ОСОБЕННОСТИ ПРЕСТУПНОСТИ В ДАГЕСТАНЕ


kalinovsky-k.narod.ru

Уголовный процесс
Сайт Константина Калиновского

kalinovsky-k.narod.ru
Главная | МАСП | Публикации| Студентам | Библиотека | Гостевая | Ссылки | Законы и юрновости | Тесты | Почта


Проблемы противодействия преступности в современных условиях:
Материалы международной научно-практической конференции 16-17 октября 2003г. Часть I.- Уфа: РИО БашГУ, 2003. - 280с.

Рамазанов Т.Б. - д-р юрид. наук, профессор, заведующий кафедрой уголовного процесса и криминалистики Дагестанского государственного университета г. Махачкала

ОСОБЕННОСТИ ПРЕСТУПНОСТИ В ДАГЕСТАНЕ

При исследовании преступности в таком этническом регионе как Дагестан следует учитывать комплекс социально-экономических, геополитических и этно-психологических факторов, влияющих на ее состояние, структуру и динамику. К ним могут быть отнесены следующие: 1. Дагестан является самой южной республикой России, граничащей с Азербайджаном (протяженность границы 318 км), Грузией (145 км), посредством морских пространств с Ираном, Туркменистаном и Казахстаном. 2. Определенный криминологический интерес представляет административная граница с Чеченской Республикой, составляющая около 540 км или 47% от протяженности всей границы. В непосредственном территориальном соприкосновении с Чечней находятся 10 из 41 административных районов Дагестана с населением 32% от общей численности и территорией 46,1% от всей площади республики. 3. Дагестан - полиэтнический регион, где проживает более 30 народностей, в том числе 18 коренных, говорящих на своих языках. 4. Соотношение городского и сельского населения составляет 40 и 60% соответственно. 5. В республике действуют 931 "Джума-мечетей", 13 исламских вузов и 33 их филиала, 136 медресе и 33 немусульманских организаций. 6. Серьезную опасность для конституционного строя Республики Дагестан представляет религиозное экстремистское течение "Ваххабизм", финансируемое зарубежными экстремистскими организациями, целью которых является свержение существующего государственного строя и установление на территории Северного Кавказа суверенного исламского государства.

Таким образом, криминогенная обстановка в Дагестане и характеристика преступности на его территории складывается под влиянием ряда противоречивых тенденций. Во-первых, это влияние на преступность новой геополитической ситуации, ставшей в условиях временной утраты федерального контроля за Чечней некоторого рода "прифронтовым регионом". Во-вторых, влияние сложной межэтнической обстановки на почве дележа власти между представителями отдельных народностей. В-третьих, влияние весьма чувствительных приватизационных процессов, повлекших раздел некогда общенародной собственности и ее захват кучкой олигархически настроенных лиц. В-четвертых, влияние сложных процессов духовного порядка, породивших некоторые конфессиональные противоречия и фундаменталистское влияние, массовую миграцию, самый высокий уровень безработицы в России, возрождение на этой почве тейпового (родоплеменного) правосознания, оправдывающего мотивацию преступлений корыстной направленности, религиозной нетерпимости, мести и т.д. Все это спровоцировало формирование целого комплекса экстремальных и крайне негативных особенностей преступности в Дагестане, ее повышенную общественную опасность, "лидерство" в таких особо тяжких преступлениях, как терроризм, похищение людей, захват заложников, убийство, разбой и т.д.

Указанные и некоторые другие обстоятельства, унифицирующие криминогенную обстановку в Дагестане, в силу их общественного резонанса привлекают внимание федеральных средств массовой информации и российской общественности к Дагестану как наиболее уязвимому и криминально напряженному региону. При этом анализ преступности, производимый региональными правоохранительными органами, показывает, что преступность в Дагестане по формальным признакам (интенсивность преступлений) не только значительно ниже (в среднем почти в 3 раза), чем в Федерации в целом, но и в связи с продолжающимся ростом населения имеет даже благоприятную долговременную тенденцию при противоположной картине по России в целом.

Однако в региональном и регионально-этническом исследовании с целью выявления подлинно проблемных "индивидуализирующих" характеристик преступности в регионе важно сопоставить показатели интенсивности не только преступности в целом, но и ее отдельных наиболее социально значимых видов и групп. Например, выделим для анализа группу преступлений, интенсивность которых является экстремальной: бандитизм (интенсивность в 1,5 раза выше российской), похищения человека (интенсивность выше почти в 6 раз), захват заложников (интенсивность выше более чем в 8 раз). Эти данные вполне обоснованно позволяют сделать следующие предварительные выводы, касающиеся характера современной преступности и криминогенной обстановки в Дагестане.

Во-первых, в составе общеуголовной преступности наибольшую проблему представляет группа преступлений, связанных с организованной агрессией против личности, в том числе такой агрессией, которая выступает средством решения материальных задач или является способом запугивания, террористической манерой совершения преступлений.

Во-вторых, такая особенность преступности инспирирована: а) нерешенностью чеченского конфликта; б) геополитическим положением Дагестана, находящегося в сфере как политических интересов некоторых соседних стран, так и влияния исламского фундаментализма; в) желанием некоторых политиков разыграть этническую карту многонационального Дагестана.

Весьма важное значение при анализе преступности имеет изучение сходства и различия преступности в отдельных региональных единицах. Данная задача решается с помощью особого показателя - коэффициента структурного сдвига.

В ходе вычисления показателя структурного сдвига преступности Дагестана и России по отдельным категориям общеуголовных преступлений мы получили разности процентных значений: бандитизм - 0,1; убийство - 1,2; похищение человека - 0,81; захват заложников - 0,1; причинение тяжкого вреда здоровью - 0,6; изнасилование - 0,3; разбой - 0.3; грабеж - 2.,4; кража - 18,1; хулиганство - 1,8; преступления экономической направленности - 10,9; иные преступления - 5,3. Коэффициент структурного сдвига, рассчитанный по формуле , т.е. отношение суммы разностей процентов структурных элементов к общему числу структурных элементов (), равен 3,5. Величина коэффициента является крайне большой, поскольку для большинства других регионов России его значение колеблется в пределах 1,2-2,0. Таким образом, по своим особым агрессивно-деструктивным качествам преступность Дагестана находится как бы на периферии "криминологического поля" России, характеризуясь наиболее деформированной структурой. В этой связи важно, например, отметить, что еще 7-9 лет назад коэффициент структурного сдвига преступности Дагестан - Россия был равен 2,5. Динамика коэффициента свидетельствует о том, что по своим качественным параметрам структура преступности Дагестана все более "удаляется" от структуры преступности России в целом, становится менее похожей, более оригинальной. И в качестве главной составляющей такой специфики выступают все криминальные формы проявления агрессии, какими бы причинами они ни вызывались.

Дальнейшие расчеты специального индекса тяжести структуры преступности Дагестана по отношению к структуре преступности России в целом показали тот несомненный факт, что именно насильственная преступность в Дагестане и по размерам, и по выраженности в структуре резко отличается от структуры насильственной преступности в России.

Отмечая крайне высокую агрессивную составляющую преступности в Дагестане, следует также иметь в виду, что, как выявлено криминологами, повышение индекса тяжести преступности служит индикатором высокой латентности преступности, что весьма характерно для исследуемого региона.

Наши дальнейшие исследования привели к выявлению еще одного своеобразия структурных соотношений преступности в Дагестане. Дело в том, что рядом криминологических исследований было установлено, что хулиганство, уровень регистрации которого в наибольшей степени зависит от противостоящей активности правоохранительных органов и от порога терпимости населения, находится как бы в обратном соотношении с другими более опасными и изощренными проявлениями насилия. Именно в период 1992-1998 годов этот эффект противостояния деструктивным проявлениям агрессии в России в целом был значительно снижен: если в 70-е годы доля хулиганства в структуре преступности колебалась в пределах 15-20%, то в указанный период она составляла 4,4 - 7,2 %. Именно поэтому отношение доли насильственных преступлений к доле хулиганства в структуре преступности в России было чрезвычайно высоким (от 0,51 до 0,75).

Однако в Дагестане это соотношение оказывается еще выше, что является свидетельством низкой профилактической активности органов внутренних дел в условиях, когда именно преступное проявление агрессии является главной проблемой правопорядка в Дагестане. То же самое подтверждается изучением соотношения доли разбоев и грабежей. С учетом принципиально разной общественной опасности двух этих преступлений минимизация разбоев в структуре преступности по отношению к доле грабежей является свидетельством положительного изменения качества группы корыстно-насильственных преступлений, и, наоборот, большие величины соотношения свидетельствуют о неблагоприятном изменении характеристик рассматриваемой преступности. В период до 2000 года в трети районов Дагестана количество зарегистрированных разбоев превышало количество зарегистрированных грабежей, что свидетельствует об особом характере проявления преступной агрессии в Дагестане - более открытого, дерзкого, более опасного для жизни.

Еще более контрастным является соотношение в России и Дагестане таких "габаритных" параметров, как доли убийств и умышленных причинений тяжкого вреда здоровью. В России в целом на протяжении десятилетий убийств регистрировалось в 1,5-2 раза меньше, чем умышленных тяжких телесных повреждений. До 1993 года и в Дагестане убийств было, как правило, меньше тяжких телесных повреждений, однако с 1993 года убийств здесь регистрируется больше, чем тяжких телесных повреждений. В 1998 году в Дагестане убийств зарегистрировано в 2 раза больше, чем криминальных причинений тяжкого вреда здоровью, тогда как в этом году в России в целом соотношение этих преступлений равнялось 0,59. В 2002 году в Дагестане зарегистрировано 187 убийств и 143 умышленных причинений тяжкого вреда здоровью.

С учетом изложенного есть все основания констатировать, что по характеристикам наиболее общественно опасных форм агрессии преступность в Дагестане качественно отличается от федеральной преступности и в силу смещения в сторону агрессивности она приобретает специфические оригинальные черты, причины и следствия чего необходимо тщательно устанавливать.

Наконец, хотелось бы отметить, что настала необходимость проведения серьезных региональных исследований преступности, по результатам которых следует принять кардинальные меры по перемещению центра тяжести борьбы с преступностью в регионы с использованием специальных методик.

© Рамазанов Т.Б., 2003г.


Новости МАСП

RSS импорт: www.rss-script.ru









Rambler's Top100
Hosted by uCoz