рассуждения, сущность и явление нельзя отождествлять с понятиями внутреннее и внешнее. Внутреннее - это не одно только пространственное отношение, а, прежде всего отношение, обусловливающее возникновение видимого предмета и его последовательное развитие (генезис). Поэтому под сущностью понимается, прежде всего, внутренняя сторона, внутренняя связь, которая составляет общую генетическую основу предметов, "элемент", к которому мы придем, если абстрагируемся от всех различий, и будем удерживать то общее, что имеется во всех них.

Применение категории "сущность" при изучении уголовно-процессуальных институтов в "чистом" виде невозможно. Эта категория, будучи категорией диалектики, как общего метода научного познания, требует адаптации к уголовно-процессуальным исследованиям. Поэтому, для уголовного процесса, сущностными являются такие свойства порядка производства по уголовным делам, оканчивающимся их прекращением с освобождением лица от уголовной ответственности, которые позволяют выделить наиболее существенные, отличающие его от других процессуальных процедур признаки к которым относятся: специфика процессуальной формы, ее содержание и определяющая эти два компонента цель освобождения лица от уголовной ответственности, одновременно позволяющие соотнести изучаемый институт с другими процессуальными институтами, определив его общие и частные свойства. Именно цель, в конечном счете, определяет характер процессуальной процедуры (формы) расследования и рассмотрения отдельных категорий уголовных дел, а также способы применения процессуальных средств. Следовательно, первоочередной задачей при выявлении сущности освобождения от уголовной ответственности является определение цели этого вида процессуального производства.

В литературе высказано мнение о том, что прекращение уголовного дела с освобождением лица от уголовной ответственности по действующему УПК Украины представляет собой разновидность судебного контроля.3 С таким суждением согласиться нельзя. Цель судебного контроля состоит в проверке законности принятия органами досудебного следствия и прокурором процессуальных решений, связанных с ограничением конституционных прав граждан, а также в рассмотрении их жалоб на процессуальные действия субъектов, осуществляющих производство по уголовному делу. Поэтому в процессе контрольной деятельности не решается вопрос о виновности или невиновности лица, привлекаемого к уголовной ответственности.4 Во-вторых, судебно-контрольным решением не оканчивается производство по уголовному делу. Прекращение судом уголовного дела с освобождением от уголовной ответственности, напротив, представляет собой форму окончательного разрешения уголовного дела.

Если судебный контроль может быть как предшествующим, так и последующим, то решение о прекращении уголовного дела с освобождением лица от уголовной ответственности всегда является окончательным решением по делу. Оно принимается в результате исследования судом не только постановления органа досудебного следствия согласованного с прокурором о направлении дела в суд для решения вопроса о его прекращении, но и всех без исключения материалов уголовного дела.

В ходе реализации своих контрольных полномочий суд исследует только те материалы уголовного дела, которые были положены в основу принятия процессуального решения или производства процессуального действия. Поэтому, если быть точными, некорректно деление судебного надзора на предшествующий и последующий. Суд производит контрольную проверку уже состоявшихся процессуальных решений с точки зрения их законности. Даже когда принятое решение касается производства того или иного следственного действия, существенно затрагивающего конституционные права граждан, то и в этом случае судебный контроль нельзя признать предшествующим, так как в его задачи входит только проверка законности принятого процессуального решения, а не проверка законности производства самого следственного действия. Будет или нет следственное действие произведено в соответствие с законом судебный контроль не гарантирует и не может этого сделать. Поэтому, хотя судебный контроль способен в некоторой степени предупредить нарушение закона в будущем, но он не может его полностью исключить. Исходя из сказанного, судебный контроль всегда следует за принятием процессуального решения либо производством процессуального действия, а не предваряет их.

Разумеется, и при разрешении уголовного дела по существу в деятельности суда присутствуют элементы контроля, однако здесь они не имеют самостоятельного значения, представляя собой один из атрибутов правосудия.5 В целом же суд, как орган судебной власти исполняет две функции:

1) функцию правосудия (конституционного, административного, гражданского, хозяйственного); правосудие это специфическая, присущая только судам форма осуществления властных полномочий органами судебной власти, завершающаяся принятием судебных решений, обязательных для исполнения всеми лицами, в отношении которых они выносятся6.

2) контрольно-надзорную (точнее контрольно-процессуальную) функцию, воплощенную, как правило, в форме конституционного контроля и контроля судов общей юрисдикции7.

Таким образом, рассуждая "от противного" нетрудно прийти к выводу, что раз прекращение уголовного дела с освобождением лица от уголовной ответственности не является реализацией контрольной функции суда, то, следовательно, имеет место отправление правосудия. Вместе с тем, это только логические рассуждения, которые могут не совпадать с правовой реальностью. Обратимся к юридической аргументации.

Функция правосудия связана с разрешением основного вопроса уголовного процесса - вопроса о виновности или невиновности лица в совершении преступления. Поэтому суд, отправляя правосудие, разрешает обвинение по существу. Предметом судебного разбирательства является именно обвинение в совершении преступления, сформулированное на досудебном следствии и поддерживаемое прокурором в судебном разбирательстве.

Известно, что единственным основанием привлечения к уголовной ответственности является совершение лицом преступления. Таким образом, вопрос об уголовной ответственности может ставиться только тогда, когда достоверно установлено лицо, совершившее преступление. Это возможно при строгом и неуклонном соблюдении требований уголовно-процессуальной процедуры, содержащейся в уголовно-процессуальном законе. Необходимо учитывать, что все виды юридической ответственности, и, в частности, уголовной осуществляются на основе нормативных конструкций, представляющих единство норм материального и процессуального права. В этом ракурсе заслуживает внимания и поддержки высказанная О.Э.Лейстом мысль о том, что комплекс норм материального и процессуального права, определяющих санкцию и другие меры принуждения, подлежащие применению в случае правонарушения порядок (процесс) и последовательность применения и реализации этих мер, а равно норм, определяющих права лица, привлеченного к ответственности, образует нормативную конструкцию ответственности.8 Приведенное положение важно и для понимания правовой сути освобождения лица от уголовной ответственности. Такое освобождение регулируется не только нормами уголовного материального, но и процессуального права. Основанием освобождения от уголовной ответственности, как и основанием привлечения к ней является совершение установленным в ходе уголовного судопроизводства лицом (виновным) преступления. Вместе с тем, материальный и процессуальный закон предусматривают ряд оснований и условий, при наличии которых привлечение лица, совершившего преступление, к уголовной ответственности нецелесообразно.

Освобождение от уголовной ответственности возможно только до ее наступления. Поэтому необходимо определить момент, с которого такая ответственность наступает. Отсутствие в Уголовном и Уголовно-процессуальном кодексах Украины норм, определяющих упомянутый момент, вызвало затруднения в правоприменительной деятельности и стало предметом рассмотрения Конституционного Суда Украины. При рассмотрении конституционного представления Министерства внутренних дел Украины по поводу официального толкования положений части третей статьи 80 Конституции Украины (дело о депутатской неприкосновенности) участниками судебного рассмотрения были высказаны четыре точки зрения. Согласно первой - лицо считается привлеченным к уголовной ответственности с момента вынесения постановления о привлечении его в качестве обвиняемого.9 Сторонники второй точки зрения полагают, что для начального момента уголовной ответственности характерно не только вынесение постановления о привлечении в качестве обвиняемого, но и его предъявление.10 Третья позиция состоит в обосновании привлечения к уголовной ответственности не как одномоментного акта, а как процесса, проходящего ряд стадий.11 И, наконец, сторонники четвертой точки зрения полагают, что лицо считается привлеченным к уголовной ответственности после постановления судом обвинительного приговора, который вступил в законную силу.12 Конституционный суд Украины признал наиболее убедительной третью точку зрения. Она соответствует и теоретическим разработкам. М.И.Бажанов выделил пять этапов, которые проходит уголовная ответственность: начиная с момента совершения преступления и заканчивая погашением или снятием судимости.13 Стадийность привлечения к юридической ответственности, разновидность которой ответственность уголовная, отмечается и в теории права.14 В резолютивной части решения Конституционного Суда Украины от 27 октября 1999 года № 9 - рп /99 по делу № 1 - 15/99 указано: "1.1. Уголовная ответственность наступает с момента вступления в законную силу обвинительного приговора суда.

1.2. Привлечение к уголовной ответственности, как стадия уголовного преследования, начинается с момента предъявления лицу обвинения в совершении преступления".15

Принимая во внимание, что уголовная ответственность наступает с момента вступления обвинительного приговора суда в законную силу, при первом приближении, представляется, что освобождение от уголовной ответственности может состояться только до вынесения в отношении подсудимого обвинительного приговора. Такой подход дает основание некоторым ученым утверждать, что, говоря об освобождении от уголовной ответственности, законодатель имеет в виду, главным образом, "освобождение" лица, совершившего преступление, от осуждения со стороны государства, т.е. от вынесения обвинительного приговора судом.16 Такова же позиция Конституционного Суда РФ, который в своем постановлении указал, что освобождение от уголовной ответственности есть "основанная на материалах расследования констатация того, что лицо совершило деяние, содержащее признаки преступления, и поэтому решение о прекращении дела не влечет за собой реабилитации лица (признания невиновным), т.е. вопрос о его виновности остается открытым".17 Такая позиция, вполне согласующаяся с положениями ст.25, 26 и 28 УПК РФ непригодна для Украины. Ведь в соответствии со ст.62 Конституции Украины: "Лицо считается невиновным в совершении преступления и не может быть подвергнуто уголовному наказанию, пока его вина не будет доказана в законном порядке и установлена обвинительным приговором суда".

Анализ вышеприведенной точки зрения и несложные логические рассуждения позволяют сделать вывод о том, что если государство, при освобождении лица от уголовной ответственности, отказывается признавать его виновным в совершении преступления, то тогда вопрос об уголовной ответственности и освобождении от нее вообще не может ставиться, т.к. единственным основанием этой ответственности является совершение лицом преступления. Вынесение обвинительного приговора означает признание лица виновным в совершении преступления - констатацию наличия основания привлечения его к уголовной ответственности. Поэтому Ю.М.Ткачевский прав, когда утверждает: "Если нет преступления, а значит, основания для наступления уголовной ответственности, то невозможно освободить от нее".18 Нет надобности лишний раз акцентировать внимание на очевидной противоречивости высказанных взглядов.

Объем настоящей статьи не позволяет детально описать высказанные в научной литературе взгляды на процессуальную проблематику освобождения от уголовной ответственности.

Литературные источники содержат три взаимоисключающих точки зрения на этот правовой институт: первая состоит в обосновании необходимости освобождения от уголовной ответственности путем прекращения уголовного дела на досудебном следствии19, сторонники второй считают, что решение об освобождении от уголовной ответственности должно оформляться постановлением суда о прекращении уголовного дела20, и, наконец, предлагается вынесение в данном случае судебного приговора.21

Украинский законодатель, как было сказано выше, законом № 2670 - ІІІ от 12 июля 2001 года, установил судебный порядок прекращения уголовного дела с освобождением лица от уголовной ответственности.

Для освобождения лица от уголовной ответственности необходимо наличие материально-правовых и процессуальных оснований и условий. Материально-правовые основания можно разделить на две группы:

1) императивные - при наличии которых суд обязан прекратить уголовное дело. К этой группе относится освобождение от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием (ст.45 УК Украины), в связи с примирением виновного с потерпевшим (ст.46 УК Украины), в связи с истечением сроков давности (ст.49 УК Украины);

2) дискреционные - наличие которых дает суду право, но не обязывает его прекратить уголовное дело. Такие основания закреплены в ст.47 УК Украины (освобождение от уголовной ответственности в связи с передачей на поруки), ст.48 УК Украины (в связи с изменением обстановки), ст.97 УК Украины (освобождение от уголовной ответственности с применением принудительных мер воспитательного характера).

В отличие от суда, у следователя даже при наличии императивных материально-правовых оснований освобождения от уголовной ответственности, не возникает обязанности вынести постановление о направлении дела в суд для решения вопроса о его прекращении. И следователь, и прокурор вправе, как указано в ст.7, 72, 8, 10 УПК Украины, своим мотивированным постановлением направить дело в суд для решения вопроса о его прекращении. Уголовно-процессуальный закон предусматривает только два императивных основания для следователя и прокурора. В соответствии со ст.9 УПК Украины прокурор, а также следователь с согласия прокурора обязаны вынести постановление о направлении дела в суд для решения вопроса об освобождении обвиняемого от уголовной ответственности, если он, будучи несовершеннолетним, впервые совершил преступление небольшой тяжести и его исправление возможно без применения наказания. Статья 111 УПК Украины требует от прокурора и следователя вынесения постановления о направлении дела в суд для его дальнейшего прекращения при истечении сроков давности.

Довольно любопытная деталь: основания, относящиеся к одному виду освобождения от уголовной ответственности, могут в Уголовном кодексе быть сформулированными как дискреционные, а в Уголовно-процессуальном - как императивные. Например, ст.9 УПК Украины предписывает прокурору и следователю, при наличии оснований, предусмотренных ст.97 УК Украины, вынести мотивированное постановление о направлении дела в суд для решения вопроса об освобождении несовершеннолетнего от уголовной ответственности. Вместе с тем в части первой ст.97 УК Украины говорится о возможности, а не обязательности, освобождения несовершеннолетнего от уголовной ответственности, если его исправление возможно без применения наказания. Определение такой возможности отдано на усмотрение прокурора и следователя, которые, оценив собранные по делу доказательства, по своему внутреннему убеждению, руководствуясь законом, оценив данные, характеризующие личность несовершеннолетнего и ориентируясь на свой профессиональный опыт, могут вынести постановление о направлении дела в суд, а могут и составить обвинительное заключение.

Некоторые ученые негативно относятся к дискреционным полномочиям правоприменителя при решении вопроса об освобождении от уголовной ответственности и предлагают их упразднить.22 Однако такое предложение фактически представляет собой отказ от оценки доказательств по внутреннему убеждению. Ведь установить наличие оснований освобождения от уголовной ответственности невозможно без оценки материалов уголовного дела. Более того, принятие решения о направлении дела в суд и его прекращение судом с освобождением от уголовной ответственности никоим образом не означает, что эти решения принимаются произвольно. Усмотрение следователя, прокурора и суда зиждется на имеющихся в деле материалах дела, их оценке по внутреннему убеждению, основанному на законе, в результате чего эти субъекты выбирают одну из предусмотренных законом форму окончания производства по делу. Мотивируя свое решение, каждый субъект уголовного судопроизводства объясняет, почему именно избранное им процессуальное решение является в данном случае законным, обоснованным и справедливым. Другие решения, при имеющихся основаниях и условиях, законными, обоснованными и справедливыми быть не могут. Поэтому, принимая решение по своему усмотрению, следователь, прокурор, суд выбирают одно из нескольких решений, предусмотренных законом, но не любое, а только и исключительно то, которое основывается на собранных доказательствах, оцененных по внутреннему убеждению, и является законным в данном конкретном случае.23

Статья 71 УПК Украины предусматривает общий порядок прекращения уголовного дела в связи с освобождением от уголовной ответственности. Часть вторая этой статьи гласит: "До направления уголовного дела в суд лицу должна быть разъяснена суть обвинения, основание освобождения от уголовной ответственности и право возражать против прекращения дела по этому основанию". Законодатель не употребляет здесь термин "обвиняемый" и может создаться ложное впечатление о том, что обвинение по этим уголовным делам не предъявляется, а только разъясняется его суть. Однако, в соответствии со ст.133 УПК Украины обвинение должно быть предъявлено не позднее двух дней с момента вынесения следователем постановления о привлечении лица в качестве обвиняемого. Следователь оглашает обвиняемому постановление о привлечении в качестве обвиняемого, разъясняет суть предъявленного обвинения и вручает копию постановления о привлечении в качестве обвиняемого (ч.2 ст.140 УПК Украины). После ознакомления обвиняемого с постановлением он должен быть допрошен следователем (ст.143 УПК Украины). Таким образом, часть вторая ст.71 УПК Украины содержит только некоторые требования порядка предъявления обвинения и допроса обвиняемого, предусмотренные ст.133 - 146 УПК Украины. Представляется, что законодатель поступил бы более удачно, если бы в ч.2 ст.71 УПК Украины сформулировал отсылочную норму к ст.133 - 146 УПК Украины, обязав следователя, считающего возможным направить дело в суд для его прекращения с освобождением от уголовной ответственности, соблюдать порядок предъявления обвинения и допроса обвиняемого в присутствии защитника.

Вынести постановление о направлении дела в суд для решения вопроса о его прекращении с освобождением от уголовной ответственности можно, только если обвиняемый против этого не возражает. Представляется, что следователь обязан составить отдельный протокол, о разъяснии обвиняемому основания прекращения уголовного дела и если обвиняемый согласен с прекращением дела по указанному основанию, об этом должна быть сделана отметка в протоколе, удостоверенная подписью обвиняемого. Если же обвиняемый возражает против прекращения уголовного дела по указанному в протоколе основанию, то производство по делу продолжается в общем порядке.

Согласие обвиняемого на прекращение уголовного дела с освобождением от уголовной ответственности часто связывают с необходимостью признания им своей вины в инкриминируемом преступлении. Если лицо не признает себя виновным, пишет Х.Д.Аликперов, и возражает против прекращения уголовного дела, либо не признает себя виновным или признает частично, но при этом не возражает против прекращения уголовного дела, то предварительное (досудебное) расследование по делу продолжается в обычном порядке.24 Данное утверждение слишком категорично. Признание обвиняемым своей вины в совершенном преступлении может рассматриваться в двух аспектах - формально-юридическом и фактическом.

Формально-юридическое признание себя виновным имеет место, когда обвиняемый положительно отвечает на вопрос о своей виновности и это фиксируется в протоколе его допроса. Фактическое признание обвиняемым себя виновным в предъявленном обвинении выражается в его деятельности по оказанию помощи в раскрытии и расследовании преступления, возмещении причиненного преступлением вреда, согласием на прекращение уголовного дела с освобождением от уголовной ответственности. Совершенно не обязателен, при этом, положительный ответ на вопрос о виновности, задаваемый обвиняемому при его допросе. Он может признать свою вину частично или полностью, не признать ее, но из правдивых и обстоятельных показаний обвиняемого, его сотрудничества со следствием, положительного посткриминального поведения выраженного в возмещении причиненного преступлением материального ущерба и заглаживании морального вреда, согласии с прекращением уголовного дела по нереабилитирующим основаниям можно сделать объективный вывод о фактическом признании обвиняемым своей вины в совершении преступления. Необходимо также учитывать, что вина лица в совершении преступления устанавливается уполномоченными лицами и органами в процессе производства по уголовному делу и не зависит от субъективного отношения обвиняемого к предъявленному ему обвинению.

Признание обвиняемым своей вины в совершенном преступлении не является показателем полноты, всесторонности и объективности досудебного следствия. Такое признание представляет собой субъективное отношение обвиняемого к предъявленному обвинению. Вопрос о наличии в действиях лица состава преступления недопустимо ставить в зависимость от того, признает ли оно себя виновным.25 Изложенное позволяет утверждать, что признания обвиняемым своей вины не требуется для вынесения постановления о направлении дела в суд для решения вопроса о его прекращении с освобождением от уголовной ответственности. Решение о направлении дела в суд для прекращения принимается с учетом полноты, всесторонности и объективности досудебного расследования, а также при наличии материально-правовых и процессуальных оснований для его прекращения, если против этого не возражает обвиняемый.

Представляется, что нельзя ставить в зависимость от субъективного желания обвиняемого и форму окончания производства по уголовному делу, что предлагает Ю.М.Грошевой. "К общим условиям применения любого вида освобождения от уголовной ответственности, - пишет он, - может быть отнесено согласие подсудимого на принятие судом этого решения, что является важной гарантией обеспечения его права на защиту"26. И далее: "…представляется, что в качестве общих условий следует также предусмотреть в законе неприменение освобождения от уголовной ответственности в отношении лиц…не признающих себя виновными…"27 Позиция Ю.М.Грошевого выглядит непоследовательной. В цитируемой работе на странице 136 он утверждает, что доказанность состава преступления в действиях обвиняемого не может зависеть от признания им себя виновным, то есть от его волеизъявления. Такая позиция полностью совпадает с публично-диспозитивным28 началом уголовного судопроизводства, где публичность выражает его государственную сущность, суть которой в том, что защита общества и граждан от преступных посягательств является важной и ответственной обязанностью правоохранительных органов, а не самих граждан29. В соответствии с этим принципом орган дознания, следователь и прокурор обязаны возбудить уголовное дело и осуществить его производство полно, всесторонне и объективно, а суд должен, рассмотрев его по существу, вынести законное обоснованное и справедливое решение с учетом, но независимо от процессуальной позиции участников уголовного судопроизводства.

Диспозитивность в уголовном судопроизводстве представляет собой имеющуюся у сторон возможность свободного распоряжения своими процессуальными правами и свободного отстаивания ими своей процессуальной позиции по собственному усмотрению. В соответствии с принципом диспозитивности (ч.5 ст.161 УПК Украины) стороны, в частности, пользуются свободой в предоставлении доказательств, их исследовании и обосновании их убедительности перед судом.30

Свобода распоряжения процессуальными правами и отстаивания процессуальной позиции не включает в себя возможность выбора формы окончания уголовного судопроизводства. Последний - прерогатива органов и должностных лиц, осуществляющих производство по уголовному делу. Форма окончания уголовного судопроизводства имеет ярко выраженный публичный характер и не может зависеть от волеизъявления обвиняемого (подсудимого).

Давая согласие на направление дела в суд, для решения вопроса о его прекращении с освобождением обвиняемого от уголовной ответственности, прокурор выполняет функцию обвинения и никакую другую. В соответствие с ч.1 ст.2321 УПК Украины получив от следователя уголовное дело, поступившее в порядке, предусмотренном статьями 7, 71, 72, 73, 8, 9, 10 и 111 УПК Украины, прокурор проверяет полноту проведенного расследования, законность и обоснованность постановления следователя о направлении дела в суд. Эти полномочия прокурора по своей сути являются элементами функции обвинения. Хотя в ст.2321 УПК Украины ничего не говорится о проверке прокурором законности и обоснованности предъявленного на досудебном следствии обвинении, однако он не может избежать проверки этого обстоятельства. Представляется, что ст.228 УПК Украины имеющая наименование "Проверка прокурором дела с обвинительным заключением" все-таки содержит общие требования, предъявляемые к действиям прокурора проверяющего поступившее к нему расследованное уголовное дело независимо от формы окончания досудебного следствия. Проверочная деятельность прокурора - это не столь следствие функции надзора за исполнением законов органами, осуществляющими досудебное следствие, сколь функции поддержания государственного обвинения в суде (ст.5 Закона Украины "О прокуратуре"). Действительно, дав письменное согласие с постановлением следователя и направив дело в суд (ст.2321 УПК Украины) прокурор выражает готовность доказать виновность обвиняемого в судебном заседании и обосновать необходимость воздержаться от привлечения его к уголовной ответственности. Вопрос об освобождении от уголовной ответственности может иметь место только тогда, когда обвинение доказано. Поэтому по этим уголовным делам прокурор обязан исполнить возложенную на него функцию обвинения, достоверно и убедительно доказав виновность обвиняемого (подсудимого) в совершенном преступлении в судебном заседании, и доказать наличие оснований для освобождения его от уголовной ответственности. Два эти момента в единстве составляют в данном случае элементы функции обвинения. Исходя из сказанного, представляются неудачными положения ст.248 УПК Украины разрешающей прекращение уголовного дела с освобождением от уголовной ответственности в стадии предварительного рассмотрения дела судьей. Порядок предварительного рассмотрения исключает состязательность судебного разбирательства, вопросы, разрешаемые в этой стадии, направлены на создание условий для рассмотрения дела по существу в суде первой инстанции. Сама стадия предварительного рассмотрения дела не обладает необходимыми процессуальными средствами и условиями для определения виновности обвиняемого в совершении преступления. Здесь прокурор обосновывает возможность назначения дела к судебному разбирательству, а не поддерживает государственное обвинение. Он всего лишь оценивает достаточность доказательств, для рассмотрения дела по существу судом первой инстанции, и ссылается на отсутствие процессуальных препятствий для такого рассмотрения. Прекращение дела с освобождением обвиняемого от уголовной ответственности требует достоверного установления его виновности в совершении преступления. Допуская прекращение дела по этим основаниям, в стадии его предварительного рассмотрения, законодатель, фактически, побуждает прокурора поддерживать государственное обвинение явно в неприспособленных для этого процессуальных условиях при дефиците средств обвинения. Сохранение в новом уголовно-процессуальном законодательстве Украины ныне существующего порядка прекращения уголовного дела с освобождением от уголовной ответственности в стадии предварительного рассмотрения дела судьей недопустимо.

Решение вопроса об освобождении от уголовной ответственности может иметь место только в судебном заседании при рассмотрении уголовного дела по существу. Такая позиция наиболее последовательно отстаивается в работах Ю.М.Грошевого. Он считает, что решение судеи об освобождении подсудимого от уголовной ответственности в стадии судебного разбирательства должно процессуально закрепляться не в определении (постановлении), а в приговоре31. Разделяя концептуальную направленность взглядов Ю.М.Грошевого отметим некоторые противоречия его позиции. Предлагая принимать решение об освобождении от уголовной ответственности в стадии судебного разбирательства он, на этом основании, выделяет три вида приговоров: обвинительный, оправдательный и освобождающий лицо от уголовной ответственности.32 С такой классификацией приговоров согласиться нельзя. Ведь при разрешении дела по существу суд, будучи органом судебной власти, обязан определить: виновен или невиновен подсудимый. Поэтому вопрос о виновности является основным вопросом судебного разбирательства. Не разрешив этого вопроса по существу нельзя и решить вытекающий из него вопрос - вопрос об освобождении от уголовной ответственности. Ю.М.Грошевой критикуя позицию С.Г.Келиной о том, что освобождение от уголовной ответственности лица означает отказ государства от отрицательной оценки его поведения в форме обвинительного приговора33, подчеркивает, что оценка степени общественной опасности преступления и подсудимого, социальное, аксиологическое и правовое ее содержание при освобождении подсудимого от уголовной ответственности и при вынесении обвинительного приговора различны.34 Мы полагаем, напротив, что все эти оценки преступления и личности подсудимого, при освобождении от уголовной ответственности и назначении наказания практически одинаковы за одним исключением: при освобождении подсудимого от уголовной ответственности указываются законные основания (материальные и процессуальные), запрещающие привлечение его к такой ответственности. Учет общественной опасности преступления и личности подсудимого влияет не на освобождение от уголовной ответственности, а на освобождение осужденного от наказания.

Подводя итог сказанному, отметим, что на наш взгляд, в новом уголовно-процессуальном законодательстве Украины, освобождение подсудимого от уголовной ответственности должно оформляться обвинительным приговором суда. При этом здесь нет никакого противоречия, о котором пишет Ю.М.Грошевой. Он указывает, что предлагаемое решение обусловлено смешением оснований освобождения от уголовной ответственности и оснований освобождения от наказания.35 В действительности ничего подобного в данном случае нет. Привлечение к уголовной ответственности происходит с момента вступления приговора в законную силу. При этом, разумеется, все части приговора вступают в законную силу одновременно. Таким образом, обвинительным приговором одновременно подсудимый признается виновным, что является необходимым условием освобождения от уголовной ответственности, и, одновременно с этим, освобождается от нее. Во избежание недоразумений в данном вопросе было бы целесообразно в ст.88 УК указать, что вступление в законную силу обвинительного приговора суда с освобождением осужденного от уголовной ответственности судимости не влечет.

При ныне действующем порядке освобождения от уголовной ответственности на Украине, постановление судьи о прекращении уголовного дела с освобождением подсудимого от уголовной ответственности, по сути, является наравне с приговором актом правосудия, в котором обвинение разрешается по существу. Высказанная позиция подтверждается и нормами уголовного материального права. В соответствии со ст.46 УК Украины основанием освобождения от уголовной ответственности является примирение виновного (выделено мною - Д.Ф.), а не обвиняемого, с потерпевшим. Следовательно, освободить от уголовной ответственности можно только лицо, виновное в совершении преступления.


1 Доцент Национальной юридической академии Украины им. Ярослава Мудрого, кандидат юридических наук.

2 Богданов Ю.А. Сущность и явление. Киев, 1962. С. 81 - 82.

3 Вапнярчук В.В. Особливості процесуального становища особи, яка провадить дізнання. Харків, 2001. С.188 -189.

4 Туманянц А.Р. Контрольні функції суду в сфері кримінального судочинства. Харків, 2000. С.21.

5 По меткому замечанию Ю.М.Грошевого в судебных стадиях уголовного судопроизводства предмет доказывания по уголовному делу включает как общественно опасные действия (бездействия), вину лица, их совершившего, иные обстоятельства, указанные в ст.64 УПК Украины, так и правильность результатов познания в предшествующих стадиях уголовного судопроизводства, объективизированных в соответствующих процессуальных актах. См.: Грошевой Ю.М. Профессиональное правосознание судьи и социалистическое правосудие. Харьков, 1986. С.10 - 11.

6 Дмитриев Ю.А., Черемных Г.Г. Судебная власть в механизме разделения властей и защите прав и свобод человека.// Государство и право. 1997. № 8. С.48.

7 Старилов Ю.Н. Административная юстиция: Проблемы теории. Воронеж, 1998. С.71 - 72.

8 Лейст О.Э. Юридическая ответственность.// Общая теория государства и права. Академический курс в трех томах. Т.3. М. 2001. С.469.

9 Офіційний вісник України. 1999. №44. ст.2193. С.73

10 Там же.

11 Там же.

12 Там же.

13 Бажанов М.И. Уголовное право Украины. Общая часть. Днепропетровск,1992. С.24.

14 Лейст О.Э. Указ.соч. С.494.

15 Офіційний вісник України. 1999. № 44. ст.2193. С. 77.

16 Ткачевский Ю.М. Освобождение от уголовной ответственности // Курс уголовного права. Общая часть. В двух томах. Т.2: Учение о наказании. М. 1999. С.148; Комментарий к уголовному кодексу Российской Федерации. М., 2000. С.156; Курс российского уголовного права. Общая часть (под ред. В.Н.Кудрявцева, А.В.Наумова). М., 2001. С.631;

17 Постановление Конституционного Суда РФ по делу о проверке конституционности ст.6 УПК РСФСР в связи с жалобой гражданина О.В.Сушкова от 28 октября 1996 года.// ВКС РФ. 1996. №5.

18 Ткачевский Ю.М. Указ.соч. С.148.

19 Одна из последних монографий, где обосновывается упомянутая точка зрения: Вапнярчук В.В. Особливості процесуального становища особи, яка провадить дізнання. Харків, 2001. С.190 - 191.

20 Теплов В.А. Определение суда первой инстанции по уголовному делу. Саратов, 1977. С.110; Келина С.Г. Теоретические вопросы освобождения от уголовной ответственности. М. 1974. С.34.

21 Грошевой Ю.М. Профессиональное правосознание судьи и социалистическое правосудие. Харьков, 1986. С.128.

22 Аликперов Х.Д. Освобождение от уголовной ответственности. Москва - Воронеж, 2001. С.18.

23 Более подробно об усмотрении правоприменителя, его понятии и содержании см.: Аарон Барак. Судейское усмотрение. М. 1999.

24 Аликперов Х.Д. Указ.соч. С.10.

25 Грошевой Ю.М. Указ.соч. С.134.

26 Грошевой Ю.М. Указ.соч. С.140.

27 Грошевой Ю.М. Указ.соч. С.141.

28 О соотношении публичности и диспозитивности в уголовном процессе см.: Полянский Н.Н., Строгович М.С., Савицкий В.М., Мельников А.А. Проблемы судебного права. М. 1983. С. 170 - 180.

29 Курс советского уголовного процесса: Общая часть (под ред. А.Д.Бойкова и И.И.Карпеца). М. 1989. С.151.

30 Нове у кримінально-процесуальному законодавстві України. Харків, 2002. С.10.

31 Грошевой Ю.М. Указ.соч. С.128.

32 Там же.

33 Келина С.Г. Указ.соч. С.31.

34 Грошевой Ю.М. Указ.соч. С.129.

35 Грошевой Ю.М. Указ.соч. - С.137.

Новости МАСП

RSS импорт: www.rss-script.ru









Rambler's Top100
Hosted by uCoz