Зуев С. В. Установление обстоятельств, подлежащих доказыванию, по делам о преступлениях, совершаемых организованными группами и преступными сообществами (преступными организациями)


kalinovsky-k.narod.ru Уголовный процесс. Научные и учебные материалы kalinovsky-k.narod.ru
Главная | МАСП | Публикации| Студентам | Библиотека | Гостевая | Ссылки | Законы и юрновости | Тесты | Почта

Новости МАСП

 

RSS импорт: www.rss-script.ru

 

Зуев С. В.
Уголовное преследование по делам о преступлениях, совершаемых организованными группами и преступными сообществами (преступными организациями) :
Монография. Челябинск : Челябинский юридический институт МВД России, 2010. – 274 с.


К оглавлению

Глава 3. ОСОБЕННОСТИ ДОКАЗЫВАНИЯ УЧАСТИЯ ЛИЦ В СОВЕРШЕНИИ ПРЕСТУПЛЕНИЙ ОРГАНИЗОВАННЫМИ ГРУППАМИ И ПРЕСТУПНЫМИ СООБЩЕСТВАМИ (ПРЕСТУПНЫМИ ОРГАНИЗАЦИЯМИ)

§ 1. Установление обстоятельств, подлежащих доказыванию, по делам о преступлениях, совершаемых организованными группами и преступными сообществами (преступными организациями)

Построение концепции эффективного уголовного преследования по делам о преступлениях, совершаемых организованными группами и преступными сообществами (преступными организациями) позволяет автору перейти к исследованию более конкретных (прикладных) проблем, связанных с особенностями производства по уголовным делам рассматриваемой категории преступлений. Прежде всего, это касается особенностей доказывания участия лиц в совершении преступлений. При этом, автор не ставит перед собой задачу раскрытия всех вопросов особого процессуального режима, предлагаемого в рамках специального закона1, а ограничивается лишь рассмотрением некоторых наиболее значимых, по его мнению, проблем осуществления уголовного преследования по указанной категории дел.

Универсальность уголовно-процессуального законодательства обуславливает соблюдение общих требований при производстве по уголовным делам независимо от характера совершаемых преступлений. Это относится к порядку возбуждения уголовного дела, производства процессуальных действий, применению мер уголовно-процессуального принуждения, предъявлению обвинения, вынесению приговора и т.д. Вместе с тем ряд уже устоявшихся

законных правил не может однозначно восприниматься и по так называемым общеуголовным делам, и по делам о преступлениях, совершаемых организованными группами и преступными сообществами (преступными организациями). Примером тому может служить установление обстоятельств, подлежащих доказыванию.

В настоящее время общепризнанной является точка зрения, в соответствии с которой предмет доказывания – это сформулированный в законе в обобщенном, типизированном виде круг обстоятельств, подлежащих установлению по каждому делу,

с которыми связано решение вопросов, касающихся конкретной личности, по установлению вины в совершении преступления, определению наказания, о размере гражданского иска и др2.

Вместе с тем обстоятельства, указанные в ст. 73 УПК РФ – своеобразная «матрица», которая при расследовании каждого преступления наполняется конкретной доказательственной информацией.

Г.М. Миньковский заметил, что при соучастии нескольких лиц в совершении одного или нескольких преступлений предмет доказывания как бы «удваивается», «утраивается» и т.д. применительно к каждому лицу и возникает сквозная задача – исследовать к каждому пункту наличие и характер взаимосвязи и взаимообусловленности различных эпизодов и действий соучастников3.

В.М. Быков в своем диссертационном исследовании, рассматривая особенности предмета доказывания при расследовании групповых преступлений4, посчитал мнение Г.М. Миньковского не совсем верным, полагая, что в отличие от обстоятельств, подлежащих доказыванию при расследовании преступлений, совершенных одним лицом, обстоятельства, подлежащие установлению при расследовании групповых преступлений, значительно качественно отличаются от первых, а дело вовсе не в количественном увеличении этих обстоятельств5.

Однако предмет доказывания по уголовным делам независимо от преступлений всегда остается чем-то незыблемым, особенности установления требуемых ст. 73 УПК РФ обстоятельств по делам, связанным с организованной преступностью, не должны влиять на устоявшиеся нормативные положения, требуется лишь их правильная интерпретация относительно рассматриваемой категории преступлений.

Так, в соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 73 УПК РФ, событие преступления включает в себя время, место, способ и другие обстоятельства совершенного преступления. Специфика установления события преступления обусловлена тем, что деятельность преступных формирований будет определяться общей массой конкретных преступных проявлений, отличаясь при этом особой сложностью в доказывании, связанной с подготовкой и осуществлением каждого преступления и количеством вовлеченных в них лиц, установлением роли каждого соучастника преступлений6.

Время совершения преступления подразумевает под собой начало и длительность существования организованной преступной группы и преступного сообщества (преступной организации), время вступления каждого участника в преступную группу и продолжительность участия в ее преступной деятельности, конкретный момент совершения каждого преступления. Начало преступления может исчисляться с момента осуществления подготовительных операций либо непосредственного совершения противоправных действий. Для преступной организации или сообщества крайне важно установить момент создания конкретных преступных формирований, так как в законодательстве создание преступного сообщества (преступной организации) уже само по себе является преступлением. Точное установление момента создания преступного формирования дает возможность выявить период преступной деятельности, а также такие сопутствующие обстоятельства, как устойчивость и сплоченность данного формирования.

Подлежит доказыванию также место совершения преступления. Относительно преступлений, совершенных организованными группами и преступными сообществами (преступными организациями), имеет значение установление места создания преступного объединения, места вступления в него каждого члена, а также места совершения им каждого преступления.

В некоторых случаях, рассматривая место совершения преступления, имеет смысл говорить о контроле преступными формированиями целых районов города, участков дороги, о негласном закреплении за ними права на совершение разнообразных преступных действий на той или иной территории. Чем сложнее структура преступного формирований и чем выше качественный уровень его развития, тем на большие территории распространяется их преступная деятельность. Данные формирования имеют междугородние, межрегиональные и международные связи.

Важным элементом, характеризующим событие преступления, является его способ. Установить способ совершения преступления – значит выявить и доказать механизм действий преступника, приведших к преступному результату. Поскольку любое преступление, совершаемое организованно, предполагает активное участие его членов, совершение преступлений путем бездействия здесь следует признать невозможным.

Преступления, совершаемые организованными группами и преступными сообществами (преступными организациями), могут быть корыстно-насильственной и экономической направленности. В зависимости от направленности чаще всего и определяются способы совершения преступлений. Особое значение имеют средства, применяемые для совершения преступлений. Данные средства могут иметь материальный и идеальный (психический) потенциал воздействия. Материальные средства определяются применением технических устройств (автотранспорт, оружие, компьютеры и т.д.). Компьютерные преступления совершаются с использованием высоких технологий, специального оборудования, техники и др. Преступления могут совершаться с представлением поддельных документов, а также в форменной одежде сотрудников правоохранительных или других государственных органов, некоторых коммерческих организаций.

Для таких преступлений, как бандитизм, организация незаконного вооруженного формирования и участия в нем доказывание вооруженности является обязательным элементом. При этом все члены преступного формирования должны быть осведомлены о наличии и использовании оружия. Так, по уголовному делу о банде отсутствовали доказательства того, что Слипченко, Васев и Беспутин были осведомлены о наличии оружия у Яковлева и Бобка. В связи с этим подсудимые не признаны участниками банды7. В то же время у так называемой «Слоновской» группировки на вооружении имелось 19 единиц огнестрельного оружия, в том числе 7 пистолетов «ТТ», пистолет системы Стечкина, 2 пистолета-пулемета системы «Аграм-2000» иностранного производства, пистолет-пулемет системы ПП-90, 6 автоматов системы Калашникова, обрез охотничьего одноствольного ружья, гранатомет. Все участники банды были осведомлены о наличии у отдельных ее членов оружия и осознавали возможность его применения при совершении преступлений8. Вопрос о доказанности наличия оружия стал решающим также для привлечения к уголовной ответственности Мельничука А. и Мельничука О.9

Как уже отмечалось, преступления могут быть совершены с использованием коррупционных связей членов организованных преступных групп и преступных сообществ (преступных организаций) с представителями органов государственной власти и управления, в том числе правоохранительных органов. Вместе с тем представляется, что коррумпированность следует считать факультативным элементом, характерным не для всех преступных формирований.

Психические средства применяются для воздействия на собственника, на лицо, наделенное властными функциями, на душевные человеческие слабости. Часто это эксплуатация низших человеческих чувств: страха, жадности, зависти, гордыни, чувства мести, сексуальных вожделений и т.д. Они вызываются через шантаж, насилие, пытки, убийства, распространение лживых слухов, запугивание и др.

Событие преступления включает в себя и иные обстоятельства, имеющие значение для уголовного дела. Важной составляющей события преступления являются обстоятельства, подтверждающие факт создания преступного формирования, руководство или участие в нем конкретного лица.

Несмотря на достаточно разнообразные формы преступных формирований, организаторская деятельность сама по себе не означает, что в действительности образована и функционирует соответствующая преступная группа. В связи с этим подлежит обязательному установлению причинно-следственная связь между действиями конкретного лица и функционированием организованной преступной группы или преступного сообщества (преступной организации). В отдельных случаях следует принимать во внимание, что ответственность лица может иметь место лишь при наличии причинной связи между его деянием и наступившими последствиями.

Совершение преступлений в составе организованной преступной группы отличается ее устойчивостью10, тогда как участие в преступном сообществе (организации) характеризуется более высокой формой проявления организованности – сплоченностью11. И то, и другое подлежит доказыванию. Так, судебная коллегия Тюменского областного суда, рассматривая уголовное дело по обвинению Бекина в преступлении, предусмотренном ч. 1 ст. 209 УК РФ, а Соболева и Яндулова – в ч. 2 ст. 209 УК РФ, установила: умысел подсудимых был направлен на завладение чужим имуществом, действовали они согласованно, заранее об этом договорившись, угрожали при этом огнестрельным оружием, о наличии которого все были осведомлены и не возражали против его применения. При этом пистолет был снаряжен патронами, то есть представлял реальную опасность для жизни и здоровья потерпевших, которые и воспринимали высказываемые угрозы реально. Однако каких-либо доказательств, что подсудимые заранее договорились объединиться в устойчивую организованную группу, в материалах дела не имеется; прокурор в судебном заседании отказался от обвинения в этой части12.

Благодаря наличию доказательств сплоченности по приговору суда были осуждены: Хизриева и Квашенко за создание преступного сообщества с целью совершения хищений денежных средств граждан путем мошенничества, Хизриева – за руководство им, Квашенко – за руководство его структурным подразделением; кроме того, оба – в совершении мошенничества неоднократно, организованной группой лиц, а Хизриева – с причинением значительного ущерба гражданину; Стаканова, Загарийчук и Бородина – за участие в преступном сообществе и в совершении мошенничества организованной группой, с причинением значительного ущерба гражданину13.

Недоказанность такого признака, как устойчивость, привела к исключению квалифицирующего признака «организованной группой» из обвинения Синельникова, Кульнева и Новоженина14. Вместе с тем благодаря доказанности того, что организованная группа по производству поддельных лекарств носила устойчивый характер, поддерживаемый строгой дисциплиной, Герасимов, Семинюк и Горбунов были признаны виновными в мошенничестве в крупном размере, совершенном организованной группой, в покушении на мошенничество организованной группой, неоднократно; приготовлении к совершению мошенничества, в составе организованной группы, неоднократно15.

В то же время Б.Я. Гаврилов справедливо отмечает, что установление и оценка такого обязательного признака преступного сообщества (преступной организации), как сплоченность является наиболее сложным элементом в квалификации подобных преступлений16. Судебная практика не выработала единообразного подхода в вопросах оценки указанного признака. В ряде случаев, оправдывая подсудимых по ст. 210 УК РФ, суды ссылаются на отсутствие конспирации и коррумпированности, должной дисциплины, сорганизованной в действиях участников, общей кассы и связей с правоохранительными органами, боевиков, оружия, ограниченность сферы преступной деятельности и т.д. Вместе с тем перечисленные признаками прямо не предусмотрены уголовным законом и не могут исчерпывающе свидетельствовать об отсутствии сплоченности преступного формирования.

Весьма разноречива по оценке действий подсудимых судебная практика в регионах. Так, Верховным Судом Чувашской Республики оправданы по ст. 210 УК РФ Андреев и другие, совершившие в составе организованной группы 36 эпизодов хищения дизельного топлива из трубопровода «Альметьевск - Нижний Новгород». Вместе с тем по уголовному делу в отношении Дубова и других Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ признала обоснованной позицию Тамбовского областного суда, квалифицировавшего аналогичные действия подсудимых по ст. 210 УК РФ17.

Мотивы преступления представляют собой внутренние побудительные причины совершения лицом преступления. Установление мотивов необходимо в любом случае совершения преступления. Причем всегда устанавливается две группы мотивов: во-первых, мотивы организации преступного формирования и, во-вторых, мотивы каждого конкретного преступления, совершенного таким образованием18.

Важно различать цель совершения преступления и цель создания преступного формирования. При этом последнее может восприниматься как средство достижения цели. Необходимость установления цели создания организованной преступной группы или преступного сообщества (преступной организации) подтверждается судебными решениями, в большинстве из которых об этом специально оговаривается. Так, в 2001 г. постоянно проживающий на территории Королевства Нидерланды Ческидов и житель этой страны Стадлер из корыстных побуждений вступили между собой в предварительный преступный сговор на создание организованной преступной группы в целях незаконных приобретения, хранения и сбыта наркотических средств и психотропных веществ гражданам при проведении дискотек в ночных клубах г. Челябинска19.

Лицо должно осознавать, что преступное формирование создается с целью совершения преступлений. Так, если при расследовании не установлено, что преступная группа создавалась с целью нападения на граждан или организации, которое выражается в действиях, сопряженных с применением насилия или реальной угрозы его применения, то суды квалифицируют данную преступную группу не как банду, а как организованную группу, созданную по предварительному сговору.

В приговоре Саратовского областного суда отмечается, что Замалиев, Ахмадуллин, Абдуллин, Ишкильдин в ноябре 1999 г. с целью противодействия мерам государственной власти по наведению Конституционного порядка в Чеченской Республике, а также подрыва экономической безопасности и обороноспособности Российской Федерации организовали устойчивую вооруженную группу и совершили ряд преступлений20.

Становится очевидным, что установление ряда обстоятельств по уголовным делам, связанных с организованной преступностью, невозможно без таких категорий, как: цель создания преступного формирования; устойчивость; сплоченность21; наличие коррумпированных связей; вооруженность22. В настоящее время указанные требования закреплены в некоторых постановлениях Пленума Верховного Суда РФ, касающихся отдельных видов преступлений23. Кроме того, этого требуют положения Уголовного кодекса РФ.

Наряду с общей целью преступной группы не исключается, что каждое лицо может иметь личные цели, которые не всегда совпадают с целями организатора или других исполнителей преступлений. Кроме того, у членов организованных групп и преступных сообществ (преступных организаций) могут быть разные мотивы совершения преступлений24.

Для некоторых таких преступлений (бандитизм, организация незаконного вооруженного формирования и участия в нем) доказывание вооруженности является обязательным элементом. При этом все члены преступного формирования должны быть осведомлены о наличии и использовании оружия. Так, по уголовному делу о банде отсутствовали доказательства того, что Слипченко, Васев и Беспутин были осведомлены о наличии оружия у Яковлева и Бобка. В связи с этим подсудимые не признаны участниками банды25. В то же время у так называемой «Слоновской» группировки на вооружении имелось 19 единиц огнестрельного оружия, в том числе 7 пистолетов «ТТ», пистолет системы Стечкина, 2 пистолета-пулемета системы «Аграм-2000» иностранного производства, пистолет-пулемет системы ПП-90, 6 автоматов системы Калашникова, обрез охотничьего одноствольного ружья, гранатомет. Все участники банды были осведомлены о наличии у отдельных ее членов оружия и осознавали возможность его применения при совершении преступлений26. Вопрос о доказанности наличия оружия стал решающим также для привлечения к уголовной ответственности Мельничука А. и Мельничука О.27.

В рамках установления обстоятельств, характеризующих личность обвиняемого, интерес представляет информация, которая непосредственно не связана с совершенным преступлением. Это могут быть сведения о возрасте лица, состоянии его здоровья, о его поведении, отношениях с окружающими, прежних судимостях и т.п. Поскольку организованные преступные формирования характеризуются замкнутостью и конспирацией, то некоторые сведения, получить очень не просто, но тем большее значение они будут имеют для уголовного дела.

В соответствии с п. 4 ч. 1 ст. 73 УПК РФ, при производстве по уголовным делам подлежат доказыванию характер и размер вреда, причиненного преступлением. Сама по себе организация криминальных структур приносит существенный вред общественным отношениям, поскольку имеет ярко выраженную аморальную сторону. Кроме того, преступления, совершаемые организованными группами и преступными сообществами (преступными организациями), могут привести к наступлению любого из видов вреда (физический, имущественный или моральный) и любым лицам (как физическим, так и юридическим).

При производстве по уголовному делу в числе прочих подлежат доказыванию обстоятельства, исключающие преступность и наказуемость деяния. К ним относится: необходимая оборона (ст. 37 УК РФ), причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление (ст. 38 УК РФ), крайняя необходимость (ст. 39 УК РФ), физическое или психическое принуждение (ст. 40 УК РФ), обоснованный риск (ст. 41 УК РФ), исполнение приказа или распоряжения (ст. 42 УК РФ). Существуют объективные причины, по которым указанные обстоятельства не могут иметь правового значения в случаях совершения преступлений организованной преступной группой или преступным сообществом (преступной организацией). Это обусловлено тем фактом, что организаторская деятельность порождает необходимость заранее обдуманных волевых действий, проявление «организаторских способностей» в сплочении преступной группировки, использование авторитарных методов руководства ею, что делает невозможным появление обстоятельств, исключающих преступность и наказуемость деяния.

Открытый перечень обстоятельств, смягчающих наказание, содержится в ч. 1 ст. 61 УК РФ. Ряд из них к преступлениям, совершенным организованными группами или преступными сообществами (преступными организациями), также не может быть применен в силу особенностей объективной стороны данных составов преступлений. Не представляется возможным при квалификации данной категории преступлений принимать во внимание следующие обстоятельства: совершение впервые преступления небольшой тяжести вследствие случайного стечения обстоятельств; совершение преступления в силу стечения тяжелых жизненных обстоятельств либо по мотиву сострадания; совершение преступления при нарушении условий правомерности необходимой обороны; задержания лица, совершившего преступление, крайней необходимости, обоснованного риска, исполнение приказа или распоряжения. В практике рассмотрения уголовных дел по преступлениям, совершенным организованными группами и преступными сообществами (преступными организациями), имеют место такие обстоятельства, смягчающие наказание, как: 1) активное содействие правоохранительным органам28; 2) наличие инвалидности у обвиняемого29; 3) наличие малолетних их детей30.

Однако указанные обстоятельства требуется тщательно исследовать и учитывать индивидуально относительно личности подсудимого.

Согласно п. 8 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 11 января 2007 г. «О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания» указанное последнее обстоятельство не может расцениваться как смягчающее наказание, если осужденный совершает преступление в отношении ребенка либо лишен родительских прав31. В связи с этим рассматриваемое обстоятельство может быть признано смягчающим в том случае, когда будет установлен не только факт наличия малолетних детей виновного, но и его участие в их воспитании и материальном содержании32. Можно согласиться с мнением М.Н. Становского, который считает, что неправильным следует признавать факт учета в качестве смягчающего обстоятельства наличие малолетних детей у виновного в случаях, когда: 1) лицо не проживает с детьми, уклоняется от обязанности по их содержанию и воспитанию; 2) использует малолетних в целях своего паразитического существования (вовлекает в преступную или иную антиобщественную деятельность); 3) жестоко обращается с малолетними и т.п.33. В данном случае следует рекомендовать судам устанавливать наличие (или отсутствие) данных фактов при рассмотрении уголовных дел о преступлениях, совершаемых организованными группами и преступными сообществами (преступными организациями).

Кроме того, как отмечают отдельные авторы, снисходительное отношение к обвиняемым в совершении тяжких и особо тяжких преступлений в силу их тяжелых заболеваний (таких, например, как туберкулез легких) не препятствует таким лицам после освобождения из мест лишения свободы совершение новых преступлений34.

При характеристике обстоятельств, отягчающих наказание, перечень которых приведен в ст. 63 УК РФ, особое внимание следует уделить обстоятельству, предусмотренному п. «в» ч. 1, – «совершение преступления в составе группы лиц, группы лиц по предварительному сговору, организованной группы или преступного сообщества (преступной организации)». Прежде всего, следует иметь в виду, что наличие такого отягчающего наказание обстоятельства, как совершение преступления в составе преступного формирования, должно быть доказано в отдельности от того преступления, которое совершило данное преступное образование. Кроме того, в ч. 2 ст. 63 УК РФ закреплено, что при наличии отягчающего обстоятельства в соответствующей статье Особенной части Кодекса оно само по себе не может повторно учитываться при назначении наказания35.

Основания освобождения от уголовной ответственности закреплены в гл. 11 УК РФ. Использование данных оснований при производстве по делам об организованной преступности весьма ограничено. Связано это с тем, что данные составы преступлений относятся, как правило, к тяжким и особо тяжким и сопряжены с повышенной общественной опасностью. Так, например, здесь не может быть применено деятельное раскаяние, кроме случаев, прямо предусмотренных соответствующими статьями Особенной части УК РФ.

Таким образом, несмотря на решение Пленума Верховного Суда РФ, изложенное в постановлении от 10 июня 2008 г. № 8 «О судебной практике рассмотрения уголовных дел об организации преступного сообщества (преступной организации)» о необходимости тщательного выявления конкретных обстоятельств совершения преступлений, анализ практики показывает, что ряд из них устанавливается во всех случаях (событие преступления; виновность лица в совершении преступления; обстоятельства, характеризующие личность обвиняемого и т.д.); другие не всегда имеют место быть (обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание); некоторые требования закона остаются не востребованными по делам данной категории преступлений (обстоятельства, исключающие преступность и наказуемость деяния).

сноски

1 По мнению автора, для разработки особого процессуального режима по указанной категории дел требуется самостоятельное исследование.

2 Гуськова А.П. Теоретические и практические аспекты установления данных о личности обвиняемого в российском уголовном судопроизводстве: учеб. пособие. – М., 2002. – С. 57.

3 Теория доказательств в советском уголовном процессе. – М., 1973. – С. 171.

4 Организованная преступность достаточно тесно связана с групповой преступностью. Некоторые автор не без основания утверждают, что организованная преступность есть качественно новый уровень групповой профессиональной преступной деятельности, проявляющейся в различных формах соорганизованности (Осин В.В. Организованная преступность и задачи криминалистики по усилению борьбы с ее проявлениями // Вестник МГУ. – Серия 11. Право. № 6. – С. 41; Со стола министра внутренних дел // Комсомольская правда. – 1990. – 12 марта; Кругликов В.И. Основы криминалистической теории организованной преступной деятельности. – Ульяновск, 1994. – С. 26).

5 Быков В.М. Проблемы расследования групповых преступлений: дис. ... д-ра юрид. наук. – М., 1992. – С. 41.

6 Джекебаев У.С., Вайсберг Л.М., Судакова Р.Н. Соучастие в преступлении. (Криминологические и уголовно-правовые проблемы). – Алма-Ата, 1981. –

С. 105-142; Быков В.М. Тактика выявления организатора преступных групп: учеб. пособие. – Саратов, 2005.

7 Уголовное дело № 2-34. Архив Свердловского областного суда. 2001 г.

8 Уголовное дело № 2-2. Архив Рязанского областного суда. 2000 г.

9 Бюллетень Верховного Суда РФ. – 2001. – № 4. – С. 12.

10 Устойчивость (от «устойчивый» – не поддающийся, не подверженный колебаниям) – это способность системы не отклоняться от заранее избранной темы, иными словами, субъекты, входящие в конкретную организацию, в своей деятельности жестко придерживаются криминальной направленности. Так, например, Е.А. Гришко к числу признаков, характеризующих устойчивость относит: наличие двух и более человек, единый умысел на совершение преступлений, постоянство форм и методов преступной деятельности, длительность существования, высокий уровень организации (планирование и тщательная подготовка к совершению преступлений, распределение ролей и др.), постоянство состава организованной группы (Гришко Е.А. Организация преступного сообщества (преступной организации): уголовно-правовой и криминологический аспекты: автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2000. – С.13).

11 Сплоченность (от «сплоченный» – дружный, единодушный, организованный) обеспечивается путем объединения в неразрывное целое членов преступной группы. Здесь имеют место как доверительные взаимоотношения между членами группы, так и контроль со стороны организаторов за исполнителями преступлений. Так, по мнению О.Д. Жука, под устойчивостью организованных групп следует понимать одновременное наличие таких факторов, как субъективное представление о других соучастниках как о постоянных партнерах по преступной деятельности, осознание распределения ролей внутри группы и его принятие, а также создание объективных (материальных) основ совместных преступных действий, в том числе разработка единого плана действий, обеспечение средствами и орудиями преступления, техническими и другими средствами (Жук О.Д. Борьба с организованной преступностью в Российской Федерации (по материалам оперативно-розыскной и уголовно-процессуальной деятельности в Западно-Сибирском и других регионах России): дис. …канд. юрид. наук. – М., 1998. – С. 126); Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 10 июня 2008 г. № 8 «О судебной практике рассмотрения уголовных дел об организации преступного сообщества (преступной организации)» // Бюллетень Верховного Суда РФ. – 2008. – № 8. – С. 9.

12 Уголовное дело № 2-4. Архив Тюменского областного суда. 2002 г.

13 Бюллетень Верховного Суда РФ. – 2003. – № 6. – С. 9-10.

14 Архив Ленинского районного суда г. Оренбурга.

15 Бюллетень Верховного Суда РФ. – 2004. – № 11. – С. 10.

16 Гаврилов Б.Я. Современная уголовная политика России: цифры и факты. – М., 2008. – С. 109.

17 Бюллетень Верховного Суда РФ. – 2003. – № 9.

18 В литературе отмечается, что несовершеннолетние могут совершать преступления для того, чтобы утвердить в себя в рядах группы. В данном случае преступление может выступать в качестве средства достижения указанной цели (Джекебаев У.С., Вайсберг Л.М., Судакова Р.Н. Соучастие в преступлении. (Криминологические и уголовно-правовые проблемы). – Алма-Ата, 1981. – С. 94).

19 Уголовное дело № 1-16/05. Архив Челябинского областного суда. 2005 г.

20 Уголовное дело № 2-1/03. Архив Саратовского областного суда. 2003 г.

21 Гаухман Л.Д., Максимов С.В. Уголовная ответственность за организацию преступного сообщества. – М, 1997. – С. 10-12.

22 Бражников Д. А., Бычков В.В. Особенности производства отдельных следственных действий органов внутренних дел при расследовании уголовных дел о бандитизме: учеб. пособие. – Челябинск, 2005.; Бычков В.В. Расследование бандитизма: учеб. пособие. – Челябинск, 2006.

23 Постановление Пленума Верховного Суда РФ «О практике применения судами законодательства об ответственности за бандитизм» от 17 января 1997 г.

№ 1 // Российская газета. – 1997. – 30 января; Постановление Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» от 27 декабря 2002 г. № 29 // Российская газета. – 2003. – 18 января; Постановление Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе» от 10 февраля 2000 г. № 6 // Российская газета. – 2000. – 23 февраля. О качестве подготовки указанных постановлений см.: Быков В. Признаки организованной группы в постановлениях Пленума Верховного Суда РФ // Уголовное право. – 2001. – № 3. – С. 6-8.

24 Царегородцев А.М. Ответственность организаторов преступлений: учеб. пособие. – Омск, 1978. – С. 29-30.

25 Уголовное дело № 2-34. Архив Свердловского областного суда. 2001 г.

26 Уголовное дело № 2-2. Архив Рязанского областного суда. 2000 г.

27 Бюллетень Верховного Суда РФ. – 2001. – № 4. – С. 12.

28 Уголовное дело № 1-16/04. Архив федерального суда Ленинского района г. Саранска. 2004 г.

29 Уголовное дело № 2-1/03. Архив Саратовского областного суда. 2003 г.

30 Уголовное дело № 2-177-202/01. Архив федерального суда г. Махачкала. 2001 г.; Уголовное дело № 02-145/01. Архив Самарского областного суда. 2001 г.; Уголовное дело № 02п-01/05. Архив Верховного суда Республики Татарстан. 2005 г.

31 О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания: постановления Пленума Верховного Суда РФ от 11 января 2007 г. // Бюллетень Верховного Суда РФ. – 2007. – № 4. – С. 9.

32 Михайлов К.В. Назначение наказания и освобождение от него: уголовно-правовой анализ. – Челябинск, 2009. – С. 21.

33 Становский М.Н. Назначение наказания. – СПб., 1999. – С. 211.

34 Гришанин П.Ф., Лавров В.П., Волошин Н.И., Шмаров И.В. Вопросы борьбы с преступниками-рецидивистами / под ред. М.И. Якубовича. – М., 1964. – С. 31.

35 Анализ УК РФ показал, что более 80 его статей содержат квалифицирующий признак – совершение преступления организованной преступной группой.

 

 

 

 







Rambler's Top100
Международная ассоциация содействия правосудию

Hosted by uCoz