Смирнов А.В. Государство, общество, справедливость: энергетический подход. 2006.


kalinovsky-k.narod.ru

Уголовный процесс
Сайт Константина Калиновского

kalinovsky-k.narod.ru
Главная | МАСП | Публикации| Студентам | Библиотека | Гостевая | Ссылки | Законы и юрновости | Тесты | Почта

Смирнов А.В.
Государство, общество, справедливость: энергетический подход
// Философия и право. Материалы Международной научно-практической конференции. 28 февраля 2006 г. СПб.: Издательство СПбГУП, 2006. С. 108-110.


Если подходить к государству с точки зрения энергетики системы, то ключевыми понятиями для нее явятся эквивалентность и неэквивалентность энергетического обмена. Объяснение этому простое - для того, чтобы существовать социум должен получать энергию. Речь идет именно о получении энергии, а не вещества. Конечно, между природой и обществом имеет место и движение вещества. Однако рассмотрение вещественного обмена есть более низкий порядок системного анализа, ибо, ставя на одну доску вещество природы и вещество социума, принципиально не отличающиеся между собой и составляющие первичный субстрат и того и другого, мы, тем самым, вынуждены качественно уравнять и виды энергии, сопровождающие этот обмен, то есть говорить о циркуляции между социумом и природой естественной (механической, биохимической и прочей) энергии. Следовательно, если мы намерены выявить особенные черты обменного отношения "социум - природа" и на этой базе дать анализ более конкретным социальным явлениям, нам придется оперировать в первую очередь не понятием обмена веществ, а обмена энергиями.

Социальная форма движения материи предполагает и новый, специфический для общества вид энергии - социальный. Социальная энергия не сводима к естественной энергии, хотя и существует на ее материальной основе. Она отличается от всех прочих тем, что по сути, это энергия культуры, разума, то есть энергия ноосферы. Но откуда, из какого источника социум получает энергию? Очевидно, что общество непосредственно черпает энергию из окружающей природной среды в ее естественных формах, а государство опосредованно получает ее от общества, но не столько в природных, сколько в превращенных, социализированных формах. Таким образом, природа и общество, космос и социум находятся в отношениях системы и подсистемы. Энергетический обмен между ними может происходить тремя способами. Если социум поглощает из внешней среды столько же энергии, сколько выделяет в результате своей жизнедеятельности, то оно представляет собой систему в состоянии динамического равновесия (гомеостаза) с внешней средой. Никакого развития общества в таком случае не происходит - для этого просто нет лишней энергии. Энергетический обмен со средой полностью эквивалентен. Если социум потребляет из внешней природной среды больше, чем производит - он живет за счет природы, паразитируя на ней. Результатом является его деградация, так как общественные связи в таких "тепличных" условиях остаются невостребованными и упрощаются. Когда же социум генерирует энергию б?льшую, чем та, которую он черпает из природы, он получает возможность развиваться. Но где же социум может взять дополнительную энергию, превышающую ту, которую он получает непосредственно из природы? Только внутри самое себя - за счет усложнения внутренних связей и появления новых противоречий. "Не мир я пришел дать земле, но разделение; ибо отныне пятеро в одном доме будут разделяться; трое против двух и двое против трех". (Ев. от Луки. 12, 69).

На наш взгляд, в зависимости от способа получения обществом внутренней энергии можно различать - в качестве идеальных типов - закрытую и открытую общественные системы. Закрытая система как целое пытается решить энергетическую проблему в основном за счет неэквивалентного внутреннего обмена со своими элементами - индивидами, эксплуатируя, в первую очередь, их природную энергию в виде изъятия экономическими или внеэкономическими способами прибавочного, а в ряде случаев и части необходимого продукта. Непосредственным адресатом неэвивалентного обмена является социальная элита, которая перераспределяет в свою пользу общественный продукт. Понятие элиты в широком смысле сходно по своему значению с аристократией (власть лучших) или с меритократией (власть достойных). В. Парето наиболее важными в истории событиями считал судьбу правящего меньшинства: "История обществ есть большей частью история преемственности аристократий". Г. Моска полагал, что "во всех человеческих обществах, достигших известного уровня развития и культуры, политическое руководство в самом широком смысле слова, включающее административное, военное, религиозное и моральное руководство, осуществляется постоянно особым, т.е. организованным, меньшинством". (См.: История политических и правовых учений. / Под общ. ред. В.С. Нерсесянца. М., 1997. С. 707-710). Естественно, что субъектом общественного развития, требующего использования дополнительной энергии, является главным образом такая, политико-экономическая, элита. Политическая форма ее существования - это государство, которое возникает и функционирует лишь на таком этапе общественного существования, когда материальные условия позволяют не всем индивидам, а лишь части общества эффективно заниматься управленческим и творческим трудом в интересах сохранения и развития социальной целостности. Это, конечно, не означает, что в обществе развивается только элита (иначе, как объяснить появление ломоносовых и кулибиных?), но развитие социума происходит качественно и количественно неравномерно - более свободная элита, как правило, служит активным движущим элементом, демос же в основном следует в ее фарватере, пользуясь, в конечном счете, достижениями элиты. Если элита в силу тех или иных причин перестает работать на общество, сходит с рельсов как локомотив истории, происходит социальная трагедия, самым ярким примером которой может служить гибель Римской империи, а наиболее близким - развал СССР. Таким образом, государство нельзя определять ни как механизм лишь для поддержания власти господствующих классов, ни только как способ решения общих дел. Это нечто среднее -организация для поддержания политико-экономического господства элиты в целях решения общих дел. Отличительной особенностью государства всегда является то, что интересы отдельных индивидов, так или иначе, приносятся в жертву интересам сохранения и развития социальной целостности. По образному выражению П. Рикера, "государство есть неразрешимое противоречие рациональности и силы". Оно одновременно сочетает в себе образ зверя - "принцип Иоанна Богослова" и образ правосудия - "принцип апостола Павла". (См.: Ricoeur P. Political and Social Essays. Athena, 1974. P. 201, 208).

Открытое общество - пока не достигнутый нигде идеал, реальные ростки которого, однако, уже известны под именем информационного общества. Новая энергия ноосферы создается здесь не за счет перераспределения элитой в свою пользу общественного продукта (эксплуатации индивидов), а в результате освоения естественных внешних ресурсов путем тотального использования науки, знаний, которые делаются главной производительной силой, пришедшей на смену физической мышечной, машинной силе и конвейеру. Собственность приобретает главным образом информационную природу - от распространения среди многих индивидов она не уменьшается, а, напротив, растет. "Живя в рациональном обществе, где люди свободны, - пишет Айн Рэнд в своем романе "Атлант расправил плечи", признанном в 1991 г. одной из наиболее читаемых книг Америки, - вы получаете неизмеримый выигрыш: материальная ценность вашей работы определяется не только вашими усилиями, а усилиями наиболее талантливых умов в мире… Только идея в любой области рациональных усилий может распределиться среди любого количества людей, обогащая ее обладателей и ничего не требуя взамен, повышая их производительность, каким бы трудом они не занимались. Такова природа конкуренции между сильными и слабыми умами, такова структура эксплуатации, в которой вы обвиняете сильных".

Политико-экономическая элита при переходе к открытому обществу заканчивает свое существование, давая дорогу элите интеллектуальной. Главное отличие между ними состоит в том, что социальные мембраны, обычно разделяющие элиту и демос, в открытом обществе не просто становятся проницаемыми - они отсутствуют. Это значит, что элита взрывообразно расширяется и беспрепятственно пополняется, поскольку единственным условием вхождения в нее являются не политические и не экономические, а социально-антропологические факторы, а именно, способности и интеллект. Экономическая особенность открытого общества состоит в том, что все индивиды получают за свой труд действительный эквивалент тому, что они дали обществу, без обязательного перераспределения его части в пользу элиты. Открытое общество, не имеющее необходимости содержать политико-экономическую элиту, есть и предел идеи государства, которое разительно трансформируется. Социальное администрирование, конечно же, остается и здесь, но приобретает черты буквально правового государства: общество управляется с помощью информационного ресурса - права посредством юстиции, остальные функции государства уступают место общественному самоуправлению. Можно сказать, что в открытом обществе государство изживает в себе образ зверя, оставляя лишь образ правосудия.

Энергетический подход на основе принципа эквивалентности обмена позволяет также иначе взглянуть на природу и соотношения понятий права и справедливости. Представляется, что сущность права составляет понятие справедливости; право есть не что иное, как справедливость, возведенная в закон. То, что не справедливо, не имеет истинно правового содержания, нелигитимно.

Но что следует понимать под справедливостью? По Аристотелю, справедливость - это определенная характеристика таких отношений между людьми, которые нуждаются по своей природе в известной мере. "Итак, правосудность сия есть полная добродетель, [взятая], однако, не безотносительно, но в отношении к другому [лицу]". Опираясь на анализ работ Аристотеля (Никомахова и Большая Этика), исследователи выделяют три вида подобных отношений: распределения, обмена и воздаяния. Им соответствуют три разновидности справедливости: а) дистрибутивная, или распределительная; б) коммутативная, или обменивающая; в) ретрибутивная, или воздающая. При этом справедливость каждого из этих видов может быть либо разделяющей, либо уравнивающей. Дистрибутивная (распределительная) справедливость ведает распределением благ между членами общества на основании некоего принятого критерия, например: "каждому по его труду" (разделяющая справедливость) либо распределением благ поровну (уравнивающая справедливость). Коммутативная, т.е. обменивающая, справедливость предполагает либо равный пропорциональный обмен (например, эквивалентный товарообмен, т.е. уравнивающая коммуникативная справедливость), либо неравный пропорциональный обмен (например: обмен между господином и рабом, т.е. разделяющая коммуникативная справедливость). Наконец, ретрибутивная (воздающая) справедливость проявляет себя как в неравном пропорциональном воздаянии (наказание, пропорциональное степени общественной опасности деяния), так и в равном воздаянии, например в случае применения принципа талиона: "око за око, зуб за зуб". (См.: Б.Н.Кашников. Концепция общей справедливости Аристотеля: Опыт реконструкции. / Сектор этики Института философии РАН. Этическая мысль. Вып. 2. М.: ИФ РАН. 2001. С. 27-32). Однако при подобном подходе предмет справедливости - это лишь добродетель граждан, выражающаяся в их отношениях друг с другом по поводу обмена благами, а также добродетель государства, проявляющаяся в распределении благ и в правосудии. При этом в значительной мере теряется конечный практический результат, например, надлежащее распределение среди членов общества благ или соблюдение равновесия социума.

Вместе с тем, существует теоретическое представление о справедливости как условии сохранения гомеостаза, или социостаза общества, то есть такого его состояния, которое характеризуется динамическим равновесием. Так, К. Боулдинг рассматривает справедливость как "тягловую силу, приводящую в действие гомеостатический аппарат общества". (Boulding K. Social, Justice in Social Dynamics. Social Justice. N.Y., 1962. P. 73-92). Н. Гартман видел главной задачей справедливости обуздание грубого эгоизма и обеспечение идеи равенства. (См.: Hartman N. Ethik. Derlin und Leipzig, 1926. S. 381-383). Но состояние равновесия системы - это энергетическая характеристика, состоящая в том, что обмен системы энергией с окружающей средой таков, что позволяет сохранять ее целостность и самоидентичность.

Коль скоро общественный гомеостаз есть главная цель справедливости, последняя в конечном своем значении должна именоваться "высшей", в отличие от справедливости в отношениях между отдельными элементами социальной системы (индивидами), которую поэтому можно именовать "элементарной". Справедливость "высшая" - представляет собой характеристику энергетического обмена, но не между индивидами, а между социумом в целом и природной средой. Если этот обмен обеспечивает гомеостаз или, более того, развитие общества, все опосредующие такой обмен акты должны быть признаны справедливыми и легитимными. Например, действует ли справедливо и правомерно глава государства, отдавая приказ сбить захваченный террористами самолет, направленный ими на атомную электростанцию, когда при этом заведомо должны погибнуть и ни в чем не повинные пассажиры самолета? С точки зрения "высшей справедливости" действия главы государства абсолютно оправданы, ибо иное грозит всему обществу катастрофой, хотя для каждого невиновного пассажира это "элементарно" несправедливо. "Высшая" справедливость дает исток всем публичным отраслям права: государственному, административному, уголовному, всем видам судопроизводства и т.д.

"Элементарная" справедливость также участвует в сохранении гомеостаза общества, но путем обеспечения не внешнего, а внутреннего равновесия системы, предотвращая возмущения отдельных ее элементов. Она, в свою очередь, может быть разделена на два подвида: уравнивающая справедливость и справедливость индивидуальная. Первая, связанная с равным распределением благ, совершенно не учитывает особенностей индивида, а исходит лишь из антропологического равенства всех людей. Такая справедливость востребована во время стихийных бедствий, войн, вообще в экстремальных для тех или иных групп людей ситуациях. Индивидуальная же справедливость имеет место в процессе обмена (например, товарообмена между участниками рынка) и воздаяния (правосудие, благотворительность, социальное обеспечение, награды). Она пропорционально учитывает особенности личности, качество товара и т.д. "Элементарная" справедливость питает в основном отрасли частного права, хотя имеет значение и для права публичного (например, в части справедливости наказания в судопроизводстве).

Значение индивидуальной справедливости становится особенно велико в условиях открытого (или информационного) общества, поскольку именно творческая личность является здесь главным источником общественного развития. Более того, можно говорить, что "высшая" справедливость во многом конвергирует со справедливостью "индивидуальной". Чтобы убедиться в этом достаточно заглянуть в любую современную конституцию, где интересы личности названы превыше государственных прав.

 

Новости МАСП

RSS импорт: www.rss-script.ru






Юриспруденция Законы Международная ассоциация содействия правосудию

 




Rambler's Top100