Даровских С.М. Некоторые вопросы реализации принципа состязательности в суде с участием присяжных заседателей


kalinovsky-k.narod.ru

Уголовный процесс
Сайт Константина Калиновского

kalinovsky-k.narod.ru
Главная | МАСП | Публикации| Студентам | Библиотека | Гостевая | Ссылки | Законы и юрновости | Тесты | Почта

Даровских С.М. Некоторые вопросы реализации принципа состязательности в суде с участием присяжных заседателей
// Актуальные вопросы уголовного процесса современной России:
Межвузовский сборник научных трудов. - Уфа: РИО БашГУ, 2003.

К оглавлению сборника

 

С.М. Даровских - канд. юрид. наук, доцент кафедры уголовного процесса и криминалистики факультета "Экономика и право" Южно-Уральского государственного университета (г.Челябинск)

НЕКОТОРЫЕ ВОПРОСЫ РЕАЛИЗАЦИИ ПРИНЦИПА СОСТЯЗАТЕЛЬНОСТИ В СУДЕ С УЧАСТИЕМ ПРИСЯЖНЫХ ЗАСЕДАТЕЛЕЙ

Конституция РФ провозгласила, что судопроизводство в РФ осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон (ст. 126 Конституции).

Принцип состязательности в уголовном процесса представляет собой такое положение, при котором в судебных стадиях присутствуют стороны защиты и обвинения, обладающие равными правами, осуществляющие разные процессуальные функции, отделенные от функции суда, путем противоборства друг другу при активном участии суда, восполняющего усилия сторон, в целях установления истины по данному делу.

Особенность рассмотрение уголовных дел с участием присяжных заседателей, состоит в том, что вопрос о виновности или невиновности подсудимого выносят не судьи - профессионалы, а такие же граждане как сам подсудимый. Решения принимаются не на основании норм закона, а на основании представлений присяжных о справедливости, их житейского опыта и здравого смысла. Суд с участием присяжных заседателей представляет собой еще одну форму реализации права гражданина участвовать в отправлении правосудия, фактически это одна из форм контроля общественности за данным видом деятельности. Данный особый вид судопроизводства предполагает разделение задач в процессе: присяжные решают вопросы факта (было преступное деяние или нет, совершил или не совершал его подсудимый, виновен он или нет), а судья-профессионал решает правовые вопросы (вопросы юридической оценки деяния).1 Некоторые ученые, например, В.В. Мельник, М.В. Немытина2 высказывают мнение, что полностью отделить вопросы факта и вопросы права, невозможно, так как они тесно между собой переплетаются. Верховный Суд предлагает использовать в вопросных листах только общеупотребительные выражения, и запрещает ставить вопросы в вероятностной, предположительной форме.3 И если второе предложение возражений не вызывает, то относительно первого согласиться нельзя, поскольку многие юридические термины понятны и используются лицами не имеющими юридического образования. В литературе так же высказывались предложения о необходимости определения юридических терминов, понятных присяжным заседателям либо предоставления им права принимать решение о виновности подсудимого во всем его объеме, как по фактическим, так и по правовым признакам состава преступления.4 Нам это не представляется нецелесообразным, так как, во-первых, закон не отличается стабильностью, что потребует постоянных дополнений в этот перечень юридических терминов, иначе присяжные не смогут разрешить некоторые категории уголовных дел. Во-вторых, потребуется проведение с присяжными занятий по ликвидации их юридической безграмотности, либо повышения того уровня правовых познаний, которыми они обладают. Указанные действия не совсем безобидны, поскольку не позволят воспринимать присяжных как совершенно незаинтересованных в определенном судебном решении, лиц.

Вердикт присяжных не мотивирован и поэтому причина, почему присяжные пришли к тому или иному решению, остается невыясненной. Недостаток информации об обстоятельствах дела и недостаток правовых знаний присяжных может влиять на окончательное решение по уголовному делу, которое выносит судья-профессионал. Для разрешения этой проблемы в науке высказывался ряд предложений: во-первых в случаях, когда подсудимому грозит наказание в виде смертной казни либо пожизненного заключения либо заключения на длительный срок, более 15 лет, мера наказания должна определяться судьей вместе с присяжными заседателями.5 Данное предложение, основанное на опыте зарубежных стран, в частности США, не представляется конструктивным. Присяжные высказали свое мнение, изменить которое уже не вправе, поэтому их роль нахождения в совещательной комнате с судьей неясна, противоречит закону и сложившейся практике. Иное мнение, относительно изменения порядка вынесения обвинительного вердикта с указанием на то, что обвиняемый заслуживает снисхождения в целях постановки законного и обоснованного приговора,6 требует внимания. Вынося вердикт и высказывая мнение относительно меры наказания, присяжные не обладают информацией о личности подсудимого. Если после оглашения обвинительного вердикта присяжным будут сообщаться данные о подсудимом, которые ранее им не были известны (о его прежних судимостях, отрицательных характеристиках), после чего присяжные вновь в совещательной комнате будут решать вопрос о проявлении снисхождения к подсудимому, то их решение будет уже обдуманным и справедливым. Данный порядок позволит судье выносить приговор на основании обвинительного вердикта и реально учитывать обстоятельства как отягчающие ответственность, так и смягчающие ее.

В соответствий с действующим законодательством суд присяжных рассматривает уголовные дела подсудные судам субъектов РФ, что в соответствии со ст.31 УПК РФ составляет более 40 составов. Исследования, проведенные учеными, показывают, что количество дел рассматриваемых судом присяжных в России пока увеличивается из года в год. По данным, представленным А. Шурыгиным в регионах, где действует суд присяжных, в 1994 году было заявлено ходатайств о рассмотрении дел судом присяжных по 20,4% от всех дел поступивших в суды. В 1995 году эта цифра составила уже 30,9%, в 1996 -38,5%, в 1998 году - 43,2% в 1999 году- 44 % ходатайства.7 Увеличивается и количество лиц, в отношении которых судом присяжных вынесены приговора, если в 1994 году их было 241, то в 1999 году- 867 человек.8 В других странах мира, по данным С.В.Боботова9 количество уголовных дел, рассматриваемых, судом присяжных из года в год уменьшается: в США- 7,6%, в Англии- 3%, во Франции - менее 1 % от общего числа дел.

Рост уголовных дел, рассматриваемых судом присяжных в России, объясняется рядом причин. Во-первых, тем, что данный суд начал действовать только фактически с 1994 года, т.е. 6 лет. Во-вторых, сложная процессуальная форма данного суда обеспечивает двойную защиту от обвинительного уклона, ошибочных решений, выносимых профессиональными судьями. В-третьих, запрет на использование доказательств, полученных с нарушением закона, является еще одной гарантией, что приговор будет обоснованным и законным. Значение имеет и общепринятое мнение, что суды присяжных выносят больше оправдательных приговоров, чем обвинительных, что в России соответствует действительности. По данным В.В. Мельника, в 1994 году было оправдано 45 лиц из 241, в 1995- 81 из 419 , в 1996 году -88 из 622 , в 1997 году оправдано 200 из 880 лиц, преданных суду, в 1998 -165 из 389.10 Суды в составе трех профессионалов за это же время вынесли оправдательные приговора только в 1997 году в отношении 22 лиц из 1185.

Уменьшение количества дел, рассматриваемых данными судами, может произойти путем отнесения к подсудности суда присяжных только тех дел, по которым подсудимый не признает себя виновным. Во всех странах, где действуют суды присяжных, они могут рассматривать практически все уголовные дела (так как к тяжким преступлениям там относятся преступления, мера наказания, за которые может быть назначена более 3 месяцев лишения свободы), но при этом там так же широко распространено суммарное производство и заключение сделок о признании вины. Если подсудимый признает свою вину, утрачивается необходимость рассмотрения дела с участием присяжных, предназначение которых решать вопрос о виновности. В Англии, если подсудимый в судебном разбирательстве с участием присяжных признает себя виновным, дело как бы изымается у присяжных (аналогичная процедура изъятия дела у присяжных, при признании подсудимым себя виновным, существует и в США.).11 В соответствии с действующим законодательством такого ограничения в Российском судопроизводстве нет. Независимо от признания или непризнания вины, уголовные дела, по ходатайству обвиняемых, рассматриваются судом с участием присяжных заседателей (ст. ст. 217, 218 УПК РФ). Представляется, что соответствующая статья в законе должна иметь следующее содержание "Суду присяжных подсудны уголовные дела о преступлениях, за совершение которых законом предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок свыше 5 лет, по которым подсудимый не признает свою вину". Изменения должны быть внесены и в статьи закона, предусматривающие права обвиняемого (подозреваемого).

Механизм реализации принципа состязательности в суде при участии присяжных заседателей проявляется достаточно полно. Ст. 15 УПК РФ закрепляет положение, что уголовное судопроизводство осуществляется на основе состязательности. В то же время принцип состязательности не должен являться самоцелью судебного разбирательства с участием присяжных заседателей. Цель уголовного процесса, выяснение всех обстоятельств дела, объективное, полное и всестороннее остается и при рассмотрении дела с участием присяжных. Поэтому, как нам представляется, судья в соответствии со ст. 243 УПК РФ, создавая условия для этого, должен обладать определенной активностью, позволяющей ему обеспечить получение присяжными полной информации по рассматриваемому уголовному делу. Для этого судья должен иметь право в случае необходимости (она может возникнуть не по всем делам), истребовать дополнительные доказательства, но только для того, чтобы исследовать все обстоятельства происшедшего события полно, всесторонне и объективно. Такое право имеется у судьи в Англии,12 такое право имеют присяжные заседатели в Австрии.13

В силу ст. 335 УПК РФ при разбирательстве уголовного дела, судья обязан как по ходатайству сторон, так и по собственной инициативе исключить из дела все недопустимые доказательства, путем вынесения об этом мотивированного постановления. Судья вправе проявлять инициативу при возвращении уголовного дела прокурору в соответствии со ст.237 УПК РФ, в ходе судебного следствия он вправе задавать вопросы подсудимым, после того как подсудимые будут допрошены сторонами. Сложность возникает тогда, когда судья посчитает, что предъявленных сторонами доказательств недостаточно для вынесения справедливого, законного и обоснованного решения. В такой ситуации присяжные, не смогут достичь цели, ради которой была введена данная форма уголовного судопроизводства. Справедливый вердикт в суде присяжных может быть вынесен только на основании исследования всех доказательств по делу и не может находиться в зависимости от усмотрения сторон, которые вправе предъявлять доказательства определенного содержания, но могут и воздержаться, если им, для проведения своей позиции, это невыгодно. Судья, единственное должностное лицо, которое объективно может, а на наш взгляд и обязан, обеспечить выявление всех доказательств, позволяющих принять законное, справедливое, обоснованное решение. Поэтому, нам представляется необходимым наделение судью правом истребования доказательств, после того, как стороны заявят об отсутствии у них и ходатайств и дополнений к судебному следствию. Редакция соответствующей нормы в законе может звучать так: "При отсутствии у сторон дополнений и ходатайств к судебному следствию, суд вправе по своей инициативе с целью, выяснения всех обстоятельств рассматриваемого уголовного дела, вызывать и допрашивать свидетелей, истребовать дополнительные материалы и т.д.".

Состязательные начала в разбирательстве уголовных дел с участием присяжных должны проявляться и в порядке исследования доказательств. В действующем УПК эта процедура расписана не достаточно подробно и при рассмотрении дел, в каждом заседании она строиться по усмотрению председательствующего и сторон. На наш взгляд, это не допустимо. Порядок рассмотрения доказательств должен быть строго определен в законе. Первоначально суд должен исследовать доказательства предъявляемые стороной обвинения, а уже затем, стороной защиты. Поскольку показания подсудимого являются средством защиты, подсудимый должен быть допрошен, после того, как государственный обвинитель представит все свои доказательства. Для своей защиты подсудимый должен знать объем предъявленного обвинения и доказательственную базу, на основе которой, это обвинение было выдвинуто. На наш взгляд, иной порядок нарушает принцип состязательности, так как не позволяет разграничить показания свидетелей со стороны обвинения и со стороны защиты. Представляется, что необходимо внести изменения в соответствующую статью УПК и определить порядок предоставления доказательств, первоначально стороной обвинения, затем должен следовать анализ предъявленных доказательств государственным обвинителем. Защитник должен иметь возможность представить свои возражения, а затем уже должен следовать допрос подсудимого и свидетелей защиты. Кроме того, действующий закон, не упоминают о видах допросов в судебном следствии при участии присяжных заседателей. Полагаем, что в законе необходимо указать на возможность проведения прямого, перекрестного допроса и передопроса и определить порядок их проведения.

Противоречит, на наш взгляд, принципу состязательности закрепленное в п.15 Постановления Верховного Суда РФ №9 от 20 декабря 1994 года положение, в котором допускается возможность устранения судом из уголовного дела доказательств, полученных в установленном законом порядке, если исследование этих доказательств может повлиять на объективность и беспристрастность присяжных заседателей. Нам представляется, что это положение не согласуется с целью разбирательства уголовного дела с участием присяжных заседателей. Как можно вынести справедливый вердикт, не обладая полной информацией о происшедшем событии. Присяжные не только принимают судьбоносные решения, отвечая на вопросы о деянии, виновности, но оказывают влияние и на меру наказания. Указывая на необходимость проявления снисхождения они, при этом, остаются в неведении не только о сведениях касающихся личности подсудимого, но и существенных обстоятельств уголовного дела. Считаем, что этим нарушается равенство сторон в процессе, поэтому от данного ограничения следует отказаться.

Нельзя, на наш взгляд, согласиться и с ограничениями прав участвующих лиц при заявлении безмотивных отводов присяжным заседателям. Право на мотивированный отвод принадлежит всем участвующим в деле лицам. В силу действующего законодательства, п.2ч.5ст.327 УПК РФ право на безмотивный отвод присяжных при их отборе предоставлено только государственному обвинителю, защитнику и подсудимому. Лишены этого права потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик и их представители. На наш взгляд, в этом проявляется неравенство сторон. Жюри присяжных формируется в результате как мотивированного, так и безмотивного отвода. Процессуальное равенство сторон предполагает наличие равных прав, поэтому любые ограничения, в том числе и при отборе присяжных, свидетельствуют о нарушении положений принципа состязательности. Сторону обвинения представляют государственный обвинитель, потерпевший и гражданский истец со своими представителями. Сторону защиты подсудимый, защитник и гражданский ответчик со своим представителем. Как нам представляется, эти лица и должны иметь права на отвод присяжных заседателей. Конечно, следует согласиться, что предоставление такого права всем названным лицам сделает процесс излишне громоздким, но право потерпевшего на безмотивный отвод необходимо подтвердить законодательно еще и потому, что выбытие государственного обвинителя при отказе от обвинения, если против прекращения уголовного дела возражает потерпевший, требует от потерпевшего выполнения обвинительной функции.

Равенство должно прослеживаться и в количестве отводимых присяжных заседателей. По действующему законодательству в силу ч.12 ст. 328 УПК РФ, если в результате отводов и самоотводов присяжных заседателей осталось 18 человек или более, судья использует безмотивный отвод. Государственный обвинитель отводит присяжных первым и вправе отвести не более двух человек (п.2. ч.5 ст.327 УПК РФ). Сторона защиты, которую представляют подсудимый или несколько подсудимых, защитник или несколько защитников - могут отвести тоже только двух человек, так чтобы их осталось 14. Если подсудимый в процессе один, равенство прав сохраняется, но если более, ущемляются права и сторона обвинения оказывается в привилегированном положении, что в состязательном процессе недопустимо. Следует отметить, что в России количество присяжных отводимых не мотивированно меньше, чем в других странах. В Англии их число достигает 7 человек,14 во Франции до 5, а в США по делам об особо тяжких преступлениях - до 10-15 присяжных заседателей.15 В дореволюционной России в соответствии со ст. 656 Устава уголовного судопроизводства стороны могли отвести: прокурор или частный обвинитель до 6 присяжных, подсудимый мог отвести столько, чтобы их из 30 осталось 18 (т.е. фактически тоже 6 человек). При таком положении сохранялось равенство сторон, и участники процесса имели реальное право на отвод присяжных, которые, по их мнению, не могли находиться в составе жюри. Полагаем, что требуется внесение соответствующих изменений в статью 327 УПК РФ, увеличив количество присяжных заседателей, отводимых путем безмотивного отвода до шести человек от каждой из сторон, увеличив и количество присяжных, вызываемых для рассмотрения уголовного дела до 30 человек.

Состязательный процесс требует определенных ограничений, но они не должны ставить суд в положение молчаливого арбитра, выносящего такое решение, какое требуется сторонам, по сути выполняя посредническую роль в спорах сторон. Кроме того, в состязательном процессе должно быть обеспечено процессуальное равенство сторон, в силу чего суд не может отдавать предпочтение какой - либо стороне и в первую очередь стороне обвинения.

Литература и примечания

1. На данную проблему обращали внимание ученые и в других странах. См. об этом: Введение в шведское право./ Отв. ред. Б.С. Крылов.- М., 1986. - С 97.

2. Мельник В.В. Искусство доказывания в состязательном уголовном процессе. - М., 2000.- С.99; Немытина М.В. Российский суд присяжных. Учебно-методическое пособие. - М., 1995.- С.84-85.

3. Постановление № 9 Пленума Верховного Суда Российской Федерации." О некоторых вопросах применения судами уголовно-процессуальных норм, регламентирующих производство в суде присяжных" от 20 декабря 1994 года п.18 // Бюллетень Верховного Суда РФ.- 1995. - №3. - С.6.

4. Немытина М.В. Российский суд присяжных. Учебно-методическое пособие. - М., 1995.- С.85.

5. Петрухин И.Л. Суд присяжных : проблемы и перспективы // Государство и право. - 2001.- №3. - С.7.

6. Мельник В.В. Указ. соч. - С.49.

7. Шурыгин А. Суд присяжных должен действовать на всей территории России. // Российская. юстиция. - 2000. - №4. - С.6.

8. Шурыгин А. Там же.

9. Боботов С.В. Буржуазная юстиция. Состояние и перспективы развития. - М., 1989.- С.42.

10. Мельник В.В. Искусство доказывания в состязательном уголовном процессе. - М., 2000. - С.49.

11. Радутная Н.В. Суд присяжных в зарубежных правовых системах //Советская юстиция. - 1993.- №5. - С.4.

12. Радутная Н.В. Суд присяжных в зарубежных правовых системах. // Советская юстиция. - 1993. - №5. - С. 4.

13. Там же.

14. Радутная Н.В. Суд присяжных в зарубежных правовых системах. //Советская юстиция. - 1993.- №4.- С. 6.

15. Петрухин И.Л. Суд присяжных: проблемы и перспективы// Государство и право. - 2001.- №3. - С.9.


Новости МАСП

RSS импорт: www.rss-script.ru









Rambler's Top100
Hosted by uCoz