О НАЗНАЧЕНИИ УГОЛОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА ПО УПК РФ


kalinovsky-k.narod.ru

Уголовный процесс
Сайт Константина Калиновского

kalinovsky-k.narod.ru
Главная | МАСП | Публикации| Студентам | Библиотека | Гостевая | Ссылки | Законы и юрновости | Тесты | Почта


Проблемы противодействия преступности в современных условиях:
Материалы международной научно-практической конференции 16-17 октября 2003г. Часть III.- Уфа: РИО БашГУ, 2004.

Дмитриев И.А. - студент Института права БашГУ Научный руководитель - профессор Еникеев З.Д. г. Уфа

К ВОПРОСУ О НАЗНАЧЕНИИ УГОЛОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА ПО УПК РФ

На первый взгляд данный вопрос не вызывает каких-то трудностей, поскольку в ст.6 УПК РФ определено назначение уголовного судопроизводства, а именно: "1. Уголовное судопроизводство имеет своим назначением: 1) защиту прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений; 2) защиту личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод. 2. Уголовное преследование и назначение виновным справедливого наказания в той же мере отвечают назначению уголовного судопроизводства, что и отказ от уголовного преследования невиновных, освобождение их от наказания, реабилитация каждого, кто необоснованно подвергся уголовному преследованию".

Тем не менее редакция указанной статьи создает целый ряд проблем с точки зрения и борьбы с преступностью, и защиты прав людей. Да, правильно, что в этой статье на первое место поставлена защита прав лиц, потерпевших от преступлений. Значение этого положения не вызывает никакого сомнения, но нет в указанной норме механизма его реализации, точнее, как следователь, дознаватель, прокурор, суд должны обеспечивать выполнение требований защиты. Ведь в ней речь идет о защите не от возможных, а уже совершенных преступлений. Следовательно, должен был быть прописан в законе именно механизм защиты людей, пострадавших от преступлений.

Механизм защиты от совершенных преступлений видится прежде всего в выявлении и раскрытии преступлений, изобличении и привлечении к законной ответственности лиц, виновных в их совершении. А без раскрытия преступления все остальное исключается. В одном из юридических журналов приводятся данные о том, что в нашей стране ежегодно около 7 млн. потерпевших от латентных преступлений остаются без никакой правовой помощи1. Вот вам "защита", предусмотренная ст.6 УПК РФ.

Поэтому правильно подвергается критике редакция ст.6 УПК, включая термин "назначение", многими учеными, в том числе такими широко известными, как, например: академик В.Н. Кудрявцев, профессора А.Д. Бойков, А.П. Божьев, С.В. Бородин, Э.Ф. Куцова, В.В. Лунеев, И.Л. Петрухин и другие2. Так, И.Л. Петрухин слово "назначение" считает не вполне удачным, лучше говорить "предназначение" или "задачи", "цели". Объясняет он это тем, что новый Кодекс существенно видоизменил формулировку этих целей, поставив на первое место защиту прав личности, тогда как в прежнем Кодексе предпочтение отдавалось охране публичных интересов, к которым относились быстрое и полное раскрытие преступлений, изобличение виновных и обеспечение правильного применения закона (ст.2 УПК РСФСР). Это скорее задачи предварительного расследования, чем суда, поскольку суд не раскрывает преступлений и не изобличает виновных. В соответствии с новым Кодексом защита прав и законных интересов потерпевшего от преступления предполагает не только создание для него благоприятных процессуальных условий на предварительном следствии и в суде, но и раскрытие преступления, установление виновного, взыскание с него причиненного ущерба. Здесь заметно переплетение личных и публичных начал.

По его словам, другая цель уголовно-процессуального закона - обеспечение защиты личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод. Эта задача конкретизирована в ч.2 ст.6 УПК, где говорится об отказе от уголовного преследования невиновных, освобождении их от наказания, реабилитации каждого, кто необоснованно подвергся уголовному преследованию. Но публичное начало выражено в требовании уголовного преследования виновных и назначении им справедливого наказания (ч.2 ст.6 УПК). Таким образом, цели (задачи) УПК состоят также в обеспечении условий для достоверного установления всех обстоятельств дела и применения уголовного закона, который может быть реализован не иначе, как в процессуальных формах3.

Да, действительно, понятие "назначение уголовного судопроизводства", тем более редакция ст.6 УПК не удачны. Ибо этимологически слово "назначение" означает "область, сфера применения кого-чего-нибудь" и "цель, предназначение"4. Но это ни в коем случае не означает задачи уголовного судопроизводства. В теории уголовного процесса цель - это установление истины, обстоятельств уголовного дела. В ст.102 УПК Республики Беларусь (далее УПК РБ) целью доказывания признается установление обстоятельств, имеющих значение для законного, обоснованного и справедливого разрешения уголовного дела. Примерно такую же формулировку дает ст.124 УПК Республики Казахстан (в дальнейшем УПК РК). В ст.85 УПК РФ также говорится о собирании, проверке, оценке доказательств в целях установления обстоятельства дела.

Я думаю, все это достаточно для того, чтобы сказать - ни назначение, ни предназначение, ни цели не раскрывают задач уголовного процесса и механизма реализации того, что указано в ст.6 УПК. Поэтому полагаю, что правильно поступили законодатели Беларуси, Казахстана, Кыргызстана, Узбекистана, сохранив в своих новых УПК понятие "задачи уголовного судопроизводства" с емким содержанием, как это было в прежнем УПК РСФСР. Приведу почти аналогичное содержание ст.7 УПК РБ и ст.8 УПК РК: задачами уголовного процесса являются защита личности, ее прав и свобод, интересов общества и государства путем быстрого и полного раскрытия преступлений, изобличения и привлечения к уголовной ответственности виновных, а также путем справедливого судебного разбирательства и правильного применения уголовного закона; установленный законом порядок производства по уголовным делам должен обеспечивать защиту от необоснованного обвинения и осуждения, незаконного ограничения прав и свобод человека и гражданина, а в случае обвинения или осуждения невиновного - незамедлительную и полную его реабилитацию, возмещение причиненного ему ущерба, а также способствовать укреплению законности и правопорядка, предупреждению преступлений и формированию уважительного отношения к праву. В этих статьях и закодирован механизм борьбы с преступностью по конкретному уголовному делу. Борьба же с преступностью в моем понимании означает как раз защиту прав лиц, потерпевших от преступлений.

Нынешнее состояние преступности таково, что оно стало реальной угрозой безопасности страны. Одна из причин такого положения - серьезные недостатки нового УПК РФ. Поэтому многие процессуалисты и криминалисты, критикующие этот УПК, выступают за то, чтобы восстановить в нем понятие "задачи уголовного судопроизводства", влив его содержание то, что изображено в УПК республик Беларусь, Казахстан, Кыргызстан, Узбекистан. Закрепленное в них содержание задач уголовного судопроизводства отвечает именно требованиям защиты, оно служит установкой, ориентиром соответствующим органам как осуществлять эту защиту. Этимология слова "задача" - это то, что требует исполнения, разрешения; проблема, требующая исследования и разрешения5. То есть слово "задача" обязывает соответствующие органы принимать меры по выявлению, раскрытию преступлений, изобличению и привлечению к ответственности лиц, которые совершили эти преступления. А термин "назначение" никого и ничему не обязывает, а там, где нет обязанности, нет и реальной, полноценной защиты лиц, потерпевших от преступлений. Вот почему после принятия нового УПК резко снизилась раскрываемость преступлений (по России этот показатель по тяжким и особо тяжким преступлениям за 2003 год составляет 56%).

Завершая свое сообщение, должен сказать, что УПК относится к законодательству о борьбе с преступностью, ибо он реализует положения УК РФ, тем более его принципы вины, справедливости и ответственности за совершенные преступления.

Литература и примечания

1. См.: Научно-практическая конференция "Правовая и криминологическая оценка нового УПК РФ" // Государство и право. 2002. №9. С.89. 2.

См.: Научно-практическая конференция "Правовая и криминологическая оценка нового УПК РФ" // Государство и право. 2002. №9. С.89-120; Бородин С., Клебанов Л. Защита личности в России (криминологический и уголовно-правовой аспекты) // Уголовное право. 2002. №2. С.105-111; Кудрявцев В.Н. Стратегии борьбы с преступностью М.: Юристъ. 2003. С.80-95, 117-122; Бойков А.Д. Новый УПК России и проблемы борьбы с преступностью // Уголовное право. 2002. №3. С.63-69; Куцова Э.Ф. Уголовный процесс России: истина и состязательность // Законодательство. 2002. №9. С.71-79 и многие другие. 3.

См.: Петрухин И.Л. Теоретические основы уголовного процесса в России. Ч.1. М.: Велби, 2004. С.45. 4.

Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. М.: Азбуковник.1997.С.382.

См.: Там же. С.203.


Новости МАСП

RSS импорт: www.rss-script.ru









Rambler's Top100
Hosted by uCoz