Обеспечение права подозреваемого (обвиняемого, подсудимого) знать, в чем он подозревается (обвиняется) и на доказывание своей невиновности // Гарантии прав участников уголовного судопроизводства Российской Федерации: Волколуп О.В., Чупилкин Ю.Б.</font>


kalinovsky-k.narod.ru

Уголовный процесс
Сайт Константина Калиновского

kalinovsky-k.narod.ru
Главная | МАСП | Публикации| Студентам | Библиотека | Гостевая | Ссылки | Законы и юрновости | Тесты | Почта

 

Волколуп О.В., Чупилкин Ю.Б.
Гарантии прав участников уголовного судопроизводства Российской Федерации:
Учеб. пособие. 2-е изд., испр. и дополн. Краснодар: Кубанский государственный университет, 2005. - 160 с.

К оглавлению.

5.2. Обеспечение права подозреваемого (обвиняемого, подсудимого) знать, в чем он подозревается (обвиняется)

В уголовном процессе является аксиомой правило, что защита может дать положительные результаты только тогда, когда она активна. Для того чтобы подозреваемый мог активно защищаться, он должен, прежде всего, знать сущность и причины павшего на него подозрения.

Это право заключается в предоставлении подозреваемому возможности уяснить сущность подозрения и активно, целенаправленно действовать с целью его опровержения или разъяснения, обоснования несостоятельности тех данных, которые вызвали это подозрение, либо выяснения и объяснения своих действий в событии, повлекшем возбуждение уголовного дела. Данное право реализуется посредством передачи подозреваемому информации о том, в совершении какого преступления предполагается его виновность.

Подозреваемый по закону должен получить копию постановления о возбуждении в отношении него уголовного дела, либо копию протокола задержания, либо копию постановления о применении к нему меры пресечения (п. 1 ч. 4 ст. 46 УПК РФ). В законе не оговаривается, в каком объеме подозреваемому следует разъяснить сущность подозрения. В литературе высказаны мнения, что формула подозрения должна включать указание на конкретные обстоятельства преступления (время, место совершения преступления, и некоторые другие данные1), а также квалификацию преступления2.

В литературе нет единства взглядов на решение вопроса о необходимости доведения квалификации преступления до подозреваемого. Одни авторы считают, что в необходимых случаях из тактических соображений в формулировке подозрения допустимо не указывать юридическую квалификацию преступления3, а другие вообще возражают против сообщения подозреваемому юридической квалификации содеянного.

С такими суждениями трудно согласиться по ряду причин: 1) неразъяснение юридической квалификации преступления подразумевает под собой не что иное, как введение в заблуждение подозреваемого относительно сути подозрения, т. е. того, от чего он должен защищаться; 2) сама идея уже допускает возможность обмана подозреваемого, который может быть использован правоприменителем в целях получения доказательств виновности подозреваемого.

Конечно, формулировка подозрения не может быть такой же полной, как формулировка обвинения в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого, но представляется, что объем подозрения в документах, ставящих лицо в статус подозреваемого, должен включать, как минимум: время, место, признаки преступного деяния, обстоятельства, свидетельствующие о причастности конкретного гражданина к совершенному преступлению, юридическую квалификацию деяния.

Если лицо поставлено в положение обвиняемого, то оно должно получить копию постановления о привлечении его в качестве обвиняемого, копию постановления о применении к нему меры пресечения, копию обвинительного акта (ст. 47 УПК).

Подсудимый должен получить копию постановления о назначении судебного заседания (ст. 227 УПК).

При этом следователь, прокурор, суд должны учитывать индивидуальные особенности личности (возраст, жизненный опыт, образование) и разъяснить сущность подозрения (обвинения), квалификацию преступления и возможные последствия в доходчивой и понятной форме для подозреваемого, обвиняемого (подсудимого). Если у лица имеется защитник, то разъяснение прав является также и его обязанностью.

Один из способов защиты - право подозреваемого, обвиняемого и подсудимого давать объяснения и показания.

5. 3. Обеспечение права подозреваемого (обвиняемого) на доказывание своей невиновности

5.3.1. Обеспечение прав подозреваемого (обвиняемого) давать объяснения и показания

В теории и практике нет единства взглядов по вопросу, являются ли эти права идентичными или же они неодинаковы по смыслу и по содержанию.

Одни авторы придают этим правам равнозначное, взаимозаменяемое значение4. По мнению других, рассматриваемые права несут разную смысловую нагрузку. Так, С.П. Бекешко и Е.А. Матвиенко обращают внимание на смысловое значение терминов "показание" и "объяснение" и приходят к выводу, что основное различие между показаниями и объяснениями состоит в том, что показания могут быть даны любым лицом, а объяснения - только лицом, которое предполагается или считается виновником данного явления, события, факта. Показания и объяснения - понятия соподчиненные, но не совпадающие полностью, не равнозначные. Однако различия между ними весьма незначительны5.

Действительно, правом на дачу объяснений среди участников процесса наделены только подозреваемый и обвиняемый (ст. 46, 47 УПК РФ), однако этот критерий не дает полного различия между объяснением и показанием.

И.М. Гуткин считает, что законодатель специально предусмотрел объяснение для того, чтобы подозреваемый мог сообщить органам следствия и дознания те или иные сведения в любое время, а не только во время допроса6.

И.Л. Петрухин видит два различия между показаниями и объяснениями. Во-первых, показания обвиняемого отличаются от объяснений отсутствием оценочного момента и сводятся к сообщениям о фактах, известных лицу. Во-вторых, показания обвиняемого могут быть положены в основу приговора, а объяснения доказательствами не являются7.

Реализация права на дачу показаний приводит к появлению на предварительном расследовании одного из видов доказательств, используемых для установления обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения уголовного дела, и представляет собой сообщение лица о фактических данных, полученное во время допроса или собственноручного изложения им своих показаний после допроса.

Реализация же права на дачу объяснений представляет собой разъяснение (истолкование) каких-либо обстоятельств (вызывающих подозрение или обвинение), которые могут быть даны при допросе и при производстве других следственных действий, а также самостоятельно при написании подозреваемым ходатайств, жалоб и заявлений и при реализации своего права на дачу показаний. Это право предоставляет возможность подозреваемому (обвиняемому) давать свое истолкование обстоятельствам дела, предлагать и аргументировать версии своей невиновности, высказывать свои суждения о согласии или несогласии с утверждениями других участников процесса.

На основании изложенного можно сделать вывод, что эти права имеют много общего, однако являются разными по своему содержанию и не могут быть взаимозаменяемыми.

Насколько будет защищено и обеспечено право подозреваемого (обвиняемого) на дачу показаний, зависит от того, какой порядок предусмотрен для этого в законе.

Гарантией права подозреваемого (обвиняемого) давать показания является то, что он не несет уголовной ответственности за дачу ложных показаний, за отказ давать показания, а также за оговор заведомо невиновного лица в совершении преступления.

Естественная заинтересованность подозреваемого (обвиняемого) в исходе дела нередко приводит к тому, что он пытается переложить свою вину, полностью или частично, на других соучастников или иных лиц. Это одно из средств защиты, и оно не может влечь никакой ответственности. Поэтому в тех случаях, когда подозреваемый (обвиняемый) дает показания против других лиц по тем обстоятельствам, которые составляют содержание подозрения или послужили основанием для задержания, либо вообще по тем фактам, деяниям, причастность к которым допрашиваемого проверяется, он вправе давать любые показания, и ответственность за них, даже в случае их заведомой ложности, наступить не может.

В УПК РСФСР содержалась ст. 123, в которой регламентировался вызов и допрос подозреваемого. В УПК РФ специальной статьи, регламентирующий порядок вызова и допроса подозреваемого, не предусматривается, но в ст. 76 УПК РФ говорится, что показания подозреваемого - сведения, сообщенные им на допросе, проведенном в ходе досудебного производства в соответствии с требованиями ст. 187-190 УПК РФ. Поэтому порядок допроса должен осуществляться в соответствии со ст.187, 188, 189 УПК РФ, предусматривающими общие правила проведения допроса.

Однако в ст.188 (порядок вызова на допрос) определяется только порядок вызова потерпевшего и свидетеля, а о подозреваемом нет упоминания. По нашему мнению, такое упущение следует рассматривать как пробел законодательства.

Согласно ч. 3 ст. 123 УПК РСФСР, если подозреваемый задержан или в отношении его избрана мера пресечения в виде заключения под стражу, его допрос производится немедленно. Если произвести допрос немедленно не представляется возможным, подозреваемый должен быть допрошен не позднее 24 часов с момента задержания. В УПК РФ (ч. 2 ст. 46) говорится только о том, что подозреваемый должен быть допрошен в течение 24 часов, и нет положения о том, что подозреваемый должен быть допрошен немедленно.

Немедленный допрос является важной гарантией лица, находящегося под стражей, на защиту своих прав и законных интересов, например, на предоставление алиби.

В протоколе допроса подозреваемого дополнительно разъясняется его право не свидетельствовать против самого себя и близких родственников, предусмотренное ст. 51 Конституции РФ (Приложение 13), однако специально в статьях УПК РФ нигде не указывается, что ст. 51 Конституции должна разъясняться.

По нашему мнению, в законе необходимо предусмотреть специальную статью, регламентирующую вызов и порядок допроса подозреваемого, поскольку он является самостоятельным участником уголовного процесса.

Допросы в ночное время тягостны для подозреваемых, обвиняемых и других лиц, чьи показания необходимы для дела. Проведение таких допросов может стать способом психологического давления на подозреваемых (обвиняемых) и других допрашиваемых лиц с целью получения от них показаний, угодных следствию. Поэтому гарантией от возможного психологического давления является запрет на проведение ночью допросов подозреваемых (обвиняемых), а также обысков и выемок. Эти следственные действия могут быть проведены только в случаях, не терпящих отлагательства (ч. 3 ст. 164 УПК РФ).

В УПК РСФСР не устанавливалась максимальная продолжительность допроса подозреваемого. В связи с этим в специальной литературе неоднократно указывалось, что длительные допросы могут стать способом психического насилия над личностью подозреваемого (обвиняемого), так как длительный допрос парализует волю, притупляет внимание, вызывает апатию8.

В связи с этим вызывает одобрение установленное законодателем в УПК РФ ограничение продолжительности допроса, который не может длиться более четырех часов. Продолжение допроса допускается после перерыва не менее чем на один час для отдыха и принятия пищи, причем общая длительность допроса в течение дня не должна превышать восьми часов. В случае медицинских противопоказаний продолжительность допроса устанавливается на основании заключения врача (ст. 187).

Допрос несовершеннолетнего подозреваемого (обвиняемого) не может продолжаться без перерыва более двух часов, а в общей сложности - более четырех часов в день (ст. 425).

Действующий УПК РФ предусматривает обязательное участие психолога или педагога в допросе несовершеннолетнего подозреваемого (обвиняемого), не достигшего шестнадцатилетнего возраста, а также достигшего этого возраста, но признанного умственно отсталым (ч.3 ст. 425).

По данным исследования Н.Ш. Сафина, на практике педагог приглашался крайне редко: при 250 допросах несовершеннолетних подозреваемых он присутствовал только в 8 случаях (3,3 %)9.

Участие психолога или педагога в допросе несовершеннолетнего подозреваемого имеет следующие плюсы:

1) лицо со специальным психологическим (педагогическим) образованием имеет большую возможность установить психологический контакт с несовершеннолетним;

2) психолог (педагог) может успешно способствовать реализации и защите прав несовершеннолетнего;

3) опытный психолог (педагог) способен на основании уже первых показаний подростка усомниться в его нормальном развитии и предположить наличие умственной отсталости10, что послужит для следователя аргументом для проведения психолого-педагогической экспертизы.

УПК РФ предусматривает обязательное участие родителей и других законных представителей, при их наличии у несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого, с момента первого допроса несовершеннолетнего в качестве подозреваемого или обвиняемого (ч. 1 ст. 426). Участие законного представителя в допросе несовершеннолетнего подозреваемого позволяет следователю установить контакт с несовершеннолетним, тактически правильно провести допрос, а нередко избежать причинения несовершеннолетнему и его близким неприятных переживаний. Присутствие близкого человека поможет успокоится несовершеннолетнему подозреваемому и снять у него напряжение.

Однако участие законного представителя в допросе несовершеннолетнего подозреваемого в тех случаях, когда он не пользуется авторитетом у несовершеннолетнего, не уделяет внимания его воспитанию, ведет аморальный образ жизни, представляется нежелательным. Кроме того, законный представитель часто заинтересован в исходе уголовного дела и может помешать установлению истины, способствовать сокрытию следов преступления, негативно воздействовать на подозреваемого.

В связи с этим законодатель в ч. 4 ст. 426 УПК РФ предусмотрел право следователя на отстранение от участия в деле законного представителя, если имеются основания считать, что его действия наносят ущерб интересам несовершеннолетнего. При этом органы расследования обязаны позаботиться о приглашении другого законного представителя несовершеннолетнего обвиняемого (подозреваемого).

Законодатель также предусматривает, что при необходимости сохранения в интересах предварительного расследования в тайне факта задержания уведомление о задержании с санкции прокурора может не производиться, за исключением случаев, когда подозреваемый является несовершеннолетним.

Показания подозреваемого (обвиняемого) имеют большое значение для получения доказательств, характеризующих его личность, преступные намерения, мотивы преступления. Эти показания влияют на объем и направление расследования по делу, так как в них содержатся сведения об обстоятельствах совершения преступления, даются объяснения и приводятся доказательства, указывающие на непричастность или причастность подозреваемого к преступлению.

Показания лиц, подозреваемых (обвиняемых) в совершении преступления дают возможность следствию более полно установить обстоятельства содеянного, соучастников преступления, их роли. Однако значение показаний подозреваемого (обвиняемого) этим не исчерпывается. Они служат не только источником информации, но и средством проверки выдвинутых версий. При этом надо отметить, что показания играют важную роль только при условии, если они правдивы и получены при неукоснительном соблюдении закона. Показания подозреваемого (обвиняемого) в соответствии с ч. 2 ст. 74 УПК РФ являются рядовым источником доказательств по уголовному делу, не обладающим ни преимуществом, ни меньшей значимостью в сравнении с другими источниками доказательств.

Сообщенные подозреваемым (обвиняемым) фактические данные могут быть положены в основу обвинительного приговора в тех случаях, когда лицо, выступая в качестве подозреваемого (обвиняемого) в своих показаниях информировало об обстоятельствах, уличающих его в совершении преступления, а затем после привлечения в качестве обвиняемого изменило прежние показания или отказалось от дачи показаний в качестве обвиняемого. Безусловно, сообщенные подозреваемым сведения, объективно должны быть подтверждены другими доказательствами по делу.

5.3.2. Обеспечение права подозреваемого (обвиняемого) на заявление ходатайств

Под правом подозреваемого (обвиняемого) заявлять ходатайства понимается обращение к органам, ведущим производство по делу, с официальными просьбами, подлежащими обязательному рассмотрению и разрешению.

Подозреваемый (обвиняемый) имеет право заявлять ходатайства о допросе свидетелей, производстве экспертиз и других следственных действий по собиранию доказательств, если обстоятельства, об установлении которых они ходатайствуют, могут иметь значение для дела. Имеющими значение для дела являются обстоятельства, указанные в ст. 73 УПК РФ, а равно все другие обстоятельства, выяснение которых может иметь значение для правильного расследования дела.

Закон не предусматривает обязанности подозреваемого обосновывать заявляемые им на предварительном следствии ходатайства. Между тем следует отметить, что только обоснованное ходатайство является гарантией его рассмотрения. Подозреваемый (обвиняемый) должен указать, для установления каких именно обстоятельств необходимо производство следственных действий, о которых он ходатайствует, а также обосновать значение сведений, которые будут получены в результате их производства для раскрытия преступления и установления его обстоятельств.

В ст. 119 УПК РФ предусматривается право обвиняемого "заявить ходатайство о производстве процессуальных действий или принятии процессуальных решений для установления обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела". Необоснованность ходатайства не может служить основанием для отказа в его удовлетворении.

Необоснованный отказ в удовлетворении ходатайств в ряде случаев может повлечь неполноту исследования обстоятельств дела, а впоследствии - направление дела для дополнительного расследования или отмену приговора, о чем говорится в Постановлении Пленума Верховного Суда РСФСР № 2 от 17 апреля 1984 г., предусматривающего, что существенным нарушением уголовно-процессуального закона, влекущим возвращение дела на дополнительное расследование, является "необоснованное отклонение ходатайств обвиняемого и других участников процесса об установлении обстоятельств, имеющих существенное значение для дела, если эти обстоятельства не могут быть установлены судом".

Представляется, что отказ в удовлетворении ходатайства возможен по следующим основаниям: 1) ходатайство заявлено для установления обстоятельств, которые не могут иметь значения для дела; 2) следственные действия, о проведении которых содержится просьба в ходатайстве, уже осуществлены, и сомнений в их законности нет; 3) отсутствуют законные основания для принятия решения по заявленному ходатайству.

Как ранее уже отмечалось, необоснованное ходатайство влечет чаще всего отказ в его удовлетворении. Между тем грамотно написать ходатайство лицу, не искушенному в вопросах уголовного процесса и без достаточного образования, представляется весьма затруднительным занятием.

В этой связи целесообразно процедуру, предусмотренную на стадии разрешения вопроса о назначении судебного заседания и заключающуюся в том, что судья вправе вызывать для объяснений лицо или представителя организации, заявивших ходатайство, в случаях, если возникает сомнение в обоснованности ходатайства, распространить и на стадию предварительного расследования.

Для этого законодатель должен предусмотреть в тех случаях, когда у лица, производящего дознание или предварительное следствие, возникает сомнение в обоснованности ходатайства, право получить объяснения лица или представителя организации, заявивших ходатайство, для установления каких обстоятельств необходимо проведение следственных действий.

Гарантией надлежащего разрешения ходатайств является четкое установление сроков их рассмотрения. Ходатайство подлежит рассмотрению и разрешению непосредственно после его заявления. Если немедленное принятие решения невозможно, ходатайство должно быть рассмотрено не позднее 3 суток (ст. 121 УПК РФ) после его заявления.

При этом необходимо решить вопрос и о сроке, в течение которого заявитель должен быть уведомлен о принятом следователем решении, иначе это может вызвать напрасное беспокойство заявителя, жалобы, даже в тех случаях, когда ходатайство разрешено положительно.

На наш взгляд, наиболее приемлем срок не позднее 5 суток, который мы и предлагаем установить в УПК РФ.

5.3.3. Обеспечение права подозреваемого (обвиняемого) представлять доказательства

Доказательствами по уголовному делу являются любые сведения, на основе которых в определенном законом порядке органы дознания, следователь и суд устанавливают наличие или отсутствие общественно опасного деяния, виновность лица, совершившего это деяние, и иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела (ст. 74 УПК РФ).

Следует сразу отметить, что право подозреваемого (обвиняемого) на представление доказательств в определенной степени условно, поскольку сбор доказательств - прерогатива органа дознания, следователя, прокурора и суда, именно от их воли зависит, будут ли те или иные сведения признаны доказательствами по уголовному делу.

Законодателем не раскрыто содержание этого права и не определено, в каком порядке должно производиться и оформляться представление доказательств. Необходимо правильно понимать содержание термина "представление". Представлять доказательства значит в какой-либо форме информировать органы расследования или суд о наличии определенных сведений, могущих иметь значение для расследования или разрешения дела по существу.

По вопросу о сущности понятия "представление доказательств" и содержании соответствующего права обвиняемого в процессуальной литературе нет единства взглядов. Так, С.П. Бекешко, Е.А. Матвиенко полагают, что данное право следует понимать как право на представление вещественных и письменных источников доказательств (орудий совершения преступления, объектов преступных действий, денег и ценностей, нажитых преступным путем, предметов, могущих служить средством установления истины по делу, справок, характеристик, различных записок и записей, писем, доверенностей, расходных ордеров, актов и иных документов, в которых содержатся данные, имеющие значение для дела)11.

По мнению С.А. Колосович и А.В. Парий, это право означает возможность ходатайствовать перед следователем о приобщении к делу в качестве вещественных доказательств или документов известных подозреваемому предметов, документов либо о допросе лиц, показания которых имеют значение для дела12.

Третья точка зрения высказана А.А. Напреенко, который считает, что лицо может осуществлять это право

"а) путем непосредственного представления следователю, лицу, производящему дознание, прокурору документов и предметов, имеющих доказательственное значение и находящихся в распоряжении подозреваемого; б) путем заявления ходатайств о допросах свидетелей, производстве осмотров, обысков, выемок, назначении экспертизы, истребовании дополнительных материалов и т.д.; в) путем дачи показаний; г) путем участия в производстве отдельных следственных действий, имеющих целью собирание и проверку доказательств"13.

Вряд ли можно согласиться с авторами первой точки зрения, поскольку представление вещественных или письменных источников доказательств самим подозреваемым возможно только в случае, когда подозреваемый находится на свободе, а подозреваемые, находящиеся под стражей, фактически этого права лишаются. Между тем право на представление доказательств распространяется на всех участников процесса, независимо от того, находятся они на свободе или содержатся под стражей. Например, лица, содержащиеся под стражей, представить предметы и документы не могут, но они вправе заявить ходатайство о производстве следственных действий для изъятия предметов и документов, которые могут являться доказательствами их невиновности.

Понимание этого права только как представление предметов материального мира является очень суженным.

Между тем согласиться с авторами второй точки зрения, считающих, что право на представление доказательств может выражаться в форме ходатайств о приобщении к делу в качестве вещественных доказательств предметов или документов либо ходатайств о допросе лиц, показания которых имеют значение для дела, было бы неправильно, так как выражение права на представление доказательств только путем заявления ходатайств фактически сводилось бы к праву на заявление ходатайств о производстве ряда следственных действий.

Право на заявление ходатайств о производстве следственных действий - один из способов выражения права на представление доказательств, так же, как и право на дачу показаний.

На наш взгляд, точка зрения, высказанная А.А. Напреенко, наиболее удачна. Поскольку все права тесно между собой связаны и в совокупности образуют право на защиту подозреваемого, то право на представление доказательств может быть реализовано рядом действий: 1) представлением следователю, лицу, производящему дознание, прокурору документов и предметов, имеющих доказательственное значение и находящихся в распоряжении подозреваемого; 2) путем подачи ходатайств о производстве следственных действий; 3) путем дачи показаний и объяснений; 4) путем участия в производстве следственных действий, имеющих целью собирание и проверку доказательств.

Сведения, представленные подозреваемым в устной или письменной форме, могущие иметь доказательственное значение, должны быть отражены в протоколе допроса подозреваемого или в собственноручной записи подозреваемым своих показаний.

Сложнее обстоит дело с изъятием и оформлением предметов и документов, которые представляются подозреваемыми лицами добровольно.

В этой связи нужно отметить, что в литературе неоднократно высказывалось предложение о необходимости отражать факт представления доказательств подозреваемым (обвиняемым) в специальном протоколе14.

Кроме того, для повышения гарантий права на представление доказательств в виде предметов и документов необходимо в законе закрепить единый порядок представления предметов и документов, могущих являться доказательствами по уголовному делу. Для этого нужно предусмотреть обязанность должностных лиц, производящих дознание или следствие, при добровольном представлении участниками процесса предметов или документов, могущих иметь доказательственное значение по уголовному делу, допрашивать лиц по поводу представляемых ими предметов или документов. Изъятие этих предметов и документов должно происходить в присутствии понятых и оформляться протоколом представления предметов или документов, копия которого должна вручаться лицу, представившему эти предметы или документы.


1 См.: Гуткин И.М. Актуальные вопросы уголовно-процессуального задержания. М., 1980. С. 81.

2 См.: Клюков Е.М. Мера процессуального принуждения. Казань, 1974. С. 40-41.

3 См.: Чувилев А.А. Привлечение следователем и органом дознания лица в качестве подозреваемого по уголовному делу. М., 1982. С. 69.

4 См.: Акинча Н.А. Подозреваемый и обвиняемый на предварительном следствии. Саратов, 1964. С. 16.

5 См.: Бекешко С.П., Матвиенко Е.А. Указ. соч. С. 63.

6 См.: Клюков Е.М. Мера процессуального принуждения. Казань, 1974. С. 42; Гуткин И.М. Актуальные вопросы уголовно-процессуального задержания. М. 1980. С. 78.

7 См.: Петрухин И.Л. Вам нужен адвокат... М., 1993. С. 263.

8 См.: Петрухин И. С. 286.

9 См.: Cафин Н.Ш. Допрос несовершеннолетнего подозреваемого в советском уголовном судопроизводстве (процессуальный и криминалистический аспекты проблемы). Казань, 1990. С. 38.

10 Напомним, что новеллой УК РФ является указание в ч. 3 ст. 20 о том, что не подлежит уголовной ответственности несовершеннолетний, достигший возраста, когда наступает уголовная ответственность, который вследствие отставания в психическом развитии в момент совершения общественно опасного деяния не мог в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими.

11 См.: Бекешко С.П., Матвиено Е.А. Указ. соч. С. 68-69.

12 См.: Колосович С.А., Парий А.В. Правовой статус подозреваемого и проблемы его совершенствования. Волгоград, 1997. С. 32.

13 См.: Напреенко А.А. Подозреваемый как участник уголовного процесса // Проблемы совершенствования уголовного судопроизводства в свете Постановления ЦК КПСС "Об улучшении работы по охране правопорядка и усилению борьбы с правонарушениями". М., 1980. С. 31.

14 Шейфер С.А. Доказательства и доказывание по уголовным делам: проблемы теории и правового регулирования. Тольятти, 1998. С. 50.


 

Новости МАСП

RSS импорт: www.rss-script.ru









Rambler's Top100
Hosted by uCoz