Нуркаева М.К. Презумпция невиновности по УПК РФ в свете международных стандартов уголовного судопроизводства


kalinovsky-k.narod.ru

Уголовный процесс
Сайт Константина Калиновского

kalinovsky-k.narod.ru
Главная | МАСП | Публикации| Студентам | Библиотека | Гостевая | Ссылки | Законы и юрновости | Тесты | Почта

Нуркаева М.К. Презумпция невиновности по УПК РФ в свете международных стандартов уголовного судопроизводства
// Актуальные вопросы уголовного процесса современной России:
Межвузовский сборник научных трудов. - Уфа: РИО БашГУ, 2003.

К оглавлению сборника

 

М.К. Нуркаева - доцент кафедры уголовного права и процесса Института права БашГУ (г.Уфа)

ПРЕЗУМПЦИЯ НЕВИНОВНОСТИ ПО УПК РФ В СВЕТЕ МЕЖДУНАРОДНЫХ СТАНДАРТОВ УГОЛОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА

Давно назревшая необходимость, которая диктуется осуществляемой в России правовой реформой,1 сформулировать в уголовно-процессуальном законодательстве принцип презумпции невиновности, закреплена в ст.14 УПК РФ.

Оценивая, дана ли полная формулировка принципа презумпции невиновности в УПК РФ, с позиций международного процессуального права, следует разрешить немало вопросов, связанных с раскрытием содержания этого понятия. К их числу можно отнести, например, следующие: 1) является ли презумпция невиновности объективным правовым положением, выражающим отношение закона к вопросу о виновности лиц, в отношении которых фактически ведутся действия инкриминирующего характера, или она - субъективное мнение отдельных участников процесса по данному вопросу; 2) к кому следует относить презумпцию невиновности (к обвиняемому или к любому лицу, на которое падает подозрение в причастности к расследуемому преступлению); 3) как формулировать презумпцию невиновности: лицо "считается" или "предполагается" невиновным, либо "не считается" виновным; 4) что понимать под термином "в предусмотренном законом порядке" (считается ли лицо невиновным до вынесения органами предварительного расследования постановления о привлечении лица в качестве обвиняемого, обвинительного заключения, обвинительного акта, постановления о прекращении уголовного дела или уголовного преследования по, так называемым, нереабилитирующим основаниям, либо до вынесения судом обвинительного приговора, либо до вступления приговора в законную силу, либо до принятия в установленном законом порядке иного решения); 5) на каких стадиях процесса действует презумпция невиновности (во всех ли стадиях, включая пересмотр приговоров, вступивших в законную силу, или ее действие прекращается после вступления приговора в законную силу); 6) как соотносится принцип презумпции невиновности и принцип обязательности исполнения приговора, вступившего в законную силу.

Разногласия по этим и многим другим вопросам обусловливают существование неодинаковых определений презумпции невиновности в международных актах,2 в Конституции РФ (ст.49), в УПК ряда стран,3 в Модельном уголовно-процессуальном кодексе для государств - участников СНГ от 17 февраля 1996 г. (ст.23), в работах ученых4 и в словарях.

Сопоставление приведенных в указанных источниках формулировок показывает, что в одних случаях презумпция невиновности распространяется только на обвиняемого, а в других - как на обвиняемого, так и на подозреваемого, а иногда и на любое лицо, каждое лицо, привлекаемое к уголовной ответственности; в одних случаях лицо "считается" или "предполагается" невиновным, а в других - "не считается" виновным; в одних случаях обвиняемый считается невиновным до тех пор, пока не доказано обратное, а в других случаях - до вынесения судом обвинительного приговора, до вступления приговора в законную силу и т.д.

За такими, казалось бы, терминологическими расхождениями скрываются вопросы, которые имеют не формальное, а большое теоретическое и практическое значение.

Для уяснения сущности и значения презумпции невиновности важно точно определить, кто считается невиновным - обвиняемый (подсудимый), подозреваемый или всякий гражданин.

Ряд авторов, подразумевая под термином "обвиняемый" только лицо, привлеченное к уголовной ответственности в качестве обвиняемого, полагают, что в определение презумпции невиновности необходимо включить не только обвиняемого, но и подозреваемого.5

Думается, что сферу действия этого института не следует ограничивать указанием конкретной процессуальной фигуры (обвиняемый, подсудимый, подозреваемый) (ст. 49 Конституции РФ, ст. 14 УПК РФ, ст.16 УПК РБ, ст.23 УПК РУ, ст.15 УПК КР). Представляется, что презумпция добропорядочности каждого гражданина трансформируется в презумпцию невиновности с момента появления в уголовном судопроизводстве лиц, невиновность которых вызывает сомнения у правоохранительных органов. Эти лица могут не выступать в качестве подозреваемого или обвиняемого. Не исключено, что они и не станут таковыми вообще. Такого рода лица по УПК РФ называются по - разному: "лицо, в отношении которого прекращено уголовное преследование" (ст. 213 ч.4); "лицо, привлекаемое к уголовной ответственности" (ст. 318 ч. 5 п. 4); "лицо, в отношении которого подано заявление" (ст. 319 ч.ч.3,4); "лицо, сделавшее добровольное сообщение о совершенном им преступление" (ст. 142 ч.1); "лицо, к которому были применены принудительные меры медицинского характера" (ст.133 ч. 2 п.5); "лицо, подвергнутое мерам процессуального принуждения" (ст. 133 ч.3); "свидетель, допрашиваемый об обстоятельствах, могущих быть использованными против него" (ст.56 ч.4 п.1). Презумпция невиновности должна полностью распространяться и на этих лиц, т.к. понятие "обвиняемый " следует понимать в соответствии с Конвенцией по правам человека. Этот термин является более емким. Европейский Суд склоняется при рассмотрении конкретных дел к выбору в пользу "содержательного", а не "формального" понятия "обвиняемый" в тексте п.2 ст.6.6 В свете и целях п.2 ст. 6 Конвенции по правам человека "обвиняемого" можно было бы определить как каждое лицо, привлекаемое к уголовной ответственности, т.е. всякое лицо, невиновность которого в совершении преступления ставится под сомнение. Так этот вопрос урегулирован в МУПК (ч.ч. 1,2 ст. 23) и УПК РК (ч.ч. 1,2 ст.19).

Необходимо также решить, что следует понимать под терминами: "установленный законом порядок", "в соответствии с требованиями уголовного судопроизводства". Формулировка этого элемента принципа презумпции невиновности в Конституции РФ (ст.49 ч. 1), УПК РФ (ст.14 ч.1), УПК РБ (ст.16 ч.1) , УПК РУ (ст.23 ч.1), УПК РК (ст.19 ч.1), УПК КР (ст.15 ч.1), МУПК (ст.23 ч.1) более конкретизирована по сравнению с Международным пактом о гражданских и политических правах и Европейской конвенцией о защите прав человека и основных свобод, где говорится просто о законном порядке признания лица виновным. На первый взгляд может показаться, что данному принципу, сформулированному в международных актах, противоречат правила Конституции РФ (ст.49 ч.1), УПК РФ (ст. 14 ч. 1) и других указанных выше источников, связывающие возможность признания лица виновным с обязательным проведением судебного разбирательства - стадии, где сосредоточены!максимальные гарантии прав и законных интересов личности.7 Однако Европейские комиссия и суд по правам человека, толкуя термин "законный порядок" в формулировке презумпции невиновности, данной Конвенцией ("Каждый человек, обвиняемый в совершении уголовного преступления, считается невиновным до тех пор, пока его виновность не будет установлена законным порядком" (ст.6 ч.2), указали, что презумпция невиновности, воплощенная в п.2 ст.6, и различные права, неисчерпывающий перечень которых приводится в п.3 ст.6, являются составными элементами понятия справедливого судебного разбирательства по уголовным делам.8 В приложении протокола № 11 к Конвенции по защите прав человека и основных свобод "Заголовки статей, подлежащие включению в текст Конвенции о защите прав человек и основных свобод и Протоколов к ней" указано, что ст.6 должна быть озаглавлена "Право на справедливое судебное разбирательство".9А это значит, решение вопроса о том, где признается лицо виновным по УПК РФ не противоречит п.2 ст.6 Конвенции о защите права человека и основных свобод. Тем более, на это указано в ст.11 Всеобщей декларации о правах человека, принятой ООН в 1948 году, где прямо отмечено, что виновность лица устанавливается путем судебного разбирательства.

Практика Европейского суда по правам человека также свидетельствует о том, что лицо признается виновным независимым и беспристрастным судом при справедливом и публичном судебном разбирательстве. В этом отношении характерны решения по делам Адольфа против Австрии, Минелли против Швейцарии и др. 10

Возникает также вопрос, является ли презумпция невиновности объективным правовым положением, выражающим отношение закона к вопросу о виновности привлеченного к уголовной ответственности лица, или она - субъективное мнение отдельных участников процесса по данному вопросу.

Сразу же надо рассеять обычно возникающие относительно презумпции невиновности недоразумения: как же обвиняемый может считаться невиновным до завершения расследования и судебного разрешения уголовного дела, когда он потому и привлечен в качестве обвиняемого, что в отношении его были собраны веские доказательства его виновности. Презумпция невиновности вовсе не является выражением субъективного мнения того или другого субъекта уголовно-процессуальной деятельности, она является выраженным в законе объективным правовым положением.11 Она не запрещает дознавателю, следователю, прокурору изобличать обвиняемого, доказывать его виновность. Но этот общепризнанный принцип запрещает объявлять обвиняемого, каждое лицо, привлекаемое к уголовной ответственности, виновным, поступать с ним как с преступником. Так, Европейский суд по делу Минелли против Швейцарии постановил: "Презумпция невиновности нарушается, если ранее виновность обвиняемого не была доказана по закону и, прежде всего, если он не имел возможности осуществить свои права на защиту…"12 Этот суд также часто заявлял, что предварительное содержание под стражей не должно использоваться в качестве предварительного наказания (решение по делу Летелье от 26 июня 1991 года, решение по делу Томази от 27 августа 1992 года).13

Презумпция невиновности как объективное правовое положение означает, что закон считает лицо, привлеченное к уголовной ответственности, невиновным, пока те, кто считает его виновным, не докажут, что он действительно виновен, и его виновность не будет установлена вступившим в законную силу решением суда. Анализ ч.1 ст.14 УПК РФ позволяет выделить два неразрывно связанных между собой признака: 1) признак доказанности виновности в предусмотренном настоящим Кодексом порядке и 2) признак установления виновности вступившим в законную силу приговором суда. Может показаться, что такая формулировка данного принципа в УПК РФ по сравнению с международными актами ставит обвиняемого в менее выгодное положение, поскольку его формулировка в Международном пакте о гражданских и политических правах (ч.2 ст.14) и в Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод (п.2 ст.6) акцентирует только доказанность (установленность) виновности законным порядкам, не связывая этот признак с конкретным решением суда о признании лица виновным. Однако и по международным актам можно сделать вывод, что вопрос о виновности решается в судебном документе, который объявляется публично (п.1 ст.6 Конвенции, ч.1 ст.14 Пакта), т.к. презумпция невиновности является одним из элементов справедливого судебного разбирательства.

Отмечая это, следует заметить, что Европейский суд по правам человека считает, что посягательство на презумпцию невиновности может исходить не только от судьи или от суда, но и от всех остальных органов государства14, т.е. сфера применения этого принципа шире: он обязателен не только для уголовного суда.

Поэтому УПК РФ в свете Конвенции по правам человека требует от всех до вступления приговора в законную силу относится к лицу, привлеченному к уголовной ответственности, не как к виновному в уголовно-правовом смысле. До вынесения обвинительного приговора и вступления его в законную силу обвиняемый еще не считается законом виновным и поэтому к нему не могут быть применены меры уголовного наказания или, используя фразеологию судебного решения Европейского суда по делу Лутц против ФРГ, меры ему равносильной.15

В этом отношении примечательно также высказывание Европейского суда по делу Саундерс против Соединенного Королевства, смысл которого заключается в том, что предварительное расследование по объему гарантий прав личности отличается от судебной процедуры, установленной ст.6 Конвенции.16 Поэтому лицо может быть признано виновным только в судебном порядке со всеми вытекающими уголовно-правовыми последствиями.

Принцип презумпции невиновности определяет правовой статус лица, привлеченного к уголовной ответственности, не только в уголовном процессе, но и во всех общественных отношениях, в которых он выступает в качестве субъекта. При отсутствии вступившего в законную силу обвинительного приговора суда за лицом, даже если он содержится под стражей, сохраняются трудовые, семейные и иные права и свободы человека и гражданина. Но из этого признания не вытекает, что лицо, привлекаемое к уголовной ответственности, до вступления судебного решения в законную силу, в уголовно-процессуальном смысле считается невиновным.

При наличии обоснованного подозрения о совершении преступления данным лицом предусматривается возможность ограничения некоторых прав этого лица (например, права на свободу передвижения, на личную свободу и т.д.) в предусмотренном законом порядке. Совместимы ли такие меры с презумпцией невиновности? Цель этих правоограничений заключается не в карательном или исправительном воздействии на лицо, привлеченное к уголовной ответственности, а в создании условий для законного и обоснованного разрешения уголовного дела. Наиболее существенное, чем отличаются меры процессуального принуждения от уголовного наказания - их условный, временный характер. Решения о мерах процессуального принуждения исполняются лишь постольку, поскольку существуют обстоятельства, которыми они вызваны. И если данные обстоятельства миновали, то они должны быть отменены.

Из изложенного вытекает, что следователь, дознаватель и прокурор должны устанавливать, доказывать виновность обвиняемого, но объективная доказанность его виновности в стадии предварительного расследования не прекращает действия презумпции невиновности как объективного правового положения, т.к. лицо, привлеченное к уголовной ответственности, по закону в уголовно-правовом смысле считается невиновным до тех пор, пока его виновность не будет установлена вступившим в законную силу решением суда.

На вопрос о том, кто должен считать (признавать) виновным лицо, привлекаемое к уголовной ответственности, государство или закон, следует ответить, что лицо признается виновным законом, а не государством, т.к. понятие "государство" обычно ассоциируется с правоохранительными органами и их должностными лицами - работниками органов дознания, следователями, прокурорами или судьями. Однако эти органы и должностные лица действуют строго в рамках, установленных законом.

Вопрос о виновности положительно решается не только при вынесении таких решений, как: 1) привлечение лица в качестве обвиняемого; 2) обвинительное заключение; 3) обвинительный акт. Этот вопрос положительно решается при принятии решения о прекращении уголовного дела или уголовного преследования по нереабилитирующим основаниям. В связи с этим были предложения - запретить освобождение от уголовной ответственности в стадии предварительного расследования и освобождать от уголовной ответственности только по приговору суда.17 Прекращение уголовного дела или уголовного преследования по нереабилитирующим основаниям не означает, что презумпция невиновности после этого полностью прекращает свое действие, и лица, в отношении которых состоялись подробные решения, считаются виновными. В этих случаях имеет место лишь установление виновности лица для целей прекращения дела или преследования, а не признание его виновным в совершении преступления приговором суда.

Здесь уместно сослаться на дело Лутц против ФРГ, анализ которого позволяет сделать вывод о различном решении вопроса о виновности на разных этапах уголовного процесса до судебного разбирательства и во время судебного разбирательства. По данному делу, которое было прекращено в связи с истечением срока давности до судебного разбирательства, Европейский суд поддержал правительство ФРГ в том, что, прекращая дело до судебного разбирательства, остаются серьезные подозрения относительно г-на Лутца в совершении правонарушения и если бы срок давности не истек, то обвиняемый, вероятнее всего, был бы признан виновным и осужден.18

Признание лица виновным означает его осуждение судом, вынесение в отношении него обвинительного приговора как с назначением, так и без назначения наказания, наступление уголовной ответственности, претерпевание отрицательных последствий принуждения, даже и при освобождении от отбывания наказания, т.е. наступление для виновного уголовно-правовых последствий за совершенное им преступление. Установление же виновности лица не связывается законом с возможностью наступления уголовно-правовых последствий, а влечет только уголовно-процессуальные последствия. Это выражается, например, в том, что такие лица не имеют судимости, не могут именоваться совершившими преступление и т.д.

Практика Европейского суда по правам человека, в частности, предусматривает возможность прекращения дела обвинением на предварительном расследовании по малозначительным преступлениям в случае, если само лицо отказывается от своего права на судебную защиту, либо по иным основаниям, когда расследование не считает возможной передачу дела в суд, однако сам факт прекращения дела не должен повлечь для лица каких-либо последствий, косвенно указывающих на его вину. В этом отношении показательны, например, два противоположных дела. Так, по делу Минелли против Швейцарии при прекращении в связи с истечением срока давности на обвиняемого возложили основную часть издержек и часть расходов частных обвинителей. Европейский суд по данному делу выявил нарушение п.2 ст.6 Конвенции (презумпции невиновности), оценив возложенные расходы как наказание.19 А вот по делу Лутц против ФРГ Европейский суд, ссылаясь на свое разъяснение Конвенции, что п.2 ст.6 не обязывает Договаривающиеся Государства возместить лицу, обвиняемому в совершении преступлени, его убытки, если уголовное преследование было прекращено,20 не выявил нарушений презумпции невиновности, т.к. отказ от оплаты издержек и расходов г-на Лутца не приближается к наказанию или к мере, равносильной наказанию.21

Именно это положение было взято за основу Конституционным Судом РФ при рассмотрении дела о конституционности ст.6 УПК РСФСР. В своем Постановлении от 28 октября 1996 г. Суд отметил, что "решение о прекращении уголовного дела не подменяет собой приговор суда и, следовательно, не является актом, которым устанавливается виновность обвиняемого в том смысле, в каком это предусмотрено статьей 49 Конституции Российской Федерации".

Прекращение уголовного дела с освобождением от уголовной ответственности по нереабилитирующим основаниям завершает уголовное судопроизводство. Поэтому все задачи уголовного судопроизводства должны быть разрешены к моменту прекращения уголовного дела, что возможно только в том случае, если такие преступления будут действительно раскрыты,22 а лица, их совершившие, изобличены. Поэтому виновность этих лиц должна быть бесспорно установлена, доказана.

Запретить освобождение от уголовной ответственности в стадии предварительного расследования по той причине, что орган дознания, следователь, прокурор решают вопрос о виновности, нельзя, т.к. эти органы решают указанный вопрос и при привлечении лица в качестве обвиняемого, при составлении обвинительного заключения, обвинительного акта.

Освобождение от уголовной ответственности только по приговору суда ведет к моральным страданиям граждан, для исправления которых не требуется применения мер уголовного наказания, ибо они лишаются такой возможности как прекращение уголовного дела или преследования на более ранних этапах. У лица, в отношении которого прекращается производство по делу, должен быть выбор: либо его освобождают от уголовной ответственности до судебного разбирательства, либо вопрос о виновности решается в приговоре. Таким образом, встает вопрос о расширении действия диспозитивности в уголовном процессе. УПК РФ предусмотрел нормы (ч.3 ст.213, ч.2 ст.27, п.п.3 и 6 ч.1 ст.24, ст.25, 26, 28, п.п.3,6,7 ч.1 ст.27, ч.6 ст.427), согласно которым орган дознания, следователь, прокурор при прекращении производства по нереабилитирующему основанию должен испрашивать на это согласие лиц, интересы которых затрагиваются при этом.

Следует определить пределы действия презумпции невиновности, на каких стадиях процесса действует презумпция невиновности, когда следует считать ее опровергнутой. Эти вопросы решаются по-разному. Одни авторы таким моментом считают вступление в силу обвинительного приговора,23 другие - формирование у следователя убеждения в виновности привлекаемого к уголовной ответственности лица.24 В.П. Нажимов высказал оригинальное мнение по этому вопросу. Он считает, что уголовно-процессуальная презумпция ограничивается не временем вступления приговора в законную силу, а моментом процессуального оформления органом расследования, прокуратуры и суда своего окончательного вывода по вопросу виновности обвиняемого (для органа расследования - это момент составления обвинительного заключения, для прокурора - утверждение обвинительного заключения, для суда первой инстанции - вынесение обвинительного приговора, для кассационного суда - вынесение кассационного определения, а для надзорного суда - вынесения решения об оставлении обвинительного приговора в силе).25 В литературе выдвигаются также позиции, что принцип презумпции невиновности осуществляется во всех стадиях уголовного процесса,26 кроме стадии исполнения приговора.27

По смыслу закона (ч.1 ст.14 УПК РФ) виновность может быть установлена вступившим в законную силу приговором. Поэтому презумпция невиновности действует на протяжении всего производства в апелляционной и кассационной инстанциях, т.к. здесь проверяется приговор, не вступивший в законную силу. В случае признания обвинительного приговора обоснованным и законным апелляционная и кассационная инстанция оставляют его без изменения, а жалобу или представление - без удовлетворения. Презумпция невиновности с этого момента перестает действовать. Приговор считается законным, обоснованным и справедливым и обращается к исполнению. Но если суд кассационной инстанции отменяет приговор и направляет уголовное дело на новое судебное рассмотрение (ч.1 ст.378 УПК РФ), презумпция невиновности действует до тех пор, пока в общем порядке вновь не будет установлена виновность лица вступившим в законную силу приговором.

В уголовном процессе судебные ошибки могут быть исправлены и после вступления приговора в законную силу. Этому служат стадии пересмотра дел в порядке надзора и ввиду новых и вновь открывшихся обстоятельств. То обстоятельство, что речь идет о вступивших в законную силу приговорах, дает некоторым авторам основания заключать, что здесь действие презумпции невиновности исключается и на смену ему заступает презумпция истинности приговора.28 Ч.С. Касумов занимает иную позицию в данном вопросе. Он отмечает, что в надзорном производстве презумпция истинности приговора продолжает действовать (поскольку приговор еще только проверяется, он не отменен), но уже вместе с презумпцией невиновности.29

Вступление приговора в законную силу означает его обязательность и неукоснительность исполнения на всей территории РФ (ст.392 УПК РФ), а не то, что он приобретает силу закона, ибо в таком случае его изменение судебными органами было бы невозможно, а должно было бы осуществляться одним лишь законодателем. Обязательность и неукоснительность исполнения вступившего в законную силу приговора означает, что оно подлежит исполнению в точном соответствии со своим содержанием и какие бы то ни было изменения, затрагивающие существо этого решения, могут вноситься в него только в установленном законом судебном порядке. Когда после приобретения приговором законной силы процесс завершается, презумпция невиновности прекращает свое действие, и ей на смену приходит принцип обязательности исполнения вступившего в законную силу судебного решения. Если же процесс возобновляется и вновь решается вопрос о виновности или невиновности, т.е. виновность лица ставиться под сомнение, то об отказе от презумпции невиновности речи быть не может, несмотря на то, что в деле имеется приговор, вступивший в законную силу.30

В УПК РФ должна быть предусмотрена норма,31 дающая возможность приостановить исполнение вступивших в законную силу судебных решений при их пересмотре в надзорной инстанции и ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств, так как одновременно действовать эти принципы не могут.

Единственной стадией уголовного процесса, где презумпция невиновности теряет свое значение, является стадия исполнения приговора, т.к. в ней виновность лица не ставится под сомнение, а она считается полностью доказанной.32

Итак, сравнительный анализ положений нового российского УПК с позиций международных норм и стандартов позволяет предложить следующую редакцию определения презумпции невиновности: каждое лицо, привлекаемое к уголовной ответственности, считается законом невиновным до тех пор, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном порядке и установлена вступившим в законную силу судебным решением (приговором, решением апелляционной, кассационной, надзорной инстанций, суда при рассмотрении дела о возобновлении производства по уголовному делу ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств).33

Литература и примечания

1.

См.: Концепция судебной реформы в Российской Федерации /Сост. С.А. Пашин. - М., 1992. - С.42. 2.

См.: Хартия прав человека: Всеобщая декларация прав человека (п.1 ст.11); Международный пакт о гражданских и политических правах (п.2 ст.14); Европейская Конвенция о защите прав человека и основных свобод (п.2 ст.6), Конвенция СНГ о правах и основных свободах человека (п.2 ст.6). 3.

См.: УПК Беларусь - УПК РБ (ст.16); УПК Республики Узбекистан - УПК РУ (ст.23); УПК Республики Казахстан - УПК РК (ст.19); УПК Кыргызской Республики - УПК КР (ст.15). 4.

См.: Полянский Н.Н. Вопросы теории советского уголовного процесса. - М., 1956. - С. 182; Строгович М.С. Материальная истина и судебные доказательства в советском уголовном процесса. - М., 1955. - С.183-184; Якуб М.Л. Демократические основы советского уголовного процесса. - М., 1960. - С. 114; Мотовиловкер Я.О. О принципах объективной истины, презумпции невиновности и состязательности процесса. - Ярославль, 1978. - С.44; Савицкий В.М. Проблемы социалистического правосудия в свете Новой Конституции СССР. - В кн.: Проблемы правосудия и уголовного права. - М., 1978. - С.10. Аналогичное определении дает И.А. Либус в кн.: Презумпция невиновности в советском уголовном процессе. - Ташкент, 1981. - С.56; Петрухин И.Л. Презумпция невиновности - конституционный принцип советского уголовного процесса. - Советсоке государство и право, 1978, №12. - С.18; Гуткин И.М. Актуальные вопросы уголовно-процессуального задержания. - М., 1980. - С.73; Касимов Ч.С. Презумпция невиновности в советском праве. - Баку, 1984. - С.24; Мажинян Дж.Р. Презумпция невиновности и гарантии ее осуществления. - Ереван, 1989. - С.28; Гуляев А.П. В кн.: Комментарий к УПК РФ/ Под общ. ред. В.В. Мозякова. - М., 2002. - С.55-57; Шварц О.А. В кн.: Конституция РФ: Проблемный комментарий./ Отв. ред. В.А. Четвернин. - М., 1997. - 279 - 284; Ларин А.М. В кн.: Конституция РФ: Научно-практический комментарий./ Под. ред. акад. Б.Н. Топорнина. - М., 1997. - С.331-334; Вандышев В.В. Уголовный процесс. Конспект лекций. - СПб, 2002. - С.30; Смирнов А.В. В кн.: Комментарий к УПК РФ/ Под ред. А.В. Смирнова. - СПб, 2003. - С.86-88; Алиев Т.Т., Громов Н.А. Основные начала уголовного судопроизводства. - М., 2003. - С. 44, 91-103, и др. 5.

См.: Петрухин И.Л. Указ. соч., с.18; Касумов Ч.С. Указ. соч., с.24; Шварц О.А. Указ. соч., с.280; Гуляев А.П. Указ. соч., с.56. 6.

См.: Решения по делу Девеер против Бельгии, по делу Лутц против ФРГ, по делу Фенке против Франции, по делу Аллене де Рибемон против Франции, по делу Саундерс против Соединенного Королевства (См.: Европейский суд по правам человека. Избранные решения в 2-х т. Т.1. М., 2000 - С.308 - 310, 543, 790; Т.2. М., 2000 - С.87, 312 - 313). 7.

См.: Гуляев А.П. Комментарий к УПК РФ/ Под общ. ред. В.В. Мозякова. - М., 2002. - С.51. 8.

См.: Европейский суд по правам человека. Избранные решения: В 2 т. Т.1., М., 2000. - С.315. 9.

Там же, с.710. 10.

См.: Дженис М., Кэй Р., Брэдли Э. Европейское право в области прав человека (Практика и комментарии). Пер. с англ. - М., 1997. - С.438-444, 446. 11.

Заслугой М.С. Строговича является отстаивание им понимания принципа презумпции невиновности как объективного правового положения (См.: Строгович М.С. Учение о материальной истине в уголовном процессе. - М.; Л., 1947. - С.236). 12.

См.: Дженис М. и др. Указ. соч., С.446. 13.

См.: Европейский суд по правам человека… - С.699, 757. 14.

См.: Европейский суд по правам человека. Избранные решения: В 2 т. Т.2, М., 2000. - С.87. 15.

См.: Европейский суд по правам человека. Избранные решения: В 2 т. Т.1, М., 2000. - С.545 16.

См.: Европейский суд по правам человека. Избранные решения: В 2 т. Т.2., М., 2000. - С.313. 17.

См.: Савицкий В.М. Правосудие и личность. - Советское государство и право, 1983, №5, с.59-60; Нажимов В.П. Право обвиняемого на защиту и презумпция его невиновности в советском уголовном процессе. - В кн.: Вопросы осуществления правосудия по уголовным делам. Вып. 10. - Калининград, 1982, с.15; Ларин А.М. Презумпция невиновности. - М., 1983, с.119; Гуляев А.П. В кн.: Комментарий к УПК РФ /Под общ. ред. В.В. Мозякова. - М., 2002. - С.56; Алиев Т.Т., Громов Н.А. Указ. соч., с.92-93 и др. 18.

См.: Европейский суд по правам человека. Избранные решения: В 2 т. Т.1., М., 2000. - С.545. 19.

Там же, с.545. 20.

Там же, с.545. 21.

Там же, с.545. 22.

См.: Шварц О.А. Указ. соч., с.283; Калиновский К.Б. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РФ/ Под ред. А.В. Смирнова. - СПб., 2003. - С.528, 531. 23.

См.: Темушкин О.П. Организационно-правовые формы проверки законности и обоснованности приговоров. - М., 1978, с.74; Алиев Т.Т., Громов Н.А. Указ. соч., с.44. 24.

См.: Полянский Н.Н. Указ. соч., с.187 25.

См.: Нажимов В.П. О презумпции невиновности в уголовном процессе и о суде присяжных //Вопросы уголовного права и процесса в условиях правовой реформы. - Калининград, 1991. - С.73. 26.

См.: Касумов Ч.С. Презумпция невиновности в советском праве. - Баку, 1984. - С.117-122. 27.

См.: Мажинян Дж.Р. Указ. соч., с.124. 28.

См.: Темушкин О.П. Ука. Соч., с.74; Бабаев В.К. Презумпция в советском праве. - Горький, 1974. - С.119; Перлов И.Д. Надзорное производство в уголовном процессе. - М., 1974. - С.34; Алиев Т.Т., Громов Н.А. Указ. соч., с.129 - 140. 29.

См.: Касумов Ч.С. Указ. соч., с.122. 30.

См.: Мотовиловкер Я.О. О сущности, гарантийном значении и пределах действия презумпции невиновности в советском уголовном процессе //Проблемы совершенствования законодательства об охране прав граждан в сфере борьбы с преступностью. - Ярославль, 1984. - С.14. В связи с этим нельзя согласиться с мнением Дж.Р. Мажинян по данному вопросу (см.: Указ. соч., с.121-124). 31.

В УПК РСФСР была ст.372, которая предусматривала приостановление исполнения судебного решения. 32.

Нельзя согласиться по этому вопросу с Ч.С. Касимовым (см.: Указ. соч., с.117) и А.А. Любавиным (см.: Процессуальный порядок разрешения дел в стадии исполнения приговора //В кн.: Доклады по вопросам конкретной экономики и советского права. - Томск, 1963, с.105-106. 33.

В связи с этим следует обратить внимание на ст.20 проекта Основ уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик, подготовленного Всесоюзным научно-исследовательским институтом по проблемам укрепления законности и правопорядка, где отмечено, что виновность устанавливается вступившим в законную силу судебным решением (см.: Соц. законность, 1990, №3, с.37).


Новости МАСП

RSS импорт: www.rss-script.ru









Rambler's Top100
Hosted by uCoz