Кудрявцева А.В. Внутреннее убеждение эксперта и его роль в процессе экспертного исследования


kalinovsky-k.narod.ru

Уголовный процесс
Сайт Константина Калиновского

kalinovsky-k.narod.ru
Главная | МАСП | Публикации| Студентам | Библиотека | Гостевая | Ссылки | Законы и юрновости | Тесты | Почта

Кудрявцева А.В. Внутреннее убеждение эксперта и его роль в процессе экспертного исследования
// Актуальные вопросы уголовного процесса современной России:
Межвузовский сборник научных трудов. - Уфа: РИО БашГУ, 2003.

К оглавлению сборника

 

А.В. Кудрявцева - д-р юрид. наук, профессор кафедры уголовного процесса и криминалистики Южно-Уральского государственного университета (г.Челябинск)

ВНУТРЕННЕЕ УБЕЖДЕНИЕ ЭКСПЕРТА И ЕГО РОЛЬ

В ПРОЦЕССЕ ЭКСПЕРТНОГО ИССЛЕДОВАНИЯ

Процесс экспертного исследования представляет собой познание фактов и обстоятельств (в гносеологическом значении), которые в свою очередь для следователя и суда также являются объектами (фактическими данными в процессуальном значении этого слова) познавательной деятельности. Познавательный процесс нельзя рассматривать в отрыве от социального фактора. Причем рассмотрение познавательного процесса с деятельностной стороны предполагает учет как социальных, так и психологических факторов познавательной деятельности. Процесс познания необходимо рассматривать как единство логико-гносеологического, социального и психологического аспектов. Принимая во внимание, что уголовно-процессуальное познание, частью которого является экспертное исследование, имеет еще и удостоверительную сторону, которая проявляется в процессуальной форме, необходимо познавательную деятельность эксперта рассматривать как единство логико-гносеологических, социальных, психологических и процессуальных факторов.1

Осуществляемый экспертом процесс познания и логического доказывания в процессе экспертного исследования с точки зрения используемой аргументации, интеллектуальной деятельности, психологических процессов не отличается от процесса отыскания истины в других областях установления истины, в том числе от деятельности следователя и судьи по отысканию, проверке и оценке доказательств (в уголовно-процессуальном значении). Особенность познавательного процесса экспертного исследования заключается в предпосылках формирования внутреннего убеждения эксперта: в наличии специальных познаний и на их основе в профессиональной (специальной) оценке свойств и признаков объекта экспертного исследования, в относительной свободе эксперта в выборе познавательных приемов исследования.

Внутреннее убеждение эксперта - сложное многогранное понятие, которое выступает как предпосылка, как процесс, как результат познавательной деятельности эксперта. Внутреннее убеждение одновременно является основой для формирования экспертом выводов. Существенную роль в формировании внутреннего убеждения играют такие разные по сущности понятия, как интуиция и правосознание. Так как внутреннее убеждение законом отнесено к одному из критериев оценки доказательств, то в этом смысле внутреннее убеждение получило свое внешнее выражение в законе, в частности в ст. 17 УПК РФ.

В литературе отсутствует единая точка зрения относительно природы и понятия внутреннего убеждения, а также факторов, влияющих на него. Проблема внутреннего убеждения затрагивалась выдающими русскими процессуалистами И.Я. Фойницким и В.К. Случевским.2 Они рассматривали внутреннее убеждение не как озарение, посетившее субъекта оценки доказательств, а как мыслительный акт, который связывали с сознанием и обстоятельствами дела, как основным критерием формирования внутреннего убеждения.

М.С. Строгович рассматривал внутреннее убеждение применительно к судьям как субъективное выражение объективной истины, как критерий, процесс, метод и результат оценки доказательств.3

А.Я. Вышинский в качестве факторов, влияющих на внутреннее убеждение, выделял мировоззрение и правосознание: "Установление материальной истины, составляющее одну из основных задач советского судебного процесса, является итогом сложной психической деятельности, завершающейся формированием уверенности судьи в правильности принятого им по данному делу решения, т.е. формированием так называемого внутреннего судейского убеждения.

Этот процесс формирования внутреннего убеждения судьи происходит на основе восприятия и оценки судом происходящих перед ним фактов (доказательств), оценка же этих фактов (доказательств) в решающей степени зависит, как мы говорили уже выше, от таких руководящих начал, как господствующее в данном обществе правосознание, с одной стороны, и степень научно-методологической подготовленности или квалификации судьи - с другой.

Внутреннее убеждение судьи всегда органически связано с его мировоззрением, с его правосознанием, являющимся в данном обществе господствующим".4

Наиболее верный подход к пониманию природы и сущности внутреннего убеждения мы находим у А.Р. Ратинова и М.С. Строговича. Они рассматривают внутреннее убеждение как предпосылку, процесс и результат познавательной деятельности субъекта доказывания. На этой основе они выделяют гносеологический, логический и психологический аспекты внутреннего убеждения.5

В литературе также высказывается мнение, в соответствии с которым внутреннее убеждение следует рассматривать как начало, принцип, как метод оценки доказательств и как результат такой оценки.6

Особая точка зрения на сущность убеждения высказывается Ю.В. Кореневским.7 В частности, он считает, что "Критерием истины в правосудии может быть только внутреннее убеждение следователя, прокурора и главное судьи".8 Он совершенно справедливо замечает, что необходимо отказаться от сложившихся идеологических мифов и уделить основное внимание поискам способов более полного всестороннего доказывания, более надежного формирования внутреннего убеждения правоприменителей, прежде всего судей.

В научной литературе также отмечается этический аспект внутреннего убеждения. "Внутреннее убеждение как этическая категория представляет собой рациональную основу нравственной деятельности личности, позволяющую ей совершать тот или иной поступок сознательно, с разумным пониманием необходимости и целесообразности определенного поведения".9

Внутреннее убеждение как нравственная, этическая категория связано с другой этической категорией совести. Совесть проявляется в форме разумного осознания нравственного значения совершаемых действий. Человек судит о своих поступках как бы от своего собственного имени, исходя из своих собственных представлений о справедливости, долге, правом или неправом.10

В литературе обращается внимание еще на один аспект внутреннего убеждения, на обязательность его внешнего выражения в аргументированности, обоснованности принятого решения по оценке доказательств.11

Представляется, что внутреннее убеждение необходимо рассматривать как систему элементов, образующих новое качественно сложное явление. В качестве элементов внутреннего убеждения как понятия, имеющего неоднородную природу, необходимо рассматривать: 1) индивидуальные знания субъекта, которыми субъект обладал до акта оценки информации; 2) процесс познания информации, представленной или полученной субъектом оценки доказательств (информации); 3) осознание субъектом оценки степени своей независимости; 4) эмоциональное состояние субъекта при исследовании информации; 5) волевой стимул, побуждающий субъекта к определенным практическим действиям; 6) внешняя обоснованность и аргументированность принятого решения в процессуальных актах.

В процессуальной литературе ученые указывают на неразрывную связь внутреннего убеждения и правосознания. Дискуссионным является вопрос о характере связи внутреннего убеждения и правосознания,12.13

В теории права правосознание определяется как форма или область сознания, отражающая правовую действительность форме юридических знаний и оценочных отношений к праву и практике его реализации, правовых установок и ценностных ориентаций, регулирующих поведение (деятельность) людей в юридически значимых ситуациях.14 Совершенно справедливо отмечается, что правосознание явление - субъективное и состоит из представлений людей о праве (действующем, относящемся к прошлым эпохам, желаемом), из субъективного отношения к самому феномену права, его ценностям, из правовой психологии и даже индивидуальной или эмоциональной массовой реакции на право, подчас интуитивной, подсознательной (как, скажем, реакция на нарушение норм писаного права).15 Из всех характеристик свойств, и сторон правосознания нас интересуют те, которые способствуют формированию внутреннего убеждения или представляют с ним смежную зону. Безусловно, к этим сторонам правосознания относится совокупность знаний и отношений к праву, а также те переживания, которые субъект оценки испытывает в момент оценочной мыслительной деятельности. В литературе высказывается суждение об уголовно-процессуальном правосознании, в которое наряду с общеправовыми идеями и принципами входит совокупность специфических взглядов и оценок, относящихся к явлениям и институтам только процессуального права.16 Следует согласиться с тем, что субъекты уголовно-процессуальной деятельности обладают особым специфическим правосознанием, особенно это касается субъектов оценки доказательств, лиц, обладающих юридическими знаниями. Это, на наш взгляд, можно отнести и к экспертам, работающим в экспертных учреждениях, даже если у них отсутствует юридическое образование.

Профессиональное правосознание в литературе определяется как правовое сознание юристов. В его содержание принято включать квалифицированные научно-обоснованные суждения, выводы, закономерности, умение применять право.17 Представляется, что к лицам, обладающим особым профессиональным правосознанием, необходимо отнести и экспертов, работающих в экспертных учреждениях. В содержание профессионального правосознания экспертов можно включить специальные знания, знания своих прав и обязанностей как эксперта, отношение к специальным знаниям и к своему профессиональному и процессуальному положению, знание процессуальных основ назначения и проведения экспертизы, а также экспертную психологию. Многие эксперты-криминалисты, имеющие юридическое образование, вправе в полной мере относиться к лицам, обладающим профессиональным юридическим правосознанием. Особенность профессионального правосознания экспертов предопределяется наличием у них специальных познаний и характером специальных познаний. Правосознание эксперта-криминалиста отличается от правосознания эксперта в области судебной медицины. Отличие это предопределяется не только характером специальных познаний, но и тем, что судебно-медицинские эксперты отождествляют себя с врачами и все этические, психологические, познавательные особенности врачебной деятельности распространяют на себя. Другими словами, судебно-медицинские эксперты обладают врачебным (медицинским) правосознанием.

Правосознание является основой, предпосылкой формирования внутреннего убеждения, именно на основе правосознания, как знания права, отношения к праву и правоотношениям, принципам и правилам права формируется внутреннее убеждение.

Представляется, что именно в этой плоскости лежат трудности доказывания и проведения экспертизы по так называемым "врачебным делам" или по делам о неправильном лечении, повлекшим за собой тяжкие последствия.

Ст. 17 УПК Российской Федерации устанавливает: "Судья, присяжные заседатели, а также прокурор, следователь, дознаватель оценивают доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на совокупности имеющихся в уголовном деле доказательств, руководствуясь при этом законом и совестью".18 Представляется, что исключение из совокупности критериев оценки доказательств категории правосознания и замена этическим эквивалентом правосознания совестью ничем не оправдано.

Внутреннее убеждение, как справедливо отмечает Ю.К. Орлов, служит одним из способов достижения объективной истины. Не повторяя анализ дискуссий в науке уголовного процесса о содержании и характере истины, мы остановимся на том, что считаем истину, устанавливаемую по уголовному делу, относительной и конкретной.19 Различие внутреннего убеждения, формирующегося у субъектов оценки доказательств, и внутреннего убеждения у эксперта лежит в плоскости различного содержания истины, устанавливаемой следователем и судом по уголовному делу, и истины, устанавливаемой экспертом в ходе экспертного исследования. Под истиной следует понимать соответствие нашего знания объективной действительности. Если в содержание истины, устанавливаемой следователем и судьей мы включаем не только соответствие установленных ими обстоятельств уголовного дела фактам реальной действительности, но и правильную юридическую оценку этих деяний и установление справедливой меры наказания. Исходя из этого, способом достижения истины в процессе расследования и разрешения уголовного дела является не только правильное установление фактических обстоятельств уголовного дела, но и юридические знания, на основе которых дается правовая оценка деяния. Процесс формирования внутреннего убеждения у субъектов доказывания ограничен процессуальными нормами и рамками, только путем собирания, проверки и оценки доказательств можно установить истину по уголовному делу.

В процессе экспертного исследования мы тоже получаем знание, которое должно соответствовать реальной действительности. Но истина, устанавливаемая экспертом в процессе экспертного исследования, включает в свое содержание не только установление фактических данных на основе специальных познаний, но и их профессиональную (специальную) оценку. В содержание внутреннего убеждения эксперта, в отличие от внутреннего убеждения следователя и судьи, должны входить специальные знания, которыми эксперт обладает, знания, полученные в ходе экспертного исследования и изучения материалов уголовного дела, а также профессиональная оценка (толкования) фактических знаний применительно к предмету конкретной экспертизы.

Проблема внутреннего убеждения эксперта рассматривается учеными- криминалистами с 50-х годов XX-го века.20 В частности, под внутренним убеждением эксперта понималось сознательно и свободно сложившееся убеждение, имеющее объективные основания, позволяющие сделать только один истинный вывод.21 В качестве факторов, влияющих на заключение эксперта, по мнению В.П. Колмакова, выступают следующие: 1) высокая подготовленность по своей специальности и практический опыт эксперта; 2) мотивированность и логичность суждений эксперта, изложенных в обобщающей (синтетической) части акта экспертизы так, чтобы следователь и суд могли проследить ход его мысли; 3) достаточный объем и надлежащее количество представленного на исследование материала; достоверные обстоятельства, установленные по делу.22

Я.М. Яковлев под внутренним убеждением понимает состояние уверенности эксперта в том, что его выводы отражают действительно существующие факты. Внутреннее убеждение, по его мнению, является результатом деятельности эксперта.23 Рассматривая структуру внутреннего убеждения эксперта, Я.М. Яковлев указывает на единство гносеологического, логического и психологического аспекта внутреннего убеждения. Гносеологический аспект означает, что убеждение эксперта должно правильно отражать выявленные в результате исследования свойства и признаки объекта экспертизы. В логическом плане убеждение эксперта представляет собой выводное знание об установленных в процессе исследования свойствах и особенностях объекта экспертизы. В психологическом плане внутреннее убеждение представляет собой интеллектуально-эмоциональное состояние, заключающиеся в уверенности эксперта в том, что сделанные им заключения и выводы являются в данном конкретном случае правильными и единственно возможными.

Нам представляется, что внутреннее убеждение эксперта - это психологическое эмоционально-интеллектуальное состояние эксперта, заключающееся в чувстве уверенности в правильности примененных знаний, экспертных методов, методик, в правильной оценке свойств и особенностей экспертных объектов и в правильности сделанных умозаключений. Гносеологический аспект внутреннего убеждения эксперта заключается в чувстве уверенности в правильности его специальных знаний и правильности всего процесса исследования. Логический аспект заключается в чувстве уверенности в правильности логических операций, примененных экспертом в процессе экспертного исследования. В свете экспертного правосознания можно выделить и процессуальный аспект внутреннего убеждения - это чувство уверенности, что при проведении экспертизы и формировании экспертного заключения не были нарушены правила, установленные уголовно-процессуальным законом.

Безусловной заслугой Я.М. Яковлева является выделение и рассмотрение этапов формирования внутреннего убеждения эксперта. Это очень важный момент с точки зрения влияния различных этапов экспертного исследования на формирование экспертного внутреннего убеждения.24

Р.С. Белкин в качестве объективных оснований внутреннего убеждения эксперта рассматривал наряду с профессиональными знаниями эксперта еще и мировоззренческие принципы и установки.25

Представляется, что необходимо разделить понятия предпосылки возникновения внутреннего убеждения, оснований внутреннего убеждения и результата внутреннего убеждения эксперта. Мы выше уже говорили о том, что одной из предпосылок формирования внутреннего убеждения эксперта является его правосознание, составной частью которого является и его мировоззрение. В связи с этим очень ценно для нас замечание А.Р. Ратинова, в соответствии с которым "оценка любого значимого факта, затрагивающего интересы людей, всегда дается с позиций определенной идеологии, определенного мировоззрения".26

Под правовой идеологией необходимо понимать систему воззрений на основе демократизма права, гуманизма, справедливости, приоритета прав и свобод человека и гражданина.

В содержание правосознания эксперта, на наш взгляд, следует включать также специальные знания, которыми эксперт обладает. Представляется, что характер специальных знаний, применяемых в сфере права, уголовного и гражданского судопроизводства, таков, что эти знания с некоторой долей условности для отнесения их к содержанию правосознания можно считать юридическими (правовыми) в той мере, в которой они служат решению задач уголовного и гражданского судопроизводства.

Правосознание эксперта мы называем не основанием, а предпосылкой возникновения внутреннего убеждения. Предпосылка - это то, что предшествует внутреннему убеждению, являясь необходимым условием возникновения внутреннего убеждения, но предпосылка, безусловно, (обязательно) не порождает внутреннее убеждение. Предпосылкой формирования внутреннего убеждения эксперта можно считать его автономность (независимость) в процессе проведения исследования от руководителя экспертного учреждения и от следователя и суда, а также свободу от предубежденности. Понятие предпосылки ближе к пониманию условия как фактора, который способствует, но не предопределяет внутреннее убеждение эксперта.

Основанием же внутреннего убеждения эксперта (следователя и судьи), по нашему мнению, является информация. Экспертом эта информация черпается из самого экспертного исследования путем изучения свойств и признаков объектов экспертного исследования, а также из материалов уголовного дела.

Р.С. Белкин относил к объективным основаниям внутреннего убеждения эксперта также профессиональные качества эксперта: наблюдательность, внимание, глубина, гибкость, логичность, критичность ума, самостоятельность мышления, способность преодолеть предубеждение или предвзятость.27 Все эти психологические качества эксперта поглощаются такой составляющей правосознания, как правовая психология, если предпосылкой внутреннего убеждения эксперта является правосознание как явление не только индивидуальное, но и групповое.

Следовательно, можно говорить о правосознании экспертного учреждения, а значит, и о внутреннем убеждении коллектива экспертов.

На основании вышесказанного можно сделать следующие выводы.

Представляется, что внутреннее убеждение как обобщающее понятие необходимо рассматривать как систему элементов, образующих новое качественно сложное явление. В качестве элементов внутреннего убеждения как понятия, имеющего неоднородную, природу необходимо рассматривать: 1) индивидуальные знания субъекта, которыми субъект обладал до акта оценки информации; 2) процесс познания информации, представленной или полученной субъектом оценки доказательств; 3) осознание субъектом оценки степени своей независимости; 4) эмоциональное состояние субъекта при исследовании информации; 5) волевой стимул, побуждающий субъекта к определенным практическим действиям; 6) внешняя обоснованность и аргументированность принятого решения в процессуальных актах.

Нам представляется, что внутреннее убеждение эксперта (как результат и критерий экспертного исследования) - это психологическое эмоционально-интеллектуальное состояние эксперта, заключающееся в чувстве уверенности в правильности примененных знаний, экспертных методов, методик, в правильной оценке свойств и особенностей экспертных объектов и в правильности сделанных умозаключений. Гносеологический аспект внутреннего убеждения эксперта заключается в чувстве уверенности в правильности его специальных знаний и правильности всего процесса исследования. Логический аспект заключается в чувстве уверенности в правильности логических операций, примененных экспертом в процессе экспертного исследования. В свете экспертного правосознания можно выделить и процессуальный аспект внутреннего убеждения: это чувство уверенности, что при проведении экспертизы и формировании экспертного заключения не были нарушены правила, установленные уголовно-процессуальным законом.

Предпосылкой формирования внутреннего убеждения является правосознание эксперта (как субъективный фактор) и независимость автономия эксперта (как объективный фактор) в процессе экспертного исследования. Основанием для внутреннего убеждения является информация, получаемая экспертом в процессе изучения экспертных объектов и материалов уголовного дела, предоставленных в его распоряжение.

Правосознание эксперта состоит из его специальных познаний, знаний процессуальных основ производства экспертизы, отношений к специальным знаниям, к праву, к правовым принципам. Важной составляющей правосознания эксперта является его правовая психология, которая включает в себя психологические качества самого эксперта, а также его чувства, ценностные отношения, настроения, желания, предопределяемые его профессиональными устремлениями.

Литература и примечания

1. "Научно-познавательная деятельность представляет собой одну из сторон социальной жизни; она не изолирована от других ее сторон, воздействует на них и сама испытывает на себе обратное воздействие. Все эти процессы замыкаются на человеке, а он благодаря им все полнее раскрывает свою социальную сущность и самоутверждается как универсальное существо" - так характеризуют особенности познавательного процесса философы - сторонники диалектического материализма. См: Чупин П.П. К анализу движущих сил развития науки //Диалектика научного поиска. Сб. научных трудов. Свердловск, УГУ,1984.С.14. С.5-18.

2. "Оценка доказательств есть умственная деятельность, разрешающая сомнением или убеждением; впечатление есть продукт одних и тех же чувственных восприятий, непроверенных умственным процессом. Не следует смешивать решение дела по системе свободной оценки доказательств с решением его по непосредственному впечатлению", - писал И.Я Фойницкий. Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства.Т.2. Санкт-Петербург, 1996. С.188; "Внутреннее судейское убеждение вытекает из объективных оснований, порождающих в Судье субъективную уверенность в отношении действительности и значении тех фактов, которые были подвергнуты исследованию средствами уголовного процесса, уверенность, вытекающая только из одних субъективных ощущений Судьи, имеет значение только для мнения или предубеждения Судьи и не может быть поэтому положена в основание судейского приговора. Субъективизм - только один из элементов судейского убеждения, но не единственное его основание и значение убеждения находится в прямой зависимости от того, вытекает ли оно из фактических обстоятельств данного дела…Внутреннее убеждение судьи должно быть сознательным, т.е. таким, в отношении которого Судья мог бы всегда дать себе отчет о том, почему сложилось оно у него…" - Случевский В.К. Учебник русского уголовного процесса. Судоустройство-судопроизводство. СПб, 1910.С.123.

3. Внутреннее убеждение судей, следователя и прокурора - это разумная, осознанная, обоснованная уверенность в правильности определенного вывода, опирающаяся на объективные факты и достигаемая в результате вдумчивого, непредвзятого и всестороннего исследования всех обстоятельств дела. Поэтому, если судьи убеждены в доказанности определенного факта, они всегда могут, а в силу закона и обязаны указать, на что упирается их убеждение. Поэтому внутреннее убеждение - это именно разумная и аргументированная уверенность, а никак не " интуиция", не "чутье", не "наитие", не "импульс". Строгович М.С. Курс Советского уголовного процесса. Том 1. М.,1968,С.345.

4. Вышинский А.Я. Теория судебных доказательств в советском праве. М.,1950. С.177-178.

5. Ратинов А.Р. Внутреннее убеждение при оценке доказательств //В кн. Теория доказательств в советском уголовном процессе. М., 1973.С. 474-478.

6. См. Резник Г.М. Внутреннее убеждение при оценке доказательств. М.,1977; Горский Г.Ф., Кокорев Л.Д., Элькинд П.С. Проблемы доказательств в советском уголовном процессе. Воронеж, 1978.С.213.; Зинатуллин З.З. Уголовно-процессуальное доказывание. Ижевск, 1993.С.119.

7. Кореневский Ю.В. Актуальные проблемы доказывания в уголовном процессе //Государство и право, 1999, № 2. С 55-62; Кореневский Ю.В. Доказывание в уголовном процессе (закон, теория, практика) //В кн. Доказывание в уголовном процессе: традиции и современность. М., 2000. С.134.

8. Кореневский Ю.В. Доказывание в уголовном процессе. М.,2000. С.155.

9. Москалькова Т.Н. Этика уголовно-процессуального доказывания. М., 1996. С.91.

10. Словарь по этике С.325-326. Советский энциклопедический словарь. М.,1980.С.1242.

11. Ратинов А.Р. Внутреннее убеждение при оценке доказательств //В кн. Теория доказательств в советском уголовном процессе. М., 1973. С.476; Зинатуллин З.З. Уголовно-процессуальное доказывание. Ижевск, 1993. С.119.; Халдеев Л.С. Судья в уголовном процессе. М., 2000.С.290.

12. Вышинский А.Я. Теория судебных доказательств в советском праве. М., 1950.С.182.

13. Ратинов А.Р. Роль закона и социалистического правосознания при оценке доказательств //Теория доказательств в советском уголовном процессе М., 1973. С.487.

14. Гранат Н.Л. Правосознание и правовое воспитание //Общая теория государства и права. М.,1998.С.379.

15. Алексеев С.С.. Право. Опыт комплексного исследования. М.,1999.С.264.

16. Ратинов А.Р. Роль закона и социалистического правосознания при оценке доказательств //В кн. Теория доказательств в советском уголовном процессе. М., 1973.С.484.

17. Гранат Н.Л. Правосознание и правовое воспитание //В кн. Общая теория государства и права. Академический курс. Т.2. М., 1998. С.393.

18. Проект УПК РФ, принятый во втором чтении Государственной Думой 22 июня 2001 года.

19. Анализ дискуссии по поводу характера и содержания объективной истины содержится в научно-практическом пособии: Орлов Ю.К. Основы теории доказательств в уголовном процессе. М., 2000. С.8-13. См. также Чудинов Э.М. Природа научной истины. М.,1977.С.10-35; Мухин И.И. Объективная истина и некоторые другие вопросы судебных доказательств при осуществлении правосудия. Л.,1971.С.6-7; Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. М.,1968.Т.1, С. 310-311; Курс советского уголовного процесса. Общая часть. //Под ред. А.Д. Бойкова, И.И. Карпеца М., 1989. С.540-542; Пашкевич П.Ф. Объективная истина и некоторые другие вопросы оценки судебных доказательств при осуществлении правосудия. Л., 1971. С.119; Резник Г.М. Оценка доказательств по внутреннему убеждению в советском уголовном процессе. Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. М.,1969.С. 5-6; Грошевой А.М. Правовые свойства приговора - акта социалистического правосудия. Харьков, 1978. С.34; Мотовиловкер Я.О. Основной вопрос уголовного дела и его основные компоненты. Воронеж,1984. С.68.

20. Первым проблему внутреннего убеждения эксперта затронул Колмаков В.П. О внутреннем убеждении советского судебного эксперта //Вопросы советской криминалистики. М.,1951.С.28.

21. Колмаков В.П. Указ. соч.С.30.

22. Колмаков В.П. Указ. соч. С.30.

23. Реферат монографии Я.М. Яковлева "Основы психологии судебно-экспертной деятельности". М.,1975. С.6-7.

24. Реферат монографии Я.М. Яковлева "Основы психологии судебно-экспертной деятельности. М.,1975.С.8-9.

25. Белкин Р.С. Курс криминалистики в 3-х томах. Т.2. М., 1997.С.331.

26. Ратинов А.Р. Роль закона и социалистического правосознания при оценке доказательств.//В кн. Теория доказательств в советском уголовном процессе. М.,1973 С.491.

27. Белкин Р.С. Курс криминалистики в 3-х томах. Т.2. М.,1997. С.331.


Новости МАСП

RSS импорт: www.rss-script.ru









Rambler's Top100
Hosted by uCoz