Зуев С. В. Процессуальные и непроцессуальные формы взаимодействия субъектов уголовного преследования по делам о преступлениях, совершаемых организованными группами и преступными сообществами (преступными организациями)


kalinovsky-k.narod.ru

Уголовный процесс
Сайт Константина Калиновского

kalinovsky-k.narod.ru
Главная | МАСП | Публикации| Студентам | Библиотека | Гостевая | Ссылки | Законы и юрновости | Тесты | Почта

Новости МАСП

 

RSS импорт: www.rss-script.ru

 

Зуев С. В.
Уголовное преследование по делам о преступлениях, совершаемых организованными группами и преступными сообществами (преступными организациями) :
Монография. Челябинск : Челябинский юридический институт МВД России, 2010. – 274 с.


К оглавлению

Глава 1. ТЕОРЕТИКО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ УГОЛОВНОГО ПРЕСЛЕДОВАНИЯ ПО ДЕЛАМ О ПРЕСТУПЛЕНИЯХ, СОВЕРШАЕМЫХ ОРГАНИЗОВАННЫМИ ГРУППАМИ И ПРЕСТУПНЫМИ СООБЩЕСТВАМИ (ПРЕСТУПНЫМИ ОРГАНИЗАЦИЯМИ)

§ 2. Процессуальные и непроцессуальные формы взаимодействия субъектов уголовного преследования по делам о преступлениях, совершаемых организованными группами и преступными сообществами (преступными организациями)

Взаимодействие – это философская категория, отражающая процессы воздействия субъектов друг на друга, их взаимную обусловленность и порождение одним субъектом другого. На это указывает и лексическое значение слова «взаимодействие», означающее: 1) взаимную помощь двух явлений; 2) взаимную поддержку1. Взаимодействие является универсальной формой движения, развития, определяет существование и структурную организацию любой материальной системы.

Как уже отмечалось, деятельность по изобличению лица в совершении преступления может быть процессуальной и непроцессуальной. Непроцессуальные формы уголовного преследования в основном носят организационный характер. Процессуальная же сторона уголовного преследования более упорядочена и, как правило, закреплена в правовых актах.

На современном уровне совместное приложение усилий рассматриваемых субъектов по делам о преступлениях, совершаемых организованными группами и преступными сообществам (преступными организациями) следует рассматривать относительно следующих процессуальных форм их взаимодействия:

1) создание следственной группы (ч. 1 ст. 39 УПК РФ); 2) обращение следователя к органу дознания с поручением о проведении оперативно-розыскных мероприятий, производстве отдельных следственных действий, об исполнении постановлений о задержании, приводе, аресте, о производстве иных процессуальных действий, а также получать содействие при их осуществлении по поручению следователя, в производстве которого находится уголовное дело (п. 4 ч. 2 ст. 38 УПК РФ); 3) проведение оперативно-розыскных мероприятий (ст.ст. 7-9 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности»); 4) уведомление следователя о результатах применения оперативно-розыскных и розыскных мер по установлению лица, совершившего преступление (ч. 4 ст. 157 УПК РФ); 5) получение разрешения следователя, дознавателя, в производстве которых находится уголовное дело, на встречу с подозреваемым сотрудника органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, для проведения оперативно-розыскных мероприятий (ч. 2 ст. 95 УПК РФ); 6) производство следственного действия с участием сотрудника органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность (ч. 7 ст. 164 УПК РФ; ч. 1 ст. 11 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности»); 7) применение мер безопасности к участникам уголовного судопроизводства (Федеральный закон «О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства»; п. 4 ч. 2 ст. 38 УПК РФ; ч. 3 ст. 7 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности»)2.

Непроцессуальные формы взаимодействия субъектов уголовного преследования также представляют научный интерес и включают в себя: 1) обмен информацией; 2) распространение положительного опыта; 3) создание следственно-оперативных групп по расследованию конкретных преступлений; 4) проведение совместных целевых мероприятий для выявления и пресечения преступлений, а также устранения причин и условий, способствующих их совершению; 5) повышение квалификации, проведение совместных семинаров, конференций; 6) издание совместных приказов, указаний, подготовка информационных писем и иных организационно-распорядительных документов; 7) выпуск совместных бюллетеней (сборников) и других информационных изданий; 8) разработка и утверждение согласованных планов координационной деятельности.

Опрос сотрудников правоохранительных органов показал далеко неравномерное использование указанных форм взаимодействия. Наиболее часто осуществляется обмен информацией (на это указало 83% из числа опрошенных респондентов), при этом большинство контактов основано на личных отношениях (на это указало 70%)3, совместно проводятся мероприятия (66%), используются информационные учеты (40%). Относительно редко издаются совместные приказы, указания, инструкции (на это указало 6% опрошенных сотрудников), нечасто создаются следственно-оперативные группы (лишь 22% из числа опрошенных указали на это форму взаимодействия), редко проводятся совместные курсы повышения квалификации (только 13% указали на это).

К основным причинам недостаточно высокого уровня взаимодействия субъектов уголовного преследования, как указывают сотрудники правоохранительных органов, можно отнести: конкуренцию (43%), незаинтересованность во взаимодействии (54%), недоверие к сотрудникам других правоохранительных органов (3 %). Существующий порядок регистрации раскрытия преступлений является «камнем преткновения в развитии» здоровых отношений между сотрудниками различных правоохранительных органов, а значит, снижает эффективность борьбы с организованной преступностью. Нередко преступные формирования одновременно разрабатываются втайне несколькими оперативными подразделениями различных правоохранительных органов. При этом применяемые средства зачастую дублируются, сотрудники мешают друг другу, и, в конечном счете, страдает результат4. Решить данную проблему можно путем оптимизации порядка регистрации и учета результатов деятельности правоохранительных органов. Целесообразно, в связи с этим, предусмотреть возможность регистрации раскрытия и расследования преступлений одновременно несколькими субъектами уголовного преследования в условиях тесного взаимодействия.

Анализ следственно-оперативной практики показывает, что совершенно недостаточно используются информационные средства одних правоохранительных органов другими аналогичными подразделениями и службами. Собственные информационные учеты имеются практически во всех правоохранительных органах. На сегодня только ОВД предпринимают попытки предоставления своих учетов сотрудникам других правоохранительных органов. Так, в правоохранительных органах Челябинской области активно внедряются компьютерные программы, которые позволят сотрудникам всех правоохранительных органов с рабочего места через Информационные базы данных (регион) свободно пользоваться данными Информационного центра ГУВД Челябинской области.

Вместе с тем нескоординированность или отсутствие обмена информацией между силовыми структурами остается существенной причиной неудач борьбы с организованной преступностью5.

Кроме того, существующее неравенство некоторых взаимодействующих субъектов в ряде случаев создает дополнительные препятствия в осуществлении уголовного преследования. Многие сотрудники правоохранительных органов сообщают о несомненном превосходстве в решении спорных правовых вопросов прокуратуры и федеральной службы безопасности над другими правоохранительными органами. Прокуратура, осуществляя функцию надзора за законностью, зачастую способна определить или откорректировать линию поведения любого сотрудника правоохранительного органа. ФСБ России уполномочена проводить проверки в отношении должностных лиц и привлекать их к уголовной ответственности, «изымать в свою пользу» любое уголовное дело, связанное с организованной преступностью, даже если оно находится уже на стадии окончания предварительного расследования. Все это создает ощущение неоправданного административного превосходства одних правоохранительных органов над другими, что, в свою очередь, порождает негативное отношение друг к другу и в некоторых случаях может негативно отразиться на результатах уголовного преследования.

Распространение положительного опыта осуществляется благодаря опубликованию статистических данных; отдельных, как правило, положительных примеров раскрытия и расследования преступлений в периодических изданиях6. Кроме того, достаточно активно в этом плане используются официальные сайты правоохранительных органов в Интернете. Указанные источники имеют, как правило, открытый характер доступа и не раскрывают особенности тактики и методики уголовно-процессуальной и оперативно-розыскной деятельности, а лишь констатируют результаты работы правоохранительных органов. К тому же примеры успешного сотрудничества субъектов уголовного преследования, представляющих разные правоохранительные органы, к сожалению, встречаются не часто.

В данном случае интерес представляет поручение, направленное следователем г. Саратова в СИЗО-1 того же города с просьбой оперативным путем проверить на причастность к совершению умышленного убийства гр. Грузии Ашкалова лиц, схожих по приметам с разыскиваемым субъектом. Результат превзошел все ожидания. При проведении розыскных мероприятий не только был установлен разыскиваемый правонарушитель гр. К-ов, но и была в СИЗО-1 изъята написанная и переданная им лично записка на имя его сообщника, гр. М-ва, также изолированного от общества. В указанной записке с достаточной степенью «преступной осведомленности» излагались сведения о расследуемом убийстве, отсутствовавшие прежде в материалах дела, и содержалась просьба адресата данной записки «не сознаваться в убийстве водителя на Марксовой трассе»7.

Таким образом, благодаря своевременному принятию правильного решения с привлечением сотрудников органов, осуществляющих исполнение наказания, было раскрыто тяжкое преступление8.

В распространении положительного опыта работы субъектов уголовного преследования важную роль играют научные исследования, проводимые учебными заведениями и отдельными учеными. В системе МВД России это направление деятельности активно развивается. Вместе с тем имеется и ряд недостатков. Работы такого плана проводятся в основном на заказной основе, при этом не редко пресекается инициатива ученых, направленная на перспективу развития науки и техники. Кроме того, было бы полезным проводить совместные конструктивные обсуждения планов и результатов исследования практическими и научными работниками. Как указывается в официальном письме первого заместителя Министра внутренних дел РФ генерал-полковника милиции А.А. Чекалина № 1/1117 от 13 февраля 2008 г. «потребности органов внутренних дел в научно-методических разработка изучаются поверхностно… поиск и анализ проблем, требующих научной разработки, формирование заявок на их исследование, зачастую проводится формально». В связи с этим в данном письме абсолютно справедливо указывается на необходимость разработки показателей, индикаторов и критериев к научной продукции такого рода.

Создание следственно-оперативных групп позволяет субъектам уголовного преследования использовать различные по характеру методы изобличения лиц, совершивших преступления, оперативно реагировать на поступающую информацию, своевременно принимать решения.

В настоящее время действующие правовые акты предусматривают создание дежурных (обеспечивающих немедленное реагирование на сообщение о преступлениях и производство неотложных следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий «по горячим следам»); целевых или временных (для расследования и раскрытия преступлений по конкретному уголовному делу); специализированных или постоянно действующих (для расследования и раскрытия определенной категории преступлений) и совместных (в состав которых могут включаться по согласованию сотрудники различных служб и органов) следственно-оперативных групп.

В случаях, связанных с расследованием преступлений, отличающихся особой сложностью (в том числе организованные преступления), с наилучшей стороны зарекомендовали себя временные следственно-оперативные группы. Однако следователи, оперативные работники, а также работники иных органов и служб могут участвовать в расследовании данной группы преступлений, работая в постоянно действующих специализированных следственно-оперативных группах.

При всей очевидности положительного влияния создания и функционирования следственно-оперативных групп на укрепление основ взаимодействия органов различной компетенции, участвующих в расследовании преступлений данной категории, в их совместной деятельности не исключены определенные проблемы, в том числе проблемы психологического характера – возникновение различного рода конфликтов в процессе совместной деятельности по раскрытию и расследованию преступлений. Основная причина конфликтов заключается в неполном совпадении служебных интересов следователей и оперативных работников. Вместе с тем обусловливать их возникновение может и определенная психологическая несовместимость лиц, участвующих в деятельности следственно-оперативных групп.

На Всероссийском координационном совещании руководителей правоохранительных органов, состоявшемся 21 ноября 2006 г., Генеральный прокурор Российской Федерации Ю.Я. Чайка обратил внимание на необходимость создания постоянно действующих следственно-оперативных групп для раскрытия и расследования тяжких и особо тяжких преступлений. Опыт их работы в тех регионах, где они были созданы, показывает высокую эффективность их деятельности. Подтверждением тому служит раскрытие в 2006 году более 100 убийств в Приволжском федеральном округе, разоблачение и осуждение большинства участников 16-ти преступных сообществ и банд общей численностью более 200 человек в Татарстане.

Необходимость в создании специальных объединений сотрудников правоохранительных органов постоянно растет. В частности, это касается борьбы с противоправными захватами имущественных комплексов (так называемому рейдерству), для чего требуется объединение специалистов МВД, ФСБ, прокуратуры, Росфинмониторинга9.

Проведение межведомственных оперативно-профилактических мероприятий с участием различных правоохранительных органов является одной из характерных форм непроцессуального взаимодействия субъектов уголовного преследования по делам о преступлениях, совершаемых организованными группами и преступными сообществами.

Так, в 2007 году в ходе операции «Нефть» возбуждено 469 уголовных дел, установленный материальный ущерб составил почти полмиллиона рублей. Совместно с Погранслужбой ФСБ и ФТС России проведена специальная операция «Тайфун-2007» по защите водных биоресурсов. За нарушения задержано 26 судов10.

С 10 июня по 1 октября 2008 г. на территории Сахалинской области проводились оперативно-профилактические мероприятия по условным названием «Путина-2008» по выявлению, пресечению и раскрытию преступлений в сфере оборота биологических ресурсов.

В результате осуществления данных мероприятий к административной ответственности привлечено 290 лиц, возбуждено 5 уголовных дел по ст. 256 УК РФ (Незаконная добыча водных животных и растений) и ст. 158 УК РФ (Кража). В Магадане по результатам проведения подобного мероприятия (в период с 25 июня по 1 октября 2008 г.) зарегистрировано 45 преступлений в рыбной отрасли, по которым возбуждено 32 уголовных дела, из них 14 – связано с браконьерской добычей лосося. К уголовной ответственности привлечено 22 человека. Из незаконного оборота изъято 3,5 тонны рыбы и 7,5 тонны икры лососевых пород. В данном мероприятии участвовали: территориальное управление «Росрыболовства», Магаданская таможня, ЛОВД, центр ГИМС МЧС России по Магаданской области, воинская часть № 984111.

Однако, как показывает анализ практики, в ходе проведения подобного рода мероприятий в массовом количестве выявляются нарушения административного законодательства или преступления с материальным ущербом, несравнимым с размерами причиненного вреда природным ресурсам в масштабах существующего незаконного промысла. Кроме того, указанные мероприятия проводятся, как правило, эпизодически, тогда как организованная преступная деятельность носит постоянный характер.

Положительным примером взаимодействия сотрудников МВД и ФСБ России является комплекс проведенных в 2008 г. мероприятий, направленных на предотвращение экстремистских акций; проведение систематической организованной работы в отношении молодежных группировок, участники которых подозреваются в совершении насильственных преступлений на национальной почве: скинхедов, «Сверенного братства» и др.12

Повышение квалификации, проведение совместных семинаров, конференций, прежде всего, должно быть направлено на совершенствование форм и методов борьбы с преступностью. Так, в июне 2007 г. в Челябинском юридическом институте МВД России с сотрудниками правоохранительных органов Министерства внутренних дел, Федеральной службы исполнения наказания, Федеральной службы по контролю за незаконным оборотом наркотических средств, Федеральной службы судебных приставов, Федеральной миграционной службы, Федеральной таможенной службы, имеющих отношение к уголовно-процессуальной и оперативно-розыскной деятельности, в плане повышения квалификации проводилось обучение по программе «Взаимодействие правоохранительных органов в противодействии организованной преступности». Занятия проводились с использованием инновационных подходов к организации и осуществлению профессиональной подготовки. В основе обучения был положен принцип интеграции компетенций указанных правоохранительных органов с целью повышения эффективности борьбы с организованной преступностью. Проведение занятий показало, что 28 из 35 человек (из расчета на одну учебную группу) не имеют полного представления о возможностях и специфике деятельности своих коллег из других правоохранительных органов, что вряд ли способствует качественной работе в рассматриваемом направлении.

На несбалансированность отношений между силовыми ведомствами обращает внимание А.П. Кузнецов, по мнению которого между налоговой полицией и МВД полезен обмен результатами научно-исследовательских работ, аналитических исследований, специальной литературы и иными материалами по проблемам борьбы с экономической преступностью13.

В настоящее время в Министерстве внутренних дел практикуется чтение лекций, проведение семинаров с использованием дистанционных информационных технологий с использованием видеоконференсвязи. В единую систему подключены многие практические органы внутренних дел, а также некоторые вузы системы МВД России. Было бы полезно распространить этот опыт на другие правоохранительные органы с освещением общих проблем взаимодействия.

Издание совместных приказов, указаний, подготовка информационных писем и иных организационно-распоряди-тельных документов направлено на совершенствование организации работы правоохранительных органов. Положительным примером совместно изданных приказов может служить ряд правовых актов14. Однако в действующих актах, к сожалению, прямо не указано на возможность осуществления так называемых «перекрестных» отношений взаимодействующих субъектов.

Случаи обращения должностных лиц к органам другого ведомства с поручением в настоящее время единичны и этот процесс необходимо подробно регламентировать в подзаконных актах и всячески стимулировать.

Изучение практики работы субъектов уголовного преследования, а также ряда нормативных актов межведомственного характера и юридической литературы позволяет сформулировать условия их результативного взаимодействия по делам о преступлениях, совершаемых организованными группами и преступными сообществами (преступными организациями), а именно:

– максимальное приложение сил и средств по наиболее значимым уголовным делам, связанным с организованной преступностью;

– принятие оптимальных решений по уголовным делам

с учетом баланса прав и законных интересов участников уголовного судопроизводства и задач борьбы с указанным негативным явлением;

– рациональное использование имеющихся возможностей субъектов уголовного преследования разных правоохранительных органов;

– совершенствование международных актов, зарубежного и отечественного законодательства в плане улучшения правовых отношений взаимодействующих сторон.

На пути реализации совместных условий могут возникать препятствия различного характера: межличностные конфликты сотрудников разных правоохранительных органов, нездоровая конкуренция, отсутствие взаимопонимания, несовершенство нормативно-правовой базы, отсутствие информации о возможном сотрудничестве и т.п.

Вместе с тем субъекты уголовного преследования по делам о преступлениях, совершаемых организованными группами и преступными сообществами (преступными организациями) должны представлять собой не совокупность разрозненных элементов, а совершенную систему, основанную на тесных, доверительных отношениях. Взаимодействие предполагает взаимное уважение друг к другу, оказание всемерной помощи, постановку и совместное достижение общих целей и задач рассматриваемой деятельности.

Сноски

1 Ожегов С.И. Словарь русского языка / под ред. Н.Ю. Шведовой. – М., 1986. – С. 68.

2 Указанные процессуальные формы взаимодействия субъектов уголовного преследования по мере необходимости будут рассматриваться в ходе дальнейшего исследования.

3 Более подробно о причинах конфликтных отношений между следователями и оперативными работниками см.: Быков В.М. Преступная группа: криминалистические проблемы. – Ташкент, 1991. – С. 72.

4 Яблоков Н.П. Некоторые криминалистические проблемы борьбы с организованной преступностью в сфере экономики // Изучение организованной преступности: российско-американский диалог: сб. ст. – М., 1997. – С. 172.

5 Мешкова В.С. Криминалистическая характеристика организованной преступности и ее субъектов: учеб.-практ. пособие. – Калининград, 1997. – С. 29; Прохоров Л.А. Указ. соч. – С. 23.

6 «В журналах: «Милиция», «Профессионал», «Следователь», «Информационный бюллетень Следственного комитета МВД РФ», «Прокурорская и следственная практика», «Вестник МВД РФ», в газетах: «Щит и меч», «Российская газета» и т.д.

7 Уголовное дело № 2-219/96. Архив Саратовского областного суда. 1996.

8 Шошин С.В. Взаимодействие следователя с органами министерства юстиции РФ, исполняющими наказание в виде лишения свободы в процессе раскрытия и расследования умышленных убийств // Следователь. – 2006. – № 4. – С. 45-46.

9 Отдельные авторы отмечают, что около в 80% изученных ими уголовных дел субъектов преступной деятельности при криминальных поглощениях имущественных комплексов объединены в организованные преступные группы (Сергеев А.Б., Сергеев М.А., Сергеев К.А. Особенности расследования преступлений, связанных с присвоением прав на владение и управление предприя-тиями и организациями: моногр. – Челябинск, 2008. – С. 63).

10 Учитывая, что более подробная информация о проведении комплексных оперативно-профилактических мероприятий предназначена для служебного пользования, подробности их проведения здесь не раскрываются.

11 Режим доступа: http://www.mvdinform.ru/news/20432/.

12 Коков Ю.А. Противодействие экстремизму: задачи и первые результаты работы нового департамента // Труды академии управления МВД России. – 2009. – № 3 (11). – С. 65-69.

13 Кузнецов А.П. Политика государства в налоговой сфере. – Н. Новгород, 1995. – С. 135-136.

14 Приказ Генеральной прокуратуры Российской Федерации, МВД России, МЧС России, Минюста России, ФСБ России, Минэкономразвития России, ФСКН России от 29 декабря 2005 г. № 39/1070/1021/253/780/353/399 «О едином учете преступлений» // Российская газета. – 2006. – 25 января; Приказ МВД России, МЧС России, Минобороны России, МНС России, Минюста России, ГТК России, СВР России, Федеральной службы воздушного транспорта России, ФСЖВ России, ФМС России, ФСБ России, ФСНП России, ФСО России, ФПС России, ФАПСИ от 17 ноября 1999 г. № 643/531/549/АП-3-24/364/331/786/82/112/363/96/423/413/357/620/189 «Об утверждении Положения о порядке формирования и ведения информационного массива, создаваемого в процессе проведения государственной дактилоскопической регистрации» // Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти. – 2000. – № 4; Приказ МВД России, Минюста России, ФСБ России, ФСО России, ФСКН России, ФТС России от 6 октября 2006 г. № 786/310/470/454/333/971 «Об утверждении Инструкции по организации информационного обеспечения сотрудничества по линии Интерпола» // Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти». – 2006. – № 47; Приказ МВД России, ФСБ России, ФСО России, ФТС России, СВР России, ФСИН России, ФСКН России, Минобороны России № 386/185/164/481/32/184/97/147 от 17 апреля 2007 г. «Об утверждении Инструкции о порядке представления результатов оперативно-розыскной деятельности дознавателю, органу дознания, следователю, прокурору и в суд» // Российская газета. – 2007. – 16 мая и др.

Новости МАСП

RSS импорт: www.rss-script.ru



 







Rambler's Top100
Международная ассоциация содействия правосудию