ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ О ПРАВАХ УЧАСТНИКОВ УГОЛОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА И ИХ ПРОЦЕССУАЛЬНЫХ ГАРАНТИЯХ. МЕХАНИЗМ ОБЕСПЕЧЕНИЯ ПРАВ УЧАСТНИКОВ В УГОЛОВНОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ // Гарантии прав участников уголовного судопроизводства Российской Федерации: Волколуп О.В., Чупилкин Ю.Б.</font>


kalinovsky-k.narod.ru

Уголовный процесс
Сайт Константина Калиновского

kalinovsky-k.narod.ru
Главная | МАСП | Публикации| Студентам | Библиотека | Гостевая | Ссылки | Законы и юрновости | Тесты | Почта

 

Волколуп О.В., Чупилкин Ю.Б.
Гарантии прав участников уголовного судопроизводства Российской Федерации:
Учеб. пособие. 2-е изд., испр. и дополн. Краснодар: Кубанский государственный университет, 2005. - 160 с.

К оглавлению.

1. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ О ПРАВАХ УЧАСТНИКОВ УГОЛОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА И ИХ ПРОЦЕССУАЛЬНЫХ ГАРАНТИЯХ. МЕХАНИЗМ ОБЕСПЕЧЕНИЯ ПРАВ УЧАСТНИКОВ В УГОЛОВНОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ

Уголовное судопроизводство является необходимым элементом государственной системы обеспечения и поддержания правопорядка. Цель его существования определена в ст. 6 УПК РФ, которая гласит: "Уголовное судопроизводство имеет своим назначением:

1) защиту прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений;

2) защиту личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод.

Уголовное преследование и назначение виновным справедливого наказания в той же мере отвечают назначению уголовного судопроизводства, что и отказ от уголовного преследования невиновных, освобождение их от наказания, реабилитация каждого, кто необоснованно подвергся уголовному преследованию".

Уголовное судопроизводство можно представить как урегулированную законом деятельность специальных субъектов, участвующих в этой деятельности и осуществляющих ее в силу требований уголовно-процессуального закона либо для защиты своих или представляемых прав и интересов.

Субъект уголовно-процессуальной деятельности (уголовного судопроизводства) - это государственный орган, должностное лицо, физические или юридические лица, наделенные в установленном уголовно-процессуальным законом порядке правами и обязанностями, необходимыми для выполнения определенных уголовно-процессуальных функций. Каждый субъект уголовного судопроизводства имеет свой процессуальный статус, т.е. определенную законом совокупность процессуальных полномочий.

В уголовном судопроизводстве существуют определенные различия в процессуальном положении участвующих в нем субъектов. Так, принципиальная разница имеется между уголовно-процессуальными статусами государственных органов и должностных лиц, с одной стороны, и граждан, участвующих в производстве по уголовным делам для защиты своих или представляемых прав и интересов, с другой стороны. Это различие заключается в наделении государственных органов и должностных лиц, осуществляющих уголовно-процессуальную деятельность, властными полномочиями. В соответствии со ст. 29 УПК РФ только суд вправе признать лицо виновным и применить к нему меру уголовного наказания, меру принудительного характера и т.д. Определяя полномочия прокурора в уголовном процессе, ст. 37 УПК РФ предусматривает, что прокурор вправе возбуждать уголовные дела. Аналогичные полномочия (с определенными особенностями) предусматривает ст. 38 УПК РФ, устанавливающая процессуальные полномочия следователя. Согласно ч. 4 ст. 21 УПК РФ требования, поручения и запросы прокурора, следователя, органа дознания и дознавателя, предъявленные в пределах их полномочий, установленных УПК РФ, обязательны для исполнения всеми учреждениями, организациями, должностными лицами и гражданами. Помимо этого, производство следственных действий, необходимых для полного, всестороннего установления обстоятельств совершения преступления, также сопровождается применением и осуществлением власти со стороны органов расследования и прокурора. Суд также уполномочен реализовывать властные полномочия в отношении граждан, участвующих в уголовном деле. Например, ч. 4 ст. 247 УПК РФ предусматривает, что суд вправе обязать подсудимого явиться в судебное заседание даже в тех случаях, когда рассматривается дело о преступлении небольшой или средней тяжести и имеется ходатайство подсудимого о рассмотрении дела в его отсутствие, а ч. 2 той же статьи дает суду право подвергнуть подсудимого приводу.

Особенно наглядно свидетельствует о проявлении власти со стороны государственных органов и должностных лиц - субъектов уголовного судопроизводства - их право применять к участвующим в уголовном судопроизводстве гражданам меры процессуального принуждения. В уголовном судопроизводстве эти меры в большинстве случаев затрагивают конституционные права и свободы личности: право на неприкосновенность, тайну переговоров, свободу передвижения и выбора места жительства и т. п. Возможность применения в отношении граждан мер принудительного характера делает необходимым разработку механизмов по обеспечению прав, защите интересов личности от необоснованного, незаконного правоограничения в уголовном судопроизводстве.

В уголовном судопроизводстве граждане участвуют, преследуя свои определенные цели. Так, при совершении преступления нарушаются гражданские права определенных лиц - право собственности, право на жизнь, честь и доброе имя и др. Могут быть нарушены также права юридических лиц. Желая восстановления нарушенных прав и/или получения соответствующей компенсации за причиненные страдания, пострадавшие физические или юридические лица вступают в уголовный процесс. Для достижения этих целей уголовно-процессуальный закон наделяет субъектов необходимыми для этого правами. Таким образом, процессуальные права необходимы участникам уголовного судопроизводства для защиты своих прав, нарушенных преступлением. От того, насколько полно, конкретно и непротиворечиво регулируется законом процессуальное положение участников уголовного судопроизводства, зависит степень их защищенности в рамках общества.

Данное утверждение в равной степени относится ко всем участникам вне зависимости от того, является ли лицо потерпевшим или обвиняемым по уголовному делу. Так, основная цель лица, привлекаемого в качестве обвиняемого, подозреваемого по уголовному делу, - защититься от незаконного, необоснованного обвинения. Для этого УПК РФ предоставляет ему право: отказаться от дачи показаний; заявлять ходатайства, в том числе об отводах должностных лиц; знакомиться с материалами уголовного дела; влиять на определение процессуальной формы судебного разбирательства в первой инстанции; обжаловать действия и решения должностных лиц и государственных органов, в том числе приговоры суда, судебные постановления и определения и т.д. Совокупность прав лица, против которого ведется уголовное преследование, должна обеспечивать ему возможность активно влиять на выводы органов расследования и суда относительно его виновности в совершении преступления, тем самым гарантируя ему социальную защищенность.

Обвиняемый может иметь и другие цели, например, уклониться от уголовной ответственности и наказания. Можно ли сказать, что уголовно-процессуальный закон предоставляет для этого какие-либо возможности? Ответ может быть только отрицательным. Наоборот, уголовное судопроизводство существует для того, чтобы обеспечивать привлечение к уголовной ответственности и наказание лиц, совершающих преступление. Но и то, и другое должно осуществляться на законном основании, быть обоснованным, а также справедливым.

Для обеспечения надлежащего поведения обвиняемого и создания условий, необходимых для результативного производства по уголовному делу, уголовно-процессуальный закон налагает на обвиняемого процессуальные обязанности:

- являться по вызовам органов расследования, суда, судьи;

- участвовать в следственных действиях и судебном разбирательстве;

- выполнять иные законные распоряжения должностных лиц и государственных органов.

Потерпевший в уголовном судопроизводстве - заинтересованный в исходе дела субъект, который вовлекается в сферу производства по уголовному делу для защиты, восстановления своих нарушенных преступлением гражданских прав и свобод. В связи с этим уголовно-процессуальный закон предоставляет ему возможность активно участвовать в производстве по уголовному делу. При этом потерпевший вправе:

- давать показания;

- участвовать в следственных действиях и судебном разбирательстве (а также судебных заседаниях при пересмотре судебных решений по уголовному делу);

- знакомиться с материалами уголовного дела;

- заявлять требования о возмещении вреда, причиненного преступлением, и пользоваться в этом случае дополнительными правами (он наделяется статусом гражданского истца);

- влиять на процессуальную форму судебного разбирательства (например, возражать или соглашаться на проведение судебного разбирательства в первой инстанции в особом порядке);

- заявлять ходатайства, в том числе об отводах должностных лиц и т.д.

Потерпевший обязан выполнять законные распоряжения должностных лиц и государственных органов, в частности, являться по их вызовам для участия в следственных действиях и судебном разбирательстве, а при невозможности явиться - своевременно уведомлять об этом соответствующее должностное лицо, давать показания (пользуясь в необходимых случаях свидетельским иммунитетом) и т.д.

Иные заинтересованные участники уголовного судопроизводства - гражданский истец, гражданский ответчик, защитник, представители (в том числе законные) - также имеют соответствующий процессуальный статус, т.е. такую совокупность процессуальных полномочий, которая позволяет им достигать намеченных целей и решать необходимые задачи.

В уголовном судопроизводстве, помимо заинтересованных лиц, участвуют также граждане, которые не защищают собственный или представляемый интерес в деле. Цель их участия заключается в оказании помощи в установлении обстоятельств совершения преступления (поэтому в некоторых научных источниках указывается на осуществление этими субъектами вспомогательной функции). К числу данных субъектов относятся: свидетели, понятые (которые также могут быть привлечены для дачи свидетельских показаний), эксперты, специалисты, переводчики, секретарь судебного заседания. При этом следует отметить, что закон устанавливает ряд условий, от выполнения которых зависит возможность участия в уголовном судопроизводстве отдельных субъектов этой группы. Так, например, в указанном перечне участников только к свидетелю не предъявляется требование о незаинтересованности в исходе дела. Учитывая важность роли свидетеля в раскрытии преступления и установлении обстоятельств его совершения, уголовно-процессуальный закон допускает возможность использования в качестве доказательств показаний лиц, которые могут преследовать свои либо защищать чужие интересы в производстве по уголовному делу. В то же время для обеспечения достоверности получаемых сведений предусматривается несколько процессуальных институтов. Например, предупреждение об уголовной ответственности за отказ или дачу заведомо ложных показаний, необходимость указания на источник сведений, сообщаемых свидетелем, обязательность установления достоверности показаний свидетеля. В отношении иных указанных субъектов, осуществляющих вспомогательную функцию, уголовно-процессуальный закон (ст. 62, 68-71 УПК РФ) устанавливает правило о незаинтересованности в исходе дела, что также следует рассматривать как средство обеспечения (гарантию) истинности получаемых и вовлекаемых в сферу уголовного судопроизводства сведений, законности и обоснованности осуществляемых действий, принимаемых решений.

Уголовно-процессуальный закон наделяет субъектов данной категории процессуальными полномочиями, которые необходимы не только для выполнения их непосредственной функции в уголовном судопроизводстве, но и для защиты их прав, которые могут быть нарушены действиями органов расследования и/или суда. Например, свидетель уполномочен воспользоваться правом свидетельского иммунитета, заявить отвод переводчику, приносить жалобы на действия и решения органов расследования и суда и пр. (ст. 56 УПК РФ). При этом он обязан давать показания, соблюдать подписку о неразглашении данных следствия и т.д. Эксперт вправе знакомиться с материалами уголовного дела, необходимыми ему для дачи заключения, давать заключение в пределах своей компетенции, а также приносить жалобы на действия и решения органов расследования и суда, ограничивающие его права. Специалист вправе знакомиться с протоколами следственных действий, в которых он принимал участие, задавать вопросы участникам следственных действий и так же, как эксперт, приносить жалобы на действия и решения органов расследования и суда, ограничивающие его права (ст. 57-58 УПК РФ). Таким образом, субъекты данной группы наделяются совокупностью процессуальных полномочий, необходимых им как для выполнения процессуальной функции, так и для защиты их гражданских прав и свобод.

Некоторые ученые, занимающиеся исследованием уголовного процесса, придерживаются мнения1 о возможности выделения общего процессуального статуса личности в уголовном судопроизводстве, т.е. такой совокупности прав и обязанностей, которой обладает каждый субъект (гражданин) уголовного судопроизводства. В этом смысле каждый гражданин, вовлекаемый в сферу уголовного судопроизводства для защиты своих или представляемых интересов либо для выполнения вспомогательной функции, обладает правом на неприкосновенность личности, жилища, уважение чести и достоинства, общение на родном (ином) языке, тайну переписки и личной жизни, обжалование действий и решений должностных лиц и государственных органов, затрагивающих конституционные и иные законные права и интересы участников процесса, и т.д.

Вместе с тем очевидная разница в целях участия субъектов в производстве по уголовным делам делает необходимым наделять каждого субъекта такими права, которые бы давали возможность достигать этих целей. Поэтому процессуальный статус субъектов, преследующих различные цели (например, обвинение или защита), будет различаться. Так, участники стороны обвинения (в данном случае речь идет только о гражданах) вправе представлять доказательства виновности обвиняемого в совершении преступления, участвовать в следственных действиях, судебном разбирательстве и т.д. Участники стороны защиты вправе представлять доказательства о невиновности обвиняемого, об обстоятельствах, смягчающих его ответственность, и т.д. Поэтому речь может идти о выделении отраслевого процессуального статуса участников, преследующих одинаковые цели.

Вполне справедливо также утверждение о том, что законом предусмотрены и индивидуальные статусы субъектов уголовного судопроизводства2, т.е. такая совокупность процессуальных прав и обязанностей, которая присуща строго определенному субъекту уголовного судопроизводства. К примеру, потерпевший может заявить имущественные требования о возмещении причиненного преступлением вреда. Свидетель имеет право пригласить для участия в следственном действии адвоката, который будет пользоваться соответствующими полномочиями защитника, и т.д. Обвиняемый вправе отказаться от дачи показаний, знать сущность предъявленного обвинения. Гражданский истец и гражданский ответчик вправе обжаловать судебные решения только в части рассмотрения и разрешения гражданского иска и др.

Правовой статус личности останется декларацией, если в государстве и в обществе не будет создан соответствующий механизм гарантий реализации соответствующих прав. Поэтому в настоящее время повышенное внимание уделяется способам, средствам и видам обеспечения прав участников уголовного судопроизводства.

Вопрос о понятии гарантий в теории права относится к числу дискуссионных. Есть мнение, что "гарантия в уголовном судопроизводстве - это то или иное средство обеспечения"3. Помимо этого в литературе гарантии рассматриваются как:

- меры, обеспечивающие возможность реализации физическим лицом принадлежащих ему прав и свобод4;

- условия и средства, обеспечивающие фактическую реализацию и полную охрану прав и свобод человека5.

Наиболее удачным можно признать следующее определение: "Уголовно-процессуальные гарантии прав участников уголовного судопроизводства - это установленные нормами уголовно-процессуального закона различные по своему конкретному содержанию средства, в совокупности своей обеспечивающие участвующим в деле лицам возможность реализовывать предоставленные им права"6.

Выделяют общие и специальные (юридические) гарантии прав человека и гражданина. К общим гарантиям, как правило, относят: экономические - материальные условия жизни общества, которые позволяют фактически воспользоваться правами и свободами (отдыхать, учиться, получать доступ к здравоохранению и т.д.); политические - установление системы демократии, обеспечивающей доступ каждого к управлению обществом и государством; идеологические - поддержание в обществе атмосферы свободы, уважения достоинства личности и т.д. К юридическим гарантиям относят совокупность правовых норм, позволяющих человеку с помощью юридических средств эффективно пресекать нарушения своих прав и свобод, восстанавливать свое нарушенное право (это, например, нормы, гарантирующие право каждого гражданина в судебном порядке отстаивать свои честь и достоинство, защищать имущество от различного рода посягательств и обязывающие должностных лиц и все государственные органы уважать личность, охранять ее права и свободы).

Какие же именно процессуальные институты уголовно- процессуального права следует считать процессуальными гарантиями? По мнению Р.Д. Рахунова, "права, которыми закон на делил обвиняемого, представляют собой юридические гарантии прав обвиняемого на защиту"7. Аналогичной точки зрения придерживается Л.В. Яковлева: "К числу конституционных гарантий судебной защиты относятся: право на обеспечение соответствующей подсудности, право на защиту, презумпция невиновности..."8.

Одни авторы включают в совокупность процессуальных гарантий средства, с помощью которых возможна реализация прав участников, поскольку их отсутствие может превратить права личности в декларативные формулы9, другие полагают, что процессуальные гарантии - это обязанности лиц, ведущих уголовное судопроизводство, так как их обязанности соответствуют правам обвиняемого и иных участников процесса10.

Высказано мнение, что в число процессуальных гарантий должны быть включены не только права, обязанности субъектов, но и юридические санкции, которые "побуждают должностных лиц органов государства, ведущих уголовный процесс, точно выполнять свои обязанности по отношению к участвующим в деле гражданам"11.

Помимо этого в качестве гарантий рассматриваются "нормы права, которые закрепляют верховенство закона в системе юридических актов; нормы, которые регулируют порядок обжалования гражданами действий органов государства и должностных лиц; нормативные разъяснения законов; нормы, которые регулируют осуществление государственного принуждения к исполнению требований советского права; юридические санкции"12.

Имеется и такая точка зрения: "Гарантиями прав лиц, вовлекаемых в уголовное судопроизводство, являются нормы, устанавливающие права и обязанности участников предварительного расследования, а также нормы иных законов и нормативных актов, предусматривающих контроль за субъектами предварительного расследования, а также ответственность должностных лиц, возмещение ущерба за незаконное нарушение прав граждан и их законных интересов"13.

Под гарантиями понимаются также "созданные государством средства обеспечения фактических и юридических возможностей пользоваться демократическими правами и свободами для всех граждан общества, а их система включает материальные, политические и юридические условия гарантированности"14.

Анализ научных мнений по данному вопросу приводит к выводу о том, что в основном в качестве процессуальных гарантий рассматривают:

- нормы права (уголовно-процессуального, уголовного и других отраслей системы права РФ);

- субъективные права;

- субъективные обязанности;

- юридические санкции.

Исследуя совокупность указанных элементов, следует обратить внимание на следующий аспект. Нормы уголовно-процессуального права не всегда предусматривают именно механизм обеспечения тех или иных прав субъектов уголовного судопроизводства. В уголовном судопроизводстве существуют нормы права, которые определяют порядок деятельности участников производства по уголовным делам: должностных лиц, государственных органов, заинтересованных лиц, защитников, представителей, свидетелей и др. Нормы права устанавливают процедуру осуществления процессуальных действий, которая включает основания, условия совершения тех или иных действий, их последовательность, особенности, определяемые спецификой соответствующих стадий, и т.д. В контексте изучения процессуальных гарантий важно то обстоятельство, что права участников, механизм их реализации и защиты предусмотрены нормативно. Наличие четкой правовой регламентации всех процессуальных действий и нормативное наделение субъектов необходимыми процессуальными правами представляет собой важную гарантию защиты их интересов в уголовном судопроизводстве.

В то же время нормативное закрепление только субъективных прав не дает надлежащей уверенности в реальности их осуществлении. Уголовно-процессуальные отношения, в которых одному субъекту принадлежат права, всегда должны сопровождаться выполнением другим субъектом данного правоотношения соответствующих (корреспондирующих) этому праву процессуальных обязанностей. Поэтому реализация прав и их защита должны обеспечиваться обязанностями субъектов, также закрепленными в процессуальных нормах.

При производстве по уголовным делам существует угроза того, что процессуальные обязанности могут быть не исполнены или исполнены ненадлежащим образом, следствием чего будет нарушение соответствующих прав. Поэтому для законченности механизма обеспечения прав участников необходимо, чтобы в уголовно-процессуальном праве содержались санкции за соответствующее невыполнение либо ненадлежащее выполнение обязанностей.

Следовательно, нормативность - необходимый и наиболее важный признак, свойство и требование, предъявляемое к средствам обеспечения прав субъектов уголовного судопроизводства.

Права, обязанности субъектов реализуются и исполняются ими в форме, специально предусмотренной уголовно-процессуальным законом. Поэтому процессуальная форма, требования закона об обязательности ее соблюдения также составляют необходимый элемент в механизме обеспечения прав участников уголовного судопроизводства.

Несоблюдение или нарушение прав участников уголовного судопроизводства приводит к определенным, подчас весьма неблагоприятным последствиям. Например, в случае нарушения прав участников при собирании доказательств они признаются недопустимыми, отменяется приговор. Наличие неблагоприятных последствий, предусмотренных уголовно-процессуальным правом в случае нарушения его предписаний, делает актуальным вопрос о существовании уголовно-процессуальной ответственности. Не все ученые признают уголовно-процессуальную ответственность самостоятельным видом юридической ответственности. Так, В.М. Корнуков отмечает, что уголовно-процессуальная ответственность - это "вид юридической ответственности, предусматриваемой нормами уголовно-процессуального права за противоправное поведение и, в частности, за невыполнение обязанностей в сфере уголовного судопроизводства"15. З.Ф. Коврига пишет: "Существование уголовно-процессуальной ответственности вытекает из положения, являющегося аксиомой традиционной логики, согласно которой признаки, отмеченные у определенного класса явлений в общем понятии, непременно содержатся и у специфических явлений, входящих в этот же класс. Таким образом, если фиксируется ответственность в праве вообще, то, согласно правилам логики, она присуща и видовым его частям, т.е. отдельным отраслям права, в том числе уголовно-процессуальному праву"16. Противоположного мнения придерживаются И.С. Самощенко, М.Х. Фарукшин и др.17

Вывод о наличии ответственности в уголовно-процессуальном праве, по мнению ее сторонников, подтверждается наличием процессуальных санкций. Понятие санкции определяется по-разному, например: "Санкция - это структурный элемент юридической нормы, предусматривающий последствия нарушения правовой нормы, определенный вид и меру юридической ответственности для нарушителя ее предписаний"18. В другом случае под санкцией подразумеваются "неблагоприятные последствия, возникающие в результате нарушения диспозиции правовой нормы"19. Можно привести также мнение, согласно которому санкция - это "та часть нормы, в которой определяются меры ответственности субъектов права в случае совершения ими действий, которые противоречат отношениям, урегулированным диспозицией нормы"20. Аналогичной точки зрения придерживаются и другие ученые. В частности, Е. Жога, С. Полунин, Н. Громов пишут: "Санкция - это структурный элемент уголовно-процессуальной нормы, предусматривающий неблагоприятные последствия, которые наступают для субъекта процессуальных отношений при невыполнении или ненадлежащем выполнении требований уголовно-процессуальной нормы"21.

Как видим, в приведенных высказываниях санкция определяется как нормативно установленное неблагоприятное последствие за нарушение определенных правил поведения, также закрепленных в праве. В то же время имеется иная точка зрения. "Нельзя полностью согласиться с той интерпретацией процессуальной санкции, которая понимается как государственная мера, применяемая к правонарушителю и влекущая для него определенные неблагоприятные последствия"22. Далее утверждается, что неблагоприятные последствия - категория более широкая по объему, поскольку неблагоприятными для лица могут быть, например, последствия пропуска срока на кассационное обжалование (ст. 357 УПК РФ), что не является следствием правонарушения.

Различают правовосстановительные и карательные процессуальные санкции. Правовосстановительные санкции "направлены на устранение допущенных нарушений закона, восстановление законности"23. Такие санкции прежде всего способствуют исполнению обязанностей субъектами уголовно-процессуальных отношений, которые ими пренебрегают. При этом используется комплекс государственного принуждения, закрепленный в уголовно-процессуальном законе (например, привод свидетеля, который без уважительных причин не является для участия в следственных или судебных действиях - ч. 7 ст. 56 УПК РФ). Карательные санкции в соответствии со своим названием имеют целью наказать (покарать) субъекта за нарушение правовых предписаний. В качестве карательных санкций в литературе называют:

- изменение меры пресечения,

- удаление подсудимого либо другого участника из зала судебного заседания 24;

- негативное частное определение (постановление) суда и отстранение следователя от ведения уголовного дела25.

Аналогичное мнение высказано в работах и других ученых26.

В качестве особенности применения санкций в уголовном процессе отмечается то обстоятельство, что за одно и то же правонарушение к субъекту может быть применено несколько санкций, причем как процессуальных, так и материальных27. Например, за неявку к следователю или в суд свидетеля могут подвергнуть приводу, кроме того, суд может его оштрафовать.

Несмотря на довольно устойчивое мнение о существовании процессуальной ответственности, которое сложилось в науке, необходимо отметить некоторые существенные обстоятельства. Неблагоприятные последствия, которые предусмотрены действующим уголовно-процессуальным законом, могут наступить только в результате правонарушения. Неблагоприятные последствия не всегда имеют штрафной, карательный характер. Например, признание доказательства недопустимым. Это последствие имеет место в тех случаях, когда процессуальный порядок получения доказательства был существенным образом нарушен и у субъекта, исследующего и оценивающего такое доказательство, имеются неустранимые сомнения в его истинности и подлинности. Однако субъект, который претерпевает в таких случаях неблагоприятные последствия, может быть не тем, который допустил соответствующее правонарушение. Тогда получается, что правонарушение совершил один субъект, а неблагоприятные последствия возлагаются на другого. (Например, признание недопустимым того или иного доказательства привело к невозможности установления размера имущественного ущерба. Нарушение порядка получения доказательств было допущено органами расследования, а последствия наступили для гражданского истца.) Определение в качестве санкции для должностных лиц в уголовном судопроизводстве, например, отстранение следователя от ведения уголовного дела, как представляется, имеет неоднозначный характер, так как сказать определенно, что это именно неблагоприятные для следователя последствия, невозможно.

Возникает и другой вопрос. Если прокурор, проверяя законченное производством уголовное дело, возвращает его для дополнительного расследования, то можно ли считать это процессуальной санкцией по отношению к следователю (дознавателю)? Ведь дополнительное расследование в данном случае предназначено не для того, чтобы наказать следователя, а для восполнения системы доказательств по уголовному делу.

Если подсудимому в нарушение требований уголовно-процессуального закона (ст. 293 УПК РФ) суд не предоставил последнего слова, то будет ли такое нарушение прав подсудимого основанием для применения процессуальных санкций? В соответствии с п. 7 ч. 2 ст. 381 УПК РФ такое нарушение служит основанием к безусловной отмене приговора и направлению уголовного дела для повторного судебного рассмотрения. Можно ли в данном случае отмену и повторное рассмотрение уголовного дела признать процессуальной санкцией? Имеется мнение о том, что в уголовном судопроизводстве отмена приговора есть разновидность процессуальной санкции. Так, например, "нарушение норм уголовно-процессуального права, которые влекут отмену или изменение приговора суда, есть не что иное, как уголовно-процессуальное правонарушение"28. И далее: "Указанное нарушение является основанием возникновения уголовно-процессу-альной ответственности, результатом которой является санкция в форме отмены или изменения приговора суда"29.

Действительно, отмена приговора и повторное рассмотрение дела - в ряде случаев необходимое следствие нарушения процессуальной формы, если характер нарушения заставляет сомневаться в законности, обоснованности и справедливости судебного решения по существу уголовного дела. Такое сомнение недопустимо. Оно должно быть полностью исключено, что можно сделать, только повторив судебное разбирательство с соблюдением всех необходимых процессуальных правил.

Но можно ли отмену приговора отнести к категории процессуальных санкций? Является ли в данном случае отмена приговора неблагоприятным последствием? На эти вопросы нет однозначного ответа. С одной стороны, отмена приговора ведет (в ряде случаев) к повторному судебному разбирательству, т.е. разрешение дела по существу и постановление окончательного по нему решения откладывается на определенный период. Это обстоятельство может восприниматься как санкция (неблагоприятные последствия, установленные законодательно). С другой стороны, при повторном судебном рассмотрении, проведенном с соблюдением всех уголовно-процессуальных требований, решение суда может соответствовать интересам его участников, что вряд ли можно расценивать как неблагоприятное последствие.

Вместе с тем специфика судебной деятельности такова, что решение суда, как правило, не может удовлетворить полностью обе стороны. Поэтому отмена приговора, например, по основаниям, ухудшающим положение того или иного участника, будет воспринято им как неблагоприятное последствие, которое имеет к нему самое непосредственное отношение, хотя отмена была осуществлена в связи с правонарушением, допущенным судом, а не этим участником. В данном случае отмена приговора вполне соответствует характеру и сущности не карательной санкции, а правовосстановительной. Вместе с тем мнение о том, что, например, изменение подписки о невыезде на заключение под стражу является санкцией, представляется спорным. В данном случае необходимо соотнести суть санкции и меры пресечения, в частности, цель их существования и применения при производстве по уголовному делу. Мера пресечения необходима для того, чтобы исключить возможность обвиняемому скрыться либо иным образом воспрепятствовать производству по уголовному делу и уклониться от уголовной ответственности. Санкция необходима либо для наказания, либо для восстановления прав участников уголовного судопроизводства, нарушенных кем-либо. Следовательно, считать это изменение процессуальной санкцией нет никаких оснований.

Анализ содержания УПК РФ свидетельствует о том, что граждане - участники уголовного судопроизводства за ряд правонарушений могут претерпеть неблагоприятные последствия и к ним могут быть применены процессуальные санкции как правовосстановительного, так и карательного характера.

С учетом всего сказанного можно дать следующее определение: уголовно-процессуальные гарантии - это совокупность нормативно закрепленных в уголовно-процессуальном законе субъективных прав и обязанностей участников уголовного судопроизводства, а также процессуальная форма (основания, порядок, условия) их реализации и выполнения.

Самостоятельным средством обеспечения прав и законных интересов субъектов уголовного судопроизводства (граждан и юридических лиц) следует признать возможность наступления для нарушителей уголовно-процессуального закона (должностных лиц) определенных видов ответственности и применения санкций соответствующей отрасли права.

Значение уголовно-процессуальных гарантий прав участников уголовного судопроизводства заключается в том, что с их помощью граждане получают реальную возможность осуществлять предоставленные им законом права и защищать имеющиеся у них интересы путем активного вмешательства в производство по уголовному делу. Следовательно, средства осуществления прав участников уголовного судопроизводства, или средства их реализации, можно рассматривать как систему гарантий этих прав.

Реализация процессуальных прав и обязанностей субъектов зависит от многих обстоятельств и условий. К их числу относятся:

- знание субъектом своих процессуальных полномочий;

- желание субъекта осуществить свои права;

- осуществление конкретных процессуальных действий, дозволенных уголовно-процессуальным законом для определенного субъекта и в соответствующей процессуальной форме, и др.

Очевидно, что в реализации прав субъектов не все зависит от самих субъектов. Определенные действия должны быть совершены другими участниками уголовно-процессуальной деятельности. В частности, для осуществления своих прав потерпевший должен быть своевременно поставлен в известность о наличии соответствующих прав, процедуре и особенностях их реализации в соответствующей стадии уголовного судопроизводства, а также последствиях осуществления этих прав. Необходимо, чтобы участникам была предоставлена реальная возможность осуществлять их права, т.е. не допускалось противодействие (в той или иной форме) реализации законных прав субъектов уголовного судопроизводства. Комплекс процессуальных мероприятий, направленный на предоставление возможности осуществлять права участников уголовного судопроизводства, представляет собой институт обеспечения прав и защиты законных интересов участников уголовного процесса.

Положение личности в российском уголовном процессе было предметом исследования многих процессуалистов, таких как Н.С. Алексеев, Н.В. Витрук, С.А. Голунский, И.М. Гуткин, И.Ф. Демидов, Т.Н. Добровольская, З.З. Зинатулин, Л.М. Карнеева, Л.Д. Кокорев, Э.Ф. Куцова, П.И. Люблинский, Я.О. Мотовиловкер, И.Л. Петрухин., Н.Н. Полянский, Ф.М. Рудинский, В.М. Савицкий, В.А. Стремовский, М.С. Строгович, Л.В. Франк, А.Л. Цыпкин, М.А. Чельцов, В.С. Шадрин, Н.А. Шайкенов, В.Н. Шпилев С.П. Щерба и др.

Вопросы, связанные с участниками, подвергнутыми уголовному преследованию (подозреваемым, обвиняемым, подсудимым), освещали в свое время Н.А. Акинча, С.П. Бекешко, И.С. Галкин, В.Н. Григорьев, А.В. Гуськовой, И.М. Гуткин, Б.А. Денежкин, Л.М. Карнеева, О.В. Качалова, Н.А. Козловский, С.А. Колосович, Н.Н. Короткий, В.Г. Кочетков, В.З. Лукашевич, Ю.А. Ляхов, Е.Г. Мартынчик, Е.А. Матвиенко, В.Р. Навасардян, А.А. Напреенко, А.В. Парий, А.В. Пивень, А.И. Сергеев, К.Д. Сманов, А.В. Солтанович, М.А. Фомин, Л.В. Франк, А.Л. Цыпкин, А.А. Чувилев, В.С. Шадрин и др.

Проблемам обеспечения прав потерпевших и свидетелей посвящены работы В.П. Божьева, В.А. Дубривного, А.В. Пария, О.П. Зайцева, В.Е. Юрченко, В.С. Шадрина, С.П. Щербы и др.

Комплексным исследованием этой стороны уголовного судопроизводства в советской науке уголовного процесса занимались, в частности, Е.Г. Мартынчик, В.П. Радьков, В.Е. Юрченко. В работе "Охрана прав и законных интересов личности в уголовном судопроизводстве" (Кишинев, 1982) ими были сформулированы общие положения, условия и порядок обеспечения прав и законных интересов участников уголовного судопроизводства. В частности, под процессуальными гарантиями прав и законных интересов участников уголовного судопроизводства они предложили понимать "закрепленные в законе правовые средства, обеспечивающие реализацию субъективных прав, защиту законных интересов"30. К процессуальным гарантиям они также отнесли обязанности суда, прокурора, следователя, органа дознания и основанную на законе деятельность правоохранительных органов, направленную на обеспечение прав и законных интересов личности31. Д.М. Чечот в систему гарантий включает общие гарантии субъективных прав и интересов (экономические, политические, идеологические) и специальные (юридические) гарантии32. В.А. Стремовский полагал, что в качестве системы гарантий выступает сама процессуальная форма уголовного судопроизводства33. Э.Ф. Куцова, И.Д. Перлов, указывая на наличие системы процессуальных гарантий прав граждан в уголовном судопроизводстве, рассматривают ее как совокупность прав и корреспондирующих им обязанностей суда, прокурора и следователя34. По их мнению, для подозреваемого данную систему составляют следующие гарантии:

- неприкосновенность личности и личной свободы;

- защита от необоснованного обыска, выемки, освидетельствования; неприкосновенность жилища; личные и имущественные права.

Для обвиняемого эта система образована гарантиями, указанными для подозреваемого, а также гарантиями от необоснованного обвинения, осуждения и наказания.

Для потерпевшего основу системы гарантий составляют ценности и блага, принадлежащие потерпевшему: жизнь, здоровье, честь и достоинство, имущество. Элементы системы:

- охрана чести, достоинства и доброго имени;

- изобличение и привлечение к уголовной ответственности, осуждение и наказание лица, причинившего моральный, физический или имущественный вред;

- обеспечение личных и имущественных прав;

- активное участие в предварительном расследовании и судебном разбирательстве.

Как представляется, определение содержания систем гарантий в данном случае не совсем правильно. Так, если потерпевшему гарантируется защита чести, доброго имени и репутации, то получается, что обвиняемому эти блага в уголовном судопроизводстве не гарантируются. Однако уголовно-процессуальный закон прямо запрещает применение таких тактических методов ведения расследования или судебного разбирательства, которые унижают честь, достоинство их участников и не только со стороны обвинения, но и всех иных. Уголовно-процессуальный закон запрещает применение таких следственных действий, которые угрожают жизни и здоровью их участников. Таким образом, в систему уголовно-процессуальных гарантий и потерпевшего, и обвиняемого (подозреваемого, подсудимого, осужденного) надлежит включать соответствующие механизмы по обеспечению жизни, здоровья, чести, достоинства, доброго имени этих и иных участников уголовного судопроизводства.

Процессуальный статус участников имеет общий, отраслевой и индивидуальный уровень. Соответственно могут быть выделены процессуальные гарантии как средства обеспечения общего процессуального статуса, а также гарантии отраслевой и индивидуальной совокупности прав субъектов.

Все вышеназванное в качестве гарантий направлено на обеспечение прав личности.

Наиболее удачным представляется мнение Т.Н. Добровольской, которая утверждала, что уголовно-процессуальные гарантии прав участников уголовного судопроизводства - это установленные нормами уголовно-процессуального закона различные по своему конкретному содержанию средства, в совокупности своей обеспечивающие участвующим в деле лицам возможность реализовать предоставленные им права35.

Комплексное исследование, посвященное современным проблемам обеспечения прав личности в уголовном процессе применительно к производству расследования преступлений, проведено В.С. Шадриным36. Он указывает, что "уголовно-процессуальные гарантии" - термин науки, в уголовно-процессуальном законодательстве и международных правовых актах о правах человека этот термин не используется37.

Изучение вопросов обеспечения или гарантирования - что одно и то же - прав личности в уголовном процессе не исключает привычного оперирования термином "уголовно-процессуальные гарантии". Однако при широком подходе к ним, как это делает, Т.Н. Добровольская, подразумевая под гарантиями любые всевозможные средства обеспечения прав личности, предпочтительнее говорить просто об обеспечении.38

В некоторых работах в качестве механизма обеспечения прав личности в уголовном судопроизводстве рассматривается: 1) обеспечение законности; 2) применение, исполнение, соблюдение процессуальных норм; 3) обеспечение и охрана прав и законных интересов потерпевшего, подозреваемого, обвиняемого, гражданского истца и гражданского ответчика; 4) эффективность правовых норм; 5) выявление и устранение судебных ошибок 39.

Л.М. Володина высказала мнение, что правовым положением личности в уголовном судопроизводстве охватывается не только совокупность прав и обязанностей субъектов, но и юридические средства реального осуществления этих прав и обязанностей. Она правильно отмечает, что в уголовном процессе активность субъекта "находится в прямой зависимости от усмотрения должностных лиц, наделенных властными полномочиями"40. При этом автор ведет речь о профессиональной пригодности - моральных качествах должностных лиц, в зависимость от которых ставится реализация процессуальных полномочий участников уголовного процесса.

В качестве механизма обеспечения прав личности в уголовном судопроизводстве рассматривается система правовых средств и методов, "включающая в себя: четкое определение целей и задач уголовного судопроизводства, единую, логически последовательную регламентацию правового статуса каждого участника, закрепление гарантий, реально обеспечивающих осуществление прав личности в сфере уголовной юрисдикции, в том числе установление последствий неисполнения либо ненадлежащего исполнения обязанностей должностными лицами, призванными разрешать возложенные на них уголовно-процессуальным законом задачи, а также регламентацию системы реабилитационных средств в отношении лиц, необоснованно преследовавшихся в уголовном порядке"41.

Контрольные вопросы

1. Что такое процессуальный статус субъектов уголовного судопроизводства?

2. Определите общий, отраслевой и индивидуальный процессуальный статус каждого из субъектов уголовного судопроизводства.

3. Дайте определение процессуальной гарантии.

4. Каково значение процессуальных гарантий?

5. Перечислите элементы механизма обеспечения прав участников уголовного судопроизводства.

6. Каково соотношение прав субъектов и гарантий этих прав?

7. Каковы современные тенденции развития процессуальных гарантий в уголовном судопроизводстве РФ?


1 См., например: Корнуков В.М. Правовой статус личности в уголовном судопроизводстве // Проблемы правового статуса личности. Саратов, 1981. С. 40.

2 См: Там же. С. 41

3 Багаутдинов Ф.Н. Обеспечение публичных и личных интересов при расследовании преступлений. М., 2004. С. 53.

4 Государственное право РФ: Курс лекций / Под ред. О.Е. Кутафина. М., 1993. Т. 1. С. 220.

5 Витрук Н.В. О юридических средствах обеспечения реализации и охраны прав советских граждан // Правоведение. 1964. № 4. С. 29.

6 Добровольская Т.Н. Гарантии прав граждан в уголовном судопроизводстве // Советское государство и право. 1980. № 2. С. 133.

7 Рахунов Р.Д. Участники уголовно-процессуальной деятельности по советскому праву. М., 1961. С. 185.

8 Яковлева Л.В. Источники уголовно-процессуального права. Краснодар, 2002. С. 12.

9 См.: Мартынчик Е.Г. Субъективные права обвиняемого и их процессуальные гарантии // Советское государство и право. 1976. № 7. С. 92.

10 См.: Мордовец А.С. Гарантии прав личности: понятие и классификации // Теория государства и права / Под ред. Н.И. Матузова и А.В. Малько. Саратов, 1995. С. 240-241.

11Юрченко В.Е. Гарантии прав потерпевшего в судебном разбирательстве. Томск, 1977. С. 56.

12 Самощенко И.С. Понятие правонарушения по советскому законодательству. М., 1976. С. 81.

13 Чупилкин Ю.Б. Гарантии прав подозреваемого в российском уголовном процессе: Дис. … канд. юр. наук. Краснодар, 2001. С. 46.

14 Яковлева Л.В. Источники уголовно-процессуального права. Краснодар, 2002. С. 8.

15 Корнуков В.М. Меры процессуального принуждения в уголовном судопроизводстве. Саратов, 1978. С. 10.

16 Коврига З.Ф. Уголовно-процессуальная ответственность. Воронеж, 1984. С. 25.

17 См., например: Самощенко И.С., Фарукшин М.Х. Ответственность по советскому законодательству. М., 1971. С. 187; Базылев Б.Т. Об институте юридической ответственности // Советское государство и право. 1975. № 1. С. 112; Малеин Н.С. Правонарушение: понятие, причины, ответственность. М., 1985. С. 130-152 и др.

18 Теория государства и права: Учебник для вузов/ Под ред. Н.И. Матузова и А.В. Малько. М., 2001. С. 361.

19 Теория государства и права: Учебник для вузов/ Под ред. В. М. Корельского и В. Д. Перевалова. М., 2000. С. 289.

20 Теория государства и права: Учебник для вузов / Под ред. В.О. Лучина и Б.С. Эбзеева. М., 2000. С. 241.

21 Жога Е., Полунин С., Громов Н. Санкции в структуре норм уголовно-процессуального права // Российский следователь. 1999. № 6. С. 40.

22 Коврига З.Ф. Указ. соч. С. 39.

23 Уголовно-процессуальное право: Учебник для вузов // Под ред. П.А. Лупинской. М., 1997. С. 35.

24 См.: Элькинд П.С. Цели и средства их достижения. М., 1976. С. 90.

25 См.: Коврига З.Ф. Указ. соч. С. 45.

26 См., например: Столмаков А.И. Санкции в уголовном судопроизводстве // Правоведение. 1982. № 3. С. 64 и др.

27 См.: Жога Е., Громов Н.А. Карательные санкции в уголовном процессе// Следователь. 1999. № 7. С. 6-11.

28 Бородинов В.В. Порядок и снования отмены и изменения приговоров суда первой и апелляционной инстанций в российском уголовном процессе: Дис. … канд. юр. наук. Краснодар, 2003. С. 25.

29 Там же. С. 26.

30Мартынчик Е.Г., Радьков В.П., Юрченко В.Е. Охрана прав и законных интересов личности в уголовном судопроизводстве. Кишинев, 1982. С. 27.

31 См.: Там же. С. 28.

32 См.: Чечот Д.М. Субъективное право и формы его защиты. Л., 1968. С. 45.

33 См.: Стремовский В.А. Участники предварительного следствия в советском уголовном процессе. Ростов-на-Дону, 1966. С. 117, 125.

34 См.: Куцова Э.Ф. Совершенствование демократических гарантий прав и законных интересов граждан в уголовном процессе // Развитие советской демократии и укрепление правопорядка на современном этапе. М., 1967. С. 214-218; Перлов И.Д. Защита и правосудие // Роль и задачи советской адвокатуры. М., 1972. С. 137, 142.

35 См.: Добровольская Т.Н. Гарантии прав граждан в уголовном судопроизводстве // Сов. государство и право. 1980. № 2. С. 133.

36 См.: Шадрин В.С. Обеспечение прав личности при расследовании преступлений: М., 2000. С. 42.

37 См.: Шадрин В.С. Там же. С. 43.

38 См.: там же. С. 44.

39 См.: Мартынчик Е.Г.,Радьков В.П., Юрченко В.Е. Охрана прав и законных интересов личности в уголовном судопроизводстве. Кишинев, 1982. С. 33.

40 Володина Л.М. Механизм защиты прав личности в уголовном процессе. Тюмень, 1999. С. 104.

41 Володина Л.М. Указ. соч. С. 38.


 

Новости МАСП

RSS импорт: www.rss-script.ru









Rambler's Top100
Hosted by uCoz