Сабиров Р.Д. Некоторые нормы УК РФ в новом уголовно-процессуальном законодательстве


kalinovsky-k.narod.ru

Уголовный процесс
Сайт Константина Калиновского

kalinovsky-k.narod.ru
Главная | МАСП | Публикации| Студентам | Библиотека | Гостевая | Ссылки | Законы и юрновости | Тесты | Почта

Сабиров Р.Д. Некоторые нормы УК РФ в новом уголовно-процессуальном законодательстве
// Актуальные вопросы уголовного процесса современной России:
Межвузовский сборник научных трудов. - Уфа: РИО БашГУ, 2003.

К оглавлению сборника

 

Р.Д. Сабиров - канд. юрид. наук, доцент кафедры уголовного права и процесса Института права БашГУ (г.Уфа)

НЕКОТОРЫЕ НОРМЫ УК РФ В НОВОМ УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОМ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ

Хорошо известно следующее высказывание: "Один и тот же дух питает закон и процесс, поскольку процесс является формой жизни закона". Это замечание классика, конечно, в первую очередь касается уголовного и уголовно-процессуального законодательства. Следовательно, задачи уголовного законодательства РФ могут быть разрешены только в тех формах и порядке, какие предусмотрены в уголовно-процессуальном законодательстве. Поэтому задачи и принципы указанных отраслей в ряде случаев совпадают. Кроме того, в уголовно-процессуальном законодательстве детализируется и уточняется порядок применения отдельных институтов уголовного права. Рассмотрим некоторые положения, подчеркивающие принципиально единство двух этих отраслей законодательства. К ним можно отнести нормы, определяющие задачи, принципы законодательства, источники и отдельные институты права.

Согласно части 1 ст. 2 УК РФ 1996 года1 приоритетной задачей уголовного законодательства является охрана прав и свобод человека и гражданина. Охрана других объектов в новой иерархии ценностей поставлена на второе место. Для сравнения можно отметить, что согласно части 1 ст.1 УК РСФСР 1960 года2 в числе задач уголовного законодательства охрана личности, прав и свобод граждан занимала место после охраны общественного строя СССР, его политической и экономической систем.

Новая иерархия ценностей находит свое подтверждение и в уголовно-процессуальном законодательстве. Согласно части 1 ст. 6 УПК РФ 2001 года3 уголовное судопроизводство имеет своим назначением защиту прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений; защиту личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения её прав и свобод. К сожалению меньше всего касаются постановления о защите интересов личности законопослушных граждан, лиц, потерпевших от преступлений. Противостоят им не только преступники и их защитники, а порою и правоохранительные структуры. Государство, по вине которого нарушены права граждан, не в состоянии им гарантировать защиту не только от преступных посягательств, но и защитника при уголовном судопроизводстве. Наше уголовно-процессуальное законодательство должно быть изменено и дополнено с учетом указанной ситуации в сторону усиления охраны прав лиц, потерпевших от преступлений.

Хотя назначение виновным справедливого наказания в новом УПК оставлено в числе задач уголовного судопроизводства, но исключено из их числа, например, всестороннее, полное и объективное расследование дел, с чем вряд ли можно согласиться, поскольку без этого невозможно установить истинную картину совершенного деяния как предпосылки индивидуализации ответственности и наказания.

Обратимся теперь к источникам двух отраслей законодательства. Часть 2ст.1 УК устанавливает, что Уголовный кодекс основывается на Конституции Российской Федерации и общепризнанных принципах и нормах международного права. Соответствие уголовно-процессуального законодательства Конституции РФ закреплено ч.1 ст. 1 УПК. Но еще дальше в решении рассматриваемого вопроса идет ч.3 ст. 1 УПК, имеющая следующее содержание: "Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью законодательства Российской Федерации, регулирующего уголовное судопроизводство. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотрены настоящим Кодексом, то применяются правила международного договора". Вышеуказанные положения УК и УПК свидетельствуют их полное соответствие Конституции РФ и современным международным стандартам, а также принципиальное их отличие от УК РСФСР и УПК РСФСР 1960 года.4

В статьях 3-7 УК закреплены принципы законности, равенства граждан перед законом, вины, справедливости и гуманизма, которые хотя и ранее были известны в науке уголовного права, однако не были официально закреплены в УК РСФСР. А в новом уголовно-процессуальном законодательстве мы находим те руководящие и основополагающие начала, которые соответствуют принципам, установленным уголовным законодательством. Взять к примеру принцип законности. Если ст. 3 УК (Принцип законности) запрещает применение закона по аналогии, предписывает правоприменителю действовать только в рамках УК РФ, то ст. 7 УПК (Законность при производстве по уголовному делу) предписывает суду, следователю, органу дознания и дознавателю применять федеральный закон, не противоречащий уголовно-процессуальному законодательству. В противном случае полученные незаконным путем доказательства признаются недействительными, следовательно все процессуальные акты, основанные на них, подлежат отмене. Незаконным, например признается приговор при нарушении норм как материального, так и процессуального права.

Попутно необходимо указать, что все перечисленные в ст. 7 УПК органы и должностные лица являются правоохранительными: суд, прокурор, следователь, орган дознания, дознаватель. Поэтому серьезные возражения вызывает позиция тех ученых, по мнению которых суд не является правоохранительным органом. Нельзя не учитывать такие факты, как признание виновности лица только судом, исключительная компетенция суда в вопросах назначения наказания и т.д. Одной из целей наказания является восстановление социальной справедливости, что в первую очередь предполагает защиту интересов граждан, потерпевших от преступных посягательств. Следственный аппарат, органы дознания, конечно же, являются правоохранительной структурой и охватываются вместе с судами более широким понятием "Органы правосудия". Однако у последних есть функции уголовного преследования, а у суда такая функция по УПК РФ отсутствует, хотя прежнее УПК РСФСР предписывал судам в необходимых случаях возбуждать уголовные дела. Представляется, что правоохранительная деятельность - более широкое понятие и нельзя его отождествлять с полномочиями уголовного преследования. Все материалы, подготовленные следственным аппаратом и органами дознания поступают в суды, которые и решают окончательно вопросы о признании лиц виновными и назначении им наказаний.

Статья 5 УК (Принцип вины) устанавливает уголовную ответственность только за виновно совершенные деяния, исключая ответственность за невиновное причинение вреда. Способ осуществления этого важного уголовно-правового принципа мы находим в ч. 2 ст. 8 УПК:

"Никто не может быть признан виновным в совершении преступления и подвергнут уголовному наказанию иначе как по приговору суда и в порядке, установленном настоящим Кодексом".

Известно, что мера наказания должна соответствовать мере содеянного. Это значит, что степень строгости наказания прямо пропорциональна степени опасности преступления и наоборот. Однако опасность преступления сказывается не только в мере наказания, она существенно влияет и на порядок проведения досудебных стадий уголовного судопроизводства.

Только при наличии в действиях лица всех признаков определенного состава преступления возбуждается уголовное дело. Если в содеянном отсутствуют состав или событие преступления, уголовное дело не может быть возбуждено, а возбужденное дело должно быть прекращено.

Согласно ст. 15 УК различаются четыре категории преступлений по характеру и степени опасности: небольшой тяжести, средней тяжести, тяжкие и особо тяжкие преступления. Указанная классификация преступлений имеет существенное влияние на применение мер пресечения. Заключение под стражу согласно ч.1 ст. 198 УПК может быть применено только в случаях совершения средней тяжести, тяжких и особо тяжких преступлений. Если лицо совершило преступление небольшой тяжести, то указанная мера применяется только в исключительных случаях. В новом УК применение меры пресечения в виде заключения под стражу отнесено к компетенции суда. Согласно УПК РСФСР на применение такой меры пресечения требовалась санкция прокурора.

Вряд ли здесь Законодатель проявил последовательность. Суд не является органом обвинения, он должен быть нейтрален и ничего не должен предрешать до рассмотрения дела в стадии судебного разбирательства. Трудно рассчитывать на нейтральную позицию суда в дальнейшем, когда он, применяя в виде меры процессуального пресечения заключение под стражу, как бы заранее признает виновность обвиняемого или подозреваемого.

Правильное решение задач уголовного судопроизводства в первую очередь зависит от правильного применения норм материального права, т.е. правильной квалификации содеянного. Только она является ориентиром для того, что к лицу могут быть применены уголовное наказание, принудительные меры медицинского характера или воспитательного воздействия либо для констатации факта отсутствия оснований для их применения. Все это предполагает умение отличить преступление от иных правонарушений, правильно устанавливать категории преступлений, таких вопросов уголовного права как виды рецидива, все признаки общего и специального субъекта преступления, все стадии совершения умышленного преступления, добровольный отказ, обстоятельства, исключающие преступность деяния и т.д.

Только совершение преступного деяния порождает уголовно-правовые отношения, которые и должны привести к возникновению уголовно-процессуальных отношений. В свою очередь они продолжаются с момента привлечения виновного к уголовной ответственности до вступления обвинительного приговора суда в законную силу. Если преступление не было совершено, значит не возникали уголовно-правовые отношения как предпосылки уголовно-процессуальных отношений. Привлечение к уголовной ответственности невиновного - это возникновение уголовно-процессуальных отношений при отсутствии уголовно-правовых. Естественно, что в подобных случаях возбужденные уголовные дела подлежат прекращению.

С другой стороны утрата всей самостоятельности следователем согласно новому УПК, обязанность его каждый раз получать согласие прокурора на возбуждение уголовного дела или производство следственных действий в ряде случаев тормозит возникновение уголовно-процессуальных отношений и в результате приводит к утрате следов преступления и других доказательств, что вряд ли соответствует интересам правосудия.

Весьма актуальной является и проблема единого толкования как в УК, так и в УПК тех терминов, которые в них находят одновременное употребление. Такие узловые термины, как преступление, состав преступления и наказание не упомянуты в ст. 5 УПК, которая дает толкование различных понятий, использованных в нем. В отношении преступления и наказания этот вопрос ясен. Часть 1 ст. 14 и часть 1 ст. 43 УК эти понятия устанавливают и нет необходимости их дублирования в УПК. Однако состав преступления, как уголовно-правовой и уголовно-процессуальный термин не установлен ни в УК, ни в УПК. Представляется, что конкретный состав, как эталон определенного типа преступного деяния, предусмотренного отдельной статьей Особенной части УК или отдельной частью статьи Особенной части УК, имеющими самостоятельную санкцию, следовало бы установить в законе. Отказывая в возбуждении уголовного дела или прекращая уголовные дела за отсутствием состава преступления, правоприменитель должен четко представить данное основание для совершения указанных процессуальных действий.

Попутно следовало бы решить вопрос и с таким немаловажным термином как событие преступления, который является чисто уголовно-процессуальным. Судебная практика признает событием преступления общественно опасное деяние, не образующее состава преступления. Аутентическое толкование этого термина, данное в ст. 5 УПК, стало бы надежным ориентиром для правоприменительных органов при отправлении уголовного судопроизводства.

В то же время необходимо отметить, что в УПК получило несколько иное толкование понятие преступления, установленное ст. 14 УК. Согласно части 1 ст. 14 УК преступлением признается виновно совершенное общественно опасное деяние, запрещенное уголовным законом под угрозой наказания. Теперь обратимся к ч.1 ст. 299 УПК, которая предусматривает вопросы, подлежащие разрешению судом при постановлении приговора. Их последовательность такова:

1) доказано ли, что имело место деяние, в совершении которого обвиняется подсудимый;

2) доказано ли, что деяние совершил подсудимый;

3) является ли это деяние преступлением и какими пунктом, частью, статьей Уголовного кодекса Российской Федерации оно предусмотрено;

4) виновен ли подсудимый в совершении этого преступления.

Такова редакция первых четырех пунктов части 1 ст.299 УПК. Если вспомнить определение понятия преступления, содержащееся в ч.1 ст. 14 УК можно отметить, что в пункте третьем устанавливается виновное деяние, предусмотренное определенной нормой уголовного закона, а только после этого - в пункте четвертом - виновность подсудимого, что противоречит определению понятия преступления согласно УК РФ, поскольку только виновно совершенное деяние признается преступлением, а не наоборот. Законодательное толкование этого важного понятия требует, чтобы пункты 3 и 4 части 1 ст. 299 УПК поменялись местами, так как наличие в деянии состава преступления, предусмотренного определенной нормой уголовного закона может быть констатировано только после установления вины подсудимого.

Практические работники сначала устанавливают различные условия уголовной ответственности: возраст, вменяемость, вину и т.д., совокупность которых и составляет единственное основание уголовной ответственности5 - наличие в деянии всех признаков определенного преступления, предусмотренного конкретной нормой уголовного законодательства.

Уголовные дела по сложности резко отличаются друг от друга. Естественно, что и приговоры по ним будут иметь различные объемы, требующие для оглашения неодинаковые по продолжительности время. В одних случаях достаточно и нескольких минут, а в других - оглашение приговора длится в течение нескольких часов. К подобным случаям можно отнести дела, включающие совокупность преступлений, многоэпизодные деяния, групповые преступления и т.д. Например, по заявлению судьи Чертановского межмуниципального суда г. Москвы Н. Маркиной для оглашения приговора по делу Вячеслава Мавроди, обвиненного в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 172 и ч. 2 ст. 191 УК РФ, необходимо 5-7 часов.6 Этот пример наглядно показывает, что оглашение приговора никак не может быть поставлено в один ряд с минутами молчания. В то же время в ч. 1 ст. 310 УПК РФ говорится: "Все присутствующие в зале судебного заседания, включая состав суда, выслушивают приговор суда стоя". Вряд ли подобная процедура способна прививать гражданам уважение к суду и способствовать укреплению законности в стране. Даже не все здоровые граждане в состоянии стоять в течение нескольких часов, выслушивая приговор, а в зале судебного заседания могут присутствовать лица, имеющие различные заболевания. Представляется, что присутствующие в зале судебного заседания должны вставать при появлении суда, а слушать приговор сидя. Такой порядок оглашения приговора не может противоречить интересам правосудия.

Литература и примечания

1. Далее УК.

2. Далее УК РСФСР.

3. Далее УПК.

4. Далее УПК РСФСР.

5. См.: Брайнин Я.М. Уголовная ответственность и её основание в советском уголовном праве. - М.: Юрид.лит., 1963. - С. 148, 149.

6. См.: Зубко И. Защита Мавроди // Рос. газета. - 2003. - 14 февр.


Новости МАСП

RSS импорт: www.rss-script.ru









Rambler's Top100
Hosted by uCoz