СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ БОРЬБЫ С ТЕРРОРИЗМОМ


kalinovsky-k.narod.ru

Уголовный процесс
Сайт Константина Калиновского

kalinovsky-k.narod.ru
Главная | МАСП | Публикации| Студентам | Библиотека | Гостевая | Ссылки | Законы и юрновости | Тесты | Почта


Проблемы противодействия преступности в современных условиях:
Материалы международной научно-практической конференции 16-17 октября 2003г. Часть I.- Уфа: РИО БашГУ, 2003. - 280с.

Клюев А.В. - и.о. доцента Академии комплексной безопасности предпринимательства при БашГУ г. Уфа

СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ БОРЬБЫ С ТЕРРОРИЗМОМ

По своим масштабам и последствиям события в Москве, связанные с захватом заложников в октябре 2002 года, сопоставимы с терактом 11 сентября 2001 года в США. Эти события в корне изменили отношение нашего общества к террористам, внесли определенную коррекцию в мировоззрение международного сообщества в понимании мотивации террористов.

На фоне неутешительных прогнозов специалистов о том, что проблема противодействия терроризму и политическому экстремизму, к сожалению, в течение ближайших лет останется чрезвычайно острой не только для России, но и для ее субъектов, рассмотрение различных аспектов, влияющих на формирование конфликтующей личности террористов как преступников, остается крайне актуальным.

Исследования отдельных характеристик личностей террористов (прежде всего, т.н. российских террористов-революционеров конца ХIХ - начала ХХ века1 и отдельных представителей различных террористических групп Европы и Америки 60-70-х годов ХХ века), проведенные различными исследователями в ретроспективе, не в полной мере отражают те изменения, которые произошли в идеологии, стратегии и тактике современных террористов. Правда, некоторые особенности формирования и деятельности террористических групп в прошлом и в наше время весьма схожи.

К тому же имеющиеся в нашем распоряжении публикации и материалы, посвященные личности террористов, не всегда являются результатом комплексных исследований различных граней личности террористов (например, изучения процессов формирования террористов как преступников, формирования террористических мотиваций, анализа различных стадий подготовки и осуществления преступного замысла и др.). Нередко они носят публицистический характер.

Автор, проанализировав и сопоставив различные данные о террористах последних лет в США, Западной Европе, Японии, Палестине, отмечает, что террористы-одиночки в настоящее время встречаются крайне редко. Наоборот, намного чаще террористы объединяются в группы и даже в террористические организации со своим "разделением труда". Современный терроризм по сути является групповым действием, так как для обеспечения его эффективности, в подготовку и осуществление террористического акта вовлекаются несколько человек, при этом по условиям конспирации террористам совсем не обязательно действовать группой как на завершающей стадии, так и на подготовительных этапах.

Многочисленные исследования зарубежных психологов и философов2 разных лет свидетельствуют о том, что люди с определенными личностными чертами и наклонностями неудержимо влекутся в террористические занятия, они увлечены жаждой действия и не обдумывают серьезности последствий. Среди террористов довольно часто встречаются лица с нарцистическими и пограничными состояниями психики, страдающие от ущемленного самомнения, идеализирующие свое гипертрофированное "я" и видящие в других ненавистные и низкие свои слабости. Не умея справляться со своими недостатками, человек с таким складом личности нуждается в объекте для ненависти и обвинения его в собственных слабостях, что приводит к тому, что они находят группу единомышленников.

Как справедливо отмечает В.В.Устинов, террористы сегодня - это уже не столько фанатики-революционеры, боевики-одиночки, угонщики самолетов и убийцы-камикадзе. Современные террористы - это представители, члены мощных структур с соответствующим оснащением и финансово-экономическими возможностями.3 Специалисты отмечают также все более многочисленные случаи, когда террористические группы устанавливали и поддерживали устойчивые отношения с уголовными бандами или сами просто превращались в таковых.4

Поняв, что осуществление террористической деятельности в группе более эффективно, террористы стали совершать своеобразное разделение труда, и осуществлять террористические акты более конспиративно с наибольшим ущербом для противной стороны. В то же время, такой подход позволяет осуществлять своего рода "специализацию" террористов, в случае необходимости (например, гибели одного из них на стадии подготовки) провести равноценную замену исполнителя. Кроме того, именно в группе, формируются будущие террористы. Присутствие стоящей за террористом группы или организации (не обязательно реальное, допускается и виртуальное), является почти обязательным условием для группы или организации, претендующей на эффективность проводимой ею террористической деятельности. Поскольку террорист при подготовке и осуществлении террористической акции всегда противостоит не отдельному человеку, а группе, организации, в том числе такой мощной, как государство или межгосударственные организации. Для противодействия сложно организованной групповой деятельности людей, естественно, необходима аналогичная организация террористической деятельности. Вступая в такую организацию, человек перестает принадлежать себе, своей семье, своим родителям - он принадлежит только идее и своей организации, а все личные мнения, идеи, мысли и соображения человека, вступившего в такую организацию, быстро и далеко отходят на задний план.5 Взаимоотношения внутри террористической группы таковы, что к новичку относятся как к товарищу, как к равному, и он гордится этим. Таким образом, группа особенно притягательна для молодых людей со слабым характером, для тех, кто испытывал трудности в общении с другими, кто нуждается в компании, обществе, поддержке. Недостаток уверенности в себе компенсируется чувством "вместе мы - сила". Молодые люди полагают, что именно для них наконец-то есть опасное, увлекательное дело, которое завораживает, поглощает целиком. Им, которые никогда и никому не желали подчиняться, начинают нравиться дисциплина, необходимость подчиняться приказам, то, что еще совсем недавно категорически отвергалось.

Отсюда следует вывод о том, что террористическая деятельность, приобретая групповой характер, налагает соответствующие отпечатки на личность террориста.

Так, один из высокопоставленных американских военных, захваченный в свое время в заложники террористами из итальянских "Красных бригад", сказал после освобождения, что террористы - это "группа преданных своему делу образованных людей, которые верят в то, что они делают, и относятся к этому очень серьезно".6

Таким образом, разделяя мнение современных исследователей терроризма, (несмотря на всю разницу во времени, идеологические, национальные, социальные, расовые, половые и возрастные особенности террористов) можно выделить такие базовые качества личности террориста, как: преданность своей идее и своей организации; готовность к проведению террористических акций с жертвами (в том числе случайных людей); готовность к самопожертвованию; выдержка, дисциплинированность; "конспирация"; беспрекословное повиновение руководителю; умение поддерживать отношения в группе.

Давая психологическую характеристику террористу-самоубийце, известный психолог Скотт Этрэн отметил, что обычно это умный, уверенный в себе, терпеливый и тихий человек, научившийся не привлекать к себе внимания.7

К экстремистам все чаще стали примыкать женщины, поскольку среди их соратников-мужчин они встречали гораздо большее уважение, чем в любых иных слоях общества.

Как ни парадоксально, в современном мире именно в терроре женщинам предоставлялись широкие возможности самоутверждения путем участия в подпольных организациях и сопряженных с опасностью действиях. В обществе сформировался новый тип женщин, намеренных участвовать во всем, в том числе и в террористической деятельности. Причем им принадлежит самая активная роль - они становятся не просто бомбистками, угонщиками самолетов, снайперами, а являлись руководителями террористических групп и организаций в Европе, Японии, Латинской Америке. Так, если во всех странах Западной Европы в 60-70-е годы ХХ века восемь из десяти террористов были мужчинами, то внутри "Фракции Красной армии", которую создали три женщины(!), из четырнадцати террористов, разыскиваемых полицией, только четверо были мужчинами.8

Активно женщины-террористки используются в настоящее время чеченскими боевиками,9 хотя, как известно, чеченские национальные традиции мало в чем совпадают с исламскими. Чеченские женщины никогда не участвовали в боях наравне с мужчинами. Для чеченки всегда считалось страшным позором, если она оказалась в толпе чужих мужчин. Не было никогда у чеченцев "шахидов-самоубийц" ни мужского, ни тем более женского пола. Испокон веков женщины занимались домашним хозяйством, оставляя войну мужчинам. Чеченские женщины никогда не прячут свои лица, не носят нарядов, в которые были облачены террористки.10 По мнению психологов, нахождение в составе террористической группы большого количества вооруженных агрессивно настроенных женщин, имевших на себе "пояса шахидов" с взрывчаткой и практически не спавших все трое суток противостояния, существенно осложняло ситуацию по освобождению заложников, так как в жестких ситуациях женщины более непредсказуемы, чем мужчины.11

Анализируя различные составляющие участия женщин в террористической деятельности, следует отметить, что многие немецкие террористки 60-70-х годов ХХ века - это бывшие медицинские сестры, воспитательницы детских садов, учительницы, специалисты в области социологии и психологии, журналисты, которые находясь в подполье, занимаясь убийствами, похищениями12 и ограблениями, менялись до неузнаваемости. Бывшие медицинские работники, ранее заботившиеся о парализованных больных, превращались в фанатичных террористок,13 которые вели себя с заложниками как надзирательницы в концлагере. Уходя в подполье, эти женщины оставляли детей и родителей, обрывали все связи с прежней жизнью, так как находили в террористической группе теплоту, любовь и заботу, которых им так не хватало в обычной жизни.

Несмотря на весьма распространенное мнение, что террористы - это в основном недоучившиеся неудачники с различными отклонениями, каждый второй европейский террорист 60-70-х годов ХХ века происходил из вполне благополучной семьи, уровень образования у них выше среднего, причем каждый второй успешно закончил школу и поступил в университет. Современные террористы также хорошо образованы. Как показывает практика, самые чудовищные преступления, в том числе воздушные атаки на Всемирный торговый центр в сентябре 2001 года, бросившие вызов всем представлениям о морали и нравственности, осуществляются не темными фанатиками, а интеллектуалами, выходцами из средних или даже более высоких слоев общества. Среди террористов-самоубийц, совершивших этот теракт, а также среди боевиков, взятых в плен во время операции в Афганистане, оказалось немало саудовцев, чьи лидеры происходят из семей, занимающих весьма высокое положение в обществе. У большинства из них - дипломы о высшем образовании, высокооплачиваемая работа, семьи - то есть все то, что, как правило, характеризует вполне состоявшегося и преуспевающего человека.

На формирование личности террориста накладывают свой отпечаток и семейные проблемы: по данным исследователей - до 25% террористов 60-70-х годов выросли в семьях, где родители разошлись, причем в тот момент, когда ребенок был подростком, то есть находился в самом уязвимом с психологической точки зрения возрасте. Каждый третий из них - просто ушел из дома. Мало кому из них удалось создать свою семью, а тот, кто вступил в брак и обзавелся детьми, как правило, быстро избавились от них.

Безусловно, террористами не рождаются и не становятся сразу. Поводом для решающего шага также может стать такое событие, как, например смерть другого террориста в перестрелке с полицией или в тюрьме. Вовлечение в террористическую деятельность - это постепенный процесс, когда происходит разрыв связей с семьей, родителями, домом, когда человек отказывается от работы, семьи,14 от всего того, что составляло его прежнюю жизнь. В террористическую организацию молодого человека часто приводят друзья, родственники или соседи, хотя иногда это носит случайный характер. Молодому юноше или девушке явно симпатичен человек с оружием,15 который кажется уверенным в себе, бесстрашным, нужным своим товарищам и причастным к большому опасному и секретному делу, к которому не допускают непосвященных. Уходя на нелегальное положение, террорист не видит грани между личной жизнью и политической борьбой, а его личные мнения, идеи, мысли и соображения никого не интересуют, они быстро уходят на второй план.

Террористу кажется, что весь мир сосредоточен только на терроре, террористической деятельности. Все отношения между членами террористической группы сводятся к общению по поводу террора, для террора, во имя террора, в связи с террором. Они живут коммуной, общаются на им одним понятном языке, они постоянно находятся вместе, имеют дело только со "своими".

После вывода Советских войск их Афганистана, когда идея "священного джихада" перестала быть объединяющей для тысяч подготовленных и фанатичных террористов, что грозило им "безработицей", руководителям целых полков "моджахеддинов" срочно нужен был новый "фронт работы", которым стали Ближний Восток, Косово, Чечня, а затем Америка и весь мир. В этот период нужна была другая идея, которую уже понимали не все бойцы-террористы. Для многих из них ее реализация стала просто работой, которую надо выполнять и за которую платили деньги. Исходя из этого, можно констатировать, что в определенных условиях террористы становятся обычными наемными убийцами.

Отличие террористов от "обыкновенных" убийц выражается прежде всего в придании своим преступным действиям массового устрашающего и разрушительного характера, совершение которых обусловлено самыми разными мотивами. При этом сам террорист обычно предписывает себе какую либо идеологическую мотивацию.

В заключение следует отметить, что террористам характерна приверженность террористическим доктринам. Они активно участвовали в практическом осуществлении диверсионно-террористических акций не только в России, но и за ее пределами.

Литература и примечания

1. См.: Гейфман А. Революционный террор в России, 1894-1917. / Пер. с англ. Е. Дорман. - М.: КРОН-ПРЕСС, 1997; Кошель П. История наказаний в России. История Российского терроризма. / М.: ГОЛОС, 1995; Будницкий О.В. История терроризма в России в документах, биографиях, исследованиях. Ростов-на-Дону: Изд-во "Феникс", 1996; Ж. Кормье. Че Гевара: Спутник революции / Пер. с фр. К. Мильчина. - М.: ООО "Издательство Астрель", ООО "Издательство АСТ", 2001; Нестерова Д.В., Нестерова А.В. Шумахер О.В. Известные теракты / М.: "Вече", 2003; Млечин Л.М. Кто взорвал Америку? - М.: ЗАО Изд-во Центрполиграф, 2002.

2. См. например: Jerrold M. Post, "Terrotist Psicho-Logic: Terrotist Behavior As a Product of Psychological Forses", Origins of Terrorism, Walter Reich, ed, Kembrige, 1990. P. 27-28, 31.

3. См.: Устинов В.В. Обвиняется терроризм. М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2002. С.57.

4. См., например: Leonard Weinberg and William Eubank, "Political Parties and the Formation of Terrorist Groups," Terrotism and Political Violence, 2, P.129.

5. Цит. по Ольшанский Д.В. Психология террора // Екатеринбург: Деловая книга, М.: Академический Проект, ОППЛ, 2002. - С.158.

6. См.: Млечин Л.М. Кто взорвал Америку? М.: ЗАО Изд-во Центр-полиграф, 2002. С.102.

7. См.: Александров А. Террорист-самоубийца. Опыт психологического портрета. Эхо планеты. 2003. №40, октябрь. С.20-22.

8. См.: Млечин Л.М. Указ. соч. С.119.

9. Так, чеченками-террористками был произведен взрыв на вокзале г. Пятигорска в 1996 году, около двух десятков чеченских женщин-"шахидок" принимали участие в захвате театрального комплекса на Дубровке в г. Москве в октябре 2002 года, возраст многих из них не превышал 23 лет. Такие же молодые чеченки взорвали себя в Тушине и на Тверской в 2003 году, а также в Чечне и Ингушетии.

10. См.: Ельцов Д. За кого воюют чеченки // АиФ, №44. окт. 2002. С.7.

11. См.: Попова Т. "Норд-Ост" глазами заложницы. / М.: ВАГРИУС, 2002. С.237.

12. Так, одна из террористок "Фракции Красной армии" Инге Витт обвинялась минимум в четырнадцати (!) тяжких преступлениях. Она участвовали в убийстве президента западноберлинской судебной палаты, в похищении Председателя Христианско-демократического союза Германии, в похищении венского промышленника, дважды бежала из тюрьмы.

13. Так, одну из террористок "Фракции Красной армии" Сюзанну Альбрехт приговорили к 12 годам лишения свободы за соучастие в убийстве пилота авиакомпании "Люфтганза". Пассажиры вспоминали, что она показалась им самой жестокой из всех террористов, захвативших самолет. Когда пилота убили, она смотрела на его труп и с аппетитом ела яблоко…

14. Так, одна из руководителей "Фракции Красной армии Ульрика Майнхоф, неожиданно для всех, кто ее знал, бросила семью, двух дочерей-близняшек, дом, работу и ушла в подполье. Гораздо позже, будучи в тюрьме, она получала письма от дочерей, но даже их не вскрывала.

15. Так, террорист Ильич Рамирес Санчес, известный как Карлос-"шакал", отличался светскими манерами, хорошо разговаривал на нескольких европейских языках, очень следил за собой, он казался молодым террористам некой разновидностью Джеймса Бонда.

© Клюев А.В., 2003г.


Новости МАСП

RSS импорт: www.rss-script.ru









Rambler's Top100
Hosted by uCoz