Васильева Е.Г. 2.3. Ограничение неприкосновенности личности при применении мер пресечения


kalinovsky-k.narod.ru

Уголовный процесс
Сайт Константина Калиновского

kalinovsky-k.narod.ru
Главная | МАСП | Публикации| Студентам | Библиотека | Гостевая | Ссылки | Законы и юрновости | Тесты | Почта


Васильева Елена Геннадьевна
Проблемы ограничения неприкосновенности личности в уголовном процессе.
Дисс. ... канд. юрид. наук. Уфа: Башкирский государственный университет, 2002. 193 с.

Письмо автору | К оглавлению

 

Глава 2. Меры ограничения неприкосновенности личности в уголовном процессе

2.3. Ограничение неприкосновенности личности при применении мер пресечения

С наиболее интенсивным ограничением права на неприкосновенность личности в уголовном процессе связано применение мер пресечения. УПК РФ (ст. 98) предусматривает следующие виды мер пресечения: подписка о невыезде и надлежащем поведении, личное поручительство, наблюдение командования воинской части, присмотр за несовершеннолетним подозреваемым или обвиняемым, залог, домашний арест, заключение под стражу. Правоприменительная практика свидетельствует, что в стадии предварительного расследования мера пресечения избирается в отношении практически всех обвиняемых. Однако в основном используется лишь два вида: до 38% обвиняемых арестовывается249, в отношении остальных ограничиваются подпиской о невыезде250. Доля иных мер пресечения редко превышает 1-3%. В основном, это залог, реже - личное поручительство.251 Обязательство являться по вызовам и сообщать о перемене места жительства вообще оказалось вытесненным из правоприменительной деятельности такой фактически заменившей ее мерой пресечения, как подписка о невыезде (по УПК РСФСР).252

Количество случаев избрания мер пресечения, не связанных с лишением свободы, увеличивается при освобождении арестованного судом по ст. 220-1: заключение под стражу изменяется на подписку о невыезде ~65% 253, на внесение залога ~22,5%, на отобрание обязательства о явке ~3,8%.254

Согласно проведенным нами исследованиям по 323 уголовным делам, закончившимся вынесением обвинительного приговора, первоначально избирались: подписка о невыезде - в 165 случаев (51,1%), заключение под стражу - в 145 случаях (44,9%), залог - в 10 случаях (3,1%), отдача под присмотр родителей - в 3 случаях (0,9%), в одном случае было отобрано обязательство о явке (0,3%).

Самой строгой мерой, которая может быть применена к обвиняемому (подозреваемому) в качестве меры уголовно-процессуального пресечения, является заключение под стражу. Она состоит в лишении обвиняемого (подозреваемого) свободы на время следствия и суда путем помещения его в специально предусмотренные для этой цели учреждения. Заключение под стражу, широко применяемое на практике, представляет собой непосредственное вторжение государства в сферу прав граждан на свободу и личную неприкосновенность.255

При заключении под стражу обвиняемый (подозреваемый) терпит многочисленные ограничения личного и имущественного характера. Утрачивается возможность распоряжаться своим личным временем, действовать по своему усмотрению, ограничивается свобода передвижения, общения, переписки; заключенный ограничивается в праве заниматься трудовой деятельностью, а зачастую и вовсе лишается работы. Ограничивается возможность основательно подготовиться к защите, регулярно встречаться с родственниками. Заключенный, состоящий в общественной организации или религиозной конфессии, не может осуществлять ряд своих членских прав. Такие права, как свободный выбор лечащего врача и получение информации, также не могут быть реализованы в полном объеме. Лицо, лишенное свободы, терпит физическую и психологическую зависимость от администрации следственного изолятора. Нахождение под стражей оказывает определенное влияние и на избирательные, гражданские и социальные права256. Имущественные лишения проявляются в ограничении права пользоваться и распоряжаться имуществом, потере прибыли из-за невозможности заниматься трудовой, предпринимательской деятельностью и т.д.257

Строгость данной меры пресечения характеризуется не только обширным объемом ограничиваемых при этом конституционных прав и длительными сроками своего действия. Человек, заключенный под стражу на время проведения следствия и суда, практически выпадает из общества, кардинально меняется его статус, условия быта, сфера деятельности, круг общения, он лишается целого ряда социальных благ. Негативные последствия заключения не исчезают полностью и после его возвращения на свободу. Особенно угнетающе в этой ситуации чувствуют себя лица, не связанные тесными отношениями с преступным миром и впервые попадающие в соответствующие учреждения.

Кроме того, не всегда лишение свободы, даже только на срок следствия и суда, действует "отрезвляюще" на лиц, совершивших преступление, вызывая у них решимость встать на путь исправления258. Известны случаи, когда пребывание в СИЗО и общение с соответствующим контингентом, наоборот, формируют у них решимость мешать ходу расследования и продолжать преступную деятельность. Особенно пагубно сказываются аресты на несовершеннолетних.259 "Так что из тюрем и СИЗО общество чаще всего получает озлобленных и готовых к новым преступлениям людей, у которых отнято самое главное - здоровье и вера в справедливость".260 Этого нельзя не учитывать при назначении данной меры пресечения, особенно к неустойчивым, впечатлительным лицам, впервые попадающим в условия изоляторов.

Содержание под стражей обеспечивает возможность помещения обвиняемого (подозреваемого) в медицинский и психиатрический стационар без специального на то решения суда.

Как отмечают процессуалисты, среди лиц, осужденных к лишению свободы за одинаковые преступления, значительно больше тех, кто до суда был под стражей.261 Стремясь подтвердить содержание под стражей, номинально независимый судья назначает наказание в виде лишения свободы, хотя подсудимый не виновен или не столько виновен.262

Все вышесказанное свидетельствует о возможности применения заключения под стражу лишь в исключительных случаях. В общее понятие исключительности вкладывается смысл, согласно которому использование заключения под стражу возможно лишь в ситуациях, когда без нее нельзя обойтись и необходимость ареста диктуется обстоятельствами дела и сведениями, характеризующими личность подследственного263. Помимо этого, закон указывает на два конкретизированных вида исключительности применения заключения под стражу: 1) в отношении подозреваемого (ст. 100 УПК РФ)264, 2) в отношении преступления, максимальный срок наказания за которое не превышает 2 лет лишения свободы (ст. 108 УПК РФ).265 К сожалению, УПК РФ ослабил такую гарантию, как общую исключительность применения заключения под стражу к несовершеннолетнему (ст. 393 УПК РСФСР), оставив ее лишь в случае обвинения либо подозрения его (несовершеннолетнего) в совершении преступления средней тяжести, тогда как содержание под стражей подростка, обвиняемого (подозреваемого) в совершении тяжкого и особо тяжкого преступления, видимо, нужно считать нормой.266

На практике же заключение под стражу часто используется как обычная мера пресечения. Согласно статистическим данным, ежегодно в следственные изоляторы России поступает почти 500 тысяч арестованных.267 В 1999 г. число лиц, взятых под стражу в стадии предварительного расследования - 447.285 человек. 268

Однако об истинном положении дел должна судить не количественная, а качественная характеристика случаев применения данной меры, так как "масштабы, частота арестов определяются, с одной стороны, положениями закона, а с другой - объективными потребностями конкретных уголовных дел.269

Продолжает оставаться значительным количество освобожденных из ИВС в связи с отсутствием необходимости применения меры пресечения в виде заключения под стражу. После пребывания под стражей от 4 до 6 месяцев 25% арестованных освобождается в связи с изменением меры пресечения или осуждением с наказанием, не связанным с лишением свободы.270 В 1999 году из числа взятых под стражу освобождено в стадии предварительно расследования около 13,5%271.

В.Ф. Абрамкин приводит следующий факт: 65% заключенных СИЗО в учреждения для отбывающих наказание не попадают, т.к. наказание, азначенное им судом, оказывается меньшим или чуть большим, чем тот срок, который они уже отбыли в "газовых камерах" СИЗО.272 По данным, опубликованным в печати, 13% заключенных в СИЗО - лица, обвиняемые за преступления небольшой тяжести (всего 2 года лишения свободы).273 До одной трети находившихся в СИЗО граждан по разным причинам остаются без приговора суда.274

Поскольку каждый считается невиновным, пока его вина не установлена, то в случаях, когда признается нужным арест лица, любые излишне суровые меры, не являющиеся необходимыми, должны строжайше пресекаться законом275. Тяжесть заключения под стражу неоправданно усиливается, если не соблюдаются условия содержания арестованных в местах предварительного заключения. В условиях неблагоприятной ситуации, сложившейся в следственных изоляторах, даже пребывание там равносильно наказанию.276 В состоянии пенитенциарной системы до сих пор не снята напряженность. На 1 ноября 1998 года в СИЗО содержалось сверх лимита 77,5 тыс. человек,277 в среднем наполняемость СИЗО в 1999 г. составила 150% по отношению к лимиту имеющихся мест.278 На каждого приходится 1,7 кв.м жилой площади. В итоге не может быть и речи о здоровье людей, находящихся в изоляции. За три года смертность возросла в два раза - главным образом от туберкулеза.279

По данным Председателя Комиссии Государственной Думы РФ по проверке фактов нарушения прав подозреваемых и обвиняемых в местах содержания под стражей С.Карапетяна280, из-за переполняемости следственных изоляторов десятки тысяч лиц, числящихся за судом и следствием, находятся в тяжелейших санитарно-бытовых условиях, не имеют индивидуальных спальных мест, вынуждены вести существование на грани выживания. Аналогичные данные о состоянии следственных изоляторов регулярно публикуются в печати.281 По свидетельству Комиссии по правам человека при Президенте РФ, ситуация в этих учреждениях характеризуется нарастанием социально-психологической напряженности. Среди причин смерти называются также: истощение, тепловые удары, кислородное голодание.282 Переполненность следственных изоляторов при низкокалорийном питании, постоянной нехватке лекарственных препаратов, отсутствии вентиляции, изношенности водопроводных сетей и канализации губительно сказывается на состоянии здоровья содержащихся под стражей людей, способствует широкому распространению легочных, сердечно-сосудистых и кожных заболеваний, особенно туберкулеза и чесотки. В таких условиях некоторые лица проводят время, которое практически равно санкциям по статье Уголовного кодекса РФ, по которым они привлечены к ответственности.

В своей Рекомендации № 1257 (1995) по вопросу об условиях содержания под стражей в государствах-членах Совета Европы, Парламентская Ассамблея подчеркнула необходимость сужать сферу применения тюремного заключения и сокращать его сроки с учетом явного ухудшения условий содержания в тюрьмах по причине их перенаселенности. Аналогичным образом, в Рекомендации 1245 (1994), касающейся досудебного содержания под стражей, Ассамблея подчеркнула, что превентивное содержание под стражей должно применяться лишь в силу острой необходимости, что оно должно быть предметом ограничений и что лицам, содержащимся под стражей до суда, должны предоставляться гарантии".283 Статья 5 ч. 3 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод предусматривает возможность освобождения из-под стражи до суда в зависимости от предоставления гарантии явки в суд. МУПК СНГ предусматривает возможность освобождения лица из-под стражи до суда под залог, даже при совершении им тяжкого и особо тяжкого преступления (ст. 176 ч. 3).

Процессуальные сроки нарушаются в отношении каждого четвертого арестованного гражданина. Не единичны случаи, когда в ожидании суда заключенные содержатся под стражей по пять и более лет.284

По данным проведенного нами выборочного исследования, 2,1% осужденных были освобождены из зала суда в связи с отбытием наказания во время проводимого следствия. Показательно, что многие практические работники сами выступают против длительных сроков содержания под стражей на предварительном следствии.285 Их мнения проиллюстрированы в приведенной выше диаграмме, согласно которой большинство опрошенных работников правоохранительных органов считают, что предельным сроком заключения под стражей на предварительном следствии должно быть 6 месяцев. Понятно, что следователи прокуратуры выступают за более длительные сроки, т.к. именно им приходится расследовать более сложные преступления, тем не менее, прокуроры (их помощники и заместители), осуществляющие надзор за расследованием по всем категориям дел, допускают значительное сокращение сроков предварительного заключения под стражу. "В правовом государстве считается недопустимым ставить под сомнение принцип презумпции невиновности, продлевая сроки предварительного заключения и, таким образом, превращая его в отбывание не назначенного судом наказания".286

УПК РФ в ч. 2 ст. 255 установил предельный срок содержания под стражей лица со дня поступления уголовного дела в суд и до вынесения приговора - 6 месяцев. Однако ч. 3 этой статьи по уголовным делам о тяжких и особо тяжких преступлениях позволяет продлевать этот срок на неопределенное время. Такая ситуация, на наш взгляд, является прямым нарушением ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах, которое за каждым закрепляет права на рассмотрение любого предъявленного ему обвинения без неоправданной задержки, а также положение ст. 5 ч. 2 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, согласно которому каждое арестованное или задержанное лицо имеет право на судебное разбирательство в течение разумного срока или на освобождение до суда (cм. п. XXI Прил. 2).

Предельный срок содержания под стражей, с одной стороны, должен позволять органам расследования без искусственных помех искать, находить и изобличать виновных, с другой - он должен разумно соизмеряться с тяжестью предусмотренного законом наказания. Кроме того, всегда есть опасность возникновения следственной ошибки, констатируемой оправдательным приговором суда, и тогда длительный срок содержания под стражей невиновного превращается в произвол, грубейшее нарушение конституционного права гражданина на неприкосновенность личности.287

На практике часто не обеспечиваются процессуальные права лиц, лишенных свободы в процессе предварительного следствия. Нередко во время пребывания подследственного в СИЗО нарушаются его права, предоставленные ему Законом РФ "О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений". Из 107 опрошенных нами осужденных 20,6% отметили нарушение права на личную безопасность, 19,6% - права на 8-часовой сон в ночное время, 16,8% - права на свидание с родственниками, 15% - права получать информацию о своих правах и обязанностях, 14% - права на свидание с защитником (см. таб.1 Прил. 1).

Острой остается проблема жестокого обращения с арестованными с целью добиться признаний. Об этом свидетельствуют многочисленные факты288. Жалобы на недозволенные методы воздействия и процессуальные нарушения при проведении дознания либо предварительного расследования составляют одну четвертую часть от общего количества жалоб на действия должностных лиц правоохранительных органов, поступающих к Уполномоченному по правам человека в РФ. В подавляющем большинстве жалоб на приговоры судов имеются сведения о том, что на стадии дознания либо предварительного следствия с целью получения показаний о признании вины по отношению к задержанным применялось физическое или психологическое насилие, сотрудниками милиции допускались нарушения уголовно-процессуального законодательства. По-прежнему без достаточных оснований граждане помещаются в ИВС и СИЗО, где путем угроз, шантажа задержанных вынуждают к даче показаний, чаще всего к самооговору.289 Еще П.И. Люблинский писал: "Преграждая способы сношения с внешним миром, следственная власть с большею легкостью и спокойствием может расследовать преступления, не опасаясь препятствий и затруднений со стороны обвиняемого; с другой стороны, отрывая заключенного от общества и ставя его в бесправное положение, она внушает ему страх перед своей властью, который весьма часто может склонить его к сознанию в преступлении".290 Пытаясь решить эту проблему, Генеральный прокурор РФ в Приказе № 31 от 18 июня 1997г.,291 указал на то, что ни в коем случае нельзя допускать использование задержания и ареста обвиняемого как средства получения от подозреваемого или обвиняемого признания вины в совершении преступления292. Тем не менее, по утверждению С.А. Пашина, пытки для добывания признательных показаний в органах внутренних дел становятся чуть ли не повседневной практикой.293

Все эти факты свидетельствуют о грубейших нарушениях права на неприкосновенность личности, которое запрещает любые посягательства на жизнь, здоровье, телесную неприкосновенность, честь, достоинство, психику человека. В условиях формирования правового государства нарушения законности при применении заключения под стражу к обвиняемым (подозреваемым) недопустимы. "Содержание под стражей до суда - политически популярная мера, поскольку она символизирует жестокость государства по отношению к преступности, но цена, которую платит за это общество может быть слишком высокой, если оно становится все более восприимчивым к неоправданным ограничениям личных свобод". 294

Неприкосновенность личности ограничивается в разной мере при применении любой меры пресечения. Так, при отобрании подписки о невыезде295 лицо в принудительном порядке лишается на определенный срок свободы передвижения, и в результате этого его законные интересы не могут быть полностью удовлетворены. Лившиц Ю.Д. отмечал, что, несмотря на сравнительную мягкость этой меры, сопутствующие ей ограничения все же весьма серьезны, и оставаться равнодушным к автоматическому применению подписки о невыезде нельзя.296 На практике же подписка о невыезде зачастую применяется именно тогда, когда в наличии такие фактические данные, которые, наоборот, должны свидетельствовать о возможности неприменения к данному лицу какой бы то ни было меры пресечения.297

Конституционный Суд РФ в своем определении отметил, что "такая мера процессуального принуждения, как подписка о невыезде, ограничивает право свободно передвигаться, выбирать место жительства, выезжать за пределы Российской Федерации (ст. 27 Конституции РФ), т.е. порождает последствия, выходящие за режим уголовного процесса, при том, что эти последствия могут иметь длительный характер, поскольку предельный срок предварительного следствия, в ходе которого допускается действие этой меры пресечения, ограничен лишь сроками давности (ст. 78 УК РФ)".298 Помимо ограничения свободы передвижения, у лиц, чья работа связана с длительными, частыми разъездами, ограничивается также и право на труд, закрепленное Конституцией РФ. Кроме того, данная мера пресечения может повлечь за собой ограничение права свободного выбора места отдыха, права свидания с родственниками и друзьями, проживающими за пределами данной местности. Подписка о невыезде оказывает психическое давление на обвиняемого (подозреваемого), вынужденного получать разрешение всякий раз, когда у него возникнет необходимость отъезда по тем или иным причинам. Психическое принуждение здесь выражается еще и в том, что при отобрании подписки о невыезде, лицо предупреждается о возможном применении более строгой меры пресечения в случае нарушения условий подписки о невыезде.

Тем не менее, других, непосредственно не связанных с ограничением свободы передвижения, правоограничений для лиц, давших подписку о невыезде, закон не устанавливает. Как отмечает И.Л. Петрухин, эти лица пользуются всем комплексом конституционных и отраслевых прав и свобод. Иные ограничительные меры, нередко сопутствующие данной мере пресечения (привлечение отдела кадров, участкового инспектора милиции и др.), не предусмотрены законом, и более того, противозаконны, так как представляют собой серьезные и чувствительные ограничения личной свободы граждан.299 Такое утверждение соответствует международному законодательству, согласно которому в ходе применения не связанных с тюремным заключением мер права обвиняемого (подозреваемого) не ограничиваются в большей степени, чем это санкционировано компетентным органом, вынесшим первоначальное решение300.

Личное поручительство, по своему содержанию, является наиболее демократичной мерой пресечения. Тем не менее, и она заключает в определенные факторы морально-личностного воздействия. Н.И. Капинус выделяет следующие: а) совместное морально-принудительное влияние поручителей на обвиняемого (подозреваемого) с использованием различных способов воздействия с учетом личности, имущественного, общественного и семейного положения своего подопечного; б) осознание обвиняемым (подозреваемым) взаимной зависимости его и поручителей от проявленного им поведения после избрания меры пресечения: поручители могут быть подвергнуты мерам уголовно-процессуальной ответственности, а сам обвиняемый (подозреваемый) может подлежать изменению данной меры пресечения на более строгую.301 При этом лицо пользуется всем комплексом прав наравне с обвиняемым, к которому мера пресечения не применена. Важно подчеркнуть, что поручители, исполняя свои обязанности, не вправе самостоятельно ограничивать какие-либо права обвиняемого. Преимущество данной меры пресечения состоит в том, что обвиняемый находится на свободе, продолжает свою трудовую деятельность, его общение с другими членами общества не ограничивается.302

К несовершеннолетним, согласно действующему законодательству, помимо выше рассмотренных мер, может быть применена также отдача под присмотр родителей, опекунов, попечителей, других, заслуживающих доверия, лиц и должностным лицам специализированного детского учреждения (ст. 105 УПК РФ). Введение особых мер пресечения в отношении лиц, не достигших восемнадцатилетнего возраста303 не случайно. Повышенное внимание, уделяемое правам несовершеннолетних, обусловливается важностью защиты ребенка, который в силу своей эмоциональной, духовной, интеллектуальной и физической незрелости, нуждается в специальной охране и заботе, включая надлежащую правовую защиту. Дифференциация мер воздействия позволяет не только более эффективно решать задачи уголовного судопроизводства, но и достигать цели гармоничного развития и воспитания подростков.

Находясь под присмотром, несовершеннолетний должен обладать всем комплексом конституционных прав; лица, осуществляющие присмотр, в свою очередь не вправе самостоятельно ограничивать несовершеннолетнего в его законных правах. Однако, при применении данной меры пресечения, подросток попадает в более или менее строгую зависимость от присматривающего лица, которое может в некоторой степени ограничивать свободу его действий, оказывать на него психическое давление, ибо без этого эффективный присмотр невозможен. Поэтому в целях защиты подростка от необоснованного и незаконного ограничения его личной неприкосновенности, необходимо тщательно изучить моральную пригодность присматривающего лица, а также характер его взаимоотношений с несовершеннолетним.304 Только при таких условиях присмотр окажется законным и обоснованным, ибо будут достигнуты его цели и будет гарантирована неприкосновенность личности подростка.

Отдача несовершеннолетнего под присмотр администрации закрытого детского учреждения - жесткая мера пресечения, значительно ограничивающая права несовершеннолетнего. При ее применении подросток лишен свободы передвижения, резко ограничено его право на уединение, личную жизнь в различных ее проявлениях, общение с другими людьми, а также право свободно располагать собой. Вследствие этого "несовершеннолетний обвиняемый должен помещаться в закрытое детское учреждение лишь тогда, когда применение к нему иной меры пресечения (в том числе присмотра родителей, опекунов, попечителей - Е.В.), кроме заключения под стражу, не может явиться надежной гарантией явки к следователю и в суд и его надлежащего поведения, а заключение под стражу применять нельзя или оно явилось бы для него слишком строгой мерой пресечения".305

Залог как мера пресечения воздействует на личность, ограничивая, прежде всего, ее независимость и экономические права. Однако сам факт нахождения лица под залогом, а также большая вероятность, в случае его нарушения, быть лишенным свободы, представляет собой серьезное психическое принуждение. Лицо, внесшее залог, не только ограничивается в праве свободного распоряжения внесенным в качестве залога имуществом, залог также должен обеспечивать явку обвиняемого (подозреваемого) к следователю или в суд, надлежащее поведение обвиняемого (подозреваемого).

Большое значение как для обеспечения интересов расследования, так и для охраны прав граждан имеет вопрос об определении суммы залога.306 Сумма залога должна быть определена таким образом, чтобы стать действительно серьезным препятствием для нарушения им процессуальных обязанностей. Для обеспечения обвиняемому (подозреваемому) их прав и законных интересов представляется необходимым предусмотреть возможность обжалования им или его защитником суммы залога в суд. Данное положение необходимо для пресечения ситуаций, когда обвиняемому (подозреваемому) будет назначена чрезмерно высокая сумма, с тем, чтобы применить к нему заключение под стражу (см. п. XI Приложения 2).

Среди ученых встречаются мнения как против307, так и за применение залога308. На наш взгляд, залог, при его правильном применении, оказывается довольно эффективной мерой. Так, в США, только 2-4,7% случаев повторного ареста лиц, отпущенных под залог.309 В России число скрывшихся от органов следствия и суда при применении залога не превышает 2%.310 В 9-ти из 10-ти изученных нами случаев применения залога данная мера пресечения избиралась лишь в одном районе и по прямому указанию прокурора.311

Несмотря на то, что залог в настоящее время используется крайне редко, его роль в обеспечении надлежащего поведения обвиняемых в процессе ведения уголовного дела должна постепенно усиливаться. Если раньше, в период существования СССР, упор в основном делался на сознательность граждан, на их личную ответственность, то теперь в соответствии с изменением экономической ситуации в стране, где имущественные отношения регулируются, в основном, нормами свободного рынка, эффективность имущественных рычагов, на наш взгляд, будет, несомненно, повышаться.312 Тем более, что мировая практика показывает - достижение цели уголовного судопроизводства может быть обеспечено, в большинстве случаев, без применения заключения под стражу.

Преимущество залога в том, что, в отличие от заключения под стражу, задержания, не нарушается личная свобода обвиняемого, не ограничивается его право свободного передвижения, он не ограничивается в общении с другими членами общества, не прекращает трудовую деятельность. При уклонении от следствия лица, к которому была применена данная мера пресечения, залог обращается в доход государства, что в определенной степени компенсирует затраты по дальнейшему розыску обвиняемого, в случае если он скроется от следствия и суда. Кроме того, не связанные с лишением свободы меры пресечения избавляют государство от необходимости затрат на содержание лица,313 способствуют устранению переполненности в СИЗО.

УПК РФ предусмотрел новую меру пресечения - домашний арест. МУПК (ч. 1 ст. 175) и УПК РБ (ч. 1 ст. 125) охарактеризовали ее как неполную (нестрогую) изоляцию обвиняемого от общества без содержания его под стражей, но с применением правоограничений, определенных решением суда (МУПК) или прокурором и его заместителем (УПК РБ).

УПК РФ и УПК РК допускают применение данной меры при наличии условий, позволяющих избрать меру пресечения в виде заключения под стражу, но когда полная изоляция лица не вызывается необходимостью или нецелесообразна с учетом возраста, состояния здоровья, семейного положения и других обстоятельств. МУПК и УПК РБ таких условий не ставят. В любом случае, домашний арест влечет за собой применение к обвиняемому определенных правоограничений. Так, УПК РФ и УПК РК определяют, что арестованному может быть запрещено общение с определенными лицами, получение и отправление корреспонденции, ведение переговоров с использованием любых средств связи, а также установлены ограничения выхода из жилища. По УПК РК место жительства арестованного может охраняться, а за его поведением при необходимости устанавливается надзор. Согласно положениям МУПК и УПК РБ, домашний арест может сопровождаться многими ограничениями, используемыми поодиночке или в допустимой совокупности (запрет выхода из жилища полностью или в определенное время, запрет общаться с определенными лицами и принимать кого бы то ни было у себя и др.). В целом, применение домашнего ареста представляет собой значительное ограничение неприкосновенности личности обвиняемого, уступающее по своей строгости лишь заключению под стражу.

Не всеми авторами идея включения домашнего ареста в УПК РФ воспринимается однозначно.314 Действительно, на сегодняшний день отсутствует полноценная детальная правовая регламентация данного института, как и отсутствует опыт в практике его применения. Тем не менее, домашний арест выступает, прежде всего, как альтернатива заключению под стражу, и в этом заключается ее значение в процессе обеспечения производства по делу.

Далее


Новости МАСП

RSS импорт: www.rss-script.ru







Рейтинг@Mail.ru

Rambler's Top100
Hosted by uCoz