Мухаметшин Ф.Б. ИНСТИТУТЫ ОБВИНЕНИЯ И ЗАЩИТЫ В РОССИЙСКОМ УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ: ИСТОРИКО-ПРАВОВЫЕ АСПЕКТЫ


kalinovsky-k.narod.ru

Уголовный процесс
Сайт Константина Калиновского

kalinovsky-k.narod.ru
Главная | МАСП | Публикации| Студентам | Библиотека | Гостевая | Ссылки | Законы и юрновости | Тесты | Почта


Проблемы противодействия преступности в современных условиях:
Материалы международной научно-практической конференции 16-17 октября 2003г. Часть I.- Уфа: РИО БашГУ, 2003. - 280с.

Мухаметшин Ф.Б. - канд. юрид. наук, доцент, начальник Уфимского юридического института МВД РФ г. Уфа

ИНСТИТУТЫ ОБВИНЕНИЯ И ЗАЩИТЫ В РОССИЙСКОМ УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ: ИСТОРИКО-ПРАВОВЫЕ АСПЕКТЫ

В условиях реформирования судебной системы России особую актуальность приобретает изучение и обобщение опыта отечественной практики судопроизводства. Несомненно, что наиболее яркой страницей в истории формирования и развития российской судебной системы явился 1864 год. Судебная реформа была составной частью радикальных преобразований "сверху" 60-70-х годов XIX века, означавших переход России от феодальной монархии к буржуазной. Провозглашалось отделение судебной власти от административной, закреплялись принципы независимости и несменяемости судей. Был отменён сословный принцип построения судебной системы и введён всесословный суд. Сократилось число судебных инстанций, судебные органы строились по значимости рассматриваемых уголовных дел (мировая юстиция предназначалась для малозначительных дел, общие судебные места - для дел, не ограниченных тяжестью преступления). Для рассмотрения отдельных уголовных дел в окружных судах вводился институт присяжных заседателей. Впервые в России создавался институт адвокатуры ("присяжных поверенных"), "без которых решительно невозможно будет введение состязания в судебных прениях в уголовном судопроизводстве с целью раскрытия истины и предоставления полной защиты тяжущимся и обвиняемым перед судом".1

Серьезной реорганизации подверглась прокуратура. Она включалась в судебное ведомство. Ее задачи заключались в надзоре за единообразным соблюдением законов, возбуждении уголовного преследования, участии в уголовном судопроизводстве в предусмотренных законодательством случаях. Прокуратура выступала в этом случае в качестве защитника государственных интересов, как сила, которая должна была противодействовать любым попыткам использовать демократические институты судебной реформы в интересах деструктивных сил общества (народники). Судебная реформа также предусматривала включение в судебное ведомство следственной части, которая заранее (в 1860 году) была выведена из структуры полиции.

Очевидно, что данные основополагающие принципы судопроизводства, провозглашённые при принятии судебных уставов, наполняли реальным содержанием такие демократические основы судопроизводства, как гласность, состязательность, устность, непосредственность и право на защиту.

Основу законодательной базы судебной реформы составили "Учреждения судебных установлений", "Устав уголовного судопроизводства" и "Устав о наказаниях, налагаемых мировыми судьями" от 20 ноября 1864 года.

В основу нового судопроизводства закладывались следующие принципы:

1) концепция формальных доказательств отменялась, а помещаемые в судебных уставах правила о силе доказательств служили только руководством при определении вины или невинности подсудных по внутреннему убеждению судей, которое, в свою очередь, основывалось по совокупности обстоятельств, обнаруженных при производстве следствия и суда;

2) приговор был или осуждающим, или оправдывающим для подсудимого (иными словами, оставление в подозрении не допускалось).

В данном случае возобладала либеральная оценка, согласно которой формальная система оценки доказательств не обеспечивала достаточной базы для осуждения виновного и оправдания невиновного. Только свободная оценка доказательств на основании внутреннего убеждения судей служила гарантией правосудия.

Наряду с этим вводился частный и публичный порядок обвинения. В основу этого деления была положена тяжесть и юридическая природа преступлений и проступков. Частный порядок обвинения имел место при посягательствах на "права известного частного лица без особого посягательства на безопасность общества" (то есть в случае, когда объектом преступного деяния не являлся "общественный интерес").2

Подобным образом регламентировался порядок обвинения при производстве в мировых судах. Этим правом пользовались потерпевшие частные лица, а также в пределах, установленных законодательством, полицейские и иные административные власти. В процессе подготовки судебной реформы отдельные специалисты выдвигали предложение о возложении исключительно на государственного обвинителя (прокурора) функции обвинения. Однако, применительно к мировой юстиции функции обвинения были отвергнуты ввиду "значительного количества камер мировых судов и несложности большинства дел в них".3

В свою очередь осуществление функций обвинения в общих судебных установлениях возлагалось исключительно на органы прокуратуры. Законодательство исходило при этом из непреложного факта значительной сложности дел, подсудных общим судебным местам. В этом смысле здесь проходила грань между мировыми и общими судами. Различие заключались в том, что обличение обвиняемых потерпевшим в мировых судах являлось его правом, а обличение обвиняемых в судах общей инстанции прокурором было его обязанностью.

Прокурор обязан был отказаться от обвинения, если он находил оправдание подсудимого основательным. Но, прокурор не мог отказаться от обвинения ни ввиду малозначительности правонарушения, ни в случае, когда оправданный подсудимый первым приговором не подвергался наказанию, а также если он не был признан виновным при вторичном рассмотрении дела.4 Следовательно, проводилась грань между делами, в которых прокурор был обязан участвовать и где его участие было необязательно.

Практика применения законодательства первых лет после реформы показала усиление роли защиты. Так, например В.А. Железников отмечал, что в кассационных решениях Сената отмечалось, что мировой съезд имел право отказать в представлении обвинений обвинителю, явившемуся в суд после последнего слова подсудимого.5 Наряду с этим, Сенат указывал, что полиция не имела права на формальный допрос даже по поручению мирового судьи.6

Особое внимание уделялось в ходе реализации судебной реформы институту присяжных. Сторонники его введение в период подготовки реформы подчёркивали, что условиями, внушающими общее доверие к уголовному суду, считалось: 1) отделение в уголовных делах вопроса о виновности от вопроса о наказании с представлением разрешения каждого из этих вопросов особыми судьями; 2) многочисленность судей, принимающих участие в решении дела; 3) широкое право отвода судей как обвиняемым, так и обвинителем.7 Основывая преимущества суда присяжных, его сторонники в Государственном Совете указывали, что если решение вопросов о виновности и наказании принадлежало одним и тем же судьям, то суды часто старались определить степень вины так, чтобы подсудимый подлежал только тому наказанию, которому судьи желали его подвергнуть. Этим искажалась объективность приговора, так как от личного убеждения судьи могли зависеть решение вопроса о вине или невиновности подсудимого, а отнюдь не вопрос о следующем ему наказании.

В качестве положительного результата реформы отметим следующее. При производстве предварительного следствия по законодательству устанавливалась гласность и право обвиняемого на защиту. Однако, ряд членов Государственного Совета утверждал, что гласность не везде и не всегда была применима, и в частности "успешное открытие истины в уголовном деле зависело всегда и безусловно от негласности следственных действий и распоряжений". А кроме того, "нельзя не опасаться, что защитник сочтет своею обязанностью противодействовать собранию обличительных доказательств и способствовать обвиняемому в сопротивлении следов обвинения".8 Наряду с этим, закреплялся принцип состязательности в уголовном судопроизводстве.

В этой связи, В.К. Случевский подчёркивал, что "состязательное начало составляло душу современных как гражданских, так и уголовных процессов, а потому мера развития в том и другом процессе состязательного или противополагающегося ему следственного начала есть вопрос политики права".9 В этом смысле состязательность, введённая судебными уставами в противоположность дореформенному инквизиционному судопроизводству, была призвана продемонстрировать демократическое содержание реформы суда.

Несмотря на закрепление принципа равенства сторон в процессе (то есть уравнение их в способах, средствах, пределах и формах, в каких они, каждая со своей точки зрения, имеют право убеждать судей), при подготовке судебной реформы особо выделялось, что "прокурор являлся на суд как обвинитель, и он составлял обвинительный акт, и поддерживал во время судебного следствия обвинение не для того, чтобы добиться во что бы то ни стало осуждения обвиняемого, но единственно для того, чтобы определительным указанием всех представляющихся в деле поводов и оснований к обвинению дать возможность объяснить их с точки зрения защиты и даже вовсе устранить их, если они могут быть опровергнуты".10

Таким образом, процесс формирования институтов обвинения и защиты в уголовном процессе дореволюционной России приобрел свое окончательное завершение как по форме, так и по содержанию в результате реформы 1864 года. В этом смысле несомненный интерес представляет изучение особенностей развития отечественной судебной системы в прошлом на фоне значительного переустройства этой среды общественных отношений в современной России.

Литература и примечания

1. Судебные уставы 1864 г., ноября 20 с изложением рассуждений, на коих они основаны, изданные Государственной канцелярией. Ч. II. - СПб., 1867. - С.30.

2. Судебные уставы 1864 г., ноября 20 с изложением рассуждения, на коих они основаны, изданные Государственной канцелярией. Ч. II. - СПб., 1867. - С.28.

3. Устав уголовного судопроизводства 1864 г., ноября 20. Системный комментарий. Вып.1. - М., 1914. - С.5.

4. Устав уголовного судопроизводства 1864 г., ноября 20. Системный комментарий. Вып.1. - М., 1914. - С.10.

5. См.: Железников В.А. Настольная книга для мировых судей. Изд. 2-ое. - СПб., 1867. - С.86-87.

6. См. подробнее: Решение общего собрания кассационных департаментов Сената. - СПб., 1885, №18.

7. См.: Судебные уставы 1864 г., ноября 20 с изложением рассуждений, на коих они основаны, изданные Государственной канцелярией. Ч. II. - СПб., 1866. - С.95.

8. Судебные уставы 1864 г., ноября 20 с изложением рассуждений, на коих они основаны, изданные Государственной канцелярией. Ч. II. - СПб., 1866. - С.128.

9. Случевский В.К. Учебник русского уголовного процесса. - СПб., 1913. - С.65.

10. Случевский В.К. Учебник русского уголовного процесса. - СПб., 1913. - С.65.

© Мухаметшин Ф.Б., 2003г.


Новости МАСП

RSS импорт: www.rss-script.ru









Rambler's Top100
Hosted by uCoz