ГЛАВА III. ПРИНЦИПЫ УГОЛОВНОГО ПРОЦЕССА // Уголовный процесс Республики Узбекистан


kalinovsky-k.narod.ru

Уголовный процесс
Сайт Константина Калиновского

kalinovsky-k.narod.ru
Главная | МАСП | Публикации| Студентам | Библиотека | Гостевая | Ссылки | Законы и юрновости | Тесты | Почта

Уголовный процесс Республики Узбекистан:
Общая часть. Учебное пособие / Автор-составитель к.ю.н. У.А.Тухташева. – Т.: Издательство ТГЮИ, 2007. – 513 с.


К оглавлению

ГЛАВА III. ПРИНЦИПЫ УГОЛОВНОГО ПРОЦЕССА

§ 1. Понятие, значение и система принципов уголовного

процесса.

§ 2. Принцип законности при производстве по уголовному делу

§ 3. Принцип осуществления правосудия только судом

§ 4. Принцип коллегиальности и единоличности

рассмотрения уголовных дел

§ 5. Принцип независимости судей и подчинения их только

закону

§ 6. Принцип обязательности возбуждения уголовного дела

§ 7. Принцип осуществления правосудия на началах равенства

граждан перед законом и судом

§ 8. Принцип уважения чести и достоинства личности

§ 9. Принцип охраны прав и свобод граждан

§ 10. Принцип открытого разбирательства уголовных дел в

судах

§ 11. Язык, нa котором ведется производство по уголовному

делу

§ 12. Участие общественности в производстве по уголовным

делам

§ 13. Установление истины

§ 14. Презумпция невиновности

§ 15. Обеспечение подозреваемому, обвиняемому и

подсудимому права на защиту

§ 16. Состязательность производства в суде

§ 17. Непосредственность и устность исследования

доказательств

§ 18. Право обжалования процессуальных действий и решений

§ 19. Нравственные начала уголовного судопроизводства

§ 1. Понятие, значение и система принципов правосудия

Правовые положения, определяющие наиболее существенные черты, характер и особенности уголовного судопроизводства, основные направления реализации и качества предварительного расследования, судебного разбирательства уголовных дел принято именовать принципами уголовного процесса. Представляя собой закрепленные в законодательстве правовые идеи руководящего значения, они определяют построение всех его основных конструкций, форм производства и правовых институтов, предмет и метод процессуального регулирования.

Семантически принципы – это руководящие идеи, основные правила деятельности. Слово "принцип" происходит от латинского "principium", что означает "основа", "основополагающее начало". Поскольку право – это, в сущности, общеобязательные требования справедливости, то правовые принципы есть не что иное, как мера справедливости в праве. Закон легитимен, т.е. имеет правовое содержание, постольку, поскольку он отвечает принципам права. Они – не просто юридические идеи, а объективно необходимые общеобязательные критерии справедливого и должного в праве. По мере развития права и роста правосознания принципы вычленяются из правовой материи в качестве определенных юридических идей, а с развитием юридической техники могут закрепляться в законе в виде его отдельных предписаний. Получив подобное признание, они обретают относительную самостоятельность и начинают служить своего рода барометром при изменениях текущего законодательства и компасом для дальнейшего формирования права.

В уголовно-процессуальной литературе были высказаны различные взгляды на процессуальные принципы, но при всем различии они сходны в одном: принципы - это общие руководящие положения, на которых строится уголовный процесс. Так как уголовно-процессуальная деятельность может осуществляться только на началах и в формах, предписанных законом, то и основные положения, на которых зиждется эта деятельность, должны быть закреплены законом.

Таким образом, принципами уголовного процесса являются основные правовые положения (нормы общего и руководящего значения), которые определяют построение всех его стадий, форм и институтов и обеспечивают выполнение стоящих перед ним задач.

Принципы выражают сущность и содержание уголовного процесса, характеризуют самые важные его свойства и качественные черты, предмет и метод процессуального регулирования.

Будучи нормами большей общности, принципы обусловливают решение всех вопросов, возникающих в ходе практической деятельности. Если в процессуальном праве обнаруживаются проблемы или противоречия между отдельными нормами, то ключом к разрешению возникших затруднений служат принципы.

По своему существу принципы носят императивный, властно-повелительный характер, они содержат общеобязательные предписания, исполнение которых обеспечивается государством.

Как категория идеологическая принципы формируются под воздействием общественно-политических идей, но регулятором процессуальной деятельности и возникающих в её сфере правовых отношений являются не сами идеи, а основанные на них нормы-принципы. Пока идеи не закреплены в нормах права, они остаются началами правосознания, научными выводами, но не принципами уголовного процесса.

Нормативность принципов - важнейшее их качество, неотделимое от природы уголовного процесса как особого рода государственно-правовой деятельности. Своим адресатом они имеют человека и гражданина и соответствующие государственные органы. Органы государства, ведущие процесс, должны действовать на основе установленных принципов и несут все последствия, связанные с их нарушением.

Народ Республики Узбекистан, сознавая себя частью мирового сообщества, принял Конституцию Республики Узбекистан, в которой записаны общепризнанные и отраженные в ряде международно-правовых документов права человека и гражданина, принципы правосудия.

Все принципы неразрывно связаны между собой и образуют единую совокупность правовых начал, одинаково значимых для достижения целей уголовного процесса. Каждый из них определяет такую сторону судопроизводства, без которой невозможно правильное осуществление его задач.

Некоторые принципы закреплены в Конституции Республики Узбекистан, в отдельных ее статьях в виде особых правовых правил (ст.ст. 26, 112, 113, 116 Конституции). Конституционные принципы заключены и в основных положениях УПК.

Принципы действуют в рамках целостной системы, где сущность и значение каждого принципа обуславливаются не только собственным содержанием, но и функционированием всей системы, где нарушение любого принципа приводит обычно к нарушению других принципов и тем самым к нарушению законности при производстве по делу.

Конституция и УПК, принятый 22 сентября 1994 года и введенный в действие 1 апреля 1995 года, значительно углубили и обогатили демократическое содержание принципов, расширили диапазон их применения, усовершенствовали формулировку отдельных начал, укрепили гарантийную обеспеченность принципов.

Однако не все принципы реализуются на всех стадиях производства по делу. Пределы осуществления того или иного принципа определяются общими задачами уголовного судопроизводства и непосредственными задачами конкретной стадии. По мнению некоторых процессуалистов к принципам процесса относятся те правовые положения, которые определяют построение судебного разбирательства как центральной стадии процесса и находят то или иное выражение хотя бы в одной из стадий, предшествующих судебному разбирательству или следующих за ним. И это верно, другие же относят к принципам только правовые положения, свойственные всем стадиям процесса. С чем вряд ли можно согласиться.

В Уголовно-процессуальном кодексе Республики Узбекистан закреплены следующие принципы: законность (ст. 11 УПК); осуществление правосудия только судом (ст. 12 УПК); коллегиальность и единоличность рассмотрения уголовных дел (ст. 13 УПК); независимость судей и подчинение их только закону (ст. 14 УПК); обязательность возбуждения уголовного дела (ст. 15 УПК); осуществление правосудия на началах равенства граждан перед законом и судом (ст. 16 УПК); уважение чести и достоинства личности (ст. 17 УПК); охрана прав и свобод граждан (ст. 18 УПК); открытое разбирательство уголовных дел в судах (ст. 19 УПК); язык, на котором ведется производство по уголовному делу (ст. 20 УПК); участие общественности в производстве по уголовным делам (ст. 21 УПК); установление истины (ст. 22 УПК); презумпция невиновности (ст. 23 УПК); обеспечение подозреваемому, обвиняемому и подсудимому права на защиту (ст. 24 УПК); состязательность производства в суде (ст. 25 УПК); непосредственность и устность исследования доказательств (ст. 26 УПК); право обжалования процессуальных действий и решений (ст. 27 УПК).

Уголовно-процессуальные принципы, составляя единую и целостную систему, находятся между собой в тесной взаимосвязи и зависимости. Это проявляется не только в служении единой цели, достижению поставленных перед судопроизводством задач, но и в том, что любой принцип действует в рамках общих процессуальных форм.

Таким образом, значение принципов уголовного процесса состоит в том, что:

* во-первых, они ярко выражают демократизм и гуманизм уголовного процесса, определяют его структуру и систему;

* во-вторых, они служат основой для дальнейшего совершенствования уголовно-процессуальных норм и отдельных уголовно-процессуальных институтов;

* в-третьих, принципы уголовного процесса являются надежной базой для толкования и применения тех уголовно-процессуальных норм, уяснение точного смысла которых вызывают затруднения на практике;

* в-четвертых, безусловное соблюдение принципов уголовного процесса является необходимым и обязательным условием достижения всех задач уголовного судопроизводства.

Поэтому дальнейшее укрепление законности в уголовном процессе требует строжайшего соблюдения каждого его принципа и последовательного осуществления их во всех процессуальных стадиях и институтах, а правильное представление о содержании этих принципов и их системе вооружает практических работников необходимым знанием перспектив и надлежащего направления своей работы.

Значение принципов как руководящих и обязательных положений при применении процессуального законодательства выражается в том, что они обязательны для любого органа уголовного преследования и суда вне зависимости от занимаемого ими положения в правоохранительной системе, подлежат неукоснительному соблюдению не только гражданами, должностными лицами и государственными органами, призванными соблюдать и исполнять законы, но и законодательными органами при создании новых законов, изменении и дополнении действующих процессуальных норм.

Соблюдение и исполнение этих установлений обеспечивается всем комплексом уголовно-процессуальных норм, регламентирующих общественные отношения в сфере уголовного судопроизводства. Нарушение этих принципов ведущими уголовный процесс государственными органами и должностными лицами, безусловно, должно вызывать наступление предусмотренной законом ответственности, в частности отмену вынесенных в ходе такого производства решений либо признание собранных при этом материалов не имеющими силы доказательств.

Все принципы уголовного судопроизводства тесно взаимосвязаны и образуют единую совокупность правовых основ. Имея каждый собственное содержание, они взаимно обуславливают действие друг друга и составляют систему, которая, определяет демократическое содержание и форму уголовного судопроизводства в Республике Узбекистан.

Эта система призвана обеспечить единообразие понимания законности и применение всех правовых предписаний в деятельности органов дознания и предварительного следствия, служить методологической основой развития и совершенствования законодательства об уголовном процессе.

Совершенствование законодательства правового государства, насыщение его демократическими и гуманитарными элементами, восприятие многих установлений международного опыта, а также развитие теории уголовного процесса привели к расширению круга принципиальных основ уголовного судопроизводства. В интересах более углубленного изучения их содержания и особенностей правового регулирования возникла необходимость классификации (группировки) принципов уголовного процесса с учетом определенных критериев.

Известно, что существуют некоторые различия между ними по содержанию, источникам регламентирования и пределам действия.

В теории уголовного процесса отмечается, в частности, неравномерность действия принципов процесса в зависимости от стадии прохождения уголовного дела. Если в судебном разбирательстве принципы уголовного процесса действуют в полной мере, то условия предварительного расследования требуют ограничения применения таких, например, установлений, как гласность, участие общественности. Непосредственность оценки доказательств и устность производства не в полной мере могут быть реализованы в надзорной инстанции. Поэтому оправданно деление общего массива принципиальных основ уголовного судопроизводства на общеправовые и отраслевые, на закрепленные в Конституции и регламентированные в УПК, на всеобщие и действующие лишь в некоторых стадиях уголовного процесса.

Классификация принципов уголовного судопроизводства должна учитывать их системные свойства и основные тенденции их развития: укрепление взаимосвязей, расширение сферы демократизма, усиление внимания к гуманитарным качествам правового регламентирования (защиты прав личности), повышение ответственности за нарушение процессуальных норм, воплощающих конституционные принципы правосудия.

§ 2. Принцип законности при производстве по уголовному делу

В условиях становления в Узбекистане демократического правового государства особое значение приобретает строжайшее соблюдение законности и прав граждан. Это тем более относится к уголовному процессу, поскольку установленный уголовно-процессуальным законодательством порядок производства по уголовным делам должен способствовать укреплению законности (ч. 2 ст. 2 УПК). Раскрыть преступление, изобличить виновного, назначить ему справедливое наказание и, не допустив привлечения к уголовной ответственности и осуждения невиновного, защитить права и свободы человека в сфере уголовного судопроизводства можно только на основе строжайшего соблюдения законности. Общеправовой принцип законности закреплен в статье 15 Конституции Республики Узбекистан, а применительно к уголовному процессу выражен в статье 11 УПК Республики Узбекистан.

Принцип законности при производстве по уголовному делу представляет требование государства, обращенное к субъектам уголовного процесса точно и неуклонно соблюдать и исполнять нормы уголовно-процессуального права при расследовании, судебном рассмотрении уголовных дел, прокурорском и судебном надзоре за деятельностью соответственно органов расследования и судов в досудебных и судебных стадиях уголовного процесса.

В уголовном процессе, где решается вопрос о судьбе человека, строжайшее соблюдение законности особенно необходимо. Данный принцип призван обеспечить всесторонне полное и объективное исследование всех обстоятельств дела, правильное в соответствии с законом, рассмотрение и разрешение каждого уголовного дела, охрану прав и законных интересов участников уголовного судопроизводства, воспитание граждан в духе уважения и исполнения законов.

Принцип законности обязывает суд, прокурора, следователя, дознавателя неуклонно следовать установленному уголовно-процессуальным законом порядку производства на всех стадиях процесса, совершать процессуальные действия на законных основаниях и в предусмотренных законом процессуальных формах, основывать свои решения на соответствующих нормах материального и процессуального права, прибегать к мерам процессуального принуждения лишь в установленных законом случаях, строго соблюдать предусмотренные законом правила собирания и закрепления доказательств.

Процессуальные документы, составляемые в ходе уголовного судопроизводства, должны полностью соответствовать требованиям, предъявляемым к их содержанию и форме, опираться на установленные законом основания их вынесения, содержать развернутое изложение мотивов их принятия, т.е. быть законными, обоснованными и мотивированными. Несоблюдение обязательных требований законности, обоснованности и мотивированности процессуальных документов рассматривается УПК Республики Узбекистан как нарушение принципа законности.

Принцип законности в уголовном судопроизводства обеспечивается всем построением уголовного процесса, где в каждой последующей стадии проверяется законность и обоснованность решений, принятых в предшествующих стадиях, а в случае обнаружения нарушений требований закона компетентные должностные лица принимают соответствующее решение (уголовное дело прекращается в предусмотренных законом случаях, направляется на дополнительное расследование и др).

Содержание принципа законности в сфере уголовного судопроизводства можно определить, как обязанность каждого из участников уголовно-процессуальной деятельности соблюдать все требования материальных и процессуальных законов, в том числе и норм, формулирующих принципы этой деятельности.

Столь широкая трактовка содержания принципа законности в уголовном процессе находит свое обоснование в разъяснениях Пленума Верховного суда Республики Узбекистан. Так, например, в постановлении № 12 от 2 августа 1997 г. '"О соблюдении судами процессуального законодательства при разбирательстве уголовных дел по первой инстанции" (с изменениями и дополнениями, внесенными постановлениями Пленума Верховного суда Республики Узбекистан от 14 июня 2002 года №10 и от 24 сентября 2004 года №15)Пленум Верховного суда Республики Узбекистан, указал, что "большинство дел судами республики рассматриваются в строгом соответствии с процессуальным законом, однако не изжиты ещё серьёзные недостатки, отрицательно влияющие на качество разрешения дел. Нередко нарушается принцип состязательности, гарантированные законом права участников судебного процесса... необоснованный отказ в удовлетворении ходатайств участников процесса..." В связи с этим Пленум постановил "обратить внимание судов на необходимость строгого соблюдения процессуального законодательства при судебном разбирательстве уголовных дел, имея в виду, что только точное и неуклонное его выполнение обеспечивает всестороннее, полное и объективное исследование обстоятельств дела, выявление причин и условий, способствующих совершению преступлений и воспитательное воздействие судебного процесса". Далее, ориентируя апелляционные, кассационные и надзорные инстанции на устранение недостатков в работе судов, Пленум в этом постановлении рекомендовал "... при рассмотрении дел в апелляционном, кассационном и надзорном порядке особое внимание обращать на соблюдение судами первой инстанции уголовно-процессуального законодательства, систематически анализировать ошибки в его применении при судебном разбирательстве уголовных дел, не оставляя без внимания ни одного случая нарушения закона".

Данное постановление Пленума Верховного суда Республики Узбекистан позволяет говорить о широком и многогранном, но весьма конкретном содержании принципа законности в уголовном процессе.

Законность - универсальный, всеохватывающий принцип, который находит свое выражение во всех принципах и нормах процессуального права, характеризует все стороны уголовного судопроизводства.

§ 3. Принцип осуществления правосудия только судом

Правосудие — ведущая форма реализации судебной власти. Оно представляет собой деятельность суда, осуществляемую в пределах его компетенции по рассмотрению и разрешению уголовных дел в точном соответствии с регламентированным уголовно-процессуальным законом порядком, призванным обеспечить законность, обоснованность и справедливость судебных решений.

Указанный принцип, сформулированный в статье 12 УПК Республики Узбекистан, раскрывает саму суть правосудия: признать лицо виновным в совершении преступления, а также подвергнуть его уголовному наказанию полномочен только суд своим приговором. Только суд вправе принять решение о применении к лицу принудительной меры медицинского характера.

В статье 28 УПК Республики Узбекистан сказано: правосудие в Республике Узбекистан осуществляют: Верховный суд Республики Узбекистан, Верховный суд Республики Каракалпакстан по уголовным делам, областные, Ташкентский городской, районные (городские) суды по уголовным делам и военные суды.

Способом осуществления правосудия по уголовным делам является рассмотрение уголовного дела в судебном заседании, в результате которого признанному виновным в совершении преступления лицу будет назначена установленная Уголовным кодексом Республики Узбекистан мера уголовного наказания, либо это лицо будет оправдано или освобождено от уголовного наказания.

Принадлежащее обвиняемому право на рассмотрение его дела тем судом и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом, является одной из гарантий права на судебную защиту и беспрепятственный доступ к правосудию. Компетенция суда, пределы его юрисдикции по уголовным делам, порядок осуществления им уголовного судопроизводства не могут быть произвольно изменены для отдельных дел или лиц.

Рассмотрение дела «в том суде» означает, что правосудие по уголовным делам в Республике Узбекистан осуществляется только судами общей юрисдикции, входящими в учрежденную Конституцией Республики Узбекистан и Законом Республики Узбекистан «О судах» судебную систему, в соответствии с установленными законом правилами о подсудности дел. Подсудность заключается в определении конкретного суда, в компетенцию которого входит право рассматривать данное дело, и обусловливается материально-правовыми и процессуальными признаками дела.

Самостоятельность судов и независимость судей как носителей судебной власти обеспечивается их подчинением только закону, а также процедурой осуществления правосудия, предусматривающей особые гарантии вынесения по делу законного, обоснованного и справедливого решения.

Вместе с тем следует заметить, что действие принципа осуществления правосудия только судом не исчерпывается рассмотрением дел судом первой инстанции. Оно распространяется на все судебные стадии уголовного процесса, и в том числе на апелляционное и кассационное производство, на производство в порядке надзора и по вновь открывшимся обстоятельствам. Признание этого принципа подчеркивает исключительность судебной власти: отмена или изменение судебных решений допускаются только соответствующими вышестоящими судебными инстанциями и в строго установленном процессуальном порядке.

§ 4. Принцип коллегиальности и единоличности рассмотрения уголовных дел

Для обеспечения законности, компетентности и беспристрастности суда существенное значение имеет правильное определение состава суда, который должен рассматривать конкретное дело. В настоящее время уголовные дела могут рассматриваться в следующих составах:

* судья единолично - дела о преступлениях, предусмотренных частями второй и третьей статьи 15 Уголовного кодекса Республики Узбекистан (дела об умышленных преступлениях, не представляющих большой общественной опасности, за которые законом предусмотрено наказание в виде лишения свободы не свыше трех лет; дела о менее тяжких умышленных преступлениях, за которые законом предусмотрены наказания в виде лишения свободы на срок более трех лет, но не свыше пяти лет; дела о преступлениях совершенных по неосторожности);

* один судья-профессионал и два народных заседателя - в таком составе по первой инстанции дело может быть рассмотрено в любом суде, кроме Верховного суда Республики Узбекистан;

* три судьи - профессионала - в таком составе Верховный суд Республики Узбекистан рассматривает дела по первой инстанции (ч. 2 ст. 13 УПК).

В апелляционной, кассационной и надзорной инстанциях проверка законности и обоснованности приговоров и иных решений возможны только коллегиальным составом: в судебных коллегиях судов среднего звена и Верховного суда Республики Узбекистан она осуществляется тремя профессионалами, а в президиумах этих судов - при наличии большинства членов президиума. Пленум Верховного суда Республики Узбекистан рассматривает дела при наличии не менее двух третей его состава (ч. 6 ст. 13 УПК).

Коллегиальность рассмотрения дел означает, что ни одно решение по существу дела в суде первой инстанции, как и при производстве по делу в вышестоящих судах, не может быть принято единолично (кроме случаев, предусмотренных ч.1 ст. 13 УПК), а должно быть выводом судебной коллегии, отражающим мнение всех или, по крайней мере, большинства судей, входящих в её состав.

Закрепляя принцип коллегиального рассмотрения и разрешения дел, законодатель не ограничивается только общей формулой, но, конкретизируя содержание коллегиальности, устанавливает и количественный состав судейской коллегии, в котором должно осуществляться производство по делу в суде первой инстанции, в апелляционном, кассационном и надзорном порядке.

Коллегиальное осуществление правосудие во всех судах первой инстанции происходит с участием народных заседателей (кроме Верховного суда Республики Узбекистан), которые пользуются правами судьи при решении всех вопросов, возникающих при рассмотрении уголовного дела и постановлении приговора.

§ 5. Принцип независимости судей и подчинения их только закону

В статье 112 Конституции Республики Узбекистан записано, что "судьи независимы, подчиняются только закону. Какое-либо вмешательство в деятельность судей по отправлению правосудия недопустимо и влечет ответственность по закону".

Данный принцип закреплен в статье 14 УПК Республики Узбекистан: "При осуществлении правосудия судьи и народные заседатели независимы и подчиняются только закону. Судьи и народные заседатели рассматривают и разрешают уголовные дела на основе закона".

Статья 112 Конституции Республики Узбекистан и статья 14 УПК устанавливают, что судьям и народным заседателям обеспечиваются условия для беспрепятственного и эффективного осуществления их прав и обязанностей. Всякое вмешательство в деятельность судьи по осуществлению правосудия преследуется по закону. Никто не вправе оказывать давление на судей и народных заседателей и указывать, как должно быть разрешено конкретное уголовное дело. Любое воздействие на судей, народных заседателей с целью воспрепятствовать объективному рассмотрению дела или добиться вынесения незаконного решения преследуется в уголовном порядке (ст. 236 УК).

Следовательно, принцип независимости судей и народных заседателей и подчинения их только закону ограждает судей от каких-либо посторонних влияний при рассмотрении уголовных дел. В этом - одно из основных значений этого принципа уголовного процесса.

В Законе Республики Узбекистан "О судах" определены гарантии независимости судьи, включая меры правовой защиты, материального и социального обеспечения (гл.2 Закона Республики Узбекистан "О судах").

Независимость судей, кроме того, гарантируется тем, что председатель и судьи Верховного суда не могут быть депутатами Олий Мажлиса Республики Узбекистан, а также запретом для судей, в том числе районных, состоять членами политических партий и движений и занимать какую-либо другую оплачиваемую должность (статья 112 Конституции Республики Узбекистан).

Независимость судей возможна при условии подчинения их только закону, а подзаконность возможна при условии ограждения судей от влияний внешних и внутренних факторов. Независимость без подчинения закону может породить произвол. Обязанность подчиняться только закону была бы по существу сведена на нет, если бы судьи находились в зависимом положении от каких-либо ведомств или должностных лиц.

Во всех судебных стадиях процесса судья решает все вопросы на основании закона, по своей совести, по своему внутреннему убеждению, в результате исследования всех обстоятельств дела в их совокупности и собственной оценки доказательств (ст. 95 УПК). В судебном разбирательстве суд, по общему правилу, не связан выводами, изложенными в обвинительном заключении, как не связан мнением сторон при решении всех вопросов, возникающих в ходе рассмотрения дела, и кругом представленных ими доказательств. Поэтому суд может по ходатайству одной из сторон или по собственной инициативе вызвать свидетеля, эксперта, то есть восполнить недостающие в деле доказательства. Суд (судья) может не признать доказанным все обвинения лица или его часть и в соответствии со своим убеждением изменить обвинение или оправдать подсудимого (ст. ст. 414, 415, 462 УПК), возбудить уголовное дело по новому обвинению или в отношении новых лиц (ст. ст. 416, 417 УПК), направить дело на дополнительное расследование (ст. 419 УПК).

В силу принципа независимости судей и народных заседателей и подчинения их только закону, сами судьи должны быть лишены всякой предвзятости и необъективности по отношению к рассматриваемому делу и принимать свои решения в таком порядке, при котором каждый судья был бы совершенно равноправным. Поэтому судьи подлежат самоотводу и отводу при наличии обстоятельств, ставящих под сомнение их незаинтересованность или объективность при рассмотрении данного дела (ст. 76 УПК) и не могут повторно участвовать в рассмотрении дела, которое ранее было решено с их участием (ч. 3 ст. 76 УПК). Все решения судьи принимают простым большинством голосов, причем председательствующий подает голос последним (ст. 460 УПК), чтобы не оказать влияния на народных заседателей, а во время совещания судей там могут находиться лишь судьи, входящие в состав суда по данному делу (ст. 456 УПК).

Принцип независимости судей не означает произвольного усмотрения в разрешении судьями уголовных дел, их бесконтрольности. Вышестоящие суды имеют право в установленном законом порядке проверять приговоры. Однако, апелляционная, кассационная и надзорная инстанции, отменяя приговор и направляя дело на новое судебное рассмотрение, не вправе предрешать выводы судей и связывать своим решением их независимость и самостоятельность (ст. 495 УПК). При повторном рассмотрении дела суд первой инстанции независим в выводах от вышестоящего суда и самостоятелен не только в части оценки доказательств и установления фактов, но и в отношении применения уголовного закона и назначения наказания.

Судьи при выполнении своих обязанностей, а также во внеслужебных отношениях должны избегать всего, что могло бы умалить авторитет правосудия, достоинство судьи или вызвать сомнения в его объективности (ст. 66 Закона Республики Узбекистан "О судах").

Независимость судей обеспечивается не только установленным порядком их избрания, назначения и освобождения, неприкосновенностью судей, тайной совещания судей при вынесении решений и запрещением требовать её разглашения (ст. 67 Закона Республики Узбекистан "О судах", ст. 456 УПК) и другими процессуальными гарантиями, но и всем общественным и государственным устройством нашего общества.

§ 6. Принцип обязательности возбуждения уголовного дела

Данный принцип закреплен в статье 15 УПК Республики Узбекистан. В силу рассматриваемого принципа суд, прокурор, следователь и дознаватель обязаны в пределах своей компетенции при наличии повода и основания возбудить уголовное дело, принять все меры, необходимые для его законного разрешения, независимо от воли и желания каких-либо учреждений, организаций, граждан. Исключение составляют лишь дела частно-публичного обвинения, возбуждаемые не иначе как по жалобе потерпевшего. Но и по ним ради охраны прав и интересов потерпевшего диспозитивность, то есть право потерпевшего распорядиться своим правом на возбуждение дела, сочетается с правом прокурора возбудить уголовное дело при наличии условий, предусмотренных статьей 325 УПК.

Принцип обязательности возбуждения уголовного дела в процессуальной литературе называют принципом публичности. Принцип публичности наделяет государственные органы широкими властными полномочиями, ставит их в положение активных субъектов процесса, обязанных производить все необходимые процессуальные действия по выявлению, пресечению и раскрытию преступлений, изобличению виновных, их справедливому наказанию и недопущению привлечения к уголовной ответственности и осуждение невиновных.

Проведение уголовного процесса в интересах государства и общества означает не только полноту власти суда, органов расследования и прокуратуры в решении всех возникающих перед ним вопросов и их независимость в решении этих вопросов от усмотрения заинтересованных лиц, но также обязанность этих органов сочетать инициативу и активность в расследовании и разрешении уголовных дел со всемерной защитой прав и законных интересов всех участников процесса.

Социально-правовой смысл принципа публичности проявляется в органическом сочетании интересов государства с охраной прав и свобод человека, в том числе обвиняемого и потерпевшего, с задачей предотвращения преступлений и справедливого наказания виновного.

Охрана прав и законных интересов участников уголовного судопроизводства прямо возложена законом, прежде всего, на органы расследования, прокуратуры и суд, которым вменено в обязанность не только разъяснять участвующим в деле лицам их права и обеспечивать реальную возможность воспользоваться ими (ст. 64 УПК), но и принятие всех необходимых мер к тому, чтобы каждый совершивший преступление был подвергнут справедливому наказанию и ни один невиновный не был привлечен к уголовной ответственности и осужден (ст. 2 УПК).

Обладая всей полнотой власти при возбуждении, расследовании и разрешении уголовных дел и не завися в решении этих вопросов от усмотрения потерпевшего и иных лиц, заинтересованных в исходе дела, суд, прокурор, следователь и дознаватель не вправе, однако, решать эти вопросы по произвольному усмотрению и должен основывать свои выводы на такой совокупности собранных, всесторонне и объективно исследованных доказательств, которая делает эти выводы обоснованными и справедливыми. В силу принципа публичности только государственные органы, ведущие уголовный процесс, могут применять нормы права, меры процессуального принуждения, принимать решения о начале, движении и судьбе уголовного дела. Использование этих и других полномочий позволяет государственным органам надлежащим образом выполнять возложенные на них функции.

§ 7. Принцип осуществления правосудия на началах равенства граждан перед законом и судом

Данный принцип уголовного процесса опирается на статью 18 Конституции и статью 16 УПК, а также на статью 7 Всеобщей декларации прав человека, согласно которой "все люди равны перед законом и имеют право без всякого различия на равную защиту закона".

Принцип равенства всех перед законом и судом действует в уголовном процессе, как и во всех сферах общественной и государственной жизни. Сущность его проявляется в том, что ни имущественное, ни должностное положение, ни пол, ни расовая и национальная принадлежность, ни образование, ни язык, ни отношение к религии, ни место жительства, ни убеждения и принадлежность к общественным объединениям, ни другие обстоятельства не создают никаких привилегий или оснований для дискриминации любого лица участвующего в деле, и не влияют на ход и исход его. Эти требования распространяются на все производство по делу, а не только на судебные стадии, поскольку нормы закона ни на одном этапе судопроизводства не ставят правовой статус гражданина в зависимость от указанных признаков.

Равенство граждан перед законом и равенство их перед судом - положения, органически связанные друг с другом, но это не лишает каждое из них самостоятельного содержания.

Равенство граждан перед законом означает, что существуют единые материальные и процессуальные законы, которые не создают каких-либо преимуществ или, наоборот, ограничений в зависимости от расовой и национальной принадлежности, социального, имущественного и служебного положения или вероисповедания гражданина.

Равенство граждан перед судом означает, что рассмотрение дел осуществляется всеми судами и в отношении всех граждан в одном и том же процессуальном порядке, независимо от расы, национальностей и религиозных убеждений, социального, служебного и имущественного положения подсудимого и потерпевшего. Означает оно также и то, что в государстве не существует сословных, расовых и иных исключительных судов, порядок и принципы деятельности которых ставились бы в зависимость от одного из указанных выше признаков.

Равенство граждан перед законом и судом проявляется в равной обязанности всех подчиняться уголовному закону и нести равную ответственность за его нарушение. Лица, совершившие преступления, привлекаются к уголовной ответственности и подвергаются действию одного и того же уголовного закона независимо от занимаемой должности, рода занятий и других факторов.

Особый порядок привлечения судей к уголовной ответственности, обыска (ст. 70 Закона Республики Узбекистан "О судах"), задержания и заключения под стражу депутатов Олий Мажлиса Республики Узбекистан (ст. 88 Конституции), конечно, выводит эту категорию лиц за пределы общих положений принципа равенства всех перед законом, но при отсутствии таких гарантий неприкосновенности депутаты и судьи не смогли бы надлежащим образом выполнять свои обязанности.

Согласно части 2 статьи 1 УПК установленный законом порядок судопроизводства является единым и обязательным для всех судов, органов прокуратуры, следствия и дознания. Однако УПК устанавливает дифференцированный порядок судопроизводства в зависимости от физических и психологических особенностей обвиняемого и предусматривает в этой связи разный объём процессуальных гарантий (гл.60, 61 УПК). Подобная дифференциация судопроизводства является отступлением от принципа равенства всех граждан перед законом, но она вызвана объективными причинами и вполне оправдана. Важно только, чтобы каждое лицо, чьи действия составляют предмет судопроизводства, обладало достаточным комплексом процессуальных прав и гарантий для защиты своих интересов. В противном случае это будет уже не отступление от принципа равенства граждан перед законом и судом, а его нарушение.

Для последовательного осуществления принципа особенно значима роль законного и обоснованного приговора по каждому уголовному делу. Приговор, не отвечающий этим требованиям, всегда вызывает сомнение в своей справедливости, а значит, в реальности равенства всех перед законом и судом.

§ 8. Принцип уважения чести и достоинства личности

Охрана чести и достоинства личности является одним из проявлений государственного обеспечения личной неприкосновенности. Уважение чести и достоинства обязательно для всех органов и должностных лиц, участвующих в уголовном судопроизводстве. Достоинство любого человека подлежит защите государством независимо от его действительной социальной ценности. Каждый человек имеет право на уважение окружающих. Никакие обстоятельства не могут служить основанием для умаления достоинства личности.

Данный принцип закреплен в статье 17 УПК и основывается на положениях частей 2 и 3 статьи 26 Конституции Республики Узбекистан.

В соответствии с частью 2 статьи 26 Конституции никто не может быть подвергнут пыткам, насилию, другому жестокому или унижающему человека обращению. В части 3 статьи 26 Конституции записано, что никто не может быть без добровольного согласия подвергнут медицинским, научным или иным опытам. Из этого следует ряд важных, принципиальных положений для уголовного судопроизводства.

В уголовном процессе в интересах осуществления правосудия приходится ограничивать права и свободы не только подозреваемого и обвиняемого, но и иных участников судопроизводства, выяснять обстоятельства личной и семейной жизни граждан. Поэтому охрана государством чести и достоинства личности требует четкого определения законом оснований и форм допустимого ограничения неприкосновенности личной жизни граждан. Законные требования правоохранительных органов, а также их должностных лиц, не могут рассматриваться как посягательство на достоинство и честь личности.

Реализация охранительной функции принципа уважения чести и достоинства личности предполагает создание правового механизма обеспечения гарантий от необоснованного ограничения в обладании личностью названными ценностями.

Достоинство гражданина может пострадать при проведении допросов, освидетельствований, экспертиз, личных обысков. Моральный ущерб личности могут причинить незаконные и неэтичные методы осмотра и обследования тела или получения биологических объектов для экспертного исследования. Общие правила производства следственных действий запрещают при производстве следственных действий применять насилие и иные незаконные меры, а равно создающие опасность для жизни и здоровья участвующих в них лиц (ст. 164 УПК). При проведении обыска следователь обязан принимать меры к тому, чтобы не были оглашены обстоятельства интимной жизни лица, его личные и семейные тайны. Личный обыск может производиться только лицом одного пола с обыскиваемым. Следователь не присутствует при освидетельствовании лица другого пола, если оно сопровождается обнажением этого лица.

Конституция Республики Узбекистан содержит запрет подвергать пыткам, насилию, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению, признает подобные действия нарушением прав человека и его свобод, провозглашенных Всеобщей декларацией прав человека. УПК Республики Узбекистан распространяет действие этого запрета на всех участников уголовного судопроизводства. Под пыткой при этом понимается любое действие, посредством которого человеку намеренно причиняется сильная боль или страдание, физическое или психическое, осуществляемое официальным лицом или по его подстрекательству с целью получения от него или третьего лица информации или признания (статья 1 Конвенции против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения или наказания. Международные акты о правах человека. — Сб. документов. — М., 1998. - С. 226.).

Рассматриваемый принцип определяет взаимоотношения между органами государства и участвующими в деле лицами таким образом, что первые обязаны оберегать честь и достоинство участвующих в деле лиц, вторые располагают широким комплексом средств защиты от унижающего обращения, в том числе обжалование любых действий и решений должностных лиц, если этими действиями и решениями нарушены или иным образом ущемлены их интересы. Названный принцип служит преградой для выполнения действий, могущих причинить личности физический, моральный или иной ущерб. Так, при производстве эксперимента, освидетельствования, личного обыска не допускаются действия, унижающие честь и достоинство участвующих в них лиц или опасные для их здоровья (ст. ст. 162, 146, 154, 155 УПК). Никто из участников судопроизводства не может быть без его добровольного согласия подвергнут медицинским, научным или иным опытам, в частности, для получения доказательств. Если при производстве по делу будут выявлены сведения, касающиеся интимных сторон жизни участвующих в процессе лиц, тайны усыновления, врачебной тайны и т.п., то органы государства обязаны принять меры к предотвращению разглашения таких сведений. Закон запрещает органам дознания, следователю, прокурору и суду домогаться показаний обвиняемого и других лиц путем насилия, угроз и других незаконных мер. Закон не позволяет также производить процессуальные действия в ночное время, кроме случаев, не терпящих отлагательства (ст. 88 УПК).

Принцип уважения чести и достоинства личности находит свое проявление и в требованиях закона о возмещении ущерба реабилитированному лицу. Если в результате незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного задержания, незаконного применения меры пресечения, незаконного осуждения невиновному причинен ущерб, то такой ущерб в случае вынесения оправдательного приговора или прекращения дела по любому реабилитирующему основанию возмещается в полном объеме независимо от вины органов дознания, следователя, прокурора и суда, причем за реабилитированным сохраняется право на возмещение не только имущественного и иного ущерба, связанного с пенсионными, трудовыми, жилищными и другими отношениями, но и морального ущерба - восстановление доброго имени, чести, достоинства, репутации (ст. 302 УПК).

§ 9. Принцип охраны прав и свобод граждан

Содержанием этого принципа является предусмотренный законом комплекс обязанностей государственных органов и должностных лиц, ведущих уголовное судопроизводство, по обеспечению прав и законных интересов участников процесса, восстановлению нарушенных прав и созданию условий для безопасной и беспрепятственной реализации этих прав.

Согласно положениям Всеобщей декларации прав человека "каждый человек имеет право на жизнь, на свободу и на личную неприкосновенность".

Суть данного принципа заключается в том, что все государственные органы и должностные лица, ответственные за производство по уголовному делу, обязаны охранять права и свободы граждан, участвующих в уголовном процессе (ст. 18 УПК).

В Международном пакте о гражданских и политических правах записано, что каждый человек имеет право на свободу и личную неприкосновенность:

1. "Никто не должен быть лишен свободы иначе как на таких основаниях и в соответствии с такой процедурой, которые установлены законом.

2. Каждому арестованному сообщается при аресте причина его ареста и в срочном порядке сообщается любое предъявляемое ему обвинение" (ст.9 п.1 и 2 Международного пакта о гражданских и политических правах).

Конституционное право каждого на свободу и личную неприкосновенность (ст. 25 Конституции) гарантируется тем, что никто не может быть подвергнут аресту или содержанию под стражей иначе как на основании закона.

Исходя из требования неприкосновенности личности, закон устанавливает ряд важных гарантий, ограничивающих применение заключения под стражу в качестве меры пресечения. Заключение под стражу в качестве меры пресечения применяется по делам о преступлениях, за которые Уголовным кодексом предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок свыше одного года. Органы предварительного следствия и дознания вправе применить такую меру пресечения только с санкции прокурора, даваемой после проверки оснований для избрания этой меры (ст.ст. 242, 243 УПК).

Задержание лиц, подозреваемых в совершении преступления, допускается в случаях, точно указанных в законе, и на краткий срок (ст.ст. 221, 226 УПК).

Суд и прокурор обязаны немедленно освободить всякого незаконно лишенного свободы или содержащегося под стражей свыше срока, предусмотренного законом или судебным приговором (ст. 18 УПК).

Целесообразно предоставить подозреваемому и обвиняемому право обжалования в суд задержания или заключения под стражу и продления их сроков. Предоставление суду права решать вопрос об ограничении личной неприкосновенности гражданина в связи с производством по уголовному делу вытекает из особых полномочий суда и не должно быть вверено органам, ведущим уголовное преследование и обвинение.

Конституционное право каждого на неприкосновенность частной жизни (ст. 27 Конституции), личную и семейную тайну должно гарантироваться в уголовном процессе.

Личная жизнь граждан, неприкосновенность их жилища, тайна переписки, телеграфных сообщений и телефонных переговоров охраняются законом (ч. 4 ст. 13 УПК).

Участники следственных действий могут быть предупреждены о недопустимости разглашения сведений частной жизни граждан, а равно другие сведения личного характера, ставших им известными в ходе следствия, о чем у них отбирается подписка (ст. 353 УПК).

В законе предусмотрено правило о том, что личная переписка и личные телеграфные сообщения могут быть оглашены в открытом судебном заседании только с согласия лиц, отправлявших и получавших эти письма и сообщения. В противном случае они оглашаются и исследуются в закрытом судебном заседании (ч. 3 ст. 19 УПК).

Наложение ареста на почтово-телеграфные отправления, их осмотр и изъятие, прослушивание телефонных переговоров допускается только в случаях и в порядке, установленном уголовно-процессуальным законодательством.

Конституция устанавливает право каждого на неприкосновенность его жилища. Никто не вправе войти в жилище, производить обыск иначе как в случае и порядке, предусмотренных законом (ст. 27 Конституции).

Действие этого принципа в уголовном судопроизводстве проявляется в том, что закон устанавливает основания для производства обыска, разрешает его производство только на основании постановления дознавателя или следователя санкционированного прокурором либо по определению суда, регламентирует порядок производства обыска и фиксирования его результатов (ст.ст. 158, 159, 161, 163, 164 УПК).

В случаях, не терпящих отлагательства, обыск может быть произведен и без санкции прокурора, но с последующим сообщением о произведенном обыске прокурору в течение 24-х часов.

Обстоятельства, не терпящие отлагательства, подлежат обоснованию в сообщении дознавателя или следователя (ст. 161 УПК).

Закон устанавливает правило о том, что производство обыска в ночное время, кроме случаев, не терпящих отлагательства, не допускается (ст.88 УПК).

§ 10. Принцип открытого разбирательства уголовных дел в судах

Гласный порядок судебного разбирательства является правом каждого человека. Это право закреплено в статье 11 Всеобщей декларации прав человека, в статье 14 Международного Пакта о гражданских и политических правах и в других актах международного права, к которым присоединилась Республика Узбекистан.

Под открытым разбирательством дел в судах понимают такое ведение судебного процесса, при котором рассмотрение дела происходит в присутствии граждан, достигших установленного законом возраста и пожелавших прийти в зал судебного заседания, а ход и результаты процесса могут свободно публиковаться в печати, оглашаться по радио или иными средствами доводиться до сведения широких масс населения.

Разбирательство дел во всех судах Республики Узбекистан открытое, что закреплено в статье 113 Конституции Республики Узбекистан. Слушание дел в закрытом заседании допускается лишь в случаях, установленных законом. Открытое разбирательство дел в судах является принципом уголовного процесса, закрепленном в статье 19 УПК.

Закон следующим образом регламентирует этот принцип уголовного процесса: "Разбирательство уголовных дел во всех судах открытое, за исключением случаев, когда это противоречит интересам охраны государственных секретов, а также когда рассматриваются дела о половых преступлениях" (часть 1 статьи 19 УПК).

В соответствии с частью 2 статьи 19 УПК закрытое судебное рассмотрение допускается кроме того определением суда по делам о преступлении лиц, не достигших восемнадцатилетнего возраста, а также по другим делам с целью предотвратить разглашение сведений о личной жизни граждан или сведений, унижающих их честь и достоинство, и в случаях когда этого требуют интересы обеспечения безопасности потерпевшего, свидетеля либо других лиц, участвующих в деле, членов их семей или близких родственников. По этим делам суд определяет, имеются ли в каждом отдельном случае конкретные обстоятельства, вызывающие необходимость в полном или частичном разбирательстве дела в закрытом судебном заседании. При наличии таких обстоятельств суд не только вправе, но и обязан заслушать все дело или провести процесс частично при закрытых дверях. Определение суда по этому поводу касается публики, но распространяется на участников процесса.

Личная переписка и личные телеграфные сообщения могут быть оглашены в открытом судебном заседании только с согласия лиц отправлявших и получивших эти письма и сообщения. В противном случае они оглашаются и исследуются в закрытом судебном заседании.

Суд вправе запретить отдельным лицам присутствовать в зале суда во время открытых заседаний, если это необходимо для поддержания порядка в зале судебного заседания.

В зале суда звукозапись, фотографирование, видеозапись и киносъёмка допускается только с разрешения председательствующего в судебном заседании.

Приговор суда во всех случаях провозглашается публично. В нем не должны разглашаться сведения, ради сохранения тайны которых судебное заседание было закрытым.

Работники средств массовой информации, общественные объединения, коллективы, могут уведомляться о предстоящих процессах с целью расширения гласности в судебной деятельности.

Кроме этого, процессы могут проводиться непосредственно на предприятиях, в учреждениях и организациях.

Как видно, круг дел, по которым закон требует или допускает исключения из гласности, достаточно широк. Гласность недопустимо использовать во вред интересам личности, общества, государства. Она призвана ограждать честь и достоинство личности.

Политическое и практическое значение принципа открытого разбирательства уголовных дел в судах чрезвычайно велико. Открытое разбирательство дел в судах позволяет более действенно и широко решать задачу воспитания граждан в духе уважения к законам и нетерпимости к их нарушениям, ставя одновременно деятельность судебных органов под постоянный контроль народных масс.

Четкий законодательный перечень ограничений гласности служит ее гарантией. Закрытое разбирательство дела при отсутствии к тому законных оснований - грубое нарушение закона.

§ 11. Язык, на котором ведется производство по уголовному делу

Рассматриваемый принцип является одним из проявлений в уголовном судопроизводстве государственных гарантий национального равноправия граждан во всех сферах жизни и свободного употребления ими национальных языков. Его исходные положения сформулированы в статье 4 Конституции Республики Узбекистан. Государственным языком Республики Узбекистан является узбекский язык. Вместе с тем обеспечивается уважительное отношение к языкам наций и народностей, проживающих на территории Республики Узбекистан, создаются условия для их развития.

В силу данного принципа производство по уголовному делу ведется на узбекском, каракалпакском языках или на языке большинства населения данной местности (ст. 115 Конституции, ст. 20 УПК).

Незнание языка судопроизводства сторонами не препятствует им участвовать в деле: осуществляя свою деятельность, каждая сторона может пользоваться помощью переводчика. Участникам процесса, которые не владеют или недостаточно знают язык, на котором ведется производство, обеспечивается право устно или письменно делать заявления, давать показания и объяснения, заявлять ходатайства и жалобы, выступать в суде на родном языке или другом языке, который они знают (ст. 20 УПК).

Осуществление рассматриваемого принципа гарантирует права и национальные интересы всех участвующих в деле лиц, не владеющих языком судопроизводства. Эти права должны быть разъяснены и обеспечена возможность их реализации. В частности, следственные и судебные документы, подлежащие вручению обвиняемому, подсудимому или иным участникам процесса, должны быть, как гласит статья 20 УПК Республики Узбекистан, переведены на их родной язык или другой язык, который они знают.

Данный принцип требует, чтобы в пределах одной и той же территории, расследование и судебное разбирательство дел велось на одном языке.

Если лицо не владеет языком судопроизводства, то переводчик в обязательном порядке привлекается к участию во всех процессуальных действиях, выполняемых с участием такого лица. Участие переводчика не только обеспечивает права и законные интересы лица, не знающего языка судопроизводства, но и содействует закреплению доказательств, позволяет следователю и суду получить полную информацию, исходящую от допрашиваемых или содержащуюся в письменных документах. Ведущие же производство по делу лица не вправе даже кратковременно выполнять функцию переводчика.

Учитывая, что подозреваемому, обвиняемому, подсудимому не владеющему языком судопроизводства, даже с помощью переводчика трудно осуществлять свое право на защиту, закон устанавливает обязательное участие защитника в стадии предварительного расследования и при разбирательстве дела в суде (п. 3 ст. 51 УПК).

Любое ограничение прав подозреваемого, обвиняемого, подсудимого, защитника, обусловленное незнанием ими языка, на котором ведется судопроизводство, и не обеспечение этим лицам возможности пользоваться в каждой стадии процесса родным языком является существенным нарушением уголовно-процессуального закона, ведущим к отмене приговора (ст. 487 УПК).

Принцип языка судопроизводства делает доступным и понятным уголовное судопроизводство для граждан, гарантирует равенство всех участвующих в деле лиц перед законом и судом независимо от национальной принадлежности, создает условия для всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств дела, обеспечивает реализацию гласности и других начал процесса, позволяет заинтересованным лицам использовать предоставленные им законом средства для защиты своих прав и интересов. Отсюда - нарушение правил о языке судопроизводства является основанием для отмены приговора и других процессуальных решений, принимаемых по делу.

§ 12. Участие общественности в производстве по уголовным делам

Эффективная борьба с преступностью невозможна в современных условиях без широкого участия представителей общественности, так как только с их помощью можно обеспечить полное раскрытие всех преступлений, изобличение и справедливое наказание всех виновных, устранить причины и условия, способствовавшие совершению преступлений.

Действующее уголовно-процессуальное законодательство предусматривает различные формы участия общественности в уголовном судопроизводстве. Данный принцип закреплен в статье 21 УПК, в соответствии с которым при расследовании и судебном рассмотрении уголовных дел дознаватель, следователь, прокурор и суд вправе, в пределах своей компетенции, использовать помощь общественности для установления обстоятельств совершения преступления, розыска и изобличения виновных, вынесения справедливого приговора, а также для выявления причин преступления и условий, способствовавших его совершению.

Представители общественных объединений и коллективов вправе участвовать в производстве по уголовным делам в качестве общественных обвинителей и общественных защитников (ст. 21 УПК). Права и обязанности общественных защитников изложены в статьях 42, 43, 44 УПК.

Общественные объединения и коллективы, их руководящие органы и представители могут обращаться в орган дознания, к следователю, пpoкypopy или суду с сообщением о совершенном или подготовляемом преступлении. Они вправе заявлять ходатайства об избрании в отношении обвиняемого или подсудимого в качестве меры пресечения поручительства общественного объединения или коллектива; об условно-досрочном освобождении осужденного от наказания или замене наказания более мягким; об изменении условий содержания лиц, осужденных к лишению свободы; о снятии судимости и по другим вопросам в случаях и в порядке, предусмотренных Уголовно-процессуальным кодексом (ст. 40 УПК).

Статья 252 УПК предусматривает право общественного объединения или коллектива принять решение о поручительстве в отношении лица привлеченного к участию в деле в качестве обвиняемого, подсудимого.

Приведенные основные формы участия общественности в уголовном судопроизводстве отчетливо свидетельствуют о том, что этот принцип находит своё применение фактически во все стадиях уголовного процесса.

§ 13. Установление истины

На основании статьи 22 УПК дознаватель, следователь, прокурор и суд обязаны выяснить, имело ли место событие преступления, кто виновен в его совершении, а также все другие, связанные с ним обстоятельства.

Для установления по делу истины могут быть использованы только те сведения, которые обнаружены, проверены и оценены в порядке, предусмотренном уголовно-процессуальным законодательством. Суть данного принципа заключается в том, что запрещается домогаться показаний подозреваемого, обвиняемого, подсудимого, потерпевшего, свидетеля и других участвующих в деле лиц путем насилия, угроз, ущемления их прав и иных незаконных мер. Требования данного принципа конкретизируются в других статьях УПК (ст.ст. 46, 48, 88, 94, 95 УПК) и относятся к собиранию, проверке и оценке доказательств.

Все подлежащие доказыванию обстоятельства дела должны быть исследованы тщательно, всесторонне, полно и объективно. При решении любых возникающих в деле вопросов должны быть выяснены и изучены обстоятельства, как уличающие, так и оправдывающие обвиняемого или подсудимого, а также смягчающие и отягчающие его ответственность (ст. 22 УПК). Это означает, что рассматриваемый принцип обращен к исследованию обстоятельств и доказательств.

Требования всесторонности, полноты и объективности исследования обстоятельств дела тесно и неразрывно между собой связаны, но каждое их них имеет и свое самостоятельное значение.

Под всесторонностью исследования обстоятельств дела следует понимать:

* собирание, проверку и оценку доказательств, устанавливающих как уличающие, так и оправдывающие обвиняемого, а также смягчающие и отягчающие его ответственность обстоятельства;

* своевременное выдвижение и тщательная проверка всех объективно возможных версий, которая определяет направление доказательственной деятельности, предотвращает односторонность и субъективизм и обеспечивает правильный ход доказывания.

Под полнотой исследования следует понимать установление всех обстоятельств, сходящих в предмет доказывания (ст. 82 УПК).

Под объективностью исследования следует понимать отсутствие всякой предвзятости, предупрежденности при собирании, проверке и оценке доказательств, необходимых для установления всех обстоятельств, входящих в предмет доказывания со стороны дознавателя, следователя, прокурора и суда.

Действуя во всех стадиях процесса, указанный принцип обеспечивает законность и обоснованность всех следственных и судебных актов, служит установлению истины по делу. Его требования лежат в основе правил об объединении и выделении уголовных дел (ст. 332 УПК), составления и утверждения обвинительного заключения (ст.ст. 379, 380 УПК), постановления приговора (ст. ст.455, 457 УПК) и др.

Особое значение в выполнении требования статьи 22 УПК имеет судебное разбирательство, где испытывается на прочность выдвинутое обвинение, где суд может основывать свой приговор исключительно на тех доказательствах, которые непосредственно рассмотрены в судебном заседании (ч. 2 ст. 26, ч. 5 ст. 455 УПК)

Односторонность и неполнота предварительного следствия и судебного следствия - основания к отмене приговора в апелляционном, кассационном и надзорном производстве (ст. ст. 484, 485 УПК).

§ 14. Презумпция невиновности

Презумпция невиновности (от лат. presumption - предположение) - один из важных демократических принципов уголовного процесса, который обеспечивает охрану прав личности, исключает необоснованные обвинение и осуждение.

В статье 26 Конституции Республики Узбекистан записано "Каждый, обвиняемый в совершении преступления, считается невиновным, пока его виновность не будет установлена законным порядком, путем гласного судебного разбирательства, при котором ему обеспечиваются все возможности для защиты".

Кроме того, принцип презумпции невиновности закреплен в статье 23 УПК, где сказано, что "подозреваемый, обвиняемый или подсудимый считается невиновным пока его виновность в совершении преступления не будет доказана в предусмотренном законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда.

Подозреваемый, обвиняемый или подсудимый не обязан доказывать свою невиновность.

Все сомнения в виновности, если исчерпаны возможности их устранить, должны разрешаться в пользу подозреваемого, обвиняемого или подсудимого. Также в пользу подозреваемого, обвиняемого или подсудимого должны разрешаться все сомнения, возникающие при применении закона".

Опирается принцип презумпции невиновности на положения авторитетных международных документов в области прав человека. Например, в части 2 статьи 14 Международного пакта о гражданских и политических правах человека сказано: "Каждый обвиняемый в уголовном преступлении имеет право считаться невиновным, пока его виновность не будет доказана согласно закону".

Сущность этого принципа заключается в том, что все граждане предполагаются добропорядочными и могут быть признаны государством виновными в совершении преступления только при наличии установленных законом условий и в результате применения строго определенной процедуры. Следование принципу презумпции невиновности призвано стать гарантией от необоснованного осуждения лица.

Именно суду и только суду как независимому и самостоятельному органу судебной власти доверяет государство полномочие признать лицо виновным в совершении преступления и подвергнуть его уголовному наказанию не иначе как своим приговором, вынесенным в порядке, установленном УПК Республики Узбекистан. Это признание осуществляется в результате совершения правосудия в условиях гласности, устности, состязательности. До вступления приговора в законную силу суждения о виновности лица не имеют окончательного юридического значения.

Презумпция невиновности опровержима: предположение о невиновности действует до тех пор, пока на основе достаточных, достоверных и объективных доказательств в предусмотренном законом порядке не будет установлена виновность лица в совершении преступления.

Действующий уголовно-процессуальный закон закрепляет ряд положений, вытекающих из презумпции невиновности, формирующих правовой статус этого института и подлежащих учету и соблюдению в правоприменительной деятельности органов дознания, предварительного следствия и судов:

1. подозреваемый, обвиняемый (подсудимый) не несет обязанности доказывать свою невиновность; обязанность доказывания обвинения и опровержения доводов, приведенных в защиту подозреваемого и обвиняемого, возлагается на обвинителя; осуществляя уголовное преследование, прокурор, следователь, орган дознания и дознаватель в каждом случае обнаружения признаков преступления принимают предусмотренные УПК меры по установлению события преступления, изобличению лица или лиц, виновных в совершении преступления;

2. неустранимые сомнения в виновности толкуются в пользу обвиняемого и подсудимого (ч. 3 ст. 23 УПК), т.е. это правило распространяется и на предварительное производство по уголовному делу, что влечет за собой такие процессуальные последствия, как прекращение дела, изменение объема обвинения или его характера вследствие изменения квалификации содеянного. Неустранимыми сомнениями считаются только такие, которые нельзя разрешить на основе собранных по делу доказательств, а все средства и способы собирания доказательств, предусмотренные УПК, уже исчерпаны;

3. государственные органы, ведущие производство по делу, суд в судебном разбирательстве обязаны всесторонне, полно и объективно исследовать обстоятельства дела; суд не вправе перелагать обязанность доказывания на подсудимого; непосредственное исследование доказательств судом предполагает обязанность суда заслушивать показания подсудимого, потерпевшего, свидетелей, эксперта, оглашать протоколы и иные документы, производить иные следственные действия по исследованию доказательств (ст. 26 УПК);

4. признание обвиняемым своей вины может быть положено в основу обвинительного приговора только при подтверждении признания совокупностью имеющихся в деле доказательств;

5. закон устанавливает недопустимость вынесения обвинительного приговора на основе предположений; он может быть постановлен лишь при условии, что в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого подтверждается достаточной совокупностью исследованных судом достоверных доказательств.

В презумпции невиновности существуют два подхода к доказанности обвинения - сущностный и формально-правовой. Первый подход - это требование доказать вину по существу, обращенное к следователю, прокурору, суду, и предостережение, что если это не будет сделано, обвиняемого надлежит признать невиновным.

Формально-правовой подход к презумпции невиновности, заключается в следующем: обвиняемый признается государством невиновным до того момента, когда будет вынесен приговор суда, который вступит в законную силу.

Исходя из презумпции невиновности, законодатель устанавливает, что необходимо предпринять по уголовному делу, чтобы обеспечить обоснованный, достоверный вывод о виновности обвиняемого. Этому выводу должны предшествовать собирание, проверка и оценка доказательств сначала на предварительном следствии, а потом в суде, реализация процессуальных прав обвиняемым, защитником, потерпевшим и другими участниками процесса, обоснование процессуальных актов собранными по делу доказательствами, тщательное исследование обстоятельств дела в судебном заседании и т. д.

Все эти гарантии, совокупность которых и составляет основу уголовного судопроизводства, являются минимально необходимыми для достоверного вывода о виновности обвиняемого в приговоре суда. Именно поэтому законодатель установил, что при условии соблюдения указанных гарантий приговор суда, вошедший в законную силу, является актом, в котором по общему правилу достигается истина, в частности, по основному вопросу доказывания - о виновности обвиняемого. Именно вступивший в законную силу приговор суда, которому предшествовало соблюдение установленного законом комплекса процессуальных гарантий, является юридическим фактом, порождающим уголовно-правовое отношение между государством, приобретающим право на уголовное наказание, и осужденным, обязанным подвергнуться наказанию.

Презумпция невиновности служит не только гарантией для обвиняемого от необоснованности обвинения и осуждения. Ее требования о несомненной доказанности обвинения и истолковании неустранимых сомнений в пользу обвиняемого нацеливают органы государства на объективное, беспристрастное установление обстоятельств дела, без чего невозможно обоснованное и справедливое решение дела судом. Малейший отход в сторону от презумпции невиновности ведет к нарушению законности в правосудии и ущемлению прав и законных интересов граждан.

§ 15. Обеспечение подозреваемому, обвиняемому и подсудимому права на защиту

Право подозреваемого, обвиняемого, подсудимого, осужденного, оправданного (далее – подозреваемого, обвиняемого) на защиту является одним из основополагающих принципов уголовного судопроизводства, гарантирующее принятие по делу законного, обоснованного и справедливого решения.

Право на защиту занимает центральное место в системе гарантий личности в уголовном судопроизводстве. Оно выступает юридической предпосылкой реализации гарантий не только прав и законных интересов личности, но и интересов правосудия. Право на защиту представляет собой самостоятельную социально-правовую ценность.

Право подозреваемого, обвиняемого на защиту вытекает непосредственно из норм Конституции Республики Узбекистан, гарантирующих каждому обеспечение личной свободы и неприкосновенности. Так, в статье 116 Конституции Республики Узбекистан записано: "Обвиняемому обеспечивается право на защиту. Право на профессиональную юридическую помощь гарантируется на любой стадии следствия и судопроизводства. Для оказания юридической помощи гражданам, предприятиям, учреждениям и организациям действует адвокатура. Организация и порядок деятельности адвокатуры определяются законом".

Конституция Республики Узбекистан не просто провозглашает, что у лиц, привлекаемых к уголовной ответственности, есть право на защиту, но и делает при этом акцент на гарантированность этого права. Институт защиты в уголовном судопроизводстве представляет собой комплекс предоставляемых подозреваемому, обвиняемому, подсудимому прав, позволяющих им выступать в роли стороны, опровергать обвинение или подозрение в совершении преступления, отстаивать свою непричастность к преступлению, добиваться смягчения ответственности.

Принцип обеспечения подозреваемому, обвиняемому и подсудимому права на защиту закреплен в статье 24 УПК. Согласно положениям УПК право на защиту подозреваемому и обвиняемому складывается из следующих установлений: личного осуществления предоставленных им прав и с помощью защитника, использующего целый комплекс предоставленных ему полномочий, а также обязанностей должностных лиц правоохранительных органов по созданию условий для реализации каждым обвиняемым конституционного права на защиту.

Совокупность предоставляемых подозреваемому (обвиняемому) процессуальных средств и прав, позволяющих ему знать, в чем он обвиняется, давать свои объяснения, возражать против обвинения, использовать все правомочия, позволяющие ему самому защищать свои законные интересы, составляет правовую основу института права на защиту в уголовном процессе.

Право на защиту неотделимо от гарантий его осуществления. Законодатель возлагает на ведущие уголовный процесс государственные органы и должностных лиц обязанность обеспечить обвиняемому возможность защищаться от предъявленного обвинения законными способами и средствами. О наличии у подозреваемого, обвиняемого права на производство всех этих действий лицо, производящее дознание, следователь, прокурор, судья должны сообщить участвующим в деле лицам, разъяснить порядок использования названных прав и обеспечить возможность их полного осуществления (ч. 2 ст. 24 УПК). Без такой обеспеченности право на защиту со стороны органов государства оно превратится в пустую декларацию. Эти же органы обязаны выявлять по каждому делу обстоятельства, как уличающие, так и оправдывающие обвиняемого или подсудимого, а также смягчающие и отягчающие его ответственность (ст. 22 УПК).

Важной гарантией обеспечения подозреваемому, обвиняемому права на защиту является строгое соблюдение конституционного принципа презумпции невиновности, согласно которому подозреваемый, обвиняемый считается невиновным до тех пор, пока его вина не будет доказана в предусмотренном законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда.

На подозреваемого, обвиняемого не может быть возложена обязанность давать показания, недопустимо возлагать на него доказывание своей невиновности или каких - либо обстоятельств дела. Такая обязанность, на основании закона, лежит на должностных лицах государственных органов, ответственных за производство по уголовному делу.

Таким образом, принцип обеспечения обвиняемому права на защиту получает свое наиболее полное глубокое и действенное содержание в сочетании системы процессуальных прав обвиняемого с обязанностью суда, органов дознания, следствия и прокуратуры обеспечить действительную возможность реализации этих прав.

Однако содержание принципа обеспечения обвиняемому права на защиту не может быть сведено к какому-то одному, конкретному процессуальному праву. Под правом обвиняемого (подозреваемого, подсудимого) на защиту необходимо понимать всю совокупность, весь комплекс процессуальных прав, дающих ему возможность защищаться от предъявленного обвинения как лично, так и с помощью защитника.

Обвиняемый (подозреваемый, подсудимый) наделен комплексом таких прав, реализация которых позволила бы ему самому эффективно защищать свои права и законные интересы. В этих целях лицам, привлекаемым к уголовной ответственности, предоставлен обширный круг прав: право знать, в чем их обвиняют, давать показания и объяснения, знакомиться с доказательствами и т. д. (ст. 46 УПК). Существенным элементом обеспечения права подозреваемого, обвиняемого на защиту является предоставление ему законом права обжалования в установленном порядке процессуальных действий и решений дознавателя, следователя, прокурора и суда (судьи).

Жалобы на действия и решения государственных органов и их должностных лиц, ответственных за производство по уголовному делу, могут быть поданы также защитником и законным представителем подозреваемого, обвиняемого.

Защитник приглашается подозреваемым, обвиняемым, подсудимым, их законными представителями, а также другими лицами по просьбе или с согласия подозреваемого, обвиняемого, подсудимого. По просьбе подозреваемого, обвиняемого или подсудимого участие защитника в деле обеспечивают и дознаватель, следователь, прокурор или суд.

Если защитник не приглашен подозреваемым, обвиняемым, подсудимым по их просьбе либо с их согласия другими лицами, заведующий юридической консультацией по требованию дознавателя, следователя, прокурора или суда обязан назначить защитника для участия в дознании, предварительном следствии или судебном разбирательстве (ч. 3 ст. 51 УПК).

По действующему уголовно-процессуальному законодательству защитник допускается к участию в деле с момента предъявления гражданину обвинения или объявления постановления о признании его подозреваемым либо с момента его задержания (ч. 3 ст. 49 УПК). В качестве защитников допускаются адвокаты. По определению суда или постановлению судьи могут быть допущены наряду с адвокатом один из близких родственников или иное лицо, о допуске которого ходатайствует обвиняемый.

Законодатель предоставляет обвиняемому право в любой момент производства по делу отказаться от защитника. Однако такой отказ допускается только по инициативе самого обвиняемого и не может служить препятствием для продолжения участия в деле иных сторон.

С момента заключения соглашения об участии в деле или с момента назначения адвокат не вправе отказаться от выполнения обязанностей защитника (ч. 5 ст. 53 УПК).

В качестве дополнительной гарантии права на защиту закон устанавливает случаи обязательного назначения подозреваемому, обвиняемому и подсудимому защитника независимо от их просьбы и даже вопреки их желанию. Это касается несовершеннолетних, немых, глухих, слепых и других лиц, которые в силу своих физических или психических недостатков не могут сами осуществлять свою защиту, а также лиц, не владеющих языком, на котором ведется судопроизводство. Кроме того, участие защитника обязательно по делам лиц, обвиняемых в совершении преступлений, за которые в качестве меры наказания может быть назначена смертная казнь (ст. 51 УПК). Обязательное участие защитника в деле может обеспечиваться как его соглашением, так и назначением защитника дознавателем, следователем, прокурором и судом.

Таким образом, принцип обеспечения подозреваемого, обвиняемого и подсудимого правом на защиту включает в себя:

а) закрепленные в законе обязанности органов дознания, следствия, прокуратуры и суда, направленные на охрану интересов подозреваемого, обвиняемого и подсудимого, а также на разъяснение и обеспечение действительного осуществления последними своих прав;

б) установленные в законе средства, которые дают подозреваемому, обвиняемому и подсудимому фактическую возможность добиваться восстановления нарушенных интересов и прав и ставить вопрос об ответственности соответствующих должностных лиц, нарушивших их права;

в) закрепленные в законе средства, которые имеются у защитника, приглашенного подозреваемым, обвиняемым и подсудимым либо назначенного следователем или судом, обязанного добиться всеми указанными в законе средствами и способами выяснения обстоятельств, оправдывающих подозреваемого, обвиняемого и подсудимого или смягчающих их ответственность (им может быть выделенный коллективом общественный защитник также для защиты их законных интересов).

Обвиняемый во всех стадиях процесса является субъектом права на защиту, но объем его процессуальных прав неодинаков. Наиболее широк объем этих прав в судебном разбирательстве, где обвиняемый занимает положение равноправной с обвинением стороны.

Сложное и многогранное содержание права обвиняемого на защиту требует от суда, органов следствия и прокурора неукоснительного соблюдения всех норм, определяющих процессуальное положение обвиняемого.

Нарушение права на защиту по смыслу статьи 487 УПК следует считать существенным, влекущим отмену судебного решения, если оно помешало суду всесторонне разобрать дело и повлияло или могло повлиять на постановление законного и обоснованного приговора.

Существенным нарушением уголовного закона является также отсутствие адвоката как в судебном заседании, так и во время дознания и предварительного следствия, если его участие согласно статье 51 УПК является обязательным.

Право на защиту не только гарантия интересов личности, но и гарантия интересов правосудия. Оно - социальная ценность. Наличие у защитника широкой возможности оспаривать выводы обвинительной власти, представлять доказательства и доводы в пользу подзащитного создает наилучшие условия для всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств дела, установления по нему истины.

В соответствии с законом (ст. ст. 17, 88 УПК) дознаватель, следователь, прокурор, суд (судья) не вправе унижать честь и достоинство подозреваемого, обвиняемого. При собирании, проверке и оценке доказательств должна быть обеспечена охрана прав и законных интересов граждан. В процессе собирания, проверки и оценки доказательств запрещается применение пыток, насилия, другого жестокого или унижающего достоинство человека обращения.

В соответствии с Конвенцией Организации Объединеных наций против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания от 10 декабря 1984 года «пытка» означает любое действие, которым какому-либо лицу умышленно причиняется сильная боль или страдание, физическое или нравственное, чтобы получить от него или от третьего лица сведения или признания, наказать его за действие, которое совершило оно или третье лицо или в совершении которого оно подозревается, а также запугать или принудить его или третье лицо, или по любой причине, основанной на дискриминации любого характера, когда такая боль или страдание причиняется государственным должностным лицом или иным лицом, вступающим в официальном качестве или по их подстрекательству, или с их ведома, или молчаливого согласия.

Пленум Верховного суда Республики Узбекистан в своем Постановлении № 17 от 19 декабря 2003 года "О практике применения судами законов, обеспечивающих подозреваемому, обвиняемому право на защиту" закрепил, что доказательства, полученные с применением пыток, насилия, угроз, обмана, другого жестокого или унижающего достоинство человека обращения, иных незаконных мер, а также с нарушением права подозреваемого, обвиняемого на защиту, не могут быть положены в основу обвинения.

Дознаватель, следователь, прокурор, суд (судья) обязан всегда спрашивать у лиц, доставленных из мест содержания под стражей, о том, как с ними обращались при производстве дознания или следствия, а также об условиях содержания. По каждому факту обращения о применении пыток или других незаконных методов дознания, следствия должна быть проведена тщательная проверка заявленных доводов, в том числе путем проведения судебно-медицинского освидетельствования, и по результатам приняты меры как процессуального, так и иного правового характера, вплоть до возбуждения уголовного дела в отношении должностных лиц.

В целях обеспечения права на защиту законом четко установлены порядок и условия проведения в процессе доказывания следственных действий, в том числе допроса. В частности, подозреваемый, обвиняемый должен быть допрошен немедленно или не позднее двадцати четырех часов после задержания, явки по вызову на допрос, заключения под стражу или привода с соблюдением требований, установленных статьей 111 УПК для первого допроса подозреваемого, обвиняемого.

В целом, следственные действия могут проводиться лишь с 6 до 22 часов, за исключением случаев, предусмотренных в пункте 3 части 2 статьи 88 УПК. Нарушение установленного порядка и условий производства следственных действий могут быть оценены прокурором и судом как оказание на подозреваемого, обвиняемого психического воздействия. Данные, полученные в результате такого воздействия, не имеют доказательственной силы и не могут быть положены в основу обвинительного приговора.

По закону (ст.ст. 20, 51, 487 УПК) существенное нарушение норм процессуального закона, связанного с обеспечением подозреваемому, обвиняемому права на защиту, имеет место, если:

* нарушено его право пользоваться родным языком и услугами переводчика;

* дело расследовано или рассмотрено судом без участия защитника, когда по закону его участие обязательно;

* защита прав нескольких лиц с противоположными интересами осуществлена одним защитником;

* обвиняемый по окончании предварительного следствия не ознакомлен со всеми материалами дела и это нарушение не устранено судом;

* обвиняемому не было вручено обвинительное заключение;

* подсудимому, не имеющему защитника, не предоставлено слово для защитительной речи, а также последнее слово;

* дело рассмотрено в отсутствие подсудимого, кроме случая, предусмотренного частью 3 статьи 410 УПК;

* предварительное следствие и судебное разбирательство производились при наличии обстоятельств, исключающих производство по делу.

Установление по делу указанных нарушений влечет отмену судебного решения.

§ 16. Состязательность производства в суде

Признавая одной из основополагающих идею, направленную на обеспечение процессуального равенства перед судом и последовательную демократизацию уголовного судопроизводства, уголовно-процессуальное законодательство включает состязательность сторон в систему основных принципов уголовного судопроизводства. Этот принцип зафиксирован в статье 25 УПК, в которой сказано, что в судебном заседании суда первой инстанции, а также при рассмотрении дела вышестоящими судами производство осуществляется на основе состязательности сторон.

Осуществление принципа состязательности означает такое построение уголовного судопроизводства, когда функции обвинения и защиты разграничены между собой, отделены от судебной деятельности и выполняются сторонами, использующими равные процессуальные права для отстаивания своих интересов. Соединение процессуальных функций обвинения, защиты и разрешения дела в одном органе или должностном лице несовместимо с законами логики и психологии. Запрет такого нарушения, прежде всего, относится к суду, т.к. отступление от этого основного положения принципа состязательности ставит под угрозу само осуществление правосудия.

Под сторонами в уголовном процессе понимаются участники уголовного судопроизводства, имеющие противоположные процессуальные интересы и наделяемые законом необходимыми правами для их отстаивания. Закон определяет носителей основных процессуальных функций. Размежевание процессуальных функций выражается в том, что функция обвинения осуществляется одной стороной (к ней причастны прокурор, потерпевший, частный обвинитель, гражданский истец), а функция защиты — другой стороной, представленной обвиняемым, подсудимым, его защитником, представителем, гражданским ответчиком.

Функция разрешения дела принадлежит исключительно суду. Она отделена от функций обвинения и защиты.

Равноправие сторон обвинения и защиты перед судом означает такое построение уголовного судопроизводства, когда при рассмотрении уголовных дел обеспечиваются равные возможности для сторон по отстаиванию своих прав и законных интересов. Процессуальное равноправие распространяется не только на анализ фактических обстоятельств дела, но и на обсуждение всех возникающих в судебном разбирательстве юридических вопросов.

При последовательном осуществлении принципа состязательности суду запрещается участвовать в изобличении подсудимого, т.к. суд не является органом уголовного преследования и не может выступать на стороне обвинения или защиты. Суд обязан создавать необходимые условия для исполнения сторонами своих процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав. Занимая руководящее положение в процессе, сохраняя объективность и беспристрастность, суд должен руководить судебным разбирательством, устранять всякую информацию, прямо не относящуюся к исследуемым обстоятельствам дела, пресекать попытки нарушить порядок в судебном заседании.

Таким образом, принцип состязательности характеризует такое построение судебного процесса, в котором функция обвинения и защиты и примыкающие к ним функции поддержания гражданского иска и возражения против него размежеваны между собой, отделены от судебной деятельности и выполняются сторонами, пользующимися равными процессуальными правами для отстаивания своих интересов, а суд занимает руководящее положение в процессе, сохраняя объективность и беспристрастность, создаёт необходимые условия для всестороннего, полного, объективного исследования обстоятельств дела и разрешает само это дело (ст.ст. 409, 412 УПК и др.)

Принцип состязательности в уголовном процессе характеризуют следующие основные элементы:

1. Отделение обвинения от суда;

2. Активное, самостоятельное положение суда в процессе и предоставление только суду права принимать по делу решение;

3. Наделение сторон равными процессуальными правами для осуществления своих функций;

4. Отделение функций обвинения и защиты от функций правосудия и их размежевание между собой.

Выделение обвинения и защиты в качестве самостоятельных функций, и их размежевание между собой и отделение от судебной деятельности составляет ту основу, на которой стоит и действует принцип состязательности. По тому, как размежеваны между собой функции обвинения, защиты и правосудия, классифицируют типы судебного процесса. Закон строго разграничивает функции обвинения, защиты и правосудия (ст.ст. 408, 409, 412, 53, 12 УПК) и под угрозой безусловной отмены приговора исключает их слияние (ст.ст. 76, 79, 80 УПК).

Признание права на состязание - это и признание права за состязающимися использовать равные средства и возможности для обоснования своих требований, а также для оспаривания утверждения других сторон. Государственный и общественный обвинитель, подсудимый, законный представитель несовершеннолетнего подсудимого, защитник, общественный защитник, а также потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик и их представители участвуют в судебном заседании в качестве сторон и пользуются равными правами представлять доказательства, участвовать в их исследовании, заявлять ходатайства, высказывать свое мнение по любому вопросу, имеющему значение для правильного разрешения дела.

Процессуальное равноправие гораздо шире перечисленных прав и распространяется не только на фактическую, но и юридическую сторону дела. Как обвинитель, так и подсудимый с защитником вправе излагать свои соображения и выводы по поводу всех вопросов, возникающих в судебном заседании и решаемых приговором, в том числе о квалификации преступления и назначении наказания (ст.ст. 409, 53, 412, 440, 449 УПК).

Процессуальное равенство прав обвинителя, подсудимого, защитника, а также потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика и их представителей на представление доказательств, участие их в исследовании и заявлении ходатайства служит существенной гарантией против односторонности и субъективизма в рассмотрении и разрешении дел и составляет необходимое условие достижения истины по каждому делу.

Суд должен создать необходимые условия для всестороннего, полного и объективного исследования дела - он исключает из рассмотрения недопустимые доказательства, какой бы стороной они не представлялись; решает вопрос об исследовании доказательств, ранее исключенных из разбирательства дела; по ходатайствам сторон рассматривает новые доказательства; руководит ходом судебного разбирательства и др.

В состязательном процессе суд не может возбуждать дело по новому обвинению или в отношении нового лица, не может без ходатайства стороны направлять дело для дополнительного расследования, что и необходимо отразить в УПК.

Отказ прокурора от обвинения при отсутствии возражения со стороны потерпевшего должен влечь за собой прекращение дела.

Равенство сторон в состязательности - могучий метод познания истины, гарантия прав и законных интересов сторон. Состязательное начало определяет лицо всего судебного процесса, весь его строй, придает приговору силу особой убедительности, повышает его правовую и социальную значимость.

§ 17. Непосредственность и устность исследования доказательств

Данный принцип закреплен в статье 26 УПК, которая гласит, что, осуществляя производство по уголовному делу, дознаватель, следователь, прокурор и суд обязаны непосредственно исследовать доказательства, допросить подозреваемых, обвиняемых, подсудимых, потерпевших и свидетелей, выслушать заключения экспертов, осмотреть вещественные доказательства, огласить протоколы и иные документы. Отступления от этого правила могут допускаться лишь в исключительных случаях, предусмотренных уголовно-процессуальным законодательством.

Содержание принципа непосредственности включает два элемента: требование личного восприятия доказательств лицами, исследующими их, и требование основывать решение на доказательствах, исследованных лично.

Принцип непосредственности означает такое построение и функционирование судебного разбирательства, когда судьи рассматривают и разрешают уголовные дела на основе личного и непосредственного ознакомления и исследования всех собранных в ходе дознания и предварительного следствия и судебного разбирательства доказательств без каких-либо промежуточных звеньев.

Непосредственность требует, чтобы суд допросил свидетелей-очевидцев, а не лиц, знающих об обстоятельствах дела со слов последних, исследовал документы в оригинале, а не их копии, осмотрел и исследовал подлинные вещественные доказательства, огласил протоколы и иные документа. Их оглашение и исследование происходит обычно без повторного производства соответствующих следственных действий, потому что одни из них вообще не могут быть произведены в судебном заседании, а другие хотя и могут быть произведены, но совершенно в другой обстановке. Данные протоколы отражают результат непосредственного восприятия следователем различных действий, признаков, свойств преступления и являются первоначальными доказательствами, без оглашения и исследования этих доказательств суд не может опираться на них в приговоре (ст.ст. 26, 455, 443 УПК).

Принцип непосредственности судебного разбирательства тесно связан с устностью, и их практически трудно разграничить. Так, непосредственное восприятие судом показаний подсудимых, потерпевших, свидетелей предполагает их допрос в устной форме.

Устность определяет форму общения субъектов процесса и является методом исследования доказательств. В силу принципа устности все материалы, имеющие значение для дела, все процессуальные действия, все вопросы, возникающие в судебном заседании, излагаются, обсуждаются или совершаются в устной форме, и суд основывает свой приговор лишь на тех доказательствах, которые были рассмотрены и обсуждены. Все, что не составило предмета устного изложения и обсуждения на суде, не может быть положено в основу приговора. Суд должен выслушать устные показания допрашиваемых лиц, огласить протоколы и иные документы, заслушать в устной форме и обсудить объяснения, ходатайства и заявления сторон, выслушать судебные прения и последнее слово подсудимого, огласить принятые им решения и т.д. Судебное разбирательство - это производство, протекающее в форме судоговорения.

Практическое значение рассматриваемого принципа, несомненно, состоит именно в том, чтобы обеспечить дознавателю, следователю, прокурору и суду возможность установить истину по делу. В силу этого закон и допускает в отдельных случаях отступление от этого правила. Так, н-р, в тех исключительных случаях, когда суд считает возможным слушать дело в отсутствие не явившихся свидетелей при условии оглашения их показаний в суде (допрошенных на предварительном следствии), будет соблюдена устность, но налицо будет отступление от непосредственности.

Принцип устности обеспечивает последовательную реализацию гласности, национального языка судопроизводства, состязательности и непосредственности, всесторонности и полноты исследования обстоятельств дела и других процессуальных начал.

§ 18. Право обжалования процессуальных действий и решений

Составной частью содержания конституционного принципа права на судебную защиту, устанавливающего право каждого на обжалование решений и действий (бездействия) органов государственной власти и должностных лиц в суде, является гарантия свободы обжалования действий государственных органов и решений должностных лиц, ведущих производство по уголовному делу.

Уголовно-процессуальный закон устанавливает, что действия и решения органа дознания, дознавателя, следователя, прокурора и суда могут быть обжалованы в любой стадии уголовного процесса участниками уголовного судопроизводства, а также иными лицами в той части, в которой производимые процессуальные действия и принимаемые решения затрагивают их интересы. Таким образом, перечень субъектов права обжалования в уголовном процессе не ограничивается участниками уголовного судопроизводства. Но особое внимание закон уделяет обеспечению права на жалобу именно тех лиц, права которых подвергаются ограничениям в ходе расследования и судебного разбирательства. Обязанностью должностных лиц правоохранительных органов является разъяснение права на жалобу участникам уголовного процесса и обеспечение возможности его реализации.

Участники процесса и другие лица, а также представители предприятий, учреждений и организаций заинтересованные в производстве по уголовному делу, вправе в порядке и в сроки, установленные Уголовно-процессуальным кодексом, обжаловать процессуальное действие или решение дознавателя, прокурора, судьи и суда.

Заявление ходатайств и подача жалоб возможны в любой стадии процесса (ст. 27 УПК).

Уголовно-процессуальным кодексом установлены порядок направления жалоб и заявлений задержанных (ст. 231 УПК), а также порядок обжалования постановления или определения о помещении лица в медицинское учреждение (ст. 269 УПК), обжалование постановления или определения об отстранении обвиняемого, подсудимого от должности (ст. 258 УПК). Уголовно-процессуальным кодексом установлен и порядок обжалования решения о возбуждении уголовного дела (ст. 338 УПК).

Закон установил право и порядок принесения жалобы на избрание в качестве меры пресечения содержание под стражей и продления срока содержания под стражей (ст.ст. 241, 243, 247 УПК). Эти вопросы решаются надзирающим или вышестоящим прокурором.

Проводимая в Республике Узбекистан судебно-правовая реформа, в частности Указ Президента Республики Узбекистан И.А.Каримова от 8 августа 2005 года «О передаче судам права выдачи санкции на заключение под стражу», в ближайшем будущем передаст разрешение этих вопросов непосредственно суду, который будет полномочен выдавать санкции на применение содержания под стражей и иных мер процессуального принуждения. Это означает, что функции надзора или контроля за законностью применения мер уголовно-процессуального принуждения будут переданы от прокурора суду. Прежде всего, речь идет о задержании, принудительном помещении лиц в медицинское учреждение для проведения экспертизы, обыске, выемке, отстранении обвиняемого от должности, наложении арестов на имущество. Предполагается, что кроме выдачи санкций на применение некоторых мер процессуального принуждения, суд будет вправе рассматривать также жалобы на предмет обоснованности применения указанных мер процессуального принуждения.

Судебный порядок проверки обоснованности задержания и выдачи приказов об арестах характерен для англоамериканской системы права. Так, знаменитый Habeas corpus Act, принятый в Англии в 1679 году, считается гарантией против произвольного применения арестов. Суть института Habeas corpus заключается в следующем. Всякое лицо, считающее себя кем бы то ни было неправильно задержанным, или, вместо него любое другое лицо, может обжаловать арест в суд и быть выслушанным судом, который может отменить эту меру или заменить ее залогом.

Судебная процедура проверки законности и обоснованности задержания имеет то преимущество, что в качестве контролирующего органа выступает суд. Он не зависит от следственных органов и прокуратуры, поэтому может быть более объективным при решении вопроса о задержании и аресте.

§ 19. Нравственные начала уголовного судопроизводства

Характерной особенностью уголовного судопроизводства является то особое значение, которое придается нравственным категориям и принципам при учреждении и применении его норм. Понятие и установление морали как формы общественного сознания, утвердившиеся в обществе представления о таких этических категориях, как добро и зло, честь, достоинство, справедливость, не могут не влиять на поведение людей; они должны учитываться и правовым регулированием деятельности и отношений участников уголовного судопроизводства, практикой применения норм уголовного процесса.

Сферы действия норм морали и уголовно-процессуальных запретов и установлений в ряде случаев совпадают, их исполнение нередко соответствует конечным целям уголовного процесса и общепризнанным принципам нравственности. Общность этих понятий выражается и в том, что многие требования морали включаются в установления уголовно-процессуального права. Использование законом таких оценочных этических категорий, как например, «беспристрастность» (ст. 25 УПК), «несправедливость» (ст.ст. 484, 489 УПК) и др., позволяет насыщать уголовно-процессуальные нормы нравственным содержанием, неизменно влияет на нравственное сознание участников уголовного судопроизводства, их взаимоотношения в уголовном судопроизводстве.

Специфика уголовно-процессуальной деятельности предполагает возможность вмешательства должностных лиц, ведущих производство по уголовному делу, в сферу личной жизни граждан. Поэтому законодатель, опираясь на установления морали, стремится минимизировать отрицательные последствия этих действий, устанавливая особые правила их производства и оценки их результатов. Так, общепринятым считается предположение о добропорядочности каждого лица, несовершении им предосудительных с точки зрения морали и закона деяний. Поэтому принцип презумпции невиновности требует, чтобы каждый считался невиновным до опровержения установленными законом способами этого предположения. И любые сомнения в достоверности данных о виновности лица должны толковаться в его пользу.

Как известно, любой отказ от дачи свидетельских показаний, вне зависимости от родственных и близких отношений различных лиц, ранее трактовался уголовным законодательством как уголовное преступление, несмотря на явную несогласованность этого положения с общепризнанными нормами нравственности. Ныне уголовно-процессуальный закон, устраняя это противоречие, закрепляет положение, по которому на обвиняемого, подозреваемого не может быть возложена обязанность давать показания, а также близкие родственники подозреваемого, обвиняемого, подсудимого могут быть допрошены в качестве свидетелей или потерпевших об обстоятельствах, касающихся подозреваемого, обвиняемого только с их согласия (ч. 3 ст. 46 и 48, ст. 116 УПК).

В обществе воспитанных и культурных людей считается безнравственным подслушивать чужие разговоры, читать чужие письма, осуществлять другие действия, представляющие вмешательство в личную жизнь человека. Поэтому ограничения права гражданина на тайну переписки, телефонных и иных переговоров, почтовых и иных сообщений представляют собой исключения из общего правила, требуют особого процессуального режима разрешения подобных действий и их проведения. Закон запрещает несанкционированное распространение сведений об обстоятельствах личной жизни гражданина, способное нанести ущерб здоровью гражданина, необоснованно причинить ему физические и нравственные страдания.

Утверждающими представление о соблюдении нравственных требований уголовно-процессуальной деятельности следует считать такие её результаты, как назначение виновному в совершении преступлений справедливого наказания, реабилитация необоснованно подвергнутого уголовному преследованию, возмещение потерпевшему причиненного преступлением материального и морального ущерба.

Аморальным и, как правило, незаконными признаются такие действия лиц, осуществляющих дознание, следователей, прокурора, когда применяемые ими средства и способы не отвечают общепризнанным нравственным требованиям и принципам. Запрет на применение этих методов в уголовном судопроизводстве включается в регламентацию проведения следственных и судебных действий. Так, общими условиями доказывания признается недопустимым применение насилия, угроз и иных незаконных мер, а равно создание опасности для жизни и здоровья участвующих в них лиц (ч. 2 ст. 88 УПК).

Общим положением уголовно-процессуального права признается провозглашение принципом уголовного судопроизводства уважения чести и достоинства личности (ст. 17 УПК). Этой нормой утверждается основное требование нравственности, когда запрещается в ходе уголовного судопроизводства осуществление действий и принятие решений, унижающих честь участника уголовного процесса, а также обращение, унижающее его человеческое достоинство. Этой же нормой в УПК воспроизводится положение ряда международно-правовых документов, в частности Международного пакта о гражданских и политических правах, Конвенции о защите прав человека и основных свобод и др., о запрете подвергать участников уголовного судопроизводства насилию, пыткам, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению.

Рекомендуемая литература

1. Каримов И.А. Справедливость - в приоритете закона: докл. на VI сессии Олий Мажлиса Республики Узбекистан второго созыва (29 авг. 2001) ? ? За безопасность и мир надо бороться: Т. 10. – Т.: Ўзбекистон, 2002. – С. 26 – 50.

2. Каримов И.А. Наша главная цель – демократизация и обновление общества, реформирование и модернизация страны. Выступление на совместном заседании Законодательной палаты и Сената Олий Мажлиса Республики Узбекистан, 28 янв. 2005г. ? ? Узбекский народ никогда и ни от кого не будет зависеть. Т.13. – Т.: Ўзбекистон, 2005. – 264 с.

3. Конституция Республики Узбекистан – Т.: Ўзбекистон, 2003. - 38 с.

4. Всеобщая декларация прав человека ? ? Права человека. Основные международные документы: Сб. документов. – М., 1989. – С. 134 – 141.

5. Международный пакт о гражданских и политических правах ? ? Международная защита прав и свобод человека: Сб. документов. – М., 1990. – С. 32 – 53.

6. Международные конвенции по защите прав человека и борьбе с преступностью: Сб. межд.документов / Сост.: Ю.С.Пулатов. - Т.: Шарк, 1995. – 448 с.

7. Основные принципы независимости судебных органов: Сб. документов. – М., 1990. – С. 325 – 329.

8. Закон Республики Узбекистан о внесении изменений и дополнений в Уголовно-процессуальный, Хозяйственный процессуальный и Гражданский процессуальный кодексы Республики Узбекистан / / Ведомости Олий Мажлиса Республики Узбекистан. – 2001. - № 1-2. – С. 298-335.

9. Закон Республики Узбекистан «О судах» (новая редакция). – Т.: Адолат, 2001. – 136 с.

10. Закон Республики Узбекистан «О прокуратуре» (в новой ред.) от 29 авг. 2001 г. ? ? Нар. слово. – 2001. – 27 окт.

11. Закон Республики Узбекистан «Об адвокатуре» ? ? Ведомости Олий Мажлиса Республики Узбекистан – 1997. - № 2. – С. 54 – 61.

12. Уголовно-процессуальный кодекс Республики Узбекистан. – Т.: Министерство юстиции Республики Узбекистан, 2004 г. (с изменениями и дополнениями на 29 сентября 2004 года). – 632 с.

13. Уголовный кодекс Республики Узбекистан. – Т.: Министерство юстиции Республики Узбекистан, 2004 г. (с изменениями и дополнениями на 29 сентября 2004 года). – 388 с.

14. Указ Президента Республики Узбекистан «О передаче судам права выдачи санкции на заключение под стражу» от 8 авг. 2005 г. ? ? Нар. слово. – 2005. – 9 авг.

15. Постановление Пленума Верховного суда Республики Узбекистан № 17 от 19.12.2003г. «О практике применения судами законов, обеспечивающих подозреваемому, обвиняемому право на защиту».

16. Абдумажидов Г.А. Принципы уголовного судопроизводства и права человека. // Тез. докл. международной конф. 5-7 апреля 1995, -Т., Фонд Конрада Аденауэра, 1995. -С. 12-17.

17. Абдумажидов Г.А. // Право на судебную защиту интересов. - Наше право. - 7 апреля. -1999.

18. Абдумажидов Г.А. // Актуальные вопросы реализации принципа состязательности и равноправия сторон в судопроизводстве. - Адвокат. -29 декабря. -1999.

19. Абдумажидов Г.А. // Конституция и законодательство о правах человека. -Вечерний Ташкент. -23 апреля. -1997.

20. Абдумажидов Г.А. // Право обращаться в суд гарантировано законом. - Вечерний Ташкент. -5 декабря. -1997.

21. Никифорова Е. Н. Диспозитивные начала в уголовном процессе Республики Узбекистан. // Ж. ?у?у?. Право. Law. – 2002. -№2. - С. 80-85.

22. Рахманова С. М. Право на судебную защиту как конституционный принцип. // Ёш олимлар тўплами. - Т., 2005. – №9. – С. 89-95.

23. Рахманова С. М. Роль суда в состязательном процессе. // Тез. докл. научно-теоретической конф. - Т.: ТГЮИ, 2005. -С. 13-16.

24. Сейтназаров К.Р. Значение принципа обеспечения обвиняемому права на защиту в осуществлений состязательности процесса. // Проблеми бороть би зi злочиннiстю в Украiнi. -Киев, 2002. -С.-102.

25. Трунова Л.К. Институт обжалования действий и решений суда и должностных лиц, осуществляющих уголовное судопроизводство / / Ж. Современное право. – 2004. - № 4. – С. 31-36.

26. Трунова Л.К. Институт обжалования действий и решений суда и должностных лиц, осуществляющих уголовное судопроизводство / / Ж. Современное право. – 2004. - № 5. - С. 30-33.

27. Тухташева У.А. Принцип состязательности как основной принцип уголовного судопроизводства. // Сборник материалов круглого стола. -Т.: ТГЮИ, 2005. - С. 6-8.

28. Тухташева У.А. Хабеас корпус – право использовать судебную процедуру для оспаривания законности своего ареста. // Материалы круглого стола на тему: «Судебный контроль за процессами предварительного следствия и досудебного производства» от 22 февраля 2005 года. – Т.: ТГЮИ, 2005. - С. 37-38.

29. Тухташева У.А. Новый этап в демократизации и обновлении общества, реформировании и модернизации страны. // Материалы круглого стола на тему: «Судебный контроль за процессами предварительного следствия и досудебного производства» от 22 февраля 2005 года. – Т.: ТГЮИ, 2005. - С. 38-43.

30. Тухташева У.А. // Право на справедливый суд - Правда Востока. -16 марта. -2005.

Контрольные вопросы

1. Дайте понятие принципам уголовного судопроизводства.

2. Раскройте значение принципов уголовного процесса.

3. Классифицируйте принципы исходя из их содержания по следующим критериям:

а) общеправовые начала; б) принципы гарантии личности; в) основные начала правосудия; г) иные принципы уголовного судопроизводства и обеспечения прав его участников.

4. Какие принципы уголовного процесса закреплены в Конституции?

5. Какие виды принципов вы знаете?

6. В каких случаях уголовные дела слушаются в закрытом судебном заседании?

7. С какого момента действует презумпция невиновности и в каких стадиях?

8. Закрепление нравственных начал уголовного судопроизводства в Уголовно-процессуальном кодексе Республики Узбекистан.

9. Роль и значение нравственных начал в уголовном судопроизводстве.

10. Соотношение принципов уголовного процесса и общих условий производства в отдельных стадиях.

Новости МАСП

RSS импорт: www.rss-script.ru









Rambler's Top100
Hosted by uCoz