Полстовалов О.В. УГОЛОВНЫЙ ПРОЦЕСС И КРИМИНАЛИСТИЧЕСКАЯ ТАКТИКА: НОВЫЕ ТОЧКИ СОПРИКОСНОВЕНИЯ


kalinovsky-k.narod.ru

Уголовный процесс
Сайт Константина Калиновского

kalinovsky-k.narod.ru
Главная | МАСП | Публикации| Студентам | Библиотека | Гостевая | Ссылки | Законы и юрновости | Тесты | Почта


Проблемы противодействия преступности в современных условиях:
Материалы международной научно-практической конференции 16-17 октября 2003г. Часть I.- Уфа: РИО БашГУ, 2003. - 280с.

Полстовалов О.В. - канд. юрид. наук, доцент кафедры криминалистики, заместитель директора Института права БашГУ по научной работе г. Уфа

УГОЛОВНЫЙ ПРОЦЕСС И КРИМИНАЛИСТИЧЕСКАЯ ТАКТИКА: НОВЫЕ ТОЧКИ СОПРИКОСНОВЕНИЯ

Ни для кого не секрет, что изменения в уголовно-процессуальном законодательстве относительно новых форм производства, новаций в области доказательственного права инициируют серьезные изменения в следственной практике, и как следствие - в тактике производимых процессуальных действий. В этом смысле принятие нового УПК стало событием знаковым, позволяющим по-новому взглянуть на казалось бы незыблемые тактические рекомендации.

Расширение сферы деятельности защитника подозреваемого и обвиняемого по собиранию доказательств ставит немало вопросов, касающихся эффективности применения таких приемов как, создание представления об определенной осведомленности следователя, "косвенного допроса", "допущения легенды" и пр. В условиях неопределенности ситуации в восприятии задержанного такие приемы приводили к желаемому результату. В контексте нового уголовно-процессуального законодательства, когда защитник обвиняемого и подозреваемого если не проводит "параллельное альтернативное расследование", то располагает куда как большими возможностями реализации своей процессуальной функции, становится очевидным низкая эффективность этих приемов в случае, если адвокат уже вступил в дело. В частности, демонстрация потенциала предстоящих экспертных исследований при возможности рецензирования экспертных заключений в негосударственных экспертных учреждениях также может оказаться малоэффективным.

Ю.П. Гармаев, соглашаясь и с И. Михайловской, справедливо отмечает: "Происходит трансформация самой формы уголовного судопроизводства из розыскной в состязательную, "защитительная функция" юстиции получает приоритет над "карательной"".1 Продолжая сказанное, можно прийти к аксиоматичному выводу: криминалистическая изобличающая тактика все в большей степени становится тактикой переговорной. Но далеко не каждый современный следователь или адвокат готов к ведению такого диалога. При этом, как и прежде, интересы потерпевшего от преступления отодвигаются далеко на второй план.

В криминалистической науке давно ведутся оживленные дискуссии о возможности существования тактики защиты по уголовным делам. Существует ли тактика защиты по уголовному делу? Безусловно. Имеет ли право на существование криминалистическая тактика защиты? Здесь нет единства мнений. Криминалистические рекомендации носят в основном открытый характер и могут быть использованы как во благо, так и во зло. Но не редко у криминалистов благо в уголовном судопроизводстве ассоциируется со справедливым, воздающим по заслугам и стремящееся к восстановлению попраных прав обвинением, а зло - с противодействующей установлению истины по делу защитой. Убежден, что только данное обстоятельство позволяет отрицать научную природу тактики защиты по уголовному делу. Развитию названной "опасной фобии" немало способствует реальное положение вещей: отсутствие строгих критериев законности и этичности деятельности адвоката; двойственное отношение сотрудников органов расследования к представителям адвокатского корпуса и пр. Свидетельством неоднозначной оценки профессионализма и синтезированного нравственного портрета российского адвоката может служить позиция кандидата юридических наук, старшего следователя прокуратуры Ю.П. Гармаева: "Между тем правоприменительная практика постоянно сталкивается с правонарушениями со стороны профессиональных защитников, причиняющим существенный вред интересам правосудия и предварительного расследования. По нашему глубокому убеждению, подавляющее большинство адвокатов - честные и порядочные люди, для которых закон и профессиональная этика - главные ориентиры в работе".2 Полагаю, что первое утверждение находится в явном противоречии со вторым, чересчур комплиментарным.

Итак, факт использования различного рода приемов в деятельности защитника вряд ли кто-либо сможет отрицать, но имеет ли такая "тактика" научную криминалистическую природу? О.Я. Баев, анализируя содержание предмета криминалистики, приходит к выводу о том, что деятельность адвоката необоснованно исключается из числа объектов исследования данной науки рядом авторов и предлагают следующее определение: "Криминалистика есть наука об уголовно-релевантных закономерностях преступной деятельности, возникновения и существования информации в результате совершения преступлений, ее собирания, исследования, использования и оценки и основанных на познании этих закономерностей средствах и методах информационно-познавательной деятельности дознавателя, следователя специалиста, эксперта, прокурора и адвоката (выделено мной - О.П.), каждым в соответствии со своей процессуальной функцией и полномочиями".3

М.О. Баев и О.Я. Баев идут дальше, предлагая разработку методики профессиональной защиты по уголовным делам, как подсистемы криминалистической методики в целом. Именно как подсистему криминалистической методики рассматривают М.О. Баев и О.Я. Баев методику профессиональной защиты по уголовным делам в предложенном ими определении: "С учётом этих замечаний мы полагаем, что методика профессиональной защиты по уголовным делам, как подсистема криминалистической методики в целом, есть система научных положений и разрабатываемых на их основе рекомендаций по организации и осуществлению профессиональной защиты от уголовного преследования в совершении преступлений, относящихся к отдельным видам и категориям, рациональному использованию при этом средств и приёмов криминалистических техники и тактики профессиональной защиты".4 В.Н. Карагодин, соглашаясь с мнением О.Я. Баева и М.О. Баева пишет о том, что "в криминалистической тактике и методике положения и рекомендации касающиеся защиты, могут располагаться в традиционно сложившихся подразделах".5 Однако не совсем ясно: как обстоит дело с криминалистическим обеспечением профессиональной защиты интересов потерпевших? Думается, что на этот вопрос, с точки рения системы криминалистической науки, сложно будет дать ответ, поскольку О.Я. Баев и М.О. Баев рассматривают лишь проблему профессиональной защиты от уголовного преследования.

Принципиальным оппонентом О.Я. Баева по данному вопросу является А.А. Эксархопуло, который высказывает весьма обоснованное сомнение относительно возможности развития тактики профессиональной защиты по уголовным делам в рамках криминалистики. Поэтому тактика защиты обвиняемого, подозреваемого в скором времени будет претерпевать серьёзные качественные изменения, но станет ли она тактикой криминалистической - проблема сугубо методологическая и по-прежнему дискуссионная. А.А. Эксархопуло, дискутируя с О.Я. Баевым, Л.А. Зашляпиным, Г.А. Зориным, задаётся вопросом о возможности сосуществования "криминалистки защиты" и "криминалистки обвинения", оставляя возможность решить его в ходе дальнейшего развития криминалистики.6

Полагаю, что не будет вреда, если тактика и методика защиты по уголовным делам будет включена своим содержанием в известную процессуально-криминалистическую специальность в ранге отдельной отрасли знаний как судебная экспертиза или оперативно-розыскная деятельность. В рамках данной работы хотелось бы всего лишь ещё раз заострить внимание на расширении компетенции защитника, качественном изменении его роли в уголовном процессе как принципиально важном факторе, существенно изменяющем традиционные подходы к исследованию проблем криминалистической тактики.

Литература и примечания

1. Гармаев Ю.П. Криминалистическая классификация незаконной деятельности адвокатов в уголовном процессе // Вестник криминалистики / Под ред проф А.Г. Филиппова. М., Изд-во: "Спарк", Вып. 2 (6), 2003. С. 53. См. также: Михайловская И. Права личности - новый приоритет Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации // Российская юстиция. 2002. №7. С.3.

2. Гармаев Ю.П. Криминалистическая классификация незаконной деятельности адвокатов в уголовном процессе // Вестник криминалистики / Под ред. проф. А.Г. Филиппова. М., Изд-во: "Спарк", Вып. 2 (6), 2003. С.53.

3. Баев О.Я. Криминалистическая адвокатология как подсистема науки криминалистки // Профессиональная деятельность адвоката как объект криминалистического исследования. Екатеринбург: Изд-во "Чароид", 2002. С.16.

4. Баев М.О., Баев О.Я. Научные положения методики профессиональной защиты по уголовным делам // Тактика, методика и стратегия профессиональной защиты: Сб. статей. Екатеринбург: Изд-во "Чароид", 2002. С.8-9.

5. Карагодин В.Н Криминалистическое исследование профессиональной деятельности адвокатов // Профессиональная деятельность адвоката как объект криминалистического исследования. Екатеринбург: Изд-во "Чароид", 2002. С.16.

6. Эксархопуло А.А. Функции субъектов уголовного преследования в состязательном процессе // Актуальные проблемы криминалистики на современном этапе. Часть 1: Сборник научных статей / Под ред. З.Д. Еникеева. - Уфа: РИО БашГУ, 2003. - С.264.

© Полстовалов О.В., 2003г.


Новости МАСП

RSS импорт: www.rss-script.ru









Rambler's Top100
Hosted by uCoz