Главная | МАСП | Публикации| Студентам | Библиотека | Гостевая | Ссылки | Законы и юрновости | Тесты | Почта
ГЛАВА VIII СУБЪЕКТЫ ДОКАЗЫВАНИЯ

        ¶ * ГЛАВА VIII СУБЪЕКТЫ ДОКАЗЫВАНИЯ§

        ¶N 1. ПОНЯТИЕ И КЛАССИФИКАЦИЯ СУБЪЕКТОВ ДОКАЗЫВАНИЯ§

     Субъекты доказывания  -  это  органы и лица,  играющие в доказывании не разовую или эпизодическую, а постоянную, длительную роль (хотя бы в пределах одной стадии процесса),  то есть:  а) осуществляющие доказывание (собирание, проверка,  исследование,  оценка доказательств) и ответственные за него,  б) имеющие  право  на активное и продолжительное участие в процессе доказывания для отстаивания своих  или  представляемых  интересов,  охраняемых  законом. Остальные   субъекты   процессуальных   прав  и  обязанностей  (не  субъекты доказывания) могут играть в доказывании  вспомогательную  или  эпизодическую роль,  не обладая при этом собственным процессуальным интересом.  Это: лица, играющие вспомогательно-техническую роль  в  доказывании  (перевод,  ведение протокола,  оказание  технической  помощи следователю в изъятии вещественных доказательств,  удостоверение  протоколов);  лица,  являющиеся   источниками сведений  о  фактах (доказательствах),  ими воспринятых или установленных на основе специальных познаний;  органы и  лица,  к  которым  обращены  разовые процессуальные  требования  следователя,  прокурора,  суда,  направленные на получение доказательств,  или которые осуществляют разовое же  представление их по своей инициативе.  Предложенная классификация изображена на схеме (см. стр. 495).      К субъектам    доказывания    следует    в   первую   очередь   отнести государственные органы,  ответственные за уголовное дело  на  каждой  стадии уголовного  процесса  (на  схеме-группа  1).  Указанные органы отличаются от других лиц и органов,  участвующих в доказывании,  следующими  существенными признаками:  1) будучи представителями государственного, публичного интереса в доказывании,  они  в  пределах  каждой  стадии  процесса  ответственны  за достижение его целей.  Органы государства,  ответственные за уголовное дело, обязаны обеспечить соблюдение  социалистической  законности  в  доказывании, объективность,  полноту,  всесторонность  исследования  обстоятельств  дела, реализацию принципов доказательственного  права  на  соответствующей  стадии процесса;  2)  как представители публичного интереса они являются субъектами обязанности доказывания в смысле собирания,  проверки, исследования и оценки доказательств;  3) только органы государства, ответственные на каждой стадии процесса  за  уголовное  дело,  выполняют  функцию  всестороннего,  полного, объективного  исследования  обстоятельств  дела  и  принятия решения по делу (передача  дела  в  следующую  стадию   процесса   или   его   окончательное разрешение); 4) как представляющие публичный интерес в доказывании, субъекты доказывания 1 группы наделяются властными полномочиями. Они, и только они, - органы применения норм процессуального (доказательственного) и материального права.  Они обязаны  устанавливать  (признавать  существующими)  юридические факты,  указанные в нормах доказательственного права и тем самым порождающие возникновение,  изменение  и  прекращение  процессуальных  правоотношений  в области  доказывани Важным признаком субъектов доказывания 1 группы является их обязательное участие в правоотношениях, возникающих в процессе доказывани Реализация   правоотношений   в   области  доказывания  путем  применения  в необходимых случаях  мер  процессуального  принуждения,  санкций  составляет обязанность только органов, ответственных за дело, и этим они тоже отличаютс от других лиц и органов,  участвующих в доказывании. Вопрос о круге органов, ответственных  за  дело  (субъектов  доказывания  1  группы),  не бесспорен. Представляется,  что к ним относятся как лица,  производящие дознание, так и органы   дознани   При  поручении  производства  предварительного  следствия нескольким следователям (ч.  3 ст.  129 УПК РСФСР) всех членов бригады, а не только  следователя,  принявшего  все  дело к производству,  следует считать субъектами доказывания,  хотя объем их  работы  по  делу,  как  правило,  не одинаков.  К  субъектам доказывания,  хотя и с ограниченной сферой действия, необходимо отнести также следователей  и  работников  дознания,  выполняющих процессуальные действия по отдельным поручениям (требованиям).       Правами субъекта доказывания обладает и начальник следственного отдела (п.  6-а ст. 34, ст. 127 УПК РСФСР). Прокурор, надзирающий за законностью на дознании и предварительном следствии,  является субъектом доказывания в  том смысле,  что он участвует в проведении следственных действий или проводит их самостоятельно,  санкционирует  ряд  следственных  действий,   связанных   с ограничением   прав   граждан,   оценивает  доказательства  после  окончания предварительного расследования и  решает  вопрос  об  их  достаточности  для вывода   о   виновности   и  передачи  дела  на  рассмотрение  суда.  Иногда высказывается точка зрения,  что к числу субъектов  доказывания  не  следует относить  суд,  так  как  он не доказывает заранее выдвинутый тезис.  С этим нельзя   согласитьс   Поскольку   в   понятие   доказывания   включена   вся процессуальная  деятельность  по собиранию,  закреплению,  проверке и оценке доказательств,  то,  естественно,  что субъектом доказывания является и суд. Роль  суда  в  доказывании  состоит в том,  что он самостоятельно собирает и исследует имеющиеся в деле и  дополнительно  представленные  доказательства. Субъектом доказывания является суд как первой, так и кассационной, надзорной инстанции,  а  также  суд,  пересматривающий  дело   по   вновь   открывшимс обстоятельствам,  хотя задачи,  характер и объем доказывания на этих стадиях процесса различны.  Субъектами доказывания II группы (см.  схему) могут быть как государственные органы (прокурор в суде, гражданский истец и гражданский ответчик-юридические лица),  так и граждане (их представители), отстаивающие в    уголовном   деле   соответственно   государственный   или   собственный (представляемый) законный  интерес,  а  равно  представители  общественности (общественный   обвинитель   и   общественный  защитник).  Отличи  субъектов доказывания этой группы от органов, ответственных за уголовное дело, состоят в  следующем:  1) субъекты доказывания II группы не несут непосредственной и основной ответственности за исследование  обстоятельств  дела  и  достижение задач   доказывания  на  данной  стадии  процесса,  хотя  их  процессуальная деятельность способствует этому;  2) они не являются субъектами  обязанности собирания, проверки и оценки доказательств, однако на некоторых из них может быть  возложена  обязанность  доказывать  заранее   сформулированный   тезис (доказывание виновности обвиняемого прокурором) ; 3) субъекты доказывания II группы участвуют в процессе доказывания с определенных, заранее обозначенных позиций.   Надо  отметить  вместе  с  тем,  что  государственный  обвинитель одновременно,  как прокурор,  осуществляет  надзор  за  законностью.  Однако органу  надзора  за  законностью нередко психологически трудно осуществить в ходе судебного разбирательства всесторонний подход к участию в  доказывании, поскольку исходным тезисом для этого участия служит обвинительное заключение По действующему законодательству (ст.  248 УПК РСФСР) прокурор в суде первой инстанции  выполняет обвинительную функцию,  и этим он отличается от органа, ответственного за дело на  данной  стадии  процесса,  -  суда;  4)  субъекты доказывания  II группы не обладают властными полномочиями в доказывании,  не являются  органами  применения  права  Они   не   могут   реализовать   свою правоспособность в области доказывания без решения органа, ответственного за дело.  Эти  субъекты   не   устанавливают   юридических   фактов,   влекущих возникновение и развитие правоотношений, не применяют процессуальных санкций и процессуального принуждени  В  их  правоотношениях  с  другими  субъектами доказывани обязательно участие органа, ответственного за дело (трехстороннее правоотношение).  При  нарушении  прав  в  доказывании  они  могут  заявлять ходатайства,  подавать жалобы и т.  п" но не обладают возможностью устранить нарушение самостоятельно.  Показав различие между субъектами доказывания 1 и II  групп,  необходимо выявить то общее,  что их объединяет в единое понятие субъектов  доказывани  Тем  самым  мы  одновременно  отделим  их  от  других субъектов процессуального права,  вовлекаемых в доказывание (группы III, IV, V).  1) Субъекты доказывания II группы, как и органы, ответственные за дело, осуществляют  одну  из трех основных уголовно-процессуальных функций,  тогда как остальные субъекты процессуального  права,  привлекаемые  к  доказыванию (группы  III,  IV,  V),  этих функций не выполняют.  Субъекты подгрупп 11-А, 11-Б,  П-В  (см.  схему)   (государственный   и   общественный   обвинитель, потерпевший  и  т.  д.  )  объединены  по  тому  признаку,  что их участие в доказывании под углом зрения личных и представляемых (в том числе публичных) интересов,   по   общему   правилу,   усиливает  позиции  обвинения,  служит осуществлению функции обвинени  Участие  в  процессе  доказывания  субъектов доказывания  подгруппы  II-Г усиливает позиции защиты,  служит осуществлению функции защиты (обвиняемый,  защитник,  гражданский ответчик и т.  д.  ). 2) Субъекты  доказывания  II  группы  сближаются с органами,  ответственными за дело,  и тем,  что они делают предметом  обсуждения  и  оценки  доказанность обвинения  в  целом  и,  таким  образом,  могут  "выразить  свое суждение по основным вопросам, составляющим сущность дела" 3) К субъектам доказывания II группы  относятся  только  те лица и органы,  которые отстаивают в уголовном деле какой-то интерес - публичный,  общественный,  ведомственный или частный (охраняемый законом). Это отличает их от других лиц и органов, вовлекаемых в доказывание (свидетелей,  экспертов,  переводчиков и т.  д.  ),  не  имеющих собственного интереса в доказывании.       Особое место  занимает  в   рассматриваемой   группе   государственный обвинитель,  выступающий  в  суде от имени государства.  Вместе с тем высшим носителем и хранителем публичного (государственного) интереса в этой  стадии процесса  является  суд,  которому  доверено  разрешение  дела  по существу. Поэтому прокурор в суде включен во II группу субъектов доказывания в отличие от  прокурора  на предварительном следствии,  входящего в 1 группу.  Интерес вообще,  как  и  интерес,  защищаемый  субъектами  доказывания,  по   своему характеру объективен.  Он существует и определен законом независимо от того, как  его  понимает  соответствующий  субъект  доказывания   (который   может действовать и вопреки своему подлинному интересу).  Отсюда возможная разница между  законным  интересом  и  интересом  конкретного  субъекта   доказывани Выявление подлинных,  а не мнимых интересов субъектов доказывания составляет предпосылку законодательного их признания и наделения соответствующих лиц  и органов  такими процессуальными правами,  которые необходимы для отстаивания этих интересов.  Субъекты доказывания I группы  -  носители  государственных интересов.   Процессуальные  права  субъектов  доказывания  II  группы  есть средства реализации их собственных  или  представляемых  интересов,  которые благодаря  правовой защите трансформируются в процессуальные интересы.  Так, основной процессуальный интерес потерпевшего и гражданского истца (подгруппа "В" группы II),  как он определен законом, состоит в изобличении и наказании преступника.  Потерпевший получает от этого моральное, а гражданский истец - материальное  удовлетворение.  Некоторые  потерпевшие  и  гражданские  истцы действуют не в соответствии со  своими  объективными  интересами,  используя свои  процессуальные права для защиты преступников.  Но их так немного,  что ими  можно  пренебречь  при  выявлении  и  определении  в  законе  интересов "среднестатистического" потерпевшего и гражданского истца. Участие субъектов доказывания  подгруппы  "Г"  группы  II   в   процессе   доказывания   также осуществляется   под   углом  зрения  определенных  личных  (представляемых) интересов.  Закон  охраняет  интерес  всякого   лица,   подозреваемого   или обвиняемого  в  совершении  преступления,  состоящий  в естественном желании защититься от необоснованных,  с его точки  зрения,  обвинений  или  указать смягчающие  ответственность  обстоятельства.  Неизвестно,  будет  ли признан обвиняемый впоследствии виновным,  но до тех пор,  пока  виновность  его  не установлена, интерес обвиняемого защитить самого себя признается законным, и для этого вводятся определенные процессуальные гарантии (право  на  защиту). Важным  признаком  субъектов  доказывания  II  группы,  вытекающим  из ранее рассмотренных признаков,  является их активное и продолжительное  участие  в доказывании.  Они  представляют  доказательства,  ведут допрос (с разрешения суда)  обвиняемого,  свидетелей,  потерпевших,  ставят  вопросы   экспертам, осматривают  (вместе  с  судом)  вещественные  доказательства  и  документы, оценивают доказательства  и  обосновывают  перед  судом  выводы,  к  которым пришли.  Тем  самым  объективно  они  помогают следователю и суду проверять, собирать,  исследовать и правильно оценивать доказательства,  отстаивая  при этом  собственные (представляемые) интересы.  Связь между доказательственной деятельностью  органов,  ответственных  за  дело,  и  субъектов  II   группы настолько  тесна  и  неразрывна,  что те и другие с полным основанием должны быть объединены единым  понятием  субъекта  доказывани  За  пределами  этого понятия  остаются  прочие субъекты процессуальных прав и (или) обязанностей, привлекаемых к доказыванию (группы  III-V),  о  функциях  которых  говорится применительно  к  характеристике  отдельных действий по собиранию и проверке доказательств.

        ¶N 2. ОБЯЗАННОСТЬ ДОКАЗЫВАНИЯ§

     Проблема обязанности  доказывания  в   советском   уголовном   процессе распадается на два связанных между собою вопроса: а) какие лица и органы и в каком объеме несут эту обязанность и б) какие участники процесса не являются субъектами  обязанности  доказывани  С  точки зрения обязанности доказывания представляется необходимым разделить всех субъектов доказывания на следующие категории:  1.  Лицо, производящее дознание, следователь, прокурор и суд, т. е.  органы государства, осуществляющие обязанность доказывания в том смысле, что  они  собирают,  проверяют  и оценивают доказательства в соответствующих стадиях,  всесторонне,  полно и объективно исследуют обстоятельства дела. 2. Обвиняемый,  в отношении которого имеется прямое указание закона, что на нем не лежит обязанность  доказывания  по  уголовному  делу.  3.  Иные  субъекты доказывания  с  самостоятельными  или представляемыми интересами в уголовном деле,  которых следует разделить на три  группы:  а)  лица,  отстаивающие  в уголовном  деле  собственные  интересы  -  потерпевший,  гражданский истец и гражданский ответчик.  Они вправе,  но не  обязаны  что-либо  доказывать  по уголовному  делу  Из  этой  группы выделен обвиняемый как центральная фигура уголовного  процесса;   б)   лица,   осуществляющие   обязанность   защищать обвиняемого  (адвокаты)  или  представлять законные интересы иных участников судопроизводства   (представители   потерпевшего"   гражданского   истца   и гражданского ответчика).  Эти лица доказывают невиновность обвиняемого,  или смягчающие ответственность обстоятельства,  либо обстоятельства,  лежащие  в основе  процессуальных  требований  представляемых ими лиц;  в) общественные обвинители  и  общественные  защитники,   а   также   близкие   родственники обвиняемого,  иные частные лица, допущенные в качестве защитников, защитники - представители профессиональных союзов или иных  общественных  организаций; близкие   родственники   потерпевшего,  гражданского  истца  и  гражданского ответчика,  допущенные в  качестве  их  представителей  по  делу.  В  основе деятельности  этих  лиц  в  суде  лежит  моральная  обязанность  доказывания соответствующих   обстоятельств,   возложенная   на   них    соответствующим коллективом   или  вытекающая  из  родственных  (иных  личных)  отношений  с обвиняемым (иным  участником  процесса).  Ниже  будет  рассмотрена  проблема обязанности   доказывания   применительно   к  деятельности  указанных  выше субъектов доказывани       Суд, прокурор,  следователь  и  лицо,  производящее дознание,  обязаны принимать все предусмотренные законом  меры  для  всестороннего,  полного  и объективного исследования обстоятельств дела,  выявлять как уличающие, так и оправдывающие   обвиняемого,   а   также   отягчающие   и   смягчающие   его ответственность   обстоятельства.   При   этом   они  не  вправе  перелагать обязанность доказывания на обвиняемого (ст.  14  Основ).  В  этом  положении закона изложена суть обязанности доказывания в советском уголовном процессе. В соответствии с нею  вся  деятельность,  направленная  на  выяснение  того, совершено  ли  преступление,  какое  именно  и кто его совершил,  составляет обязанность  органов  государства,  ответственных  за  уголовное  дело.  Эта деятельность:   а)   включает  не  только  обоснование  конечного  тезиса  о виновности (невиновности) по совокупности собранных доказательств,  но и  их собирание,  проверку  и  оценку  на  предварительном  следствии  и суде;  б) распространяется не только на виновность или невиновность,  но и  на  другие элементы предмета доказывания (ст.  15 Основ,  ст. 68 УПК РСФСР), а равно на факты, служащие основанием для выводов об элементах предмета доказывания; в) обеспечивает  охрану  законных  интересов  обвиняемого  и  других участников процесса - потерпевшего,  гражданского истца,  гражданского ответчика. Таким образом,  обязанность доказывания,  лежащая на лице,  производящем дознание, следователе, прокуроре и суде, по существу совпадает с обязанностью полного, всестороннего  и  объективного  исследования  всех  обстоятельств уголовного дела,  возложенной  законом   на   эти   органы.   В   литературе,   однако, сформулирована и иная точка зрения,  понимающая под обязанностью доказывания только обоснование доказательствами ранее выдвинутого обвинительного тезиса. Ее  сторонники считают,  что правило об обязанности доказывания представляет лишь регулятор процессуальной нагрузки  в  доказывании  между  обвинением  и защитой  и  что  обязанность  доказывания  возложена  лишь  на  прокурора  - государственного  обвинител  Вполне  естественно,  что  они  применяют  свою концепцию   только   к   стадии  судебного  разбирательства,  где  возникает надобность в таком распределении.  Но ведь доказывание  осуществляется  и  в стадии   предварительного   расследования,   где  речь  идет  не  о  заранее сформулированном тезисе,  а об обязанности собирать,  проверять и  оценивать доказательства и,  таким образом, раскрыть (доказать) преступление, если оно было совершено. Аналогичную обязанность по точному смыслу закона выполняет и суд в стадии судебного разбирательства. Между тем сторонники рассматриваемой точки зрения исключают его  из  числа  субъектов  обязанности  доказывани  В конечном  счете такое понимание обязанности доказывания приводит сторонников этой точки зрения к неверному утверждению,  что  суд  вообще  не  занимается доказыванием,   ибо   он   в   судебном  следствии  не  обосновывает  только обвинительный или только оправдательный тезис,  а объективно  исследует  все обстоятельства  дела Несостоятельность этой концепции - в отрыве логического доказывания   тезиса   от   процессуального   собирания    и    исследования доказательств, т. е. в необоснованно узком понимании доказывания в уголовном процессе. Деятельность следователя, прокурора (на предварительном следствии) и  суда  по  собиранию,  проверке  и  оценке  доказательств,  т.  е.  основа логического доказательства,  его "база" без должных оснований  оставлена  за пределами  понятия  доказывани  Когда мы говорим об обязанности доказывания, осуществляемой следователем и судом,  то имеет в виду прежде  всего  процесс отыскания   доказательственного   материала,  необходимого  для  обоснования тезиса,  который будет сформулирован  в  завершающей  части  доказывания  (в обвинительном заключении, приговоре, постановлении, определении) Обязанность же  доказывания,  осуществляемая  прокурором  в  судебном   разбирательстве, охватывает   деятельность  по  обоснованию  доказательствами  обвинительного тезиса,  выдвинутого прокурором еще  до  начала  судебного  разбирательства. Поэтому   его  деятельность  принимает  характер  обоснования  (доказывания) тезиса, сформулированного в обвинительном заключении; она распадается на два этапа,  а именно: участие прокурора в судебном следствии и обоснование перед судом обвинительного тезиса (участие прокурора в судебных прениях).       Однако в  ходе  судебного  исследования  доказательств  прокурор может убедиться в том,  что тезис,  сформулированный в  обвинительном  заключении, неправилен  или  неточен.  В  этом  случае  прокурор  обязан  отказаться  от обвинения или изменить его формулировку. Обязанность доказывания в советском уголовном процессе представляет собой разновидность юридической обязанности. Юридическая обязанность  -  это  требуемые  законом  вид  и  объем  должного поведения лица, соответствующие субъективному праву другого лица Обязанность эта состоит в требовании  совершать  (веление)  или  не  совершать  (запрет) определенные    действи    Юридической   обязанности   всегда   противостоит субъективное право,  они не существуют независимо друг от друга.  Исполнение юридических обязанностей, в том числе вытекающих из должностной компетенции, обеспечивается прежде всего сознанием общественного и государственного долга со стороны должностных лиц и граждан - субъектов указанных обязанностей.  Но кроме  того,  исполнение  этих  обязанностей   обеспечивается   возможностью применения   правовых   санкций.   Эти   общие   положения,  характеризующие юридическую  обязанность  в  советском  праве,  имеют  прямое  отношение   к обязанности  доказывания  в  уголовном  процессе.  Устанавливая  обязанность доказывания лица,  производящего дознание,  следователя,  прокурора и  суда, закон  выдвигает  перед ними требование собирать,  процессуально закреплять, проверять,  оценивать  доказательства  и  обосновывать  ими  соответствующие процессуальные  акты.  Обвиняемый,  напротив,  освобождается  от обязанности что-либо доказывать.       Обязанности доказывания, лежащей на указанных государственных органах, в  правоотношении  одновременно  соответствуют:  а)  право   и   обязанность соответствующих   вышестоящих   органов  требовать  от  лица,  производящего дознание,  следователя,  прокурора и суда надлежащего выполнения лежащей  на них обязанности доказывания;  б) право участников судопроизводства с личными или представляемыми интересами требовать от органов,  ответственных за дело, установления всех обстоятельств дела и с этой целью собирания,  закрепления, проверки и  оценки  доказательств.  Обязанность  доказывания  реализуется  в конкретных   процессуальных   правоотношениях.  В  них  органы  государства, ответственные  за  производство  по  делу,  выступают  в   роли   субъектов, управомоченных на совершение определенных процессуальных действий и принятие процессуальных  решений.   Причем   когда   лицо,   производящее   дознание, следователь,  прокурор  (на  дознании,  предварительном  следствии) и суд на основе собранных и исследованных по  делу  доказательств  приходят  в  конце соответствующей  стадии  процесса  к  определенным  выводам,  то они обязаны доказать эти выводы,  т. е. обосновать доказательствами тезис (обвинительный или   оправдательный),   сформулированный   соответственно  в  обвинительном заключении,  постановлении (определении) о прекращении дела,  приговоре. Эти действия  также  входят  в  содержание обязанности доказывани Следовательно, применительно к органам государства,  ответственным за дело, нельзя говорить об  обязанности доказывани "виновности" или "невиновности" до тех пор,  пока не завершено исследование  доказательств  на  данной  стадии  процесса.  Что касается  прокурора  - государственного обвинителя,  то он несет обязанность доказывать виновность обвиняемого,  но не обязан доказать ее во что бы то ни стало.  Прокурор  нарушает  обязанность доказывания,  если не использует все предоставленные ему законом  возможности  для  обоснования  обвинения  перед судом.  Если  же  обвинение  в суде не подтвердилось и прокурор отказался от него,  то с этого  момента  характер  обязанности  доказывания,  выполняемой прокурором,  меняется:  он обязан обосновать отказ от обвинени Если прокурор не делает этого, он также нарушает обязанность доказывани       Реализация правоотношений,   возникающих   в   связи   с   исполнением обязанности  доказывания  органом   расследования,   прокурором   и   судом, обеспечивается   возможностью   применения   правовых  санкций  в  отношении должностных  лиц  и  органов,  не  выполняющих  или  плохо  выполняющих  эту обязанность   В   случаях  недобросовестного  или  преступного  невыполнения должностными лицами  лежащей  на  них  обязанности  доказывания  могут  быть применены   определенные   санкции   Наряду  с  обязанностью  доказывания  в литературе встречаетс понятие "бремя доказывания".       Бремя доказывания  (буквально  -  тяжелая  ноша,  груз) не равнозначно юридической обязанности.  Бремя доказывания присуще процессу  обвинительного типа,   где  оно  распределяется  между  сторонами,  причем  непредставление стороной  доказательств   в   обоснование   требований   влечет   невыгодные последствия,  т. е. неблагоприятное разрешение дела. Возникшее еще в римском праве  правило  о  распределении   бремени   доказывания   между   сторонами формулировалось следующим образом:  "Доказывает тот,  кто утверждает".  Речь шла о фактической необходимости доказать утверждение под угрозой  того,  что иначе  доказываемое  обстоятельство  не  будет принято судом во внимание при решении дела.  Учение о бремени доказывания было подробно развито в  работах буржуазных  юристов,  предложивших различные конструкции бремени доказывания (формальное,  материальное,  фактическое  бремя).  В   советском   уголовном процессе бремени доказывания ни в одном из указанных значений не существует. Участники процесса не утрачивают своих процессуальных требований,  если  они оказались  не  в  состоянии  доказать  их,  так  как  суд обязан принять все предусмотренные законом меры для установления истины.  В советском уголовном процессе  нет  распределения  бремени  доказывания  и в зависимости от того, доказывается  ли  состав  преступления   или   обстоятельства,   исключающие (смягчающие)   вину   и   ответственность.   Нельзя  принять  и  конструкцию фактического бремени доказывания, так как риск неустановления обстоятельств, представляющих интерес для того или другого участника, в советском уголовном процессе  достаточно  надежно  компенсируется  активной  ролью  следователя, прокурора,  суда  в  доказывании  и всем комплексом процессуальных гарантий. Если принять понятие "бремени доказывания", его пришлось бы распространить и на обвиняемого,  на которого падал бы риск,  что если он не будет доказывать оправдывающие обстоятельства, то следователь, суд не установят их. Между тем в  советском  процессе  такие случаи могут рассматриваться и рассматриваются только как серьезное нарушение закона. Однако с точки зрения всесторонности, полноты  и  объективности исследования обстоятельств дела чрезвычайно важно, чтобы обвиняемый, потерпевший, гражданский истец и другие лица, отстаивающие свои  или  представляемые  интересы  в  уголовном  деле,  принимали активное участие в доказывании.  Уклонясь от участия  в  доказывании  соответствующих обстоятельств  и создавая этим трудности для органов государства,  участники судопроизводства,  конечно,  в какой-то мере  создают  опасность  того,  что указанные  обстоятельства  останутся неустановленными или недостаточно полно установленными  и,  следовательно,  их  законные  интересы   останутся   без надлежащей судебной защиты. Этой опасности противостоит активна деятельность органов расследования,  прокурора и суда по доказыванию  всех  обстоятельств дела независимо от способности заинтересованных лиц доказать своп утверждени Однако  все  же  существует  определенная  вероятность  того,  что  активная деятельность следователя, прокурора и суда может оказаться недостаточной для достоверного и полного установления соответствующих обстоятельств дела, если заинтересованные   субъекты   процесса  не  будут  принимать  участия  в  их доказывании.  Сознание этого и желание защитить свой личный (представляемый) интерес  в  уголовном  деле  стимулирует  деятельное  участие  в доказывании обвиняемого,  потерпевшего,   гражданского   истца   и   Других   участников судопроизводства.  Это  не  бремя и не обязанность доказывания,  а реализаци права на участие в доказывании с  целью  защитить  свои  или  представляемые законные интересы.  Обязанность же доказывания возложена на суд,  прокурора, орган расследовани Презумпция невиновности обвиняемого  обусловливает  такое распределение   "нагрузки"   по  доказыванию  между  обвиняемым,  прокурором (судом]),  что  на  обвиняемого  не  возлагается   обязанность   доказывания невиновности.  По  этому  же принципу распределяется обязанность доказывания между органами предварительного расследования и обвиняемым.  Значит, неверно сводить проблему обязанности доказывания лишь к распределению нагрузки между обвинителем и обвиняемым в суде,  как это делают М.  С.  Строгович и  В.  М. Савицкий  Любые  доводы  обвиняемого  должны  быть  исследованы  в  процессе реализации этой обязанности.  "Суд не может безмотивно отвергнуть  показания подсудимого  в  свою защиту,  а должен указать в приговоре,  почему он им не верит и чем они опровергаются"  -  такой  тезис  был  предпослан  публикации определения  Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда СССР от 29 апреля 1970 г. по делу У. Подсудимый У., признавая свою вину в изнасиловании несовершеннолетней,  отрицал  в  то  же  время  разбойное  нападение на нее, утверждая,  что у него не было ножа,  которым,  как сказано в приговоре,  он угрожал  потерпевшей.  Одним  из  оснований  отмены  приговора  послужило то обстоятельство,  что  суд,  отклоня  показания  обвиняемого,  "не  указал  в приговоре,  почему  он  им  не  верит  и  чем они опровергаются" и вообще не исследовал,  "имел ли У.  нож и носил ли он  его  с  собой"  Таким  образом, обязанность опровержения доводов обвиняемого, выдвинутых им в свою защиту, и доказывания обстоятельств, исключающих его ответственность, лежит и на суде. Вместе   с   тем  обвиняемый  имеет  право  (но  не  обязан)  участвовать  в доказывании,  используя соответствующие процессуальные  права.  Смысл  этого двоякий:  во-первых,  создаются  гарантии  против  превращения обвиняемого в пассивный  объект  процесса,  против  переоценки  значения  его   показаний; во-вторых,   стимулируется   активна   деятельность   органов   государства, ответственных за уголовное дело, не только по изобличению преступников, но и по  обеспечению  справедливого,  объективного  подхода  к  оценке  их вины и ответственности по защите невиновных Обвиняемый не  обязан  доказывать  свои утверждения,  подтверждающие или опровергающие обвинение, а равно отыскивать доказательства в их подтверждение.  При отрицании вины обвиняемый не  обязан указывать  и  представлять  доказательства  своей невиновности.  Обнаружение такого рода доказательств - обязанность органов,  ответственных за уголовное дело.  Эта  мысль  отчетливо  выражена  в  определении  Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда СССР от 27 декабря 1968 г.  по делу А. и Б., которые были осуждены:  первый - за убийство, а второй - за соучастие в нем. "Не исследованы и показания  А.,  -  говорится  в  определении,  -  который, отрицая показания Б., заявлял, что Б. рассказал ему, как его учили в милиции давать на него показани А.  подчеркнул,  что об этом заявлении Б.  он тут же сообщил  работнику  тюрьмы  в  звании лейтенанта.  Однако указанный работник тюрьмы допрошен не  был,  хотя  А.  и  ходатайствовал  о  его  допросе"  Это послужило  одним  из  оснований  для отмены приговора и возвращения дела для доследовани Таким образом,  Верховный Суд СССР  признает  право  обвиняемого указывать лишь отдельные признаки,  по которым можно найти доказательства, и обязанность следственных органов собрать  и  проверить  эти  доказательства. Отказ от исследования обстоятельств, указанных обвиняемым в свое оправдание, - источник многих судебных ошибок.  Данные выборочного  исследования  причин судебных ошибок за 1968- 1969 гг.  показали,  что из общего числа отмененных обвинительных приговоров 23%  отменены потому,  что суды первой инстанции не проверяли или недостаточно проверяли обстоятельства, указанные обвиняемыми в свое оправдание.  Обвиняемый освобожден от обязанности  давать  показания  и помогать   тем   самым  изобличать  себя  или  сообвиняемых.  Поэтому  отказ обвиняемого от дачи показаний не может быть использован  как  доказательство его  виновности.  Недопустимы  любые  формы  принуждения  обвиняемого к даче показаний. Не существует угрозы применения к нему уголовно-правовых или иных санкций  за отказ от дачи показаний.  Закон исключает возможность применения не только прямого принуждения,  но и  незаконных  обещаний,  завуалированных угроз,  обмана  в целях получения от обвиняемого показаний или объяснений (в том числе при предъявлении для опознания,  проверке показаний на месте и  т. п.  ).  Участие  в  собирании  и проверке доказательств (постановка вопросов эксперту,  свидетелям, потерпевшим и т. д. ), а также в оценке доказательств (объяснения  относительно  значения  доказательств,  анализ  доказательств в судебных прениях и последнем слове) не обязанность обвиняемого, а его право. Обвиняемый  несет  обязанность  выполнять  законные требования следователя и суда,   направленные   на   отыскание    доказательств    (обыск,    выемка, освидетельствование,  экспертиза). Однако и в этих случаях па обвиняемого не возлагается обязанность доказывания;  ее  выполняют  следователь  и  суд,  а обвиняемый   не  должен  этому  препятствовать.  При  изложении  вопроса  об обязанности доказывания применительно к положению обвиняемого  в.  советском уголовном процессе некоторые авторы допускали серьезные ошибки. В частности, А.  Я.  Вышинский  пытался  перенести  на   нашу   почву   представления   о распределении   обязанности  доказывания  между  обвинителем  и  обвиняемым, выработанные англо-американской  доктриной  права.  В  соответствии  с  этой доктриной   обвинитель   обязан  доказать  обвинение,  а  обвиняемый  -  все возражения   против   обвинения   под   угрозой   того,   что   недоказанные обстоятельства  не  будут  приняты судом во внимание.  В советском уголовном процессе,  основанном на  принципе  всестороннего,  полного  и  объективного исследования  всех  обстоятельств  уголовного  дела,  установление истины не может быть поставлено в зависимость от того,  сумел ли  обвиняемый  доказать оправдывающие его обстоятельства или нет. Если же доказывание обстоятельств, оправдывающих обвиняемого,  рассматривать  как  обязанность  последнего,  то юридическая  неосведомленность  обвиняемого,  его неумение или неспособность представить нужные доказательства,  его инертность,  пассивность в  процессе доказывания  могут  привести  к  тому,  что  важные  для дела обстоятельства окажутся неустановленными. Пленум Верховного Суда СССР в постановлении от 18 марта  1963  г.    строгом  соблюдении  законов  при  рассмотрении  судами уголовных дел" осудил случаи,  когда объяснения подсудимого  отвергаются  по таким  мотивам,  которые  свидетельствуют  о  попытке переложить обязанность доказывать невиновность на самого подсудимого,  что категорически  запрещено законом.   Принципиальные  соображения  на  этот  счет  содержатся  также  в известном постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 27 декабря  1946  г. по  делу К.  Отменя приговор и определение и возвращая дело на доследование, Пленум указал:  "Как видно из... определения Коллегии, она в качестве одного из  основных доводов выдвинула принципиальное положение,  которое может быть сформулировано  таким  образом,   что   версия   обвиняемого   может   иметь доказательственную  силу  только  в том случае,  если сам обвиняемый докажет основательность своей версии,  и что следственные  органы  не  обязаны  сами собирать доказательства в пользу такой версии.  Это положение... находится в глубоком противоречии с основными принципами советского уголовного процесса, согласно которым всякий обвиняемый считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в установленном законом порядке...  ". С учетом сказанного нельзя согласиться и с точкой зрения, что обвиняемый, полностью или частично отрицающий обвинение обязан  указывать  или  представлять  доказательства  в подтверждение выдвинутого им в свою защиту утверждения 2. В действительности представление и указание доказательств  это  право  обвиняемого,  а  не  его обязанность.  Обвиняемого  нельзя  принудить  к  представлению  или указанию доказательств,  подтверждающих выдвинутый им  в  свою  защиту  тезис.  Такое принуждение, если оно было допущено, рассматривается как серьезное нарушение законности.       Органы расследования, прокурор и суд не должны рассчитывать на то, что обвиняемый обязательно укажет или представит доказательства,  подтверждающие выдвинутый   им   тезис.  Если  этот  тезис  действительно  колеблет  версию обвинения,  то собрать доказательства, необходимые для его проверки, обязаны следователь,  прокурор  и  суд,  а не обвиняемый.  Неопровергнутые показания обвиняемого о своей невиновности будут означать недоказанность виновности со всеми   вытекающими   последствиями.   Неосновательна   ссылка   сторонников рассматриваемой точки зрения на закон,  обязывающий  обвиняемого    других участников процесса) указать, в подтверждение каких обстоятельств необходимы доказательства,  об истребовании или получении которых он ходатайствует (ст. ст.   276,  131  УПК  РСФСР)  В  соответствии  с  законом,  ходатайствуя  об истребовании доказательств,  обвиняемый обязан указать,  для чего они  могут понадобиться  следователю  и суду.  Но,  ходатайствуя о проверке какого-либо обстоятельства,  обвиняемый в соответствии с законом не обязан указывать или представлять  доказательства,  с  помощью  которых  эту  проверку необходимо осуществить. Потерпевший, обладая широкими правами в доказывании, юридически не  обязан  ни  представлять  доказательства  в  обоснование  обвинительного тезиса,  ни убеждать следствие и суд в обоснованности обвинени Это относится и к случаям,  когда потерпевший выступает в качестве обвинителя по делам так называемого частного обвинения (ст.  27 УПК РСФСР).  Известно,  что в случае примирения   такое   уголовное   дело   должно   быть   прекращено.   Однако диспозитивность  судопроизводства  по  делам  частного  обвинения  подчинена публичному интересу.  Представля этот интерес,  прокурор может возбудить или вступить в уже возбужденное судьей дело и,  таким образом,  принять на  себя обязанность   доказывания  его  обстоятельств.  Юридической  же  обязанности доказывать обвинение обвинитель-потерпевший не несет. Как известно, последня предполагает   возможность   государственного   принуждения   в   случае  ее неисполнени Обвини гель-потерпевший не только не  может  быть  принуждаем  к доказыванию  обвинения,  но,  напротив,  сохраняет  право  в любой момент от обвинения отказатьс Вместе с тем доказывание применительно к делам  частного обвинения  имеет  свою  специфику  в  связи с тем,  что по ним не проводится предварительное расследование и они возбуждаются по жалобе потерпевшего  (ч. 1  ст.  27  УПК  РСФСР).  В  связи  с  этим  последний  в стадии возбуждения уголовного дела должен привести в жалобе достаточные данные,  указывающие на признаки преступления,  так как иначе дело возбуждено не будет (ч. 2 ст. 108 УПК РСФСР).  В судебном разбирательстве потерпевший должен  представить  все находящиеся   в  его  распоряжении  доказательства  виновности  обвиняемого, указать на другие известные ему доказательства и обосновать свои требования, так  как  вследствие  особенностей  производства по таким делам в случае его пассивности  в  доказывании  значителен  риск  того,  что  дело  может  быть разрешено не в соответствии с его интересами.  С учетом этого можно говорить о фактической обязанности доказывания по делам частного  обвинени  Вместе  с тем  суд  обязан  оказывать  потерпевшему  -  частному обвинителю - помощь в представлении доказательств. Более того, если этого требуют интересы истины, суд  вправе выйти за пределы тезиса,  доказываемого потерпевшим-обвинителем, и,  в частности,  выяснять факты,  об установлении  которых  потерпевший  не ходатайствовал,  и собирать доказательства по собственной инициативе.  Таким образом,  активная  роль  в  доказывании  суда,  стремящегося  к  истине   и свободного от предвзятости,  сохраняется и по этим делам.  Гражданский истец вправе,  но не обязан доказывать основания и размеры иска.  Этим гражданский истец  в уголовном процессе отличается от истца в гражданском процессе,  где доказывание иска - забота прежде всего истца, который рискует получить отказ в  исковом  требовании,  если  не докажет его В советском уголовном процессе основание иска - это деяние,  причинившее материальный ущерб,  а  цена  иска связана  с размером материального ущерба,  причиненного преступлением.  То и другое  в  соответствии  со  ст.  15  Основ  входит  в  предмет   доказывани Обязанность   же   достоверно  и  полно  установить  все  элементы  предмета доказывания,  в  том  числе   характер   и   размер   ущерба,   причиненного преступлением,  лежит  на  следователе,  прокуроре,  суде  и  не  может быть перелагаема на  гражданского  истца.  Учитывая  эту  особенность  уголовного судопроизводства  по  сравнению  с  гражданским процессом,  где истец обязан доказать свои исковые требования под страхом их отклонения, ст. 29 УПК РСФСР устанавливает,   что   доказывание   гражданского  иска,  предъявленного  по уголовному делу,  проводится по правилам уголовного судопроизводства. Нельзя согласиться  с  П.  П.  Гуреевым,  который  пишет,  что в уголовном процессе "обязанность по доказыванию гражданского иска лежит и на гражданском  истце, который  обязан  представить  имеющиеся  у него доказательства в обоснование гражданского иска".  Гражданский  истец  не  несет  юридической  обязанности доказывания ни в смысле обязательного выдвижения тех или иных доводов,  ни в смысле их обоснования,  ни в смысле отыскания и представления доказательств, подтверждающих гражданский иск. Гражданский иск в уголовном деле должен быть рассмотрен по существу и по нему должно быть вынесено решение, хотя бы истец и  не  привел  в  обоснование иска никаких доказательств.  Гражданский истец вообще может отказаться от иска и,  следовательно,  от его доказывания,  ибо последний,  как правильно отмечает Э.  Ф.  Куцова,  есть "субъективное право гражданина" Неспособность или пассивность гражданского истца  в  доказывании оснований  и  размера  иска  компенсируется  активной деятельностью органов, осуществляющих производство по делу и устанавливающих событие  преступления, виновность лица, размер ущерба. Прокурор как субъект обязанности доказывания и  в  то  же  время  орган  надзора  за  законностью   должен   в   судебном разбирательстве   либо  поддержать  гражданский  иск,  либо  заявить  о  его необоснованности.  При этом возможна даже ситуация,  когда гражданский истец откажется  от  иска,  тогда  как прокурор,  защищая законные интересы истца, будет поддерживать иск.  Суд обязан разрешить вопрос о  гражданском  иске  в приговоре,  несмотря на отказ гражданского истца от исковых требований;  при этом иск может быть судом удовлетворен (ст.  29 УПК РСФСР). Таким образом, в советском уголовном процессе доказывание иска - право гражданского истца, но не его обязанность.  Доказывание оснований  и  размера  иска  -  обязанность органов,  ведущих  процесс  -  лица,  производящего  дознание,  следователя, прокурора и суда.  Законом установлена  обязанность  гражданского  истца  по требованию   суда  представлять  имеющиеся  в  его  распоряжении  документы, связанные с  предъявленным  иском  (ст.  54  УПК  РСФСР).  Следует,  однако, возразить  против  попыток  рассматривать  обязанность  истца представить по требованию суда доказательства,  которыми он  располагает,  как  обязанность доказывания,  возложенную  на гражданского истца.  Обязанность по требованию суда и следователя представить доказательства возложена и на обвиняемого,  у которого  эти доказательства могут быть изъяты в принудительном порядке.  То же самое следует сказать и о других участниках процесса,  к которым обращено требование следовател и суда о выдаче имеющихся у них доказательств (ст.  70 УПК РСФСР).  Но  во  всех  этих  случаях  речь  идет  не  о  самостоятельной обязанности  доказывания,  будто  бы  лежащей  на участниках процесса,  а об обращенном к  ним  требовании  органа,  ответственного  за  реализацию  этой обязанности.  Гражданский  истец  обязан  выполнять требования компетентного органа о представлении имеющихся у него доказательств и в том случае,  когда он   отказался  от  иска  и,  следовательно,  уже  не  принимает  участия  в доказывании.  Гражданский  ответчик  располагает  процессуальными   правами, позволяющими  ему опровергать основания и размер предъявленного к нему иска. Однако и гражданский ответчик в  уголовном  процессе  не  несет  юридической обязанности выдвигать возражения против гражданского иска и обосновывать эти возражения  доказательствами  В  этом   отношении   положение   гражданского ответчика аналогично положению обвиняемого, который по большинству уголовных дел фактически является и гражданским ответчиком.  Лица, несущие обязанность доказывания   гражданского   иска   (следователь,   прокурор,  суд),  должны всесторонне и полно исследовать все фактические обстоятельства,  относящиеся к  иску,  проверить  основания  его  и принять обоснованное решение по иску, независимо от того,  выдвинул ответчик какие-нибудь возражения против иска и смог    ли   он   их   доказать.   В   уголовном   процессе   не   действует гражданско-правовая  презумпция  виновного   причинения   вреда,   поскольку причинитель  вреда  -  обвиняемый,  который  в  соответствии  с  презумпцией невиновности  считается  невиновным  вплоть  до   вынесения   обвинительного приговора.  Поэтому  гражданский  ответчик считается не несущим материальной ответственности за действия  обвиняемого  до  тех  пор,  пока  эти  действия достоверно  не  установлены  приговором.  Если  возражения против иска - это доводы  в  пользу  того,  что  обвиняемый  не  совершил   преступления,   то обязанность доказывания не переходит на гражданского ответчика,  поскольку в его пользу действует презумпция невиновности.  Гражданский ответчик может, в частности,  утверждать,  что  преступление,  причинившее материальный ущерб, было совершено не обвиняемым,  а другими лицами,  что ущерб был причинен  не обвиняемым, а силами природы, что между ущербом и действиями обвиняемого нет причинной связи и т.  д.  Суд и следователь не вправе  обязать  гражданского ответчика  представить  доказательства  в подтверждение этих,  как и других, утверждений.  Если указанные версии  не  проверялись  и  их  нельзя  считать исключенными,  то  обязанность  собирания  доказательств  для  проверки этих версий лежит на органах расследования,  прокуроре и суде  и  не  может  быть переложена на гражданского ответчика.  Органы государства вправе потребовать от  гражданского  ответчика  представления  предметов  и  документов,  когда имеются основания считать,  что они находятся в его распоряжении (ст. 70 УПК РСФСР).  Если   гражданский   ответчик   отказывается   добровольно   выдать находящиеся  у  него  доказательства,  возможно  проведение обыска и выемки. Однако,  как   указывалось,   требование   следователя   или   суда   выдать доказательства,  обращенное  к  участнику  процесса,  не  перемещает на него обязанность  доказывания,  а  служит  лишь   способом   осуществления   этой обязанности   органом,   ведущим  процесс.  Особую  группу  с  точки  зрения обязанности  доказывания  образуют  субъекты  процесса,  принявшие  на  себя обязанность  защищать  обвиняемого или представлять законные интересы других участников  процесса.  Речь  идет  прежде  всего  об  адвокате-защитнике   и адвокатах  - представителях потерпевшего,  гражданского истца и гражданского ответчика.  Общим для этой категории субъектов процесса является то, что они несут юридическую обязанность защищать обвиняемого или представлять законные интересы других участников судопроизводства и во исполнение этой обязанности участвуют  в  доказывании,  осуществля  предоставленные  им права.  Адвокат, защищающий  обвиняемого  или  представляющий  интересы   другого   участника процесса,  выступает  как  самостоятельный  субъект  доказывани  При этом он независим при выборе методов и средств защиты (представительства) и несет по отношению  к  своему  подзащитному  (представляемому) лишь общую обязанность защищать его интересы всеми допускаемыми законом средствами.       Во исполнение  этой  общей  обязанности адвокат не только может,  но и должен активно и целеустремленно использовать все свои процессуальные  права для   выявления   обстоятельств,   устраняющих   или   смягчающих  уголовную ответственность обвиняемого,  а в случае представительства -  для  выявления обстоятельств,  наличие  которых  служит  основанием для законных требований потерпевшего,   гражданского   истца   или   ответчика.   Вместе    с    тем адвокат-защитник  или  представитель может ограничиться указанием следствию, суду обстоятельств,  оправдывающих обвиняемого или  подтверждающих  интересы представляемого,  и не привести в их подтверждение достаточных доказательств (например,  ограничиться указанием на неисследованность версии об алиби и не представить    всех    необходимых   доказательств,   подтверждающих   его). Следователь,  суд  сами  обязаны  обнаружить,  истребовать   и   исследовать доказательства,  на  основании  которых  устанавливаются эти обстоятельства, если  они  действительно  имеют  значение  для  дела.  Пока  обстоятельства, оправдывающие    обвиняемого,    не    опровергнуты,   обвинение   считается недоказанным.    Общая    обязанность    защищать    интересы    обвиняемого (представляемою),  лежащая  на  адвокате,  не  совпадает,  таким образом,  с обязанностью доказывания, лежащей на следователе, суде. Обязанность защищать может  быть  реализована  и без доказывания каких-либо положительных фактов: иногда достаточно подвергнуть сомнению основания обвинени Можно говорить  по этому  о  наличии у адвоката обязанности участвовать в доказывании,  но не о переходе на него  обязанности  доказывани  В  теории  советского  уголовного процесса  были  высказаны  крайние точки зрения по рассматриваемому вопросу. Одни авторы утверждают, что обязанность доказывания невиновности обвиняемого или смягчающих его вину обстоятельств лежит на защитнике.  Другие, напротив, считают,  что обязанность доказывания на защитнике не лежит.  Защитник несет обязанность участвовать в доказывании в том смысле,  что должен использовать все предоставленные ему законом возможности для установления  обстоятельств, оправдывающих обвиняемого или смягчающих его ответственность.  В то же время защитник,  как и обвиняемый,  не несет обязанности  доказывания,  т.  е.  он процессуально  не  обязан  представлять  или  указывать  следователю  и суду доказательства   в   подтверждение   обстоятельств,   которые    оправдывают обвиняемого  или  смягчают  его  вину.  Следует,  наконец,  выделить  группу субъектов процесса,  для которых участие в доказывании  -  общественная  или моральная  обязанность.  К  их  числу  относятся  общественные  обвинители и общественные  защитники,  близкие  родственники  обвиняемого,   иные   лица, допущенные  по определению суда (постановлению судьи) в качестве защитников, защитники - представители профсоюзных  или  иных  общественных  организаций, близкие  родственники  потерпевшего,  гражданского  истца  или  гражданского ответчика,  допущенные к участию в деле в качестве представителей.  Все  эти участники процесса в свою очередь могут быть разделены на две подгруппы,  из которых одна (общественные обвинители  и  общественные  защитники)  включает лиц,   доказывающих   виновность   или   невиновность   обвиняемого  в  силу общественных полномочий, полученных от соответствующего коллектива, а другая (родственники   и  иные  лица,  избранные  обвиняемым  или  иным  участником процесса,  а также защитники - представители профсоюзных и иных общественных организаций)  состоит из граждан,  для которых участие в доказывании с целью защиты законных интересов  соответствующих  участников  уголовного  процесса составляет  их  нравственный  долг,  вытекающий из родственных,  иных личных отношении или отношений внутри  общественной  организации.  Отношения  между общественным   обвинителем   (защитником)  и  тем  коллективом,  который  он представляет в суде,  -  это  отношения  доверия,  не  регулируемые  правом. Поэтому  и  обязанность  общественного  обвинителя  доказывать обвинение,  а общественного   защитника    доказывать    невиновность    или    смягчающие ответственность  обстоятельства - это моральная обязанность,  возложенная на них  соответствующим   коллективом.   Однако   эта   моральная   обязанность реализуется  в  деятельности,  которая  урегулирована процессуальным правом. Общественный   обвинитель   и    общественный    защитник    как    субъекты уголовно-процессуальной  деятельности  наделены процессуальными правомочиями по участию в доказывании,  но на них не  возложена  юридическая  обязанность доказывани  Вот  почему  органы,  ведущие  процесс,  не вправе перелагать на общественного обвинителя или общественного защитника хотя бы какую-то  часть лежащей на них обязанности доказывани Близкие родственники обвиняемого, иные лица,  которые  приняли  на  себя  его  защиту,  защитники  -  представители профсоюзов  или иных общественных организаций,  а равно близкие родственники потерпевшего, гражданского истца и гражданского ответчика, представляющие их интересы   в   суде,   принимают  на  себя  моральную  обязанность  защищать обвиняемого (представлять интересы  участника  процесса).  Они  участвуют  в доказывании в том же объеме, что и адвокат, исполняющий аналогичные функции. Вместе с тем  для  них  возможен  отказ  от  защиты  (представительства)  по нравственным   соображениям,   по   соображениям,   связанным  с  трудностью участвовать в доказывании,  и т.  д.  В случае отказа от защиты должна  быть обеспечена  возможность  приглашения  адвоката.  Аналогично  должен решаться вопрос о возможности и последствиях  отказа  от  представительства  близкого родственника потерпевшего, гражданского истца и гражданского ответчика.

        ¶N 3. РОЛЬ ЛИЦ, ВЕДУЩИХ РАССЛЕДОВАНИЕ, И ПРОКУРОРА В ДОКАЗЫВАНИИ§

     Производство по   уголовному   делу  осуществляется  органом  дознания, следователем,  прокурором  и  судом.  Наделенные  каждый  в  пределах  своей компетенции   властными   полномочиями   по   возбуждению,  расследованию  и рассмотрению дел об уголовных преступлениях,  названные должностные  лица  и органы  являются  субъектами  доказывани Они несут обязанность по собиранию, фиксации и проверке доказательств, которые оцениваются ими в совокупности по внутреннему  убеждению.  Следователь  и  орган  дознания - основные субъекты доказывания    в    стадии    предварительного    расследовани    Требования всесторонности,  полноты,  объективности исследования обстоятельств, имеющих значение для дела,  в равной степени обязательны для органа расследования  и суда;  орган  расследовани должен собрать все доказательства,  необходимые и достаточные для  решения  каждого  из  вопросов,  стоящих  перед  судом  при вынесении  приговора.  Нельзя  согласиться  с  высказанным  в процессуальной литера туре мнением, согласно которому предварительный характер деятельности органов  расследования  по  доказыванию  проявляется в том,  что выводы этих органов  могут  не  отличаться  достоверностью.  Утверждалось   также,   что следователь  вправе  направить  дело  в  суд и при наличии у него сомнений в виновности   обвиняемого.   Выводы   органа   расследования   о   виновности обвиняемого,  как  и  о  любых  иных  обстоятельствах,  составляющих предмет доказывания,  должны опираться на полный  и  достоверный  доказательственный материал. Доказывание, осуществляемое органом рас следования, может и должно завершаться и,  как  свидетельствует  практика,  в  подавляющем  большинстве случаев  завершается  объективно  достоверными  выводами.  Не случайно нормы относительно  предмета  доказывания,  собирания  и   оценки   доказательств, требовани  всесторонности,  полноты,  объективности доказывания законодатель относит и к органам расследования (ст.  ст.  20, 68- 71 УПК РСФСР). Вопрос о положении  органа расследования как субъекта доказывания в значительной мере связан с вопросом  о  процессуальной  функции,  осуществляемой  следователем (органом дознания) в уголовном судопроизводстве. В процессуальной литературе были высказаны по этому  вопросу  различные  точки  зрени  Некоторые  авторы говорили об обвинительной по своему существу деятельности следователя и даже о неизбежности в связи с этим обвинительного уклона в  его  деятельности  по доказыванию   Другая  точка  зрения  исходит  из  сочетания  в  деятельности следователя функций обвинения,  защиты и решения дела Высказана  мысль  и  о том,  что  деятельность следователя должна быть расчленена на два этапа:  до появления в деле  обвиняемого  следователь  раскрывает  преступление,  после предъявления   лицу   обвинения  -  изобличает  это  лицо  или  одновременно изобличает и защищает.  Представляется,  однако,  что указанные точки зрения механически  расчленяют единую по своему характеру деятельность следователя, основанную  на  таких  исходных  положениях,  как  всесторонность,  полнота, объективность.  Конечно, действия следователя направлены именно на выявление виновного,  а не на установление нейтральных для дела обстоятельств.  Но эта деятельность   не   должна  быть  обвинительной  во  что  бы  то  ни  стало, расследование должно вестись  объективно  и  всесторонне,  -  этого  требует закон.  Предварительное,  как и судебное, следствие состоит во всестороннем, не связанном никакой предустановленной позицией исследовании  обстоятельств, имеющих  значение  для  дела,  для того чтобы на основе собранного полного и достоверного доказательственного материала сделать правильные выводы.  Таким образом,  об  обязанности  доказывания  виновности  обвиняемого следователем (лицом,  производящим дознание) можно говорить лишь в том  смысле,  что  его выводы   о   виновности   должны  быть  обоснованными,  т.  е.  вытекать  из совокупности собранных по делу доказательств,  опираться на  них.  При  этом совокупность  доказательств,  обосновывающих  виновность  лица,  должна быть такой,  которая бы исключала какой-либо другой вывод в отношении этого  лица Закон требует, чтобы в обвинительном заключении приводились "доказательства, которые подтверждают наличие преступления и виновность обвиняемого" (ст. 205 УПК РСФСР).  Здесь полностью должен быть сформулирован обвинительный тезис и дан анализ доказательств с обоснованием того, почему доказательства в пользу обвиняемого,  имеющиеся  в  деле,  не  могут  быть  признаны  опровергающими обвинение. Неисполнение или ненадлежащее исполнение следователем обязанности доказывания  может  повлечь  применение  к  нему  раз  личного  рода санкций прокурором или судом (в зависимости от того,  в какой стадии процесса  будет обнаружено  нарушение  этой  обязанности).  Суд,  например,  может не только возвратить дело на доследование,  но  и  вынести  в  отношении  следователя, переложившего  обязанность доказывания на обвиняемого,  частное определение. Обязанность доказывания по одному уголовному делу  может  исполняться  рядом лиц: при проведении отдельных следственных действий прокурором и начальником следственного отдела (ст. ст. 211, 127 УПК РСФСР); расследовании преступлени группой   (бригадой)   следователей   (ст.   129   УПК  РСФСР);  направлении следователем отдельных поручений  о  производстве  следственных  действий  в другой  местности (ст.  132 УПК РСФСР);  поручении следователем производства ряда следственных действий органу дознания (ст.  119  УПК  РСФСР);  передаче дела от одного органа другому или от одного следователя другому. Однако было бы  неверно  утверждать,  что  все  должностные   лица,   которые   проводят следственные  действия  по делу,  на равных основаниях и в одинаковом объеме осуществляют обязанность доказывани Окончательные выводы  по  делу,  включая констатацию  доказанности  преступления,  участия  в  нем  обвиняемого,  его виновности и т.  д., делает только то должностное лицо, которое приняло дело к   своему  производству.  Все  остальные  лица  -  прокуроры,  следователи, работники дознания, принимавшие участие в расследовании, - несут обязанность доказывания  лишь  в  отношении  тех  конкретных обстоятельств,  которые они исследовали,  и лишь применительно к тем конкретным следственным  действиям, которые проводили.  Но при этом следует иметь в виду, что ответственность за достоверное и полное  установление  всех  обстоятельств  дела,  включая  те, которые были установлены другими должностными лицами,  несет следователь,  в производстве которого находится уголовное дело,  так как его выводы по  делу основываются  на  оценке всей совокупности доказательств.  Именно поэтому он обязан проверить обстоятельства,  установленные по делу другими лицами, если эти  обстоятельства  вызывают  обоснованные  сомнени С этой целью могут быть предприняты повторные допросы,  экспертизы  и  другие  следственные  действи Следует,  однако,  отметить, что в практике при передаче дела от одного лица другому  нередко  производятся  повторные  следственные  действия,  особенно допросы,    без    достаточной   к   тому   надобности.   Это   приводит   к непроизводительной трате времени,  сил и материальных средств.  Как избежать этого  -  таков один из важных вопросов научной организации труда следовател Это  вопрос  о  принципе  процессуальной  экономии,   предполагающем   такую организацию   труда   следователя,   при   которой  в  процессе  доказывания достигается эффективное использование времени,  сил и средств без ущерба для надежности  выводов  В  процессе доказывани лицо,  производящее дознание,  и следователь   обладают   широким   кругом   процессуальных   прав,   которые предоставлены  им  законом.  По  находящимся в их производстве делам с целью собирания и проверки доказательств они могут вызвать любое лицо для  допроса или  для  дачи  заключения в качестве эксперта.  Органы расследования вправе также  производить  осмотры,  обыски  и  другие  действия,   предусмотренные законом,  требовать  представления  предметов и документов,  имеющих,  по их мнению,  доказательственное  значение  (ст.  70  УПК   РСФСР).   Следователь полностью  самостоятелен  в  принятии  решений  по существу дела,  требующих оценки  совокупности  собранных  доказательств    предъявлении  обвинения, квалификации,  объеме  обвинения,  прекращении  дела или его направлении для предани обвиняемого суду).  Будучи не согласен с принятым решением, прокурор вправе передать дело другому следователю или непосредственно вынести решение от своего имени,  но  не  вправе  предписать  следователю  принять  решение, которое,  по мнению последнего,  не вытекает из результатов произведенной им оценки  доказательств  (ст.  127  УПК  РСФСР).  Всякая  иная   регламентация отношений  прокурора  и  следователя  противоречила бы установленным законом правилам оценки доказательств по внутреннему убеждению. Прокурор вправе дать обязательные    для    исполнения    указания,    обеспечивающие   собирание дополнительных  доказательств  или  дополнительную  проверку  уже  имеющихся доказательств   (т.   е.   указания,  обеспечивающие  реализацию  требований всесторонности,  полноты,  объективности   доказывания).   Его   предложения относительно  судьбы  дела  для  следователя  не  имеют  обязательной  силы: прокурор вправе отменить  любое  решение,  но  не  вправе  требовать,  чтобы следователь вынес от своего имени решение,  с которым он не согласен. Статья 3 Основ в равной степени обязывает следователя и органы  дознания  принимать все предусмотренные законом меры к раскрытию преступления, установлению лиц, виновных  в  совершении  преступления,  к   обеспечению   их   справедливого наказания,  а  равно  к предупреждению преступлений и предотвращению случаев необоснованного  привлечения  невиновных  к  уголовной  ответственности.  По делам,  по  которым  предварительное следствие обязательно,  органы дознания ограничиваются производством неотложных следственных  действий.  Основываясь на  ст.  119 УПК РСФСР,  орган дознания определяет,  какие из них необходимы применительно к конкретным обстоятельствам расследуемого событи Эти действия производятся,  как  гласит  закон,  для  установления  и  закреплени  следов преступлени Названная цель не сколько сужена,  в действительности она шире - достаточно  указать,  например,  на действия для предупреждения готовящегося или пресечения совершенного преступления либо  на  действия,  обеспечивающие возмещение  материального ущерба и возможную конфискацию имущества,  которые должны  быть  отнесены  к  числу  неотложных.   Однако   на   данном   этапе расследования   определенная   законом   цель  -  обнаружение,  собирание  и закрепление  доказательств  -  является  главной  дл   процесса   доказывани Самостоятельная  процессуальная  деятельность органов дознания в доказывании по  делам,  относящимся  к  компетенции  следователей,  завершается  и  дело передается следователю в одном из четырех случаев:  по выполнении неотложных следственных  действий  до  истечения  установленного  законом   срока;   по истечении-   установленного   срока   независимо  от  выполнения  неотложных следственных действий; по указанию прокурора независимо от истечения срока и выполнения  неотложных  следственных действий;  если следователь приступил к производству расследования,  не ожидая указаний прокурора,  истечения  срока дознания  и  выполнения  органом  дознания неотложных следственных действий. Взаимоотношения следователя с органами дознания  после  приняти  им  дела  к производству  регулируются ст.  127 УПК РСФСР,  которая наделяет следователя правом давать органам  дознания  обязательные  для  исполнения  поручения  и указания  о  производстве  розыскных  и  следственных  действий  и требовать содействия производству  следственных  действий.  Поручая  органам  дознания производство   отдельных   следствен  ных  действий,  следователь  не  может перелагать на эти органы своей обязанности по доказыванию.  Органам дознания поручается  выполнение  таких  следственных  действий,  производство которых связано с оперативно-розыскной  или  административной  деятельностью  органа дознания  (задержание,  арест,  обыск,  выемка),  а  также производство иных действий   при   отсутствии   у   следователя   возможности   выполнить   их самостоятельно   или   принять  в  них  участие  или  же  при  необходимости одновременно  произвести  ряд  следственных  действий   и   т.   и.   Однако перепоручать производство следственных действий,  которые требуют детального знания мате  риалов  дела,  или  могут  оказаться  неповторимыми  (например, предъявление  для  опознания),  или  составляют  исключительную  компетенцию следователя (например,  допрос обвиняемого),  недопустимо.  Розыскные, равно как  и следственные,  действия после пере дачи дела следователю производятся работниками милиции лишь по его поручению. Однако, имея поручение о розыске, органы  милиции  могут  произвести  вытекающие  из этого поручения не только оперативные,  но и неотложные  следственные  действия  в  целях  обнаружения разыскиваемого,   задержания  преступника  или  изъяти  искомой  вещи,  если обстановка требует немедленных действий и нет  возможности  получить  на  то согласие  следовател  Говоря  о  праве  следователя  требовать содействия от органов  дознания,  закон  имеет  в  виду  также   содействие   оперативными средствами.  Вместе  с тем закон не предусматривает права следователя давать поручения и указания о производстве конкретных оперативных мероприятий  (ст. 127  УПК РСФСР).  Поэтому применительно к оперативной деятельности отношения следователя с органами дознания носят несколько иной  характер,  нежели  при даче поручений о процессуальных действиях.  Следователь не должен заниматься не свойственными ему функциями,  вмешиваться в эту работу и давать  указания по  выполнению  конкретных  оперативных мероприятий.  В чем опасность такого вмешательства?  Производство расследования регламентировано  процессуальными нормами,  которые  гарантируют установление истины по делу и надежную защиту интересов личности в уголовном процессе.  Оперативно-розыскная  деятельность хотя  и  основана  на  законе,  но протекает в не процессуальных рамках и не содержит столь надежных гарантий для установления истины  в  силу  негласной формы  и  других  специфических  особенностей используемых средств.  Поэтому оперативные  данные  всегда  рассматриваются  как  вспомогательные.   Нельзя игнорировать  и  то  соображение,  что  лицо,  участвовавшее  в  оперативных мероприятиях,  может непроизвольно от стаивать в процессе расследования свое субъективное  убеждение,  возникшее  в ходе оперативных мероприятий.  Трудно ожидать,  чтобы следователь в таких условиях сохранил  полную  объективность Именно  поэтому  УПК  требует  четкого разделения обязанностей следователя и оперативного работника,  которые,  в равной  степени  отвечая  за  раскрытие преступления, идут к общей цели разными путями, используют различные методы. Ход оперативной  работы  и  источники  оперативных  данных  для  следователя безразличны,  его интересуют лишь результаты оперативной работы.  Информация следователя об имеющихся или собранных по его просьбе оперативных  данных  - это  и  есть  одна  из  форм  содействия производству следственных действий, предусмотренная ст.  127 УПК РСФСР. Какие именно сведения следователь вправе запросить  от органов дознания и для сбора каких сведений эти органы обязаны проводить оперативную работу  в  связи  с  уголовным  делом?  В  общем  виде представляется,  что следователь может выяснить через органы дознания только вопросы,  которые относятся к предмету доказывания и к проверке имеющихся  и собиранию    дополнительных   доказательств,   которые   на   данном   этапе устанавливать следственными действиями нецелесообразно,  затруднительно  или невозможно.   Требуя   от   органов  дознания  содействия  путем  проведения оперативных  мероприятий,  следователь,  не  определя  их  форм  и  методов, ограничивается   указанием   версий,  подлежащих  исследованию  и  проверке, постановкой  вопросов,  разрешение  которых  необходимо  для  подготовки   и проведения   следственных  действий.  Формы  и  методы  оперативной  работы, проводимой во исполнение поручений следователя, определяются органом дознани Требование   закона  (ст.  127  УПК  РСФСР)  о  письменной  форме  поручения следователя  позволяет  проконтролировать  законность  и  правильность  этих поручений,   которые   служат  основанием  для  действий  органов  дознания, объясняют  происхождение  собранных  ими   материалов.   Из   обязательности письменной  формы заданий следователя вытекает,  что и результаты выполнения этих заданий должны быть облечены в письменную форму.  На практике возникает вопрос   о   пределах   использования  в  процессе  доказывания  результатов оперативно-розыскной деятельности.  Оценивая поступившую  информацию,  нужно иметь  в  виду,  что  в  зависимости от характера сообщений она используется по-разному.  Первую группу составляют сведения,  непосредственно указывающие на   фактические   данные,   которые,  будучи  затем  собраны  и  закреплены процессуальными средствами,  могут служить доказательствами по делу.  В этом случае  оперативно-розыскные  мероприятия облегчают отыскание доказательств. Вторую группу образуют сведения,  которые хотя и  не  содержат  указаний  на конкретные   доказательства   и  пути  их  отыскания,  но  освещают  событие преступления и отдельные обстоятельства,  ограничивают  круг  подозреваемых. Эти  данные используются для правильной ориентировки в расследуемом событии, построения версий, определения направления расследования и розыска виновных, для  выбора  тактических  приемов  и средств.  Важные обязанности в процессе доказывания по  уголовному  делу  осуществляет  прокурор.  Его  деятельность направлена  на  решение  задач,  стоящих  перед  ним  как органом надзора за соблюдением законности.  Деятельность прокурора сложна  и  многогранна.  Она протекает  в различных формах с применением различных средств и методов,  но всегда и везде едина по своему существу и задачам.  Сказанное относится и  к области  уголовного  судопроизводства.  Во  всех  его  стадиях независимо от характера процессуальных  функций,  возлагаемых  законом  на  прокурора,  он осуществляет  надзор  за  точный  исполнением  законов и обязан своевременно принимать предусмотренные законом меры к устранению всяких нарушений закона, от кого бы эти нарушения ни исходили.  Этим определяется законоохранительная роль  прокурора  в  доказывании.   Как   орган   надзора,   он   обязан   на предварительном  следствии  и  в  суде  обеспечить  установление объективной истины по делу,  неуклонно следуя велениям закона,  запрещающего  перелагать обязанность   доказывания   на   обвиняемого   (ст.  20  УПК  РСФСР).  Формы деятельности и задачи прокурора в доказывании различаются в  зависимости  от процессуальной  стадии,  на  которой эта деятельность осуществляетс В стадии возбуждения уголовного дела прокурор призван обеспечить своевременное начало расследования  по каждому факту совершенного преступления,  предупреждение и пресечение   подготавливаемых    преступлений,    сохранность    материалов, указывающих  на  наличие  признаков  преступления,  соблюдение гарантий прав личности,  законность  и  обоснованность  возбуждения  уголовного  дела.   В соответствии  со  ст.  108  УПК РСФСР дело может быть возбуждено при наличии законных поводов и  основани  При  этом  законом  прямо  предусмотрено,  что основанием   является   достаточность   данных,   указывающих   на  признаки преступления,  а не на лицо,  совершившее его. Поэтому даже в случаях, когда при  возбуждении уголовного дела,  лицо,  совершившее преступление известно, действует правило:  уголовное дело возбуждается в отношении  факта  (события преступления), а не лица. Решение вопроса о виновных в преступных деяниях и о доказательствах,  необходимых для их изобличения, является задачей не стадии возбуждения  уголовного  дела,  а  последующих  стадий  уголовного  процесса Законоохранительная  деятельность  прокурора   в   доказывании   на   стадии возбуждения   уголовного   дела   сводится,  таким  образом,  к  обеспечению правильного определения целей и объема доказывания,  отграничивающих его  от доказывания,  осуществляемого по делу в дальнейшем. Применительно к процессу доказывания полномочия прокурора  в  стадии  предварительного  расследования выражаются прежде всего в том,  что он следит за точным соблюдением органами дознания и следствия всех требований закона,  регламентирующих  доказывание. Этот надзор осуществляется путем проверки как по собственной инициативе, так и по жалобам участников судопроизводства материалов уголовного  дела,  чтобы обеспечить  соблюдение  требований  закона  о  порядке собирания,  фиксации, проверки и оценки доказательств.  Эти  указания  прокурора  обязательны  для органа   дознания   и   следователя  (ст.  212  УПК  РСФСР).  Исполнение  их обеспечивается возможностью применения санкций трех  видов:  процессуальных, дисциплинарных   и  уголовно-правовых.  Прокурор  в  отношении  следователей прокуратуры  вправе  самостоятельно  применять  дисциплинарные  санкции  или возбуждать  уголовные дела в случаях,  когда нарушена обязанность доказывани Наряду с дисциплинарными и  уголовно-правовыми  санкциями  либо  в  качестве самостоятельной  меры прокурор может применить санкции процессуальные.  К их числу,  в  частности,  относится  отмена  принятых  следователем   по   делу необоснованных  решений  и возвращение дела для производства дополнительного расследования,  а  также  отстранение  лица,  производящего  дознание,   или следователя  от  дальнейшего  ведения  расследования  (ст.  211  УПК РСФСР). Некоторой спецификой обладает механизм  обеспечения  исполнения  обязанности доказывания  следователями  МВД  и  КГБ.  От этих должностных лиц правомочны требовать исполнения обязанности  доказывания  не  только  прокуроры,  но  и вышестоящие должностные лица - начальники следственных отделов и управлений, имеющие право проверять  уголовные  дела,  давать  указания  следователям  о производстве   предварительного   следствия,   о   привлечении   в  качестве обвиняемого,  квалификации преступления и объеме  обвинения,  о  направлении дела,  о  производстве  отдельных следственных действий,  передавать дела от одного следователя другому;  они обладают и рядом других процессуальных прав (ст.  127  УПК  РСФСР).  Это не снимает с прокурора обязанности осуществлять надзор за законностью  в  деятельности  следователей  МВД  и  КГБ,  а  также начальников  следственных  отделов  и  управлений  в предусмотренных законом процессуальных формах  При  выполнении  указаний  прокурора  о  производстве следственных  действий,  истребовании  доказательств и принятии определенных решений по  делу  субъектом  обязанности  доказывания  является  следователь (дознаватель),  а не прокурор.  Однако со держание этой обязанности в данном случае предопределено указаниями прокурора.  Законоохранительна деятельность прокурора   в   процессе   применения   норм  доказательственного  права  на предварительном следствии осуществляется не только по конкретным делам,  она проявляется  и  в  более  широком плане.  Важное значение для единообразного понимани процессуальных принципов и  институтов  доказывания  и  единого  их применения на практике имеют указания,  содержащиеся в приказах, инструкциях и методических письмах Генерального  Прокурора  СССР  и  прокуроров  союзных республик.   Основанные  на  изучении  и  обобщении  практики  расследования преступлений, эти указания способствуют устранению неправильного понимания и применения правовых норм.  В соответствии со ст.  8 Положения о прокурорском надзоре  в  СССР  они  обязательны  для  нижестоящих  прокуроров.   Задачами прокурора по обеспечению полноты,  всесторонности,  объективности дознания и предварительного  следствия  определяется  и   его   право   непосредственно проводить  следственные  действия для собирания и проверки доказательств,  а также  участвовать  в  производимых   органом   расследования   следственных действиях.   Прокурор   вправе   в   случае   необходимости   самостоятельно осуществлять доказывание  в  стадии  предварительного  следстви  Действенным средством  обеспечения  прокурором исполнения законов в процессе доказывания на  предварительном  следствии  и  дознании  является  проверка   им   всего доказательственного   материала   по   делу,  поступившему  с  обвинительным заключением.  Если  прокурор   при   этой   проверке   обнаружит   неполноту произведенного  расследования,  недостаточную  обоснованность предъявленного обвинения доказательствами,  он возвращает дело для собирания дополнительных доказательств  или же прекращает дело в отношении данного обвиняемого,  если исчерпаны все возможности для собирания  дополнительных  доказательств  (ст. ст.  208,  213  УПК  РСФСР).  Обнаружив  неправильность оценки доказательств следователем  или  недостаточную  обоснованность  доказательствами   выводов обвинительного  заключения,  прокурор  возвращает  дело  органу дознания или следователю дл производства дополнительного расследования,  прекращает  дело или  возвращает  его  органу  дознания  или  следователю для пересоставления обвинительного заключени  Признав  обвинение  доказанным  и  согласившись  с выводами органа расследования, прокурор утверждает обвинительное заключение. Акт утверждения является свидетельством не только признания прокурором того, что    в   процессе   расследования   выполнены   все   требования   закона, регламентирующего  собирание,  фиксацию  и  проверку  доказательств,  но   и убежденности прокурора в виновности обвиняемого,  необходимости предания его суду,  готовности доказывать обвинение в  суде  и  настаивать  на  осуждении обвиняемого.  Зависимость  внутреннего  убеждения  прокурора  от  материалов предварительного расследовани некоторые  юристы  рассматривают  как  фактор, отрицательно  влияющий на объективность позиции прокурора в суде и снижающий эффективность его надзора за законностью.  Поэтому,  по мнению этих юристов, было   бы   целесообразно  освободить  прокурора  от  обязанности  проверять материалы  предварительного   расследования   и   утверждать   обвинительное заключение.  Но  освободить прокурора от этой обязанности,  по справедливому замечанию В.  М.  Савицкого, - значит по существу лишить правосудие одной из эффективных   процессуальных  гарантий,  обеспечивающих  доброкачественность материалов, направляемых в суд, их полноту, всесторонность и объективность.       В стадии   предания   суду  прокурор  участвует  в  доказывании  путем высказывания своего мнения о достаточности доказательств для рассмотрения  в судебном   заседании  дела,  если  оно  внесено  судьей  в  распорядительное заседание  (ст.  ст.  222-225  УПК  РСФСР).  В  этой  стадии   процесса   не исключается, что прокурор под влиянием доводов, высказанных в докладе судьи, и  лиц,  вызванных  в  распорядительное  заседание   для   изложения   своих ходатайств,  может изменить свое прежнее суждение о выводах предварительного следстви Как орган надзора за законностью,  он  обязан  дать  заключение  по вопросу  о  достаточности  доказательств  которое  основывается не только на материалах  предварительного  следствия,  но  и  с  учетом   новых   данных, рассмотренных    в    распорядительном   заседании.   В   стадии   судебного разбирательства    прокурор    поддерживает    государственное    обвинение. Одновременно    он    обязан   обеспечить   соблюдение   каждым   участником судопроизводства  требований  закона,  принимая  меры   к   устранению   его нарушений,  от  какого бы участника они ни исходили и чьих бы процессуальных интересов  они  ни  касались.  "Эти  обязанности  прокурора  -   надзор   за соблюдением  законности  и  государственное обвинение - едино суть их нельзя разделять  или  противопоставлять   одну   другой"   По   пытка   в   теории противопоставить  их  и  подвергнуть сомнению возможность прокурора в равной мере  успешно  выполнять  в  суде  обе  функции  была  подвергнута   критике Специальное  упоминание о даче заключения государственным обвинителем (как и упоминание в ст.  248 УПК РСФСР о  том,  что  он  участвует  в  исследовании доказательств,  представляет  суду  свои соображения о применении уголовного закона,  мере  наказания  и  т.  д.  )  раскрывает  процессуальные   способы осуществления  его функций,  подчеркивает обязанность содействовать полному, всестороннему,  объектив   ному   исследованию   обстоятельств   дела.   Как подчеркивал  М.  И.  Калинин,  прокуратура  выступает  не  только в качестве обвинителя против  нарушителей  советских  законов,  но  она  обязана  также защитить   советского   гражданина,   если   он   привлекается   к  судебной ответственности без достаточных  оснований.  Равенство  процессуальных  прав прокурора  и  других  участников  судебного  разбирательства  по  участию  в доказывании позволяет ему активно отстаивать и обосновывать свои заявления и утверждения  и опровергать,  доказывать несостоятельность,  необоснованность утверждений,  выдвинутых другими субъектами доказывани  Этот  процессуальный порядок  исследования доказательств в суде создает наилучшие предпосылки для полного,  всестороннего,  объективного исследования всех обстоятельств дела. Прокурор  должен  использовать  все  предусмотренные  законом  средства  для поддержания обвинения перед  судом.  При  этом  оп  обязан  также  деятельно участвовать  в  исследовании оправдывающих обвиняемого и смягчающих его вину обстоятельств;  по своей инициативе выявлять эти  обстоятельства  и  активно способствовать  суду  в их исследовании.  Это необходимо потому,  что до тех пор,  пока не проверены,  не исследованы  все  доказательства,  говорящие  в пользу обвиняемого,  и не доказано, что они не могут опровергнуть обвинение, нельзя говорить о его обоснованности.  Прокурор в суде - это обвинитель,  но объективный  и  в этом смысле беспристрастный обвинитель,  который стремится установить истину.  В процессуальной литературе  высказывались  неправильные взгляды, что в силу единства задач органов расследования, прокурора, суда на государственном  обвинителе  не  лежит  обязанность  доказывать   виновность обвиняемого.  Такая  точка  зрения  явно  противоречит  сущности  советского уголовного процесса,  в котором на  обвинителе  лежит  обязанность  доказать виновность  обвиняемого  Критикуемая  точка  зрения не может быть обоснована ссылками на то,  что у прокурора  нет  обязанности  доказывания  виновности, исходя из того, что как прокурор, так и суд в равной мере обязаны обеспечить полноту,  всесторонность и объективность  исследования  обстоятельств  дела. Например,  М. Л. Якуб утверждает, что формула "виновность обвиняемого должна быть  доказана  обвинителем"   представляется   неточной   и   неправильной. Обязанность   прокурора   доказать   виновность   подсудимого   на  суде  не противоречит  единству  задач,   стоящих   перед   органами   расследования, прокурором и судом. Каждый из указанных органов осуществляет задачу борьбы с преступностью  в  различных  процессуальных  условиях,  наделен   различными полномочиями  и  обладает  неодинаковой  компетенцией;  все  это  определяет специфические черты их деятельности.  Каждый из этих органов в  соответствии со    своими   полномочиями   и   компетенцией   осуществляет   определенные уголовно-процессуальным законом функции.  По  этому  общность  задачи  суда, прокурора  и  органов  расследования  не  ведет  к полному отождествлению их обязанностей  Важной  особенностью  обвинения,  осуществляемого  прокурором, несомненно,   следует   считать   всесторонность,  полноту  и  объективность исследования  фактических  обстоятельств  дела,   тщательное   исследование, проверку и оценку доказательств,  собранных как на предварительном, так и на судебном следствии  независимо  от  того,  кто  из  участников  процесса  их представил.  Если  государственный обвинитель пассивно ведет себя в суде (не принимает  участия  в  исследовании  доказательств,  не  представляет   суду поступившие  в  его  распоряжение  доказательства,  не  заявляет необходимых ходатайств,  не участвует в судебных прениях  или  выдвигает  необоснованные утверждения и т.  д.  ), такие действия прокурора должны рассматриваться как нарушение возложенной на него обязанности.  Представляется,  что суд  вправе сообщить  о  нарушении  государственным  обвинителем  возложен  ной  на него законом обязанности доказывания вышестоящему прокурору частным определением. Обвинительная  речь  прокурора  завершает  его  деятельность  по  участию  в доказывании  в  стадии  судебного  разбирательства.  Участие   прокурора   в доказывании при рассмотрении дела в кассационном или надзорном порядке также является  формой  осуществления  надзорной  функции.   Свои   суждения   при поддержании протеста и даче заключения прокурор высказывает на основе оценки всей совокупности доказательств,  содержащихся в деле,  а также тех  данных, которые  содержатся  в  объяснениях  лиц,  допущенных  к участию в заседании вышестоящего суда.  и в  новых  материалах,  представленных  в  кассационную инстанцию  в  по рядке ст.  337 УПК РСФСР.  Вышестоящий прокурор может также отозвать протест ниже стоящего прокурора или же  принести  протест,  который прокурор,   участвующий  в  кассационной  или  надзорной  инстанции,  обязан поддержать.  Этот порядок,  обусловленный действующим в органах  прокуратуры принципом   централизации,   ограничивает  в  какой-то  мере  процессуальную независимость прокурора,  но в  то  же  время  обеспечивает  единообразие  в понимании  и применении законов что является необходимым условием укрепления законности.

        ¶N 4. РОЛЬ СУДА В ДОКАЗЫВАНИИ§

     На всех  судебных  стадиях  уголовного   процесса   главным   субъектом      доказывания  является  суд,  которому  принадлежит  руководящая  роль в      доказывании на  этих  стадиях.  В  стадии  предания  суду  судья  (суд)      оценивает  доказательства  по письменным материалам дела с точки зрения      достаточности оснований для рассмотрения дела в судебном заседании.  На      этой стадии процесса вопрос о виновности положительно не решается, так как  отсутствуют  условия,  необходимые  для  всестороннего  и   полного исследования   обстоятельств   дела.   При   недостаточности  доказательств, приведенных в обоснование обвинения, суд в распорядительном заседании вправе признать  обвинение  недоказанным  и  прекратить дело,  если возможности для собирания  дополнительных  доказательств  исчерпаны,  а  при  наличии  таких возможностей - возвратить дело на доследование.  Оценка доказательств в этой стадии предполагает выяснение таких моментов,  как  достаточность  имеющихся материалов   для  рассмотрения  дела  по  существу,  возможность  восполнить доказательства   в   стадии   судебного   разбирательства,    существенность процессуальных   нарушений,   допущенных   при  собирании  доказательств  на предварительном следствии (дознании), и возможность их устранения в судебном заседании.   В   стадии   предания   суду   при   необходимости  истребуются дополнительные доказательства,  если их получение не связано с производством следственных  и  судебных  действий  (справки и т.  п.  ).  Судья или суд по собственной инициативе или по ходатайству заинтересованных в исходе дела лиц вправе вызвать в судебное заседание свидетелей,  экспертов и других лиц,  не указанных в  списке,  прилагаемом  к  обвинительному  заключению.  С  другой стороны,   он  не  связан  указанным  в  обвинительном  заключении  перечнем свидетелей и экспертов,  подлежащих вызову в судебное заседание.  На  основе оценки письменных материалов дела судья (суд) может признать,  что показания (заключения) некоторых из этих лиц не имеют отношени к делу, и не вызвать их в  судебное  заседание.  Однако  суд  (судья),  по нашему мнению,  не вправе отказать  прокурору,  утвердившему  обвинительное   заключение,   в   вызове свидетелей и экспертов на том основании, что обстоятельства, в подтверждение которых они вызываются,  установлены другими доказательствами,  так как  это означало  бы  признание  права  судьи (суда) предрешать доказанность тех или иных  обстоятельств,  подлежащих  установлению  по  делу.  При  рассмотрении ходатайств   об   истребовании   доказательств   или   вызове   в   судебное разбирательство свидетелей,  экспертов и т. д. судья (суд) в стадии предания суду вправе вызвать обвиняемого, защитника, потерпевшего и других участников процесса для дачи объяснений по существу заявленного ходатайства.  В  случае отказа    ходатайство   может   быть   возобновлено   в   стадии   судебного разбирательства.  Свидетели и эксперты в стадии предания суду не вызываются, и  об их показаниях (заключениях) судья (суд) получает представление лишь по письменным материалам дела.      В стадии  судебного  разбирательства  наиболее  полно  проявляются  все стороны (элементы) процесса доказывания (обнаружение,  закрепление, проверка и  оценка  доказательств);  при  этом  доказывание осуществляется в условиях наиболее  развернутого  применения  принципов   уголовного   процесса,   что благоприятствует  установлению  истины.  В  подготовительной части судебного разбирательства создаются условия,  способствующие полноте, всесторонности и объективности  исследования  доказательств  в  судебном  разбирательстве,  а именно: проверяется явка в судебное заседание субъектов доказывания, а также лиц,  показания (заключения) которых должны быть получены и проверены судом; решается вопрос об отводах; участникам судебного разбирательства разъясняютс их права,  в частности связанные с участием в доказывании; рассматриваются и разрешаются заявленные ходатайства,  в том числе о вызове новых свидетелей и экспертов,  об истребовании вещественных доказательств и документов.  В ходе судебного следстви заслушиваются устные  показания  обвиняемых,  свидетелей, потерпевших,    заключения   экспертов,   данные   в   судебном   заседании, осматриваются  вещественные  доказательства  и  оглашаются  документы,  т.е. наиболее  полно  осуществляется принцип непосредственности.  Суд исследует и новые доказательства,  которые не были обнаружены в стадии  предварительного расследовани  Судебные  прения  и последнее слово подсудимого позволяют суду предварительно  оценить  доказательства  с  помощью   участников   судебного разбирательства.   Если   участники   судебного   разбирательства  указывают обстоятельства, оставшиеся неисследованными или недостаточно исследованными, либо ссылаются на фактические данные,  которые,  несмотря на их значение для дела,  оказались вне поля  зрения  суда,  суд  обязан  возобновить  судебное следствие.       Постановление приговора- последний этап судебного разбирательства, где в условиях,  исключающих постороннее воздействие на суд, завершается процесс формирования  внутреннего  судейского  убеждени  На   этом   этапе   процесс доказывания  состоит  в  оценке совокупности доказательств и обосновании при говора.      Процесс доказывания  в  суде первой инстанции существенно отличается от доказывания  в  стадии   предварительного   расследования   тем,   что:   1) суд-коллегиальный  субъект  доказывания  в  отличие от следователя,  который осуществляет доказывание  единолично;  2)  суд  осуществляет  доказывание  в условиях наиболее полного осуществления требований гласности,  устности,  не посредственности, при одновременном участии в нем всех заинтересованных лиц; 3)  суд вступает в процесс доказывания,  имея в своем распоряжении собранный доказательственный материал,  которым он, однако, не связан; 4) суд выражает свое  внутреннее  убеждение в акте социалистического правосудия - приговоре, который провозглашается именем государства и имеет силу  закона.  Рассмотрим эти  особенности.  Коллегиальность  не  обезличивает  судей,  участвующих  в процессе доказывания,  и не снимает с них индивидуальной ответственности  за ход и исход процесса. Если среди судей, образующих состав коллегии, выявятся разногласия относительно собирания,  проверки и  оценки  доказательств,  то, подписывая приговор,  судья,  оставшийся при особом мнении,  вправе изложить его  в  письменном  виде.  Особое  мнение  приобщается  к  делу.   Процессом доказывания  руководит  председательствующий.  Однако  ни решение вопроса об истребовании   доказательств,   ни   определение    последовательности    их исследования,   ни,   наконец,   оценка   доказательств  не  составляют  его единоличной  компетенции.  Все  эти  вопросы  решаются  судебной  коллегией. Особенно   существенна   роль   председательствующего,   когда  определяется относимость доказательств. Председательствующий обязан устранять из судебных прений все,  не имеющее значения для дела.  Поэтому он вправе,  в частности, остановить свидетеля,  потерпевшего, обвиняемого, эксперта, если они в своих показаниях  сообщают  суду  данные,  не имеющие отношения к делу.  Он вправе отвести вопросы,  заданные свидетелю,  потерпевшему,  обвиняемому, эксперту, если  они  не  относятся  к  предмету  доказывания по делу и потому не могут служить выяснению истины.  В случае несогласия  с  таким  решением  хотя  бы одного  из народных заседателей вопрос должен быть решен коллегиально.  Роль председательствующего в процессе доказывания состоит,  далее,  в том, что он своей  деятельностью  по  руководству  судебным  заседанием  предотвращает и устраняет нарушения процессуальной формы доказывания,  от  кого  бы  они  ни исходили.  Тем  самым  он  обеспечивает  соблюдение  процессуальных правил о допустимости  доказательств.  Ряд  действий   председательствующего   служит необходимым условием осуществления процесса доказывания в суде. К числу этих действий,  например,  относится  разъяснение   прав   участникам   судебного разбирательства,  удаление  свидетелей до их допроса в отдельное помещение и принятие мер,  чтобы они до их допроса не общались между собой, установление личности  подсудимого.  Председательствующий  (вместе с секретарем судебного заседания) несет ответственность за полноту и  правильность  процессуального закрепления  доказательств  в протоколе судебного заседания,  удостоверя его своей  подписью.  Председательствующий  руководит   совещанием   судей   при постановлении  приговора.  В частности,  он ставит перед судьями в указанной законом последовательности вопросы,  относящиеся к предмету  доказывания  по уголовному делу и составляющие содержание приговора (ст. 306 УПК РСФСР). Тем самым  он  вносит  определенный  порядок  в  процесс  оценки  доказательств. Последовательное  разрешение  вопросов помогает обеспечить полноту выяснения всех обстоятельств дела.  Председательствующий не вправе оказывать какое  бы то  ни  было давление на народных заседателей с целью склонить их к принятию угодного для него решени Это относится не только к оценке доказательств,  но и  к  принятию  решений об их собирании и проверке.  Если совещание судей на месте по этим  вопросам  выявило  между  ними  разногласия,  то  суд  обязан удалиться  в  совещательную комнату для более детального обсуждения спорного вопроса,  с тем чтобы обеспечить правильное его разрешение.  Положение  суда как   субъекта  доказывания  характеризуется  процессуальными  условиями,  в которых он действует,  а именно: гласностью, устностью, непосредственностью, непрерывностью и состязательностью судебного разбирательства Суд всесторонне исследует обстоятельства дела и разрешает его,  т.  е. собирает, проверяет и оценивает доказательства,  обосновывая ими приговор (иное судебное решение). После того как уголовное  дело  поступило  в  суд,  всем  имеющимся  в  деле доказательственным  материалом  распоряжается только суд.  Все участвующие в деле лица действуют лишь с разрешения и под контролем суда. Руководящая роль суда в доказывании проявляется и в том,  что суд, выслушав мнение участников судебного разбирательства, устанавливает порядок исследования доказательств, наиболее   отвечающий   интересам   достижения   истины.  Допрос  подсудимых свидетелей и потерпевших осуществляет суд;  после этого участникам судебного разбирательства  предоставляется возможность задавать вопросы с разрешения и под контролем  суда.  Формулируя  вопросы  эксперту,  суд  также  не  связан характером  вопросов,  представленных участниками судебного разбирательства. Выводы обвинительного заключения для суда - версия, подлежащая проверке. Суд вправе  и  обязан  также  исследовать  версии  (общие  и  частные),  впервые возникшие в судебном заседании и не  бывшие  в  поле  зрения  следователя  и прокурора.  Это  может  способствовать  полному доказыванию версии обвинения либо привести суд к убеждению,  что преступление совершено не обвиняемым,  а другим  лицом,  либо  создать  такую  неопределенность,  при которой ни одна версия не  может  быть  признана  доказанной,  что  требует  их  дальнейшего исследования  на  предварительном  следствии.  Суд  правомочен  вернуться  к исследованию версий,  отвергнутых на предварительном следствии,  если версия обвинения  положительно  не  доказана  и,  следовательно,  отклонение других версий следователем произведено преждевременно и без достаточных  оснований. Расширение  пределов  доказывания  в  суде  нередко сопряжено с обнаружением признаков   преступления,    не    инкриминированного    подсудимым.    Если доказательства  указывают на совершение подсудимым еще одного или нескольких преступлений  или  совершение  преступления  лицами,  не   привлеченными   к уголовной  ответственности,  суд вправе возбудить уголовное дело в отношении новых или уже преданных суду лиц  по  фактам,  которые  выходят  за  пределы предъявленного  обвинения,  и  передать  возбужденное таким образом дело для производства предварительного расследовани В  задачу  суда  в  этих  случаях входит  исследование  новых  обстоятельств  лишь  в  той  мере,  в какой оно необходимо  для  установления  признаков  преступления,  т.  е.  возбуждения уголовного   дела.   Суд,   проводя  судебное  следствие,  осуществляет  его коллегиально,  в присутствии  участников  процесса  и  публики.  Эти  особые условия  судебного  разбирательства хотя и благоприятствуют всесторонности и полноте исследования  доказательств,  однако  делают  его  менее  подвижным, замедленным  по  сравнению  с  предварительным следствием и потому исключают возможность  проведения  в  суде  ряда  действий.  Обыск,  выемка,  проверка показаний  на месте - эти действия не могут быть проведены непосредственно в судебном заседании, так как требуют тщательной подготовки, применения особых тактических приемов и технических средств, подвижности, оперативности.       Особенностями отличаются и некоторые судебные действия, в ходе которых собираются   и   проверяются   доказательства.  Так,  в  допросе  свидетеля, потерпевшего,  эксперта  может  принять   участие   обвиняемый.   Свидетель, потерпевший,   обвиняемый  не  вправе  собственноручно  изложить  суду  свои показания в  письменном  виде.  Эксперт  может  участвовать  в  исследовании доказательств  и осуществлять другие предоставленные ему права до того,  как перед  ним  поставлены  вопросы.  Существуют  некоторые  особенности   и   в процессуальном  закреплении  доказательств.  Процессуально  доказательства в суде  закрепляются  определениями   о   приобщении   к   делу   вещественных доказательств  и документов,  составлением протокола судебного заседания,  в котором отражается весь ход судебного процесса,  и  в  частности  излагается содержание   показаний   подсудимых,   свидетелей,  потерпевших,  экспертов, указываются данные осмотров и других судебных действий,  в ходе которых были получены   доказательства.  Народные  заседатели  контролируют  правильность фиксации доказательств в протоколе  судебного  заседания  двояким  способом: во-первых,   они   вместе  с  председательствующим  рассматривают  замечания (возражения) секретаря в случае его разногласий  с  председательствующим  по поводу содержания протокола (ст.  244 УПК РСФСР); во-вторых, хотя бы один из них должен участвовать в распорядительном заседании  суда  при  рассмотрении замечаний   участников  процесса  на  протокол  судебного  заседания,  когда председательствующий отказался удостоверить правильность замечаний (ст.  266 УПК  РСФСР).  На  процессуальное  закрепление доказательств в суде оказывают существенное   влияние   прокурор,   подсудимый,   защитник,    потерпевший, гражданский  истец,  гражданский  ответчик,  их  представители.  Данные,  об удостоверении которых просят эти лица,  подлежат обязательному  занесению  в протокол судебного заседания (ст. 264 УПК РСФСР). Кроме того, указанные лица обладают правом принесения замечаний на протокол (ст. 265 УПК РСФСР). Оценка доказательств  судьями происходит не только после их исследования в судебном следствии,  но и в процессе  самого  исследовани  Однако  в  ходе  судебного следствия  суд  не  вправе  предрешать вопрос о том,  какие из доказательств лягут в основу  приговора,  а  какие  будут  отвергнуты.  Порядок,  согласно которому  возбуждение  судом  уголовного дела в отношении эксперта,  давшего заведомо ложное заключение,  и лжесвидетеля  возможно  лишь  одновременно  с постановлением  приговора,  основан  на  правиле,  что  окончательная оценка доказательств судом может быть дана только в приговоре (ином решении  суда). Суд,  оценивая доказательства, решает вопрос о моменте прекращения судебного следстви Тем самым он  констатирует,  что  исследованы  все  доказательства, которые  могут  повлиять на принятие решени Результатом оценки доказательств может  быть  возобновление  судебного   следствия,   возвращение   дела   на доследование,  его прекращение судом или вынесение приговора.  Приговор суда должен  быть  истинным,  законным,  обоснованным,  мотивированным.  Истинный приговор  верно  отражает  события и деяния,  являющиеся предметом судебного разбирательства, в их правовом опосредствовании. Законным является приговор, который постановлен при строгом соблюдении процессуальных норм, регулирующих проведение предварительного следстви и  судебного  разбирательства  (включая требования,   предъявляемые   законом   к   самому  приговору),  и  является результатом  правильного  применения   судом   норм   материального   права. Обоснованный приговор опирается на доказательства, безусловно подтверждающие сделанные в нем выводы.  Обоснованность вывода суда - это его  доказанность. При   вынесении   оправдательного  приговора  за  недостатком  доказательств виновности   обоснованность   приговора   предполагает,   что    установлена недоказанность тезиса о виновности и обоснован вывод о том,  что возможности доказывания этого тезиса исчерпаны Требование обоснованности приговора - это требование  самого  закона  (ст.  301  УПК  РСФСР).  Поэтому  необоснованный приговор всегда незаконен.       С другой   стороны,   незаконный  приговор  всегда  необоснован.  Если незаконность  приговора  -  результат  процессуальных  нарушений,   то   все установленные  таким способом факты недопустимы как судебные доказательства. Значит,  основанный  на   таких   доказательствах   приговор   презюмируется необоснованным.  Если  же  допущено  нарушение материального права (неверная квалификация,  несоразмерное  наказание),  то  фактические   обстоятельства, установленные по делу, давали основание не для этого, а дл какого-то другого оценочного  вывода.  Значит,  данный  вывод  не  вытекает   из   фактических оснований,  т. е. является необоснованным. В то же время, несмотря на тесную связь между понятием законности и обоснованности,  они характеризуют все  же разные   свойства   приговора,   из   которых   одно   связано  с  правовыми характеристиками действий и фактов,  отраженных в приговоре,  а другое  -  с достаточностью оснований вывода.  Мотивированность - это объяснение судом, в силу чего доказательства признаются им достоверными,  относящимися  к  делу, допустимыми,  а  их  совокупность  служит достаточным основанием для тех или иных  выводов.  Это  также  объяснение  того,  почему  суд  отвергает   одни доказательства и принимает другие. Мотивировка приговора требует письменного изложения в нем хода рассуждений судей, приведших их к определенному выводу, анализа   доказательств   и  их  синтеза.  Пленум  Верховного  Суда  СССР  в постановлении "О судебном приговоре" от 30 июня 1969 г.  указал  судам,  что одних  лишь  ссылок  в приговоре на доказательства недостаточно,  потребовал подробного изложения содержания каждого  доказательства  и  их  анализа  при мотивировке приговора В кассационном и надзорном производстве осуществляется преимущественно оценка письменных материалов уголовного дела.  Лица, имеющие право обжалования или опротестования приговора в подтверждение своих доводов или опровержение  доводов  других  участников  процесса,  могут  представить вышестоящему   суду   дополнительные  (новые)  материалы,  которые  не  были предметом рассмотрения суда первой  инстанции.  Собирание  новых  материалов производится  в  весьма  ограниченных  пределах  и  подчинено  задаче оценки письменных материалов, имеющихся в деле Новые материалы, сыграв определенную роль  в  выявлении  оснований  к  отмене приговора,  попадают затем в орбиту нового расследования и судебного разбирательства в суде первой  инстанции  и здесь,   после   решений   вопросов   об  их  достоверности,  относимости  и допустимости,  могут  быть  использованы   в   качестве   доказательств.   В выступлении  члена  суда,  докладывающего  дело,  в  выступлении  прокурора, обосновывающего  протест,  или  в  его  заключении   по   жалобе   (протесту председателя  суда),  а равно в объяснениях обвиняемого,  защитника и других лиц,  если они  участвуют  в  заседании,  дается  анализ  имеющихся  в  деле доказательств,  облегчающий  вышестоящему  суду  принятие правильного решени Лица,  обладающие правом выступить в вышестоящем суде с анализом имеющихся в деле  доказательств,  могут  в  порядке  подготовки  к  судебному  заседанию ознакомиться с материалами  уголовного  дела.  Поступившие  новые  материалы оглашаются  в  судебном  заседании  и  передаются  для  ознакомления  лицам, участвующим  в  заседании  (ст.  338  УПК   РСФСР).   Особенность   процесса доказывания  при пересмотре дел по вновь открывшимся обстоятельствам состоит в  том,  что  судом   осуществляется   сопоставительное   исследование:   а) доказательств,   устанавливающих  вновь  открывшиеся  обстоятельства,  и  б) материалов уголовного дела,  подлежащего пересмотру.  Материалы расследовани вновь   открывшихся  обстоятельств  и  доказательства,  на  которых  основан приговор, оцениваются вышестоящим судом по внутреннему убеждению. Если вновь открывшиеся обстоятельства установлены приговором суда,  то для вышестоящего суда этот приговор имеет значение опровержимой преюдиции.

        ¶N 5.  ОБВИНЯЕМЫЙ,  ЗАЩИТНИК И ЗАКОННЫЙ  ПРЕДСТАВИТЕЛЬ  ОБВИНЯЕМОГО  КАК§ СУБЪЕКТЫ ДОКАЗЫВАНИЯ

     Участие обвиняемого  в  доказывании  обеспечивает  защиту  его законных интересов и в то же время способствует всестороннему, полному и объективному исследованию   обстоятельств   дела,  установлению  истины.  Обвиняемый,  не совершивший  преступления,   своим   участием   в   доказывании   объективно способствует следователю и суду установить свою невиновность.  Это позволяет органам  расследования  и  суду   сосредоточить   усилия   на   установлении действительного  преступника.  Обвиняемый,  совершивший преступление,  своим активным участием в доказывании способствует  всестороннему  и  объективному исследованию    обстоятельств   дела   следователем   и   судом,   выяснению обстоятельств, смягчающих ответственность. Участие обвиняемого в доказывании осуществляется  путем  реализации предоставленных ему законом прав (ст.  ст. 46,77 УПК РСФСР).  Право обвиняемого  знать  предмет  обвинения  реализуется путем предъявления ему постановления о привлечении в качестве обвиняемого (в суде - путем вручения копии обвинительного  заключения),  в  котором  должны быть  изложены  фактические  обстоятельства  совершенного преступления и его уголовно-правовая квалификаци Осуществление этого права  служит  необходимой предпосылкой   дальнейшего   деятельного   участия  обвиняемого  в  процессе доказывани  Применительно  к  каждому  процессуальному   акту,   в   котором формулируется,  изменяется,  подтверждается или отвергается обвинение, закон устанавливает сроки,  в течение которых обвиняемый должен быть ознакомлен  с его содержанием (ст.  ст.  148,  154,237 УПК РСФСР).  Объем установленных по делу фактических  обстоятельств,  сообщаемых  обвиняемому  при  предъявлении обвинения,    должен   быть   таким,   чтобы   он   соответствовал   составу инкриминированного  преступлени  Закон  не  требует,  чтобы  в  этот  момент расследовани    обвиняемому    сообщались    и   тем   более   предъявлялись доказательства,  на которых основано обвинение (ст..  143 УПК РСФСР). Это во многих  случаях  создавало бы трудности в изобличении обвиняемого и могло бы повлечь фальсификацию и  сокрытие  им  еще  не  обнаруженных  доказательств. Однако в законе нет и запрета указывать в постановлении о привлечении лица в качестве обвиняемого  доказательства,  а  равно  предъявлять  доказательства обвиняемому  в  любой момент расследовани Решение этого вопроса определяется тактическими соображениями следовател В то же время следует  учитывать,  что обвиняемый,  которому  известны  доказательства,  обосновывающие  обвинение, имеет  возможность  более  активно  осуществлять  свое  право   на   защиту, оспаривать   выводы   следователя,   опровергать   собранные   против   него доказательства,  выдвигать  новые  версии   и   тем   самым   способствовать всестороннему и полному установлению обстоятельств дела. Участие обвиняемого в доказывании может выразиться в даче им объяснений и показаний по  существу предъявленного обвинения (гл.  X). Объяснения и показания обвиняемого обычно тесно связаны между собой и,  как правило,  излагаются им на допросе. Однако объяснения   обвиняемого  могут  быть  даны  и  вне  допроса,  например  при проведении обыска,  следственного эксперимента и т. д. Вне допроса дает свои объяснения подсудимый, отвечая на вопрос суда, признает ли он себя виновным. В  кассационных  инстанциях  осужденный  (оправданный)  допускается  к  даче объяснений (но не показаний) во всех случаях, когда он явился в суд (ст. 338 УПК  РСФСР).  Правом  вызова  осужденного  (оправданного)  для   этой   цели пользуется  и  суд,  рассматривающий  дело  в  порядке надзора (ст.  377 УПК РСФСР).  В отличие от объяснений обвиняемый может давать показания только на допросе.  Осуществля  право  давать показания,  обвиняемый,  признавший себя виновным, может сообщить следователю и суду важные сведения, необходимые для проверки   признания   и   индивидуализации   ответственности.   Обвиняемый, отрицающий вину,  как правило,  указывает оправдывающие его  обстоятельства, проверка  которых  составляет  обязанность  следователя  и  суда.  Показания обвиняемого   могут    использоваться    для    разоблачения    сговора    и лжесвидетельства, для выявления ошибок и неточностей в показаниях свидетелей и  потерпевших,  а  также  в  заключениях  экспертов.  В  показаниях   могут содержаться указания на лиц, действительно виновных в совершении преступлени Если  в  объяснениях  или  в  показаниях,  а  также  в  кассационной  жалобе обвиняемый привел в свою защиту какие-либо доводы, то следователь и прокурор в обвинительном заключении,  а суд в приговоре или кассационном  определении не могут обойти их молчанием.  Условием доказанности обвинения служит полное опровержение  доводов  обвиняемого,  отрицающего  вину.  Судебная   практика исходит  из  того,  что  если  в  обвинительном  заключении  и обвинительном приговоре не опровергнуты доводы,  приведенные обвиняемым в свое оправдание, то  дело  должно  быть  возвращено  на  доследование  Участие  обвиняемого в доказывании  может  выразиться  в   представлении   доказательств,   которое осуществляется   в  форме  ходатайства  о  приобщении  к  делу  предметов  и документов,  имеющихся в распоряжении обвиняемого.  После этого  фиксируется факт  передачи  и признаки предметов и документов,  сообщение обвиняемого об обстоятельствах   обнаружения   и   хранения,   признаки,   указывающие   на необходимость  приобщения к делу.  Фиксация факта передачи и сообщения может быть осуществлена путем составления специального протокола (либо  протоколов допроса и выемки) и вынесения постановления в порядке ст.  ст.  84,  131 УПК РСФСР 2.  Представля предмет или документ в суд,  обвиняемый ходатайствует о приобщении   его   к   делу   в  качестве  доказательства.  Суд  осматривает представленный предмет или документ и выясняет, может ли он быть использован в  качестве  доказательства,  затем  передает  этот предмет или документ для ознакомления участникам судебного разбирательства и выслушивает их мнение. О приобщении   к   делу  доказательств  (отклонении  ходатайства  обвиняемого) отмечается в протоколе  и  выносится  определение.  Обвиняемый  имеет  право представлять доказательства в течение всего судебного разбирательства.  Если доказательства  представляются  в  судебных  прениях  или  при  произнесении последнего  слова,  суд  должен рассмотреть вопрос о возобновлении судебного следствия с тем,  чтобы эти доказательства могли быть  исследованы  судом  и другими  участниками  судебного  разбирательства.  Обвиняемый не имеет права "взять  обратно"  представленные  им  доказательства,  он  не  пользуется  и исключительным  правом  ссылаться  на  представленные  им доказательства.  В стадии кассационного производства осужденный    его  защитник)  пользуются правом  представления в вышестоящий суд так называемых новых материалов.  На их основе вышестоящий суд проверяет обоснованность  кассационных  требований обвиняемого (защитника) или их возражений на кассационный протест прокурора, но не вправе признавать  установленными  факты,  которые  не  были  признаны таковыми судом первой инстанции.  Полагаем,  что и в суд надзорной инстанции осужденный    его  защитник)  вправе  представлять  новые  материалы;  эти материалы   могут   способствовать   проверке   обоснованности  приговора  и исправлению судебной ошибки.       Не имея  возможности  представлять  доказательства,  но зная,  где они находятся или кто  располагает  сведениями  об  исследуемых  обстоятельствах дела, обвиняемый вправе просить об истребовании доказательств или проведении процессуальных действий дл их обнаружени Но тот факт, что обвиняемый не смог представить  доказательства  невиновности  или  указать  на  них,  не  может рассматриваться как доказательство его виновности.  Осуществление обвиняемым права  заявлять  ходатайства  -  одна  из  форм  его  участия в доказывании. Ходатайства  могут  быть  заявлены,  в  частности,  о  приобщении   к   делу представленных   доказательств;   истребовании   доказательств;   проведении следственных  или  судебных  действий   с   целью   собирания   и   проверки доказательств;  исследовании  версий  и  др.  Следователь  и  суд  не вправе отказать обвиняемому в производстве  действий  по  собиранию  доказательств, если обстоятельства,  об установлении которых он ходатайствует,  могут иметь значение для дела (ст.  ст.  131,  276 УПК РСФСР).  К сожалению,  это  право обвиняемого  не всегда соблюдается,  что служит одним из источников судебных ошибок.  Так, при изучении причин судебных ошибок, исправленных путем отмены обвинительных  приговоров,  выяснилось,  что  по 30%  таких уголовных дел не проверялись   или   недостаточно   проверялись   обстоятельства,   указанные обвиняемым в свое оправдание.  Отклонение ходатайства обвиняемого может быть произведено   только   мотивированным   постановлением    следователя    или определением  суда  (ст.  ст.  131,  276 УПК РСФСР).  Обвиняемый имеет право участвовать в предусмотренном законом порядке  в  проведении  процессуальных действий,  имеющих целью обнаружение,  процессуальное закрепление и проверку доказательств.   Проведение   некоторых   процессуальных   действий   вообще невозможно без участи обвиняемого (освидетельствование обвиняемого, допрос и предъявление для опознания обвиняемого,  получение образцов для исследования и  т.  д.  ).  В  других же случаях решение вопроса об участии обвиняемого в следственном действии зависит от прокурора и следователя (в суде  обвиняемый имеет  право  участвовать  в  судебном  следствии  от начала и до конца,  за исключением случаев,  предусмотренных ч.  1 ст.  263, ч. 3 ст. 280 и ст. 401 УПК РСФСР).  Участвуя в процессуальных действиях,  имеющих целью получить от него показания (допрос, очная ставка), обвиняемый вправе: сообщать сведения, которыми  он  располагает;  требовать  точной фиксации сообщаемых сведений в протоколе;  собственноручно записывать свои показания: заявлять ходатайства; делать  подлежащие  занесению  в  протокол  заявления о незаконных действиях следователя,  прокурора,  суда;   удостоверять   своей   подписью   протокол следственного действия (ст.  ст.  151,  152, 131, 141 УПК РСФСР). Участвуя в процессуальных действиях,  имеющих целью  обнаружение  следов  преступления, других вещественных доказательств и документов,  обвиняемый вправе: обращать внимание следователя на наличие  (отсутствие)  фактических  данных,  имеющих значение для дела,  и просить о занесении их в протокол;  ходатайствовать об изъятии и приобщении предметов и документов;  осматривать следы,  предметы и документы,  обнаруженные  в  ходе следственного действия;  делать заявления, подлежащие  занесению  в  протокол  следственного   действия;   удостоверять протокол  своей  подписью  (ст.  ст.  141,  151  УПК РСФСР).  При проведении процессуальных действий,  в  ходе  которых  исследуется  состояние  здоровья обвиняемого  (экспертиза),  осматривается  его  тело  (освидетельствование), проводятся опытные  действия  с  его  участием  (следственный  эксперимент), недопустимо  ставить  в  опасность  жизнь  и здоровье обвиняемого,  а так же унижать его достоинство. Недопустимо привлечение обвиняемого к участию в тех следственных действиях,  при проведении которых присутствие по сторонних лиц запрещено законом (допрос свидетеля, очная ставка между свидетелями и др. ). Обвиняемый  вправе  знакомиться  с  доказательствами,  собранными  к моменту окончания   предварительного   расследовани   Это   дает   ему   возможность ходатайствовать  о  дополнении  расследования  либо  о  прекращении дела.  С некоторыми доказательствами обвиняемый  знакомится  и  до  предъявления  ему законченного следственного производства (при ознакомлении с постановлением о назначении экспертизы и заключением эксперта,  при  проведении  следственных действий,  в которых он участвовал).  Как уже отмечалось, следователь вправе предъявить обвиняемому любые имеющиеся в деле доказательства и до  окончания расследовани   Знакомясь  с  доказательствами,  обвиняемый  вправе  изложить следователю свои объяснения и  заявить  ходатайства,  вытекающие  из  оценки собранных   по   делу   доказательств.   Обвиняемый   вправе  участвовать  в исследовании доказательств судом,  в частности задавать вопросы  свидетелям, потерпевшим,  экспертам,  другим  обвиняемым,  осматривать  вместе  с  судом вещественные доказательства и место происшествия, знакомиться с документами, приобщаемыми к делу, заявлять ходатайства.      Заявления обвиняемого в связи с исследованием доказательств заносятся в протокол  судебного  заседани Выступая с последним словом,  а при отсутствии защитника - и в судебных прениях,  подсудимый оценивает доказательства,  чем не  только  защищает  свои  законные  интересы,  но  и  помогает суду глубже разобраться в обстоятельствах дела и прийти к правильным выводам. Обвиняемый вправе  заявлять  отводы лицам,  осуществляющим доказывание,  а также лицам, участвующим в качестве эксперта, переводчика, секретар судебного заседания и т.  д.  Лица,  распоряжающиеся доказательствами или имеющие к ним доступ, не должны быть заинтересованы в исходе дела. Право обвиняемого приносить жалобы на  действия следователя,  прокурора,  суда обеспечивает соблюдение принципа законности в доказывании,  служит гарантией против обвинительного  уклона  в исследовании  и  оценке  доказательств.  Правом участвовать в доказывании на предварительном  следствии  пользуется  и  подозреваемый.  -Он  участвует  в доказывании в тех же процессуальных формах,  что и обвиняемый, за некоторыми изъятиями,  обусловленными особенностями его  процессуального  положения  (в частности,  он  не  вправе  требовать  ознакомления  с  предметом обвинения, поскольку последнее еще не сформулировано).  Как и обвиняемый,  он вправе не участвовать  в  доказывании,  имея  в  виду,  что обязанность доказывания на предварительном следствии лежит на следователе и прокуроре, однако он обязан подчиняться   их   законным   требованиям,   направленным   на   обнаружение доказательств.  Всесторонности,  полноте и объективности предварительного  и судебного   следствия,   вынесению   законного   и  обоснованного  приговора существенно способствует участие в доказывании защитника. Действия защитника в   процессе   доказывани   определяются   установленной   в  законе  целью: необходимостью  выяснения  обстоятельств,  оправдывающих   обвиняемого   или смягчающих  его  ответственность (ст.  51 УПК РСФСР).  Отсюда вытекает,  что защитник  не  вправе  делать  ничего,  что  могло  бы   ухудшить   положение обвиняемого,    в   частности   настаивать   на   выяснении   обстоятельств, подтверждающих виновность или отягчающих  ответственность  (ст.  23  Основ). Защитник  обязан  указывать  следователю,  прокурору,  суду  обстоятельства, говорящие в пользу обвиняемого,  заявлять  о  нарушениях  прав  обвиняемого, требовать,  чтобы  эти  нарушения  были  устранены.  Оспаривая предъявленное обвинение или ставя вопрос о смягчении ответственности,  защитник пользуется установленными  законом  способами  доказывани  Будучи  связан  требованиями закона  доказывать  только  оправдывающие  обвиняемого  обстоятельства   или обстоятельства,  смягчающие  его ответственность,  защитник не связан точкой зрения подзащитного о путях, методах и средствах достижения указанной цели В теории  и  на практике вызывает разногласия вопрос,  имеет ли право защитник признать,  что его подзащитный  совершил  преступление,  и  просить  лишь  о смягчении  наказания,  т.  е.  перенести  центр  тяжести защиты на участие в доказывании обстоятельств,  смягчающих ответственность,  хотя сам обвиняемый вину отрицает.  По сути дела - это вопрос о пределах связанности защитника в доказывании позицией подзащитного,  вытекающий из  более  общего  вопроса  о юридической   природе   судебной  защиты.  По  мнению  одних,  защита  имеет публично-правовой  характер  и  потому  защитник  вполне   самостоятелен   в определении действительного, а не мнимого интереса обвиняемого и средств его защиты  а  по   мнению   других,   -   является   разновидностью   судебного представительства,  при  котором  представитель  полностью  связан  позицией представляемого  В  доказательственном  аспекте   проблемы   речь   идет   о соотношении внутреннего убеждения защитника, основанного на доказательствах, и  позиции  обвиняемого,  обусловленной  очень  часто  одним  лишь  желанием избежать   ответственности.  Защитник,  как  и  суд,  прокурор,  следователь оценивают доказательства по  своему  внутреннему  убеждению,  руководствуясь законом  и социалистическим правосознанием.  Различие,  как отмечалось в гл. VII, - в процессуальных последствиях оценки и в подходе к ней лишь с позиций защиты.  Результатом  такой оценки является внутреннее убеждение защитника в виновности или невиновности подзащитного. Если это убеждение в невиновности, то теоретических затруднений не возникает:  защитник определяет свою позицию в точном соответствии со своим убеждением и отстаивает ее перед  судом.  При этом  внутреннее  убеждение  и  позиция защитника вполне самостоятельны,  не связаны волей и позицией подзащитного.  Бывают,  в частности,  не  столь  уж редкие   случаи,  когда  обвиняемый  признает  себя  виновным  в  совершении преступления,  а  защитник  убежден,  что  его   подзащитный   не   совершил преступления или совершил менее тяжкое преступление.  Возможны расхождения и по вопросу о мере наказания:  обвиняемый в порыве раскаяния может просить  о применении к нему более строгой меры наказания,  чем та, которую он на самом деле заслуживает Применительно к обоим названным случаям важно  подчеркнуть, что  при  наличии  убеждения  в  невиновности,  меньшей вине и необходимости применить менее строгое наказание защитник вправе разойтись с обвиняемым  не только   во   мнениях,   но   и  в  позиции  на  суде.  В  этом  проявляется публично-правовой   характер   судебной   защиты,   ее    самостоятельность, несвязанность  волей  обвиняемого.  Иное положение складывается в ситуациях, когда обвиняемый отрицает свою вину,  а  защитник  на  основе  исследованных доказательств  внутренне  убежден в его виновности либо в большей вине,  чем та, которую признает подзащитный Конечно, защитник вовсе не обязан повторять малоубедительные   доводы   обвиняемого,  считать  доказанными  сомнительные обстоятельства,  использовать доказательства, добытые с нарушением закона, и т. д. Но в то же время защитник не должен доказывать виновность обвиняемого, если последний свою вину отрицает.  Этим подрывалась бы  сама  идея  защиты, которая  при  таком  ее  ведении  превращалась бы в свою противоположность - обвинение. Такие действия защитника означали бы фактический отказ от защиты, запрещенный законом.  В частности, защитник может, не акцентируя внимание на вопросе  о  виновности,  сосредоточиться  в  этих   случаях   на   моментах, положительно  характеризующих  личность  подсудимого;  может просить о более глубоком  исследовании  судом  доводов,  приведенных   обвиняемым   в   свое оправдание,  и т.  д. Иными словами, конкретные приемы и средства защиты и в этих случаях определяет сам защитник,  но отрицание обвиняемым своей вины не позволяет  защитнику  утверждать  эту  вину  перед судом.  При такой позиции защитник  не  лишается  возможности  доказывать  смягчающие  ответственность обстоятельства.  Если эти обстоятельства по делу не выяснены,  значит не все элементы предмета доказывания установлены  и,  следовательно,  обвинительный приговор  не  может  быть вынесен.  Закон возлагает на защитника обязанность использовать все  допустимые  средства  и  способы  защиты,  чтобы  выяснить обстоятельства,     оправдывающие    обвиняемого    или    смягчающие    его ответственность.  Однако если защитник положительно не доказал  невиновность своего подзащитного,  то это вовсе не означает, что доказана его виновность. При недостаточности доказательств,  обосновывающих версию  обвинения,  тезис "не   виновен"   доказывается  путем  указания  на  необоснованность  тезиса "виновен",  выдвинутого  обвинением.  Таким  образом,  защитник  может:   а) опровергать  обвинение путем критики лежащих в его основе доказательств;  б) положительно доказывать факты,  не совместимые с фактами, инкриминированными обвиняемому;  в)  указывать  не  исследованные версии,  опровергающие версию обвинения;  г) указывать на недостаточность доказательств,  лежащих в основе обвинени  Будучи  обязан  участвовать  в  доказывании  для  защиты  законных интересов обвиняемого,  защитник пользуется теми же правами  в  доказывании, что и его подзащитный.  Участвуя в выяснении всех обстоятельств, говорящих в пользу обвиняемого, защитник вправе: а) заявлять ходатайства об истребовании и  приобщении  к  делу  доказательств,  представлять  документы  и предметы, которые могут иметь доказательственное значение;  б)  ходатайствовать  перед следователем  и  судом  об  установлении  обстоятельств,  говорящих в пользу обвиняемого,  и просить о производстве для этого необходимых  процессуальных действий;  в)  участвовать  в предусмотренных законом случаях в производстве следственных и судебных действий по собиранию  и  проверке  доказательств  и делать  заявления,  подлежащие  занесению  в  протокол;  г)  заявлять отводы участникам процесса;  д) обжаловать их действия  и  решени  Реализовать  эти права  защитник  может  лишь в том случае,  если будет иметь представление о личности обвиняемого и знать суть обвинения,  а  также  все  доказательства, которые собраны по делу. Только изучение и оценка последних с позиций защиты позволит ему определить правильность юридических  выводов  в  отношении  его подзащитного  и  решить  вопрос,  какие обстоятельства необходимо проверить, дополнительно установить или опровергнуть и какими  средствами.  Поэтому  на следователе,  прокуроре  и  суде  лежит обязанность предоставить защитнику с момента вступления в дело возможность ознакомиться с  мате  риалами  дела  и выписывать  из  него  необходимые  сведения о со бранных доказательствах,  а также иметь свидания с обвиняемым.  При встречах с ним  защитник  не  только выясняет  позицию,  которую  тот  будет  занимать в процессе доказывания,  и сообщает  о  своей  позиции,  но   и   стремится   выявить   обстоятельства, характеризующие  личность  обвиняемого:  характер,  наклонности,  со стояние здоровья,  способности, отношение к окружающей обстановке, т. е. все то, что в  какой-то  мере  может  быть  связано  с  при чинами и мотивами совершения преступления и использовано в интересах защиты путем ходатайств о  собирании дополнительных  доказательств.  Право  на  свидание  с обвиняемым может быть использовано  также  для  ознакомления  обвиняемого  с   позицией,   которую предполагает  занять  защитник,  и  для  выяснения,  как  представляет  себе обвиняемый обстоятельства дела.  Защитник может выяснить у обвиняемого, кого из   свидетелей,   кроме   допрошенных,  необходимо  вызвать  в  суд,  чтобы подтвердить    обстоятельства,    оправдывающие    или    смягчающие     его ответственность,  нет  ли  у  него  или  его близких предметов и документов, которые могли бы быть представлены в качестве  доказательств,  опровергающих обвинение (смягчающих ответственность). Наделя защитника правом представлять доказательства,  уголовно-процессуальный  закон  не   указывает,   в   каких пределах,  каким  путем  и  с  помощью  каких способов он может их собирать. Нередки случаи,  когда документы или предметы, могущие быть доказательствами по  делу,  защитник  получает  от  самого обвиняемого или его родственников. Кроме того,  в распоряжение  за  щитника  могут  поступить  различного  рода документы,  истребованные  через  юридическую консультацию,  если защитник - член коллегии адвокатов.  В соответствии со ст.  26 Положения об  адвокатуре РСФСР  "юридическая  консультация  в необходимых случаях вправе запросить из государственных и общественных организаций справки,  характеристики  и  иные документы,  связанные с оказанием адвокатами юридической помощи".  Документы могут быть истребованы и  через  ту  организацию,  которая  выделила  своего представителя в качестве защитника.       Истребуемые справки могут иметь различный характер, например справки с места  работы  подзащитного,  справки  из медицинских учреждений э состоянии здоровья и т.  п.  Представляется,  что справки и характеристики могут  быть истребованы и в отношении других участвующих в деле лиц, если это необходимо для   подкрепления   защиты    (например,    отрицательная    характеристика потерпевшего,  справка о болезни свидетеля и т.  д.  ).  Вопрос о том, какие материалы   необходимо   представить   в   качестве   доказательств   органу расследования и суду,  решает сам защитник. Ни следователь, ни суд не вправе перепоручить ему собирание материалов,  которые он  сам  не  считает  нужным представить.  В случае же представления таких материалов защитником вопрос о том,  какие из представленных данных должны быть приобщены  к  делу,  решает следователь   (суд).  Круг  доказательств,  которые  могут  быть  собраны  и представлены защитником,  ограничен.  Это - документы  и  объекты,  возможно являющиеся вещественными доказательствами. Допрос свидетеля или потерпевшего по ходатайству защитника,  как  и  проведение  экспертизы,  не  охватывается понятием  представления  доказательств.  Собирать  какие-либо сведения путем опроса  частных  лиц,  вести  "предварительные   беседы"   со   свидетелями, потерпевшими  и  экспертами  защитник не вправе Надо отметить,  что вопрос о пределах прав защиты при истребовании  и  представлении  документов  вызывал определенные  трудности  в  судебной  практике.  В связи с этим представляет интерес постановление  Президиума  Верховного  суда  Латвийской  ССР  от  13 февраля  1958 г.  Президиум отменил частное определение Судебной коллегии по уголовным  делам  Верховного  суда  республики,  в  котором  указывалось  на недопустимость  действий адвоката,  сфотографировавшего место происшествия и представившего фотографии  в  суд  в  качестве  доказательств.  "Ходатайство адвоката   о   приобщении   к  делу  упомянутых  фотоснимков  нет  основания рассматривать   как   осуществление   действий,   входящих   в   компетенцию следователя",  -  говорится  в постановлении.  Позиция,  занятая Президиумом Верховного суда Латвийской  ССР,  представляется  не  бесспорной.  Закон  не предоставляет   защитнику   права   самостоятельно   собирать  и  закреплять доказательства взамен следователя и суда.      Поэтому никаких  следственных  действий в этом направлении он совершать не может.  Если,  по его мнению,  необходимо произвести такие  действия,  он должен заявить ходатайство следователю или суду. Конечно, закон не запрещает защитнику,  как  и  любому  лицу,  сфотографировать  местность,  предметы  и представить  фотографии  суду.  Однако эти фотографии можно рассматривать не более как обоснованное ходатайства защитника о проведении повторного осмотра как  процессуального  действи  Самостоятельного значени доказательств они не имеют.  Доказательства,  об истребовании которых ходатайствует защитник, или факты,  на выяснении которых он настаивает,  должны иметь значение для дела. Приобщение доказательств к делу и установление  новых  обстоятельств  должны восполнять  пробелы  следствия  и  дополнять  материалы дела.  Именно этим и обосновывается заявляемое ходатайство, которое защитник обязан мотивировать, указав,    "для   установления   каких   именно   обстоятельств   необходимы дополнительные  доказательства"  (ст.  276   УПК   РСФСР).   Если   защитник допускается  к  участию  в  деле с момента предъявления обвинения,  он может присутствовать при производство отдельных следственных действий и задавать с разрешения   следователя  вопросы  обвиняемому,  свидетелю,  потерпевшему  и эксперту,  а также делать письменные  замечания  по  поводу  правильности  и полноты записей в протоколах следственных действий. Когда защитник участвует в деле с момента  окончания  предварительного  следствия,  он  с  разрешения следователя может присутствовать при допросах обвиняемого и при производстве иных  следственных  действий,  выполняемых  по  ходатайству  защитника   или обвиняемого. Участвуя в судебном следствии, допрашивая лиц, вызванных в суд, осматривая  вещественные  доказательства,  приобщенные  к  делу,  и  т.  п., защитник  также  осуществляет  право  на  участие  в  собирании  и  проверке доказательств.  Защитник  оценивает  доказательства  по  своему  внутреннему убеждению.  Промежуточным итогом произведенной им оценки доказательств может быть ходатайство,  жалоба. Полное и исчерпывающее изложение своих выводов на основе  оценки  доказательств  защитник  дает  в  речи  на  суде,  а также в объяснении при рассмотрении  дела  в  кассационном  или  надзорном  порядке. Упоминая  об  участии  в  доказывании  законного  представителя обвиняемого, уголовно-процессуальные кодексы  союзных  республик  в  настоящее  время  не содержат  нормы,  которая в обобщенном виде определяла бы его правомочия как субъекта доказывани Законный представитель - это лицо,  под  опекой  или  на попечении которого находится несовершеннолетний или гражданин,  который не в состоянии самостоятельно защищать свои права и  законные  интересы  Законный представитель обязан участвовать в уголовном судопроизводстве в той мере,  в какой этого требует охрана интересов представляемого.  Он -  самостоятельный участник  процесса  доказывания  и не связан позицией представляемого лица и защитника.  Участие  защитника  не   освобождает   законного   представителя обвиняемого   от   выполнения   его   функций   и  наоборот.  Для  законного представителя характерно то,  что он,  участвуя в доказывании, в большинстве случаев   совмещает   эту  процессуальную  функцию  с  другой  -  свидетеля, гражданского ответчика В этих случаях он одновременно пользуется  правами  и несет   обязанности   участника   уголовно-процессуальной  деятельности.  На предварительном следствии и дознании законный представитель вправе  заявлять ходатайства  и  представлять  доказательства,  присутствовать  с  разрешения следователя  при   производстве   следственных   действий,   участвовать   в ознакомлении  несовершеннолетнего  обвиняемого  с  материалами  законченного следственного   производства.   Он   вправе   обсуждать   с   защитником   и несовершеннолетним   отдельные  обстоятельства,  -обращать  их  внимание  на доказательства, помогать несовершеннолетнему знакомиться с материалами дела, заявлять ходатайства. Вместе с тем следователь обязан своевременно пресекать попытки законного представителя злоупотреблять предоставленными ему правами. В  судебном  разбирательстве  законный представитель участвует в доказывании наравне с другими его участниками - защитником,  потерпевшим и т.  д.  ;  он имеет   право   обжаловать   приговор  и  участвовать  в  рассмотрении  дела вышестоящим судом.  Суд должен по своей инициативе выяснить мнение законного представителя  по  возникающим  вопросам  наряду с мнением других участников судебного разбирательства.  Учитывая возможную юридическую неосведомленность законного  представителя,  суд  в  течение  всего судебного следстви активно способствует использованию им своих прав на участие в доказывании.       Конечно, следует   помнить,   что   законный   представитель  -  лицо, заинтересованное в исходе дела.  Это обязывает суд критически  относиться  к его   объяснениям   и   занятой   позиции.  Законный  представитель,  как  и потерпевший,  не удаляется из зала вместе со свидетелями и в  течение  всего судебного   разбирательства  рассматривается  и  как  его  участник,  и  как свидетель.  В любой момент он может задавать вопросы,  и вопросы могут  быть заданы ему, он может заявлять ходатайства, и ходатайства могут быть заявлены по поводу его показаний.

        ¶N 6. УЧАСТИЕ В ДОКАЗЫВАНИИ ИНЫХ ЛИЦ§

     Закон наделяет правами субъектов доказывания  потерпевших,  гражданских истцов   и   гражданских   ответчиков   Их   деятельность   по   доказыванию характеризуется некоторыми общими чертами:  а) объем фактического материала, в  исследовании  которого  они  принимают участие,  уже,  чем у обвиняемого, защитника и  законного  представителя  -  он  ограничен  их  процессуальными интересами  более  узкими,  чем  у  названных  выше лиц,  б) законодатель не рассматривает  участие  в  доказывании  этих  лиц  как   во   всех   случаях обязательное, допуская, в частности, возможность судебного разбирательства в их отсутствие, если это не мешает полному выяснению всех обстоятельств дела, защите  прав  и  законных  интересов  указанных  лиц,  в)  на  них  не лежит обязанность доказывани Эти общие положения приобретают, однако, существенную специфику,  когда  речь  идет  о  роли  в  доказывании  каждого из названных субъектов. Потерпевшего можно рассматривать в качестве субъекта доказывания, имеющего  противоположный по сравнению с обвиняемым процессуальный интерес в уголовном судопроизводстве,  в том числе  применительно  к  доказыванию  Его положение   в   деле   обычно  обеспечивает  направленность  его  участия  в доказывании на изобличение обвиняемого,  однако в некоторых случаях он может избрать и иное направление этой деятельности,  если полагает, что именно оно будет соответствовать его интересам Потерпевший может активно участвовать  в исследовании доказательств и осуществлять другие права, которыми он наделен. Однако он может отказаться от реализации этих прав и целиком  положиться  на деятельность органов расследования и суда. Потерпевший приобретает все права субъекта доказывания  с  момента  вынесения  постановления  (определения)  о признании  его таковым;  эти права он может совмещать с правами гражданского истца.  Действенной   формой   участия   потерпевшего   в   доказывании   на предварительном следствии является дача им показаний. Реализация потерпевшим этого права в то же время и его процессуальная обязанность по даче правдивых показаний.  Он  должен  сообщить  все  известное  ему  по делу и ответить на поставленные вопросы по поводу обстоятельств, подлежащих доказыванию (ст. 75 УПК РСФСР).  Показания потерпевшего,  таким образом, - это и средство защиты его  законных  интересов  и  одновременно   источник   фактических   данных, необходимых  для  раскрытия преступления и изобличения виновного в нем лица. Потерпевший вправе также  представлять  доказательства,  находящиеся  в  его распоряжении  В  частности,  потерпевший  может представлять фотодокументы и звукозапись,  на которых оказались запечатлены,  случайно или преднамеренно, отдельные  моменты совершения преступления (например,  звукозапись разговора между обвиняемым и потерпевшим).  В отдельных  случаях  указанные  материалы могут   быть   представлены   потерпевшим   для  доказывания  обстоятельств, предшествовавших преступлению или  последовавших  за  ним,  если  они  имеют значение для дела. В необходимых случаях потерпевший заявляет ходатайства об истребовании доказательств и производстве следственных действий.  Он наделен правом ознакомиться с материалами дела о преступлении,  которым ему причинен -вред,  что обеспечивает мотивированность заявляемых им ходатайств. В стадии судебного разбирательства потерпевший имеет право на заявление ходатайства о вызове свидетелей,  экспертов,  об истребовании вещественных доказательств и документов,   на  заявление  возражений  против  удовлетворения  ходатайств, заявленных  другими  участниками  процесса,  если  они   нарушают   интересы потерпевшего (ст. 276 УПК РСФСР). При исследовании доказательств на судебном следствии  он  участвует  в  допросе  подсудимого  (ст.  280  УПК  РСФСР)  и свидетелей (ст.  283 УПК РСФСР), ставит в письменном виде вопросы эксперту и участвует в его допросе (ст.  ст.  288, 289 УПК РСФСР), участвует -в осмотре вещественных  доказательств и обращает внимание суда на имеющие значение для дела обстоятельства,  выявленные при осмотре (ст.  291 УПК РСФСР). Он вправе ходатайствовать  об  оглашении  приобщенных  к  делу  или  представленных  в судебное заседание документов,  в  которых,  по  его  мнению,  изложены  или удостоверены   обстоятельства,   имеющие   значение   для   обоснования  его утверждений (ст.  292 УПК  РСФСР).  После  рассмотрения  всех  доказательств потерпевший вправе заявить ходатайство о дополнении судебного следствия (ст. 294 УПК РСФСР).  Потерпевший вправе высказывать соображения,  вытекающие  из оценки доказательств, заявля ходатайства и давая объяснения в ходе судебного следствия,  а если он участвует в судебных прениях,  то  и  в  ходе  прений. Потерпевший  может  обжаловать  приговор  по любому нарушающему его интересы основанию,  предусмотренному ст.  49 Основ (ст.  342 УПК РСФСР). Потерпевший вправе  участвовать  в заседании суда,  рассматривающего дело в кассационном порядке (ст. 325 УПК РСФСР). Знакомясь с представленными другими участниками процесса  новыми материалами,  представля их сам,  а также давая объяснения, потерпевший тем самым участвует в проверке доказательств, производимой судом второй  инстанции,  и  влияет на формирование его выводов по делу Причинение потерпевшему вреда имущественного характера влечет по закону  признание  его гражданским истцом.  Это порождает для него право требовать от виновного или лиц,  несущих за него материальную ответственность, возмещения материального ущерба.  Правовым  средством  защиты  имущественных  интересов  потерпевшего служат заявление  в  уголовном  деле  гражданского  иска  и  участие  в  его доказывании,   а  также  принятие  органами  расследования  и  судом  мер  к обеспечению гражданского иска.  Правами гражданского истца наделяются  также юридические  лица,  понесшие  материальный  ущерб  от преступлени Характер и размер ущерба,  причиненного преступлением,  входят в предмет доказывания по уголовному  делу.  Поэтому  деятельность  органов  расследования  и  суда по доказыванию распространяется на все обстоятельства,  связанные с гражданским иском.  Что  касается  гражданского  истца,  то  его обязанность в отношении предъявленного гражданского иска ограничивается необходимостью  представлять по требованию следователя и суда имеющиеся в его распоряжении доказательства (ст.  54 УПК РСФСР).  Непосредственное участие гражданского истца в процессе доказывания  определяется  рамками гражданского иска.  Поэтому знакомиться с материалами дела с момента  окончани  предварительного  следствия,  заявлять ходатайства,    представлять    доказательства,   участвовать   в   судебном разбирательстве и судебных прениях,  заявлять отводы,  приносить  жалобы  на действия и решения органов расследования, прокурора и суда гражданский истец может лишь с целью обосновать и отстаивать свои исковые требовани Но так как факт совершения обвиняемым преступления служит основанием гражданского иска, а  доказательства,  подтверждающие  виновность   обвиняемого,   обосновывают исковые требовани гражданского истца,  то естественно,  что последний вправе принимать участие в исследовании всех тех обстоятельств,  от которых зависит решение  вопроса  о  виновности,  а  значит и об удовлетворении гражданского иска.  Однако  гражданский  истец  не   может   заявлять   ходатайства   или представлять доказательства,  характеризующие личность обвиняемого. Выступая в судебных прениях,  гражданский истец не вправе. касаться и таких вопросов, как  юридическая  квалификация преступления и мера наказани Он ограничен и в праве обжалования приговора:  жалоба может касаться только гражданского иска (ст.  ст.  54,  325  УПК РСФСР).  Ограничение пределов участия в доказывании только   вопросами,   связанными   с   гражданским    истцом,    практически распространяется лишь на юридические лица,  выступающие в уголовном процессе в качестве гражданских истцов.  Признание же гражданским истцом  гражданина, понесшего  от  преступления  имущественный  вред,  не  лишает  это лицо прав потерпевшего.  Следовательно,  гражданский   истец   -   гражданин,   будучи одновременно    потерпевшим,    вправе    не   ограничиваться   доказыванием материального  ущерба,  причиненного  преступлением,  но  и  участвовать   в доказывании  вины и всех других элементов состава преступлени В связи с этим гражданский истец - гражданин - при  допросе  его  в  качестве  потерпевшего вправе давать показания о любом известном ему обстоятельстве,  могущем иметь существенное значение для дела,  и одновременно  -  объяснения  по  существу гражданского иска.  Не распространяются на гражданского истца - потерпевшего и ограничения в  части  обжалования  оправдательного  приговора.  По  общему правилу,   гражданско-правовую   ответственность   за   ущерб,   причиненный преступлением,  несет лицо, виновное в совершении преступлени В тех случаях, когда  закон  возлагает  материальную ответственность за ущерб,  причиненный преступлением,  не на лицо,  его совершившее,  а на другое  лицо,  последнее признается  по  постановлению  следователя  или определению суда гражданским ответчиком (ст.  55 УПК РСФСР). Гражданский ответчик участвует в доказывании для  охраны  своих  законных  имущественных  интересов.  Этим и определяются пределы  его  прав   как   субъекта   доказывани   Он   может   представлять доказательства  или  заявлять ходатайства,  направленные на опровержение или смягчение обвинения (тем самым оспариваются основания или  размер  иска),  а равно  на обоснование отсутствия с его стороны имущественной ответственности за  действия  обвиняемого.  Процессуальный  закон  прямо  подчеркивает   эту особенность  процессуального  положени  гражданского ответчика,  ограничивая ознакомление его с делом лишь материалами,  касающимися оснований и  размера гражданского иска.  Вопросами гражданского иска ограничено и право ответчика обжаловать приговор,  определение суда и  постановление  судьи.  Своеобразие процессуального  положения  гражданского  ответчика  заключается в том,  что нередко может возникнуть необходимость допросить  его  в  качестве  свидетел Если представитель предприятия," учреждения,  организации может быть заменен другим лицом,  то родители,  опекуны,  попечители незаменимы.  Поэтому в тех случаях,   когда  они  не  сочтут  возможным  пригласить  представителя,  их необходимо рассматривать одновременно и как гражданских  ответчиков,  и  как свидетелей. Они должны предупреждаться об уголовной ответственности за отказ от дачи показаний и за дачу заведомо ложных  показаний,  но  их  не  следует удалять  из  зала  суда  до  допроса.  Располагая рядом процессуальных прав, позволяющих опровергать основание и размер предъявленного иска,  гражданский ответчик  имеет  право,  но не обязан участвовать в исследовании фактических обстоятельств  дела.  Гражданский  ответчик,  возражая  против  иска,  может содействовать органам расследования, прокурору и суду в достоверном и полном выяснении всех обстоятельств,  связанных с иском.  Однако эти обстоятельства должны  быть полностью выяснены и в тех случаях,  когда гражданский ответчик по тем или иным соображениям отказывается от осуществления своих прав или не в  состоянии  их  полностью  реализовать.  Если  указанные ответчиком версии нельзя  считать  в   полной   мере   исследованными,   обязанность   собрать доказательства  для их проверки лежит на органах расследовани Уполномоченные потерпевшим,  гражданским  истцом  и  гражданским  ответчиком  представители действуют   в   процессе   от   их  имени  и  не  вправе  выйти  за  пределы предоставленных им полномочий, если это специально не оговорено в поручении. В  частности,  представитель гражданского истца не вправе отказаться от иска или изменить исковые требования без согласия своего доверителя, если иное не оговорено  в доверенности.  При недееспособности потерпевшего его в качестве субъекта  участия  в  доказывании  заменяют  родители  или   иные   законные представители (п.  8 ст. 34 УПК РСФСР). В теории и практике спорным является вопрос,  участвует ли представитель в доказывании  наряду  с  представляемым лицом  или  вместо  него  При  решении  этого вопроса следует учитывать ч-то представитель допускается лишь в тех случаях, когда потерпевший, гражданский ответчик  или  гражданский истец (гражданин) по каким-либо причинам не может или не хочет лично осуществлять свои  процессуальные  права.  Представитель, следовательно,  участвует  в  процессе  вместо  представляемого  им лица.  В общесоюзном законе в связи с этим установлено,  что  правами  по  участию  в доказывании  обладают потерпевший,  гражданский истец и гражданский ответчик или их представители (ст. ст. 24 25,26 Основ) 2. Особую группу участвующих в доказывании лиц составляют представители общественности.  Формы их участия в доказывании  определяются  стадией  процесса,  на   которой   осуществляется доказывание.  В  стадии  дознания  и предварительного следствия их участие в доказывании обусловливается  обязанностью  следователя  широко  использовать помощь   общественности   для   раскрыти   преступлений,   розыска  лиц,  их совершивших,  а  также  для  выявления  и  устранения  причин   и   условий, способствовавших  преступлению.  Соблюдение  этого  требования  предполагает постоянную связь следователя с общественностью.  Помощь органам расследовани оказывается ими в силу гражданского долга.       Правильнее говорить не  об  участии  представителей  общественности  в доказывании  на  дознании,  предварительном следствии,  а об их содействие и помощи  лицу,  производящему  дознание,  и  следователю   при   обнаружении, собирании и проверке доказательств.  Эта роль, как свидетельствует практика, нередко оказывается  весьма  важной.  Так,  в  распоряжение  следователя  от народных  дружин  и  товарищеских  судов могут быть переданы различного рода материалы,  которые  появились   в   результате   осуществления   указанными общественными   организациями  своих  функций.  Представленные  документы  и предметы,  приобщенные к уголовному делу,  в порядке, установленном законом, приобретают доказательственное значение (ст. ст. 83-86, 88 УПК РСФСР). Орган расследования  может  получить  различного  рода  данные,  необходимые   для изобличения    и   розыска   преступника,   обратившись   к   общественности непосредственно на собрании коллективов  или  же  используя  печать,  радио, телевидение   Представители   общественности   могут  также  оказать  помощь следователю в подготовке и проведении следственных действий, направленных на обнаружение   или   проверку   доказательств.   Так,  общественный  помощник следователя  может  быть  привлечен  к  выполнению  поручений   следователя, связанных  с  вызовом  свидетелей,  к  оказанию помощи в проведении обысков, осмотров, освидетельствований, следственных экспериментов, выемок документов Вместе  с  тем  он  не  является  участником  процесса,  так как речь идет о вспомогательных подготовительных действиях,  а не о  длящейс  процессуальной деятельности   или   самостоятельном   производстве  следственных  действий. Представитель   общественности      частности,    общественный    помощник следователя)  нередко  привлекается для сообщения сведений,  характеризующих условия жизни и воспитани обвиняемого  путем  производства  обследований  по месту жительства,  работы,  учебы. Собранные в результате опросов, получения характеристик,  справок и т.  п.  материалы приобщаются к  делу  в  качестве документов,   характеризующих   личность   обвиняемого  (подозреваемого),  и обстоятельств,  способствующих совершению преступления  В  стадии  судебного разбирательства    предусматриваются   самостоятельные   формы   участия   в доказывании представителей общественности. Выступая в качестве общественного обвинителя и общественного защитника,  представители общественности являются самостоятельными   субъектами   доказывани   Суд   должен   разъяснить    им процессуальные  права,  которыми  они  наделены  по  закону,  в том числе на участие в доказывании,  и обеспечить все возможности  для  их  осуществления Осуществля   свои   процессуальные   функции,   общественный   обвинитель  и общественный за щитник  могут  принимать  активное  участие  в  исследовании доказательств, заявлять ходатайства об истребовании и проверке доказательств и представлять их.  В этом отношении они имеют равные процессуальные права с государственным  обвинителем,  защитником  и  другими  участниками судебного разбирательства  (ст.  250  УПК  РСФСР).  Участвуя   в   судебных   прениях, общественный  обвинитель  и  общественный  защитник  излагают свое мнение на основе  оценки  исследованных  доказательств.  Общественный   обвинитель   и общественный   защитник   не   обязаны  следовать  позиции  государственного обвинителя и адвоката,  присоединяться к их мнению.  Будучи самостоятельными субъектами  доказывания,  они  свободны  в  оценке  доказательств  и  вправе высказать мнение,  которое может не совпасть с мнением названных  участников процесса.  В  то же время,  являсь представителями общественных организаций, коллектива  трудящихся,  они  должны  выражать  в  суде  их  позицию.  Может случиться,  однако,  что  позиция  общественных организаций,  делегировавших представителя,  основанная на материалах предварительного расследования,  не найдет  своего  подтверждения  в  судебном  заседании  и будет противоречить выводам,  сформировавшимся  у  общественного  обвинителя  или  защитника   в результате  оценки доказательств.  В этих случаях общественный обвинитель по согласованию с соответствующей общественной организацией  вправе  отказаться от  обвинения,  а  общественный защитник - от защиты (ст.  250 УПК РСФСР) 2. Наряду  с  участием  в   доказывании   потерпевшего,   гражданского   истца, гражданского   ответчика,  их  представителей,  общественного  обвинителя  и защитника следует упомянуть о праве представления доказательств  лицами,  не являющимися  субъектами доказывани Согласно закону орган расследования и суд могут приобщить к делу  доказательства,  представленные  любыми  гражданами, учреждениями, предприятиями и организациями (ч. 2 стр. 70 УПК РСФСР).       Доказательства или,  точнее,  предметы  и  документы,  могущие   стать таковыми,    представляются    гражданами,    учреждениями,   предприятиями, организациями по их собственной инициативе.  Изъятие предметов и документов, находящихся  у  граждан,  органами  следствия  и  судом в результате обыска, выемки  и  т.  п.  понятием  "представление  доказательств"  не  охватываетс Представля   доказательства,   граждане   и   должностные   лица  становятся участниками соответствующего действия по собиранию  доказательств.  Но  речь идет   о   разовом   действии,   за   пределами  которого  они  не  обладают процессуальными правами и обязанностями.