УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНЫЕ И КРИМИНАЛИСТИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ БОРЬБЫ С ПРЕСТУПНОСТЬЮ В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ


kalinovsky-k.narod.ru

Уголовный процесс
Сайт Константина Калиновского

kalinovsky-k.narod.ru
Главная | МАСП | Публикации| Студентам | Библиотека | Гостевая | Ссылки | Законы и юрновости | Тесты | Почта


Проблемы противодействия преступности в современных условиях:
Материалы международной научно-практической конференции 16-17 октября 2003г. Часть I.- Уфа: РИО БашГУ, 2003. - 280с.

Смирнов А.А. - заместитель министра внутренних дел Республики Башкортостан, начальник Главного следственного управления при МВД РБ г. Уфа

УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНЫЕ И КРИМИНАЛИСТИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ БОРЬБЫ С ПРЕСТУПНОСТЬЮ В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ

Многие считают, что борьба с преступностью - это в первую очередь сокращение числа преступлений. Криминологи давно установили, что преступность невозможно уничтожить, ее можно контролировать и удерживать на социально приемлемом уровне. Это, в частности, понимают наши коллеги на Западе и не ставят заведомо невыполнимых задач.

При этом проводимая в настоящее время в России судебно-правовая реформа является краеугольным камнем формирования гражданского общества, утверждения демократических принципов и обеспечения безопасности его существования. Важное место в ее проведении отводится органам предварительного расследования, эффективность деятельности которых самым непосредственным образом зависит от надлежащего правого обеспечения.

С другой стороны, самая совершенная правовая система уголовного судопроизводства, противостоящая вызову современной преступности, остается не более чем декларацией о благих намерениях без четко отлаженного механизма ее реализации, без организационно сбалансированной системы органов, призванных решать задачи раскрытия, расследования преступлений и судебного рассмотрения уголовных дел.

В этом отношении безусловно правы западные исследователи, утверждающие: "Если полиция не справляется с задачей раскрытия преступлений, не может вестись уголовное преследование, а суды не могут творить правосудие…вся остальная часть уголовной юстиции обречена на бездействие… Виновные не осуждаются, а общество остается незащищенным". Поэтому в решении проблемы борьбы с преступностью многое зависит от следственного аппарата. Его основные параметры известны. В настоящее время по численности и профессиональной подготовке кадров, техническому оснащению и экспертной базе он не адекватен ни масштабам, ни характеру преступности.

За 9 месяцев текущего года в Российской Федерации зарегистрировано 2 млн. 800 тыс. преступлений. В Республике Башкортостан - 43911 или на 12,1% больше чем за аналогичный период прошлого года, из них почти 29 тыс. раскрыто, поэтому нельзя оперировать сейчас прежними статистическими данными, поскольку с принятием нового УПК РФ поменялись подходы при регистрации, а также раскрытии, расследовании преступлений и оценке доказательств, причем многие его оценки спорные и противоречивые.

Однако этот закон принят Государственной Думой, утвержден Советом Федерации, подписан Президентом, и каждый государственный служащий обязан в первую очередь выполнять его, а не обсуждать. УПК принят не для нашего удобства в работе, а для реальной защиты прав и свобод российских граждан.

В то же время стоит отметить, что в уголовно-процессуальном законодательстве произошло принципиальное изменение в расстановке ценностно-нормативных приоритетов в сфере борьбы с преступностью. Впервые в уголовном законе закреплено, что человек в цивилизованном мире является высшей социальной ценностью и в соответствии с этим положением последовательно проведен принцип приоритета общечеловеческих ценностей, провозглашена ориентация на максимальное обеспечение безопасности личности, охраны жизни, здоровья, чести, достоинства, прав и свобод граждан, их неприкосновенности. Этому подчинена структура Особенной части УК РФ, которая построена с учетом значимости объектов правовой охраны (по схеме: личность-общество-государство) и прежде всего предусматривает ответственность за преступления против личности, прав и свобод граждан. Не случайно Особенная часть Кодекса открывается разделом "Преступления против личности" а не главами о государственных преступлениях, как это было раньше.

Приобрела новые формы судебная защита прав человека, то есть каждому предоставлено право обжалования в суд любых решений и действий государственных органов, общественных организаций.

В законодательной сфере продолжает прослеживаться стремление государства приблизиться к международным стандартам: установлен судебный контроль за арестом, производством отдельных следственных действий, связанных с вторжением в охраняемые Конституцией права.

Всё это свидетельствует о том, что интересы личности ставятся превыше всего. Однако в настоящее время мы находимся в такой ситуации, когда между провозглашением основных прав и свобод человека и их воплощением в реальной жизни существует огромная разница. Наше государство пока не в состоянии в полной мере обеспечить права личности.

Приоритетными направлениями деятельности правоохранительных органов являются защита конституционных прав и свобод личности от правонарушений, борьба с терроризмом, организованной преступностью, раскрытие и расследование тяжких, особо тяжких преступлений, совершенствование профилактической деятельности.

Но указанные в Конституции права и свободы человека и гражданина, например, о том, что "Каждый имеет право на свободу и личную неприкосновенность" (ст.22), "Жилище неприкосновенно. Никто не вправе проникнуть в жилище против воли проживающих в нем лиц иначе как в случаях, установленных федеральным законом или на основании судебного решения" (ст.25), на наш взгляд, несколько однобоко нашли свое отражение в вступившем в силу 1 июля 2002 Уголовно-процессуальном кодексе Российской Федерации.

Необходимо отметить, что новый процессуальный закон имеет очень много "белых пятен", заведомо нереализуемых норм, противоречий. Об этом свидетельствует тот факт, что практически с момента ввода в действие, в УПК РФ постоянно вносятся изменения и дополнения. В настоящее время Министерством внутренних дел России по результатам мониторинга применения нового УПК РФ проводится большая работа по подготовке конкретных законодательных предложений по внесению изменений и дополнений в отдельные его положения.

Несомненным и большим плюсом, как уже отмечалось, является то, что произошла резкая переориентация целей и задач деятельности всех правоохранительных органов. Вместо сформулированной в старом УПК нереальной задачи быстрого и полного раскрытия преступления, ст.6 УПК России направлена на защиту прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступления, и одновременно защиту личности от незаконного и необоснованного обвинения и ограничения её прав и свобод. Это, с одной стороны, предполагает полную регистрацию и расследование фактов, содержащих признаки преступления, с другой - введены нормы, прямо направленные на защиту участников судопроизводства.

Например, ст.11 УПК РФ регламентирует охрану прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроизводстве, в прежнем кодексе такого вообще не было. Часть 3 данной статьи устанавливает: при наличии достаточных данных о том, что потерпевшему, свидетелю, а также их близким родственникам угрожают убийством, применением насилия, уничтожением или повреждением их имущества или иными противоправными деяниями, суд, прокуратура следователь, орган дознания, дознаватель принимают в отношении указанных лиц меры безопасности, предусмотренные соответствующими статьями УПК РФ. Вместе с тем указанная норма носит скорее декларативный, чем практический и реальный характер. Внедряется это с большим трудом, поскольку серьёзным препятствием является отсутствие достаточного финансирования, надёжно отработанного механизма их реализации, но в законе меры безопасности предусмотрены (это и псевдонимы участников процесса, и создание условий, исключающих визуальное наблюдение опознающего опознаваемым и т.д.). Таким образом, задачей научных и практических работников становится не только глубокий анализ нового уголовно-процессуального законодательства, но и постоянная настойчивая борьба за реализацию предусмотренных в нём норм.

Анализ практики применения УПК РФ показывает, что имеющаяся система уголовного преследования имеет как положительные, так и отрицательные стороны. Азбука уголовного преследования - это соблюдение порядка дознания и следствия, обеспечение гарантий участникам процесса. И здесь далеко не все нормально. Ряд положений УПК РФ требует дополнительного разъяснения и законодательного урегулирования. Нет достаточно четкого соотношения принципа состязательности со всем механизмом осуществления правосудия, состязательность в определенной мере становится целью судебного разбирательства, а не средством правильного разрешения дела.

Значительно осложнена процедура проведения отдельных следственных действий. Например, на наш взгляд, необходимо упростить процедуру получения санкции на арест, сделав данное процессуальное действие прерогативой суда, как это предусмотрено Конституцией Российской Федерации (ст.22 п.2). В связи с этим стоит пересмотреть п.5 ст.37 УПК РФ в части обязательного получения согласия у прокурора, хотя бы потому, что следователю и так дано минимальное количество времени с момента задержания до предоставления материалов дела в суд не менее, чем за 8 часов до истечения срока задержания (ст.108 ч.3 УПК РФ). Фактически за 40 часов следователю необходимо подготовить судебный процесс в миниатюре, в то же время только на следователя ложится обязанность за это короткое время обеспечить обвиняемого защитником, как показывает практика чаще всего в порядке ст.51 УПК, а адвокаты, чего скрывать, обычно стараются уклониться любыми способами. Всем понятно, что первоначальные признательные показания обвиняемого, данные без участия защитника, в случае последующего отказа от них будут признаны судом недопустимым доказательством. Далее, после проведения необходимых следственных действий, где явку свидетелей и потерпевшего обеспечивает следователь, предъявления обвинения, тому же следователю необходимо лично пойти в прокуратуру, где прокурор так же определенное время тратит на ознакомление с материалами дела и дает свое согласие на поддержание ходатайства о заключении под стражу, либо отказывается. После чего, обеспечить явку всех участников процесса к судье в установленное время. Не слишком ли много обязанностей возложено на одно лицо в такой короткий отрезок времени.

Совершенно очевидно, что законодателю не удалось сбалансировать интересы обвинения и защиты - непропорционально расширены права обвиняемых в ущерб интересам потерпевших. Специалисты - аналитики подсчитали, что права обвиняемых по новому УПК защищены в 8 раз лучше, чем права потерпевших. А ведь и те, и другие являются гражданами государства, которое должно защищать их права и свободы в равной степени.

Впервые в Законе закреплено понятие недопустимых доказательств, конкретизирован запрет на их использование при доказывании вины субъекта преступления (ст.75 УПК РФ).

Далее, в новом УПК реализована предусмотренная ст.22 Конституции РФ норма о задержании подозреваемого без судебного решения на срок не более 48 часов (ч.2 ст.94 УПК РФ), который исчисляется со времени фактического задержания лица. В качестве механизма реализации этой нормы предусмотрена возможность отложения судом при избрании меры пресечения в виде заключения под стражу окончательного принятия решения на срок не более, чем 72 часа (п.3 ч.6 ст.108 УПК).

В главе 18 УПК России предусмотрены основания возникновения права на реабилитацию и порядок признания этого права за оправданным лицом, либо за лицом, в отношении которого прекращено уголовное преследование, а также правила возмещения имущественного и морального вреда, восстановление иных прав реабилитированного.

К сожалению, в новом УПК нет адекватных механизмов для раскрытия, расследования преступлений, сбора доказательств обвинения, более того, для следователей предусмотрены неоправданно сложные процедуры и множество, я бы сказал, искусственных препятствий.

Анализ работы следователей и дознавателей в новых условиях показал, что в связи со значительно усложнившимся процессом сбора доказательств, количество оконченных уголовных дел и раскрытых преступлений сократилось, а значит права граждан защищаются не в полной мере.

Тем не менее, на сегодняшний день основной задачей была и остается организация своевременного и качественного раскрытия и расследования преступлений. При этом имеют место неоправданные затраты времени на получение согласия прокурора на возбуждение уголовного дела, хотя в ст.146 УПК РФ прямо говорится о том, что прокурор, получив постановление, незамедлительно даёт согласие на возбуждение уголовного дела, либо выносит постановление об отказе в даче согласия на возбуждение уголовного дела или о возвращении материалов для дополнительной проверки. Однако на практике требования закона не всегда выполняются. Иногда вопрос о даче согласия на возбуждение уголовного дела решается сутками. Зачастую получение согласия прокурора приводит к выполнению двойной работы при производстве первоначальных следственных действий (сначала отбираются объяснения, затем эти же люди официально допрашиваются). На места происшествий приходится выезжать дважды, что неизбежно влечёт неоправданные затраты времени и средств. То есть указанный выше громоздкий механизм приводит к негативным последствиям и прежде всего:

- нарушаются права лиц, потерпевших от преступных посягательств (ст.ст. 52 и 53 Конституции РФ, ст.6 УПК РФ);

- нарушается принцип неотвратимости наказания за совершённое преступление;

- следователь, оперативные работники лишаются возможности оперативного раскрытия преступлений "по горячим следам";

- свидетели, потерпевшие, понятые отказываются являться в органы внутренних дел для дачи показаний под предлогом того, что они уже дали их.

- возникают сложности для следователя задержать лицо, совершившее преступление в качестве подозреваемого, так как он имеет право задержать его в ОВД на срок не более 3-х часов;

- у преступников остаётся реальная возможность продолжить свою преступную деятельность, воздействовать на потерпевших как угрозами расправой, так и подкупом.

Есть и другой путь, и я склоняюсь больше к нему - упростить процедуру предварительного следствия. Ведь сейчас проводится практически двойное следствие: сначала предварительное, потом судебное слушание, на котором изучаются те же самые доказательства. При этом судья иногда признает доказательства, добытые в ходе предварительного расследования, недопустимыми и лицо уходит от уголовной ответственности. Более того, к судебному следствию большинство свидетелей, потерпевших фактически и не помнят детали преступления, поэтому дополнительной уточняющей информации, например, разграничивающей действия каждого обвиняемого в суде от них добиться не представляется возможным.

Находясь в состоянии эйфории с принятием нового УПК, многие ученые и практики говорили и писали, что следователь освободится от "мелочевки" и не будет кражей мешка картошки. Хотели как лучше, а получилось как всегда: если до принятия УПК РФ мы имели в производстве за 9 месяцев прошлого года чуть более 33 тыс. уголовных дел, то в текущем году уже более 37 тысяч. Нам приходиться расследовать все дела, сроки по которым превышают 20 суток - это и дела в отношении неплательщиков алиментов, и о незаконном обороте наркотиков, и неквалифицированные составы хищений.

Поэтому в порядке обсуждения есть предложение полностью упразднить предварительное следствие и дознание по так называемым делам "с лицами", т.е. когда лицо, совершившее преступление установлено в течение нескольких часов после поступившего заявления. Поймали вора - и сразу в суд. Необходимо суду провести какую-либо экспертизу - пусть проводит. В этом случае первоначальные показания свидетелей и потерпевшего должен выслушать судья лично, уточнив интересующие его обстоятельства преступления, в результате этого участники процесса лишаются возможности говорить, что следователь недостаточно точно записал его показания, "расписался в протоколе допроса не читая", оказывалось давление и т.д. Таким образом, заработает статья 307 УК РФ (о даче заведомо ложных показаний), потому что в случае отказа свидетелей, потерпевшего от первоначальных показаний у судьи не будет никаких сомнений в их достоверности. Но там, где имеются скрытые преступления, надо вести расследование и искать преступников в установленном законом порядке.

Существует и другая проблема, может быть, на первый взгляд, напрямую не связанная с ныне действующим УПК, но существенно влияющая на защиту личности и прав граждан. Это финансовая неподкрепленность его как при введении в действие, так и в настоящее время. Мы еще в прошлом году просчитали, что для реального обеспечения применения новелл УПК РФ как то: выдать копии процессуальных документов по первому требованию сторон, обеспечить в течение 48 часов сбор доказательств для прокурора и суда, получить согласие прокурора, находящегося в десятках километров от следователя, на возбуждение уголовного дела и т.д., необходимо около 27 млн. рублей. Существуют нормы по техническому обеспечению, однако из федерального бюджета средства не выделены. Резкое повышение физических и эмоциональных нагрузок на следователей не компенсировано увеличением заработной платы, которая является самой низкой среди сотрудников правоприменительной системы при самой высокой нагрузке.

Поэтому на сегодня мы имеем 50% следователей со стажем работы до 2-х лет, а по России он еще выше, только 63% следователей имеют высшее юридическое образование. Престиж профессии следователя никогда не был высоким в силу вышеназванных причин и продолжает падать.

Принятие нового УПК выдвинуло на повестку дня и проблемы, связанные с юридической наукой, в том числе и криминалистической. Личность преступника изучается многими науками и не только правовыми. Причем криминалистика изучает не все стороны личности человека, а только те, которые детерминируют его криминальную деятельность, оценка которых необходима для разработки более эффективных методов обнаружения и изучения следов преступления, повышения эффективности следствия, судебного разбирательства. Всё это означает, что центральная идея криминалистической науки- это изучение в криминалистических целях подозреваемого, обвиняемого и их криминальной деятельности, свидетеля, потерпевшего, учёт их признаков, свойств в целях раскрытия, расследования, предупреждения преступлений.

За признанием существования криминалистического учения о личности преступника, возникает вопрос о криминалистическом изучении личности потерпевшего. Ведь от понимания роли потерпевшего в событии преступления, зависят не только вопросы уголовно-правовой квалификации, но и чисто криминалистические: выбор версий, планирование, тактика проведения многих следственных действий.

На защиту прав и интересов граждан направлен принятый 3 июля 1998 года Федеральный закон "О государственной дактилоскопической регистрации в Российской Федерации". Дактилоскопическая информация, полученная в результате проведения государственной дактилоскопической регистрации, должна использоваться для розыска пропавших без вести граждан России, иностранных граждан и лиц без гражданства; установления по неопознанным трупам личности человека; установления личности граждан, не способных по состоянию здоровья или возраста сообщить данные о своей личности, предупреждения, раскрытия и расследования преступлений. К сожалению, у нас в стране до настоящего времени полная дактилоскопическая регистрация не проведена.

Сегодня правоохранительным органам, и, прежде всего, органам внутренних дел, работать непросто, неимоверно трудно и опасно. Изматывающие нервные и физические нагрузки, нападки ангажированных средств массовой информации, участившиеся случаи нечистоплотности в рядах самих ОВД, факты ранений и убийств сотрудников не добавляют привлекательности нашей профессии. Работники, особенно молодые люди, могут добиться большего как раз вне сферы правоохраны, но зато у нас есть другое: страна прочно сменила вектор движения в сторону утверждения силы права.

© Смирнов А.А., 2003г.


Новости МАСП

RSS импорт: www.rss-script.ru









Rambler's Top100
Hosted by uCoz