Жукова Н.А. Производство по уголовным делам с участием иностранных граждан


kalinovsky-k.narod.ru

Уголовный процесс
Сайт Константина Калиновского

kalinovsky-k.narod.ru
Главная | МАСП | Публикации| Студентам | Библиотека | Гостевая | Ссылки | Законы и юрновости | Тесты | Почта


Жукова Н.А.
Производство по уголовным делам с участием иностранных граждан в досудебных стадиях в Российской Федерации
Диссертация на соискание ученой степени канд. юрид. наук. СПб.: Санкт-Петербургский университет МВД России, 2003. 186 с.

Предыдущая часть документа

§2. Особенности производства предварительного расследования уголовных дел с участием иностранных граждан

Расследование уголовных дел с участием иностранных граждан имеет ряд особенностей, обусловленных главным образом наличием или отсутствием у иностранных граждан дипломатического или иного иммунитета.

Рассмотренные нами в предыдущих параграфах особенности статуса иностранных граждан в России во многом определяют уголовно-процессуальные и организационные аспекты расследования по уголовным делам данной категории. Существует проблема создания методик расследования преступлений, осложненных наличием "иностранного элемента", а также эффективной системы защиты их прав и законных интересов . Эта проблема долго недооценивалась из-за убеждения, что преступления данной категории не очень распространены . В действительности достаточно давно в практике работников правоохранительных органов и в статистике МВД России существовали понятия "преступления против иностранных граждан" и "преступления, совершенные иностранными гражданами".

Исследование показало, что при расследовании уголовных дел с участием иностранных граждан возникает множество вопросов и затруднений, так как действующим УПК РФ, к сожалению, многие из них до сих пор нормативно не урегулированы.

На практике нередко возникает вопрос о разграничении компетенции между следователями различных правоохранительных ведомств. Статья 151 УПК РФ определяет вопросы подследственности, но, вместе с тем, законодатель умалчивает о том, какими признаками должен руководствоваться орган предварительного расследования при передаче по подследственности материалов о преступлении. Между тем это имеет важное значение.

На наш взгляд, в свете исследуемой проблемы, вопрос о подследственности должен решаться в зависимости от того, к какой категории относится лицо, совершившее это преступление. Думается, что в отношении иностранных граждан, обладающих дипломатическим иммунитетом и привилегиями, по любым видам преступлений, расследование должно осуществляться только в форме предварительного следствия, а не дознания (исходя из персонального признака подследственности). Это обусловлено рядом причин. Во-первых, следователь по сравнению с дознавателем более квалифицированный специалист. Во-вторых, срок предварительного следствия позволяет делать запросы по поводу согласия на производство процессуальных действий. В третьих, перевод процессуальных документов на родной язык иностранных граждан, с участием которых ведется производство по уголовному делу, также отнимает достаточно много времени, в связи с чем более обоснованной формой производства предварительного расследования будет являться предварительное следствие и др. Поэтому, считаем необходимым внести дополнение в ст.151 УПК РФ: "ч.8. В отношении иностранных граждан, обладающих дипломатическим иммунитетом и привилегиями, по любым видам преступлений, расследование должно осуществляться только в форме предварительного следствия". Кроме того, считаем целесообразным выделить специальное подразделение следователей, которое занималось бы исключительно производством по уголовным делам с участием иностранных граждан, обладающих иммунитетом и правом неприкосновенности. Это необходимо в связи с тем, что следователь должен знать не только уголовно-процессуальное законодательство РФ, регулирующее производство по такой категории уголовных дел, но и уметь ориентироваться в нормах международного права, регулирующих это производство.

В обоснование нашей позиции также отметим, что в отношении указанных категорий иностранных граждан УПК РФ устанавливает особый порядок привлечения их к участию в процессуальных действиях.

Одной из особенностей расследования с участием иностранных граждан, обладающих дипломатическим иммунитетом (дипломатической неприкосновенностью), является то, что в соответствии с ч.2 ст.3 УПК РФ все процессуальные действия с участием таких лиц производятся лишь по их просьбе или с их согласия. Согласие на производство процессуальных действий испрашивается через МИД РФ. Таким образом, до обращения иностранных граждан, обладающих дипломатическим иммунитетом с просьбой об участии в производстве процессуальных действий либо до получения через МИД РФ согласия на их участие в производстве процессуальных действий, следует выполнять неотложные следственные и иные процессуальные действия, не затрагивающие дипломатического иммунитета. Согласно Положению о дипломатических и консульских представительствах такие лица не обязаны давать показания в качестве свидетелей, а в случае их согласия дать показания - не обязаны для этого являться в судебные или следственные органы . Этим правом, как показало изучение дел, заинтересованные лица достаточно широко пользуются. Из лиц, обладающих дипломатической неприкосновенностью, в 1998-2003 годах лишь 50% пожелали принять участие в процессуальных действиях .

В уголовно-процессуальном законе не установлена форма обращения лиц, обладающих дипломатическим иммунитетом с просьбой допустить их к участию в следственных и иных процессуальных действиях, производимых по уголовному делу, возбужденному в связи с обнаружением признаков преступления, совершенного лицом, обладающим дипломатическим иммунитетом либо в отношении данного лица. Поэтому в предыдущем параграфе мы предложили ввести в УПК РФ бланк такого согласия (Приложение №2). В связи с этим и опираясь на наше исследование, полагаем, что при получении согласия иностранного гражданина, обладающего иммунитетом, на производство следственного действия необходимо разъяснить ему последствия такого согласия. А именно, в этом случае данное лицо приобретает такой же правовой статус, как и иностранный гражданин, не обладающий иммунитетом, т.е. наделяется правами и обязанностями, предусмотренными уголовно-процессуальным законом, для данного участника процесса, но с некоторыми исключениями, определенными в международно-правовых актах (например, отсутствие обязанности являться на допрос к месту производства предварительного расследования, отсутствие уголовной ответственности за дачу ложных показаний ). В этом случае протокол следственного действия, произведенного с участием иностранного гражданина, будет иметь доказательственное значение. Кроме того, существует необходимость заручаться согласием лица, обладающего иммунитетом, на производство с его участием ряда процессуальных действий. Так, например, если процессуальные действия производились с участием свидетеля - иностранного гражданина, обладающего иммунитетом, и с его согласия, а затем данное лицо приобретает новый статус подозреваемого, то перед производством процессуальных действий с участием подозреваемого необходимо снова заручиться согласием на дальнейшее производство. А что касается подозреваемого и обвиняемого, то на производство каждого процессуального действия с их участием необходимо каждый раз заручаться согласием на его проведение. В случае наличия у иностранного гражданина абсолютного иммунитета от уголовной юрисдикции Российской Федерации, оно не может быть наделено каким-либо процессуальным статусом без его согласия и соответственно без согласия аккредитующего государства.

Очевидно, что невозможность принудительного привлечения данной категории лиц для производства необходимых следственных действий значительно затрудняет производство по уголовному делу, отрицательно влияет на сроки возбуждения уголовных дел и их расследования. А следовательно, результатом того, что потрачено время на переговоры и уведомления центральных органов, является возможная утрата следов и вещественных доказательств. В этой связи от следователей требуется особое чувство такта, умение устанавливать необходимый психологический контакт с иностранными гражданами, чтобы они сами пожелали принять участие в следственных действиях для установления истины по делу. Ведь от того, насколько быстро и полно будут раскрыты рассматриваемые преступления и будут соблюдены права и законные интересы иностранных граждан, во многом зависит международный престиж правоохранительных органов РФ и авторитет России на международной арене.

Другой особенностью расследования уголовных дел с участием иностранных граждан является также то, что в соответствии с нормами международного права помещения дипломатических представительств неприкосновенны. Доступ в них возможен лишь с согласия главы дипломатического представительства.

Помещения дипломатических представительств, предметы их обстановки и другое, находящееся в них имущество, а также средства передвижения представительства пользуются иммунитетом от обыска, реквизиции, ареста и исполнительных действий (ст.22 Венской конвенции о дипломатических сношениях) . Такой же иммунитет установлен в отношении помещений международных организаций, имеющих представительства на территории РФ .

Содержание ст.22 Венской конвенции о дипломатических сношениях находит своё отражение в ст.3 УПК РФ, где установлены следующие правила: "Процессуальные действия, предусмотренные настоящим Кодексом, в отношении лиц, обладающих правом дипломатической неприкосновенности, производятся лишь по просьбе указанных лиц или с их согласия, которое испрашивается через Министерство иностранных дел Российской Федерации" (ч.2).

В законодательстве РФ не устанавливается особый порядок производства других следственных действий в помещениях, занимаемых дипломатическими представительствами, а, следовательно, они производятся в общем порядке, предусмотренном УПК РФ, однако с применением условий ст.3 УПК РФ. Вместе с тем следственная практика идёт по пути производства следственных действий в помещениях дипломатических представительств с участием представителя МИДа РФ и должностных лиц дипломатических представительств. Это связано с тем, что должностные лица, осуществляющие производство следственных действий в таких помещениях, не знают норм международного права, регулирующих такое производство. А соответствующие сотрудники МИДа обладают данными знаниями и могут влиять на производство следственных действий.

В консульских конвенциях и соглашениях между Правительством РФ и международными организациями, имеющими представительства на территории РФ, установлена неприкосновенность консульских помещений и представительства ряда международных организаций.

Под консульскими помещениями понимаются используемые исключительно для целей консульского учреждения здание или части зданий, включая резиденцию главы консульского учреждения, и обслуживающий данное здание или части здания земельный участок, кому бы ни принадлежало право собственности на них.

Следует иметь в виду, что в некоторых консульских конвенциях установлена неприкосновенность жилых помещений консульских должностных лиц и консульских служащих (например, ст.15 Консульской конвенции между РФ и Республикой Польша) . В некоторых консульских конвенциях в этой связи содержится оговорка, согласно которой неприкосновенность распространяется на жилые помещения указанных лиц, если они не являются гражданами РФ или лицами, постоянно проживающими в РФ (например, ст.15 Консульской конвенции между РФ и Республикой Болгарией) .

Как правило, консульские помещения, предметы их обстановки, имущество консульских учреждений, средства передвижения пользуются иммунитетом от любых видов реквизиции, а потому на них не распространяется иммунитет от обыска и выемки.

В соответствии с нормами международного права, закреплёнными в Венской конвенции о дипломатических сношениях, консульских конвенциях между РФ и другими государствами, а также в соглашениях между Правительством РФ и международными организациями, официальная корреспонденция и архивы дипломатических и консульских представительств, а также представительств международных организаций на территории РФ неприкосновенны. Это значит, что на корреспонденцию не может быть наложен арест, она не может быть изъята, а в архивах не могут производиться обыски и выемки.

Как уже было отмечено, дипломатические представители и консульские служащие не обязаны давать свидетельские показания. В том случае, если консульский служащий согласился дать свидетельские показания, то следует выяснить, как в международном праве решается вопрос о месте допроса. Так, например, в ст.20 Консульской конвенции между РФ и Республикой Болгарией закреплено правило, согласно которому "согласие консульского служащего дать свидетельские показания не должно препятствовать выполнению им своих служебных функций. В случаях, когда это допустимо и возможно, устные или письменные свидетельские показания могут быть даны в консульстве или на квартире соответствующего консульского служащего". Аналогичные нормы закреплены в консульских конвенциях между РФ и Республикой Беларусь (п.2 ст.20) , между РФ и Республикой Молдова (п.4 ст.36) , между РФ и Литовской Республикой (п.2 ст.20) , между РФ и Республикой Узбекистан (п.2 ст.20) и др.

Предварительное расследование имеет некоторые особенности и тогда, когда в нём принимают участие иностранные граждане, не пользующиеся дипломатическим или иным иммунитетом. При этом особенности могут быть обусловлены как процессуальным положением иностранных граждан, так и местом их пребывания во время предварительного расследования.

Иностранные граждане, находящиеся во время производства по уголовному делу на территории РФ, вызываются в органы предварительного расследования РФ по правилам, установленным в УПК РФ.

Иностранные граждане, находящиеся во время производства по уголовному делу на территории государств - участников Европейской конвенции о взаимной помощи по уголовным делам от 20 апреля 1959 года могут быть вызваны в органы предварительного расследования РФ в качестве свидетелей, экспертов и обвиняемых в порядке, установленном ст.ст.7-12, 14-15 названной Конвенции . При этом следует иметь в виду, что государствами-участниками Европейской конвенции от 20 апреля 1959 года являются Австрия, Бельгия, Болгария, Великобритания, Венгрия, Дания, ФРГ, Греция, Израиль, Ирландия, Исландия, Испания, Италия, Латвийская Республика, Литовская Республика, Лихтенштейн, Люксембург, Мальта, Республика Молдова, Нидерланды, Норвегия, Польша, Португалия, Словакия, Турция, Украина, Финляндия, Франция, Чехия, Швейцария, Швеция и Эстонская Республика.

Иностранные граждане, находящиеся на территории СНГ (Армения, Беларусь, Казахстан, Киргизия, Молдова, Таджикистан, Туркменистан, Узбекистан и Украина) могут быть вызваны в органы уголовной юстиции РФ в качестве свидетелей, потерпевших, гражданских истцов, гражданских ответчиков, их представителей и экспертов по правилам, установленным в ст. ст.7-11 Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам от 22 января 1993 года (Минская конвенция) .

Граждане, находящиеся на территории иных государств могут быть вызваны в органы предварительного расследования РФ в том случае, если между РФ (СССР) и соответствующим государством заключен договор об оказании правовой помощи, в том числе и по уголовным делам. В настоящее время действуют договоры о правовой помощи, заключенные Союзом ССР и РФ с такими государствами как Албания, Алжир, Вьетнам, Грузия, Ирак, Йемен, Кипр, Китай, Корея, Куба, Монголия, Румыния, США, Тунис, Финляндия и др. Тексты договоров опубликованы в сборнике международных договоров Российской Федерации по оказанию правовой помощи . Кроме того, 8 апреля 2000 года ратифицирован договор между РФ и Республикой Индией о взаимной правовой помощи по уголовным делам, подписанный в городе Дели 21 декабря 1998 года .

Процессуальной формой вызова иностранных граждан в органы уголовной юстиции РФ является просьба о взаимной помощи или поручение об оказании правовой помощи, направляемые органам уголовной юстиции соответствующих государств.

Согласно ст.14 Европейской конвенции от 20 апреля 1959 года просьба о взаимной помощи должна содержать следующие данные:

а)наименование органа, направляющего просьбу;

б)предмет и причину просьбы;

в)по возможности, сведения о личности и гражданстве соответствующего лица и, если необходимо, фамилию и местопребывание адресата .

Кроме того, в поручениях, касающихся уголовных дел и направленных в целях получения свидетельских показаний или передачи вещественных доказательств, материалов и документов, указывается определение преступления и содержится краткое изложение фактов.

Содержание просьбы о взаимной помощи (поручения об оказании правовой помощи) может быть конкретизировано в договорах о правовой помощи, заключенных РФ с другими государствами. Например, в ст.7 Договора между РФ и Эстонской Республикой закреплено правило, согласно которому в поручении об оказании правовой помощи должно быть указано наименование запрашивающего учреждения; наименование запрашиваемого учреждения; наименование дела, по которому запрашивается правовая помощь, имена, фамилии сторон, обвиняемых, подсудимых или осуждённых, их гражданство, занятие и постоянное местожительство или местопребывание; фамилии и адреса их уполномоченных; содержание поручения, а по уголовным делам также описание фактических обстоятельств совершённого преступления и его юридическую квалификацию.

В соответствии со ст.7 Минской конвенции помимо названных реквизитов в поручении об оказании правовой помощи по уголовным делам должно быть указано также: дата и место рождения вызываемого лица (свидетеля, подозреваемого, подсудимого, осуждённого и потерпевшего) и, по возможности, данные о размере ущерба, если он был причинён в результате деяния.

К просьбе о взаимной помощи или к поручению об оказании правовой помощи прилагается повестка или судебное постановление (по терминологии Европейской конвенции от 20 апреля 1959 г. ) или вызов (по терминологии Минской конвенции от 22 января 1993 г. и ряда двухсторонних договоров об оказании правовой помощи) обвиняемому, свидетелю, потерпевшему, эксперту и другим лицам. При этом вызов или повестка, направляемые в соответствии с Минской конвенцией (п.4 ст.9) и отдельными договорами о правовой помощи (например, п.2 ст.12 Договора между РФ и Эстонской Республикой ) не должны содержать угрозы применения средств принуждения в случае неявки. В ст.8 Европейской конвенции от 20 апреля 1959 года этот вопрос решается следующим образом: "свидетель или эксперт, который не ответил на повестку, о вручении которой просила Договаривающаяся Сторона, не может, даже если она содержит предупреждение о санкциях, быть подвергнут какому-либо наказанию или применению меры пресечения, если только впоследствии он добровольно не окажется на территории запрашивающей Стороны и вновь не будет там должным образом вызван повесткой".

Просьба о взаимной помощи (поручение об оказании правовой помощи) вместе с повесткой (судебным постановлением, вызовом) направляется в юридические органы соответствующего государства в порядке, установленном нормами международного права.

В соответствии со ст. 15 Европейской конвенции от 20 апреля 1959 года подобного рода поручения направляются Министерством юстиции РФ Министерству юстиции запрашиваемого государства, и ответы на них возвращаются по тем же каналам (п.1).

В случаях, не терпящих отлагательства, поручения могут быть направлены непосредственно юридическим органам запрашиваемого государства, однако ответы на них возвращаются через Министерство юстиции государства (п.2).

Передача просьб о помощи в проведении расследований до предъявления обвинения, может осуществляться непосредственно между юридическими органами (п.3).

В тех случаях, когда разрешается прямая передача, она может осуществляться через Международную организацию уголовной полиции /Интерпол/ (п.4)

В двухсторонних договорах об оказании правовой помощи может быть установлен иной порядок направления просьб (поручений) об оказании правовой помощи.

Например, в договорах между РФ и Эстонской Республикой (ст.4) , между РФ и КНР (ст.2) установлено, что при оказании правовой помощи юридические органы сносятся друг с другом через Министерства юстиции и Прокуратуры республик.

В соответствии со ст.3 Договора между СССР и Монгольской Народной Республикой о взаимном оказании правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам от 23 сентября 1988 года , при оказании правовой помощи юридические органы сносятся друг с другом через свои центральные органы: Министерство юстиции, генеральную прокуратуру и Верховный Суд. По вопросам пересылки и вручения документов, допроса обвиняемых, подсудимых, свидетелей и по другим вопросам, перечисленным в ст.4 этого договора, возникающим на приграничных территориях, их учреждения юстиции могут сноситься друг с другом непосредственно. В этой связи протоколом к данному договору устанавливается, что сношения по вопросам правовой помощи применительно к РФ (по терминологии договора - СССР) будут осуществляться в Тувинской и Бурятской республиках - министерствами юстиции и прокуратурами республик, а в Алтайском крае и Читинской области - отделами юстиции и прокуратурами. Применительно к МНР сношения будут осуществляться в Баян-Ульгийском, Убсунурском, Завханском, Хубсугульском, Булганском, Селенгинском, Хэнтэском и Восточном аймаках - судами и прокуратурами этих аймаков.

Некоторую сложность представляет решение вопроса о том, на каком языке следует направлять просьбу о взаимной помощи юридическим органам государств - участников Европейской конвенции от 20 апреля 1959 года. Это объясняется тем, что в ст.16 данной Конвенции сформулированы следующие нормы: "Каждая Договаривающаяся Сторона может во время подписания или сдачи на хранение ратификационной грамоты или документа о присоединении посредством заявления на имя Генерального Секретаря Совета Европы сохранить за собой право потребовать, чтобы просьбы и прилагаемые документы направлялись ей вместе с переводом на её родной язык или на один из официальных языков Совета Европы либо на один из языков, указанных ею. Другие Договаривающиеся Стороны могут применять принцип взаимности (п.2). Настоящая Статья не затрагивает положений, касающихся перевода просьб или прилагаемых документов, содержащихся в соглашениях или договоренностях, которые действуют или будут заключены между двумя или более Договаривающимися Сторонами (п.3)". Ратифицируя названную Конвенцию и Дополнительный протокол к ней Российская Федерация заявила, "что направляемые в Российскую Федерацию в соответствии с пунктом 2 статьи 16 Конвенции запросы о правовой помощи и прилагаемые к ним материалы должны сопровождаться переводами на русский язык" .

Таким образом, принимая решение о направлении просьбы о взаимной помощи, следует выяснить, каким образом был решён вопрос о языке таких просьб тем государством, юридическим органам которого она должна быть направлена. Если между РФ и соответствующим государством заключен двухсторонний договор о правовой помощи, то приоритетными являются нормы двухстороннего договора. Данное положение можно проиллюстрировать на следующем примере. Эстонская Республика является участницей Европейской конвенции от 20 апреля 1959 года и одновременно субъектом Договора с РФ о правовой помощи от 26 января 1993 года . Согласно ст.25 этого Договора "Просьбы об оказании правовой помощи составляются на языке запрашивающей Договаривающейся Стороны, если настоящим Договором не предусмотрено иное". Следовательно, поручения об оказании правовой помощи, направляемые органами предварительного расследования РФ юридическим органам Эстонии, могут быть составлены на русском языке.

На русском языке может быть и повестка о вызове свидетеля или эксперта, прилагаемая к поручению об оказании правовой помощи. Однако в этой связи следует иметь в виду, что согласно ч.1 ст.9 этого же Договора "Запрашиваемое учреждение осуществляет вручение документов в соответствии с правилами, действующими в его государстве, если вручаемые документы составлены на его языке или снабжены заверенным переводом. В тех случаях, когда документы составлены не на языке запрашиваемой Договаривающейся Стороны или не снабжены переводом, они вручаются получателю, если он согласен добровольно их принять" .

Поручение об оказании правовой помощи должно быть подписано и скреплено гербовой печатью органа предварительного расследования РФ.

Направляя просьбу (поручение) о вручении повестки следует учитывать то, что в международно-правовых актах, на основании которых направляются просьбы (поручения) могут быть установлены сроки передачи просьбы (поручения). В частности, в п.3 ст.7 Европейской конвенции от 20 апреля 1959 года сформулирована норма следующего содержания: "Любая Договаривающаяся Сторона может при подписании настоящей Конвенции или при сдаче на хранение ратификационной грамоты или документа о присоединении, путём заявления на имя Генерального Секретаря Совета Европы, просить о том, чтобы повестка для вызова обвиняемого, находящегося на её территории, передавалась компетентным органам за определённое время до установленной даты явки. Это время указывается в вышеупомянутом заявлении и не может превышать 50 дней. Это время учитывается при определении даты явки и при передаче повестки". В этой связи следует иметь в виду, что РФ воспользовалась таким правом и заявила о необходимости передачи поручения о вручении повестки о явке лица не менее чем за 50 дней до установленной даты явки лица .

В двухсторонних договорах о правовой помощи может быть установлен иной срок передачи поручения о вызове лица, причём не только обвиняемого, но и свидетеля, потерпевшего и других лиц. Например, в ст.7 Договора между СССР и Финляндской Республикой закреплено правило, согласно которому "Документ о вызове лица в учреждение подлежит передаче запрашиваемой Договаривающейся Стороне не менее чем за 90 дней до упомянутого в вызове дня рассмотрения дела".

В Минской конвенции и некоторых договорах установлено право иностранных граждан, вызываемых в юридические органы РФ на возмещение расходов, связанных с проездом и пребыванием на территории РФ, а также на возмещение неполученной заработной платы за дни отвлечения от работы, а эксперты, кроме того, имеют право на вознаграждение за проведение экспертизы. Соответственно, в вызове должно быть указано, на какие виды выплат имеют право вызванные лица; по их ходатайству органы предварительного расследования РФ, от которых исходит вызов, выплачивают аванс на покрытие соответствующих расходов . В соответствии со ст.9 Европейской конвенции от 20 апреля 1959 года "денежные выплаты, включая суточные и транспортные расходы, возмещаемые свидетелю или эксперту запрашивающей Стороной, исчисляются от места его проживания по нормам, по крайней мере равным нормам, предусмотренным тарифами и правилами, действующими в стране, где должно состояться рассмотрение дела" По смыслу ст.10 данной Конвенции приблизительные размеры денежных выплат, а также возмещаемых транспортных расходов и суточных указываются в повестке тогда, когда запрашивающая Сторона считает личную явку свидетеля или эксперта особенно необходимой и указывает это в своей просьбе о вручении повестки Согласно п.3 этой статьи запрашиваемая Сторона по просьбе запрашивающей Стороны может выдать свидетелю или эксперту аванс. Сумма аванса указывается в повестке и возмещается запрашивающей Стороной.

В некоторых международно-правовых актах установлено правило, согласно которому документы, подлежащие вручению в связи с вызовом лица в юридические органы запрашивающей Стороны должны направляться в юридические органы запрашиваемой Договаривающейся Стороны в двух экземплярах .

Допрос явившегося по повестке (вызову) иностранного гражданина производится по правилам, установленным УПК РФ, за некоторыми исключениями. В частности, свидетели, потерпевшие и эксперты, вызванные в порядке, предусмотренном ст.9 Минской конвенции, не предупреждаются об уголовной ответственности за отказ от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний либо за дачу заведомо ложного заключения. Это обусловлено тем, что согласно п.3 данной статьи такие лица не могут быть привлечены к уголовной или административной ответственности, взяты под стражу или подвергнуты наказанию в связи с их показаниями или заключениями в качестве экспертов либо в связи с деянием, являющемся предметом разбирательства Аналогичное правило закреплено в большинстве двухсторонних договоров об оказании правовой помощи .

Органы предварительного расследования РФ могут направлять юридическим органам соответствующих государств поручения: о допросе граждан в качестве обвиняемых и свидетелей, о признании граждан потерпевшими и допросе их в качестве потерпевших; о получении от граждан предметов и документов с последующей их передачей органам предварительного расследования РФ; о производстве осмотров; о производстве обысков; о наложении ареста на имущество; о проведении экспертиз и допросе экспертов и др. Однако, при этом следует иметь в виду, что в международно-правовых документах установлен различный объем правовой помощи .

В конвенциях и договорах об оказании правовой помощи установлена юридическая сила документов, составленных или засвидетельствованных компетентными органами и определенными лицами запрашиваемого государства в связи с исполнением просьбы (поручения) об оказании правовой помощи. Так, например, в ст. 13 Минской конвенции сформулированы следующие нормы: "Документы, которые на территории одной из Договаривающихся Сторон изготовлены или засвидетельствованы учреждением или специально на то уполномоченным лицом в пределах их компетенции и по установленной форме и скреплены гербовой печатью, принимаются на территории других Договаривающихся Сторон без какого-либо специального удостоверения. Документы, которые на территории одной из Договаривающихся Сторон рассматриваются как официальные документы, пользуются на территориях других Договаривающихся Сторон доказательной силой официальных документов.

В ст. 11 Договора между СССР и МНР приведенное выше правило распространяется на документы, составленные гражданами, если их подпись засвидетельствована по правилам, установленным на территории соответствующей Договаривающейся Стороны.

В международно-правовых документах иногда содержатся оговорки, связанные с выполнением определённых просьб (поручений) об оказании правовой помощи. Так, например, в ст.5 Европейской конвенции от 20 апреля 1959 года установлено, что "Любая Договаривающаяся Сторона может, в момент сдачи на хранение ратификационной грамоты или документа о присоединении, путём заявления на имя Генерального Секретаря Совета Европы, оставить за собой право исполнять поручения в отношении обыска или наложения ареста на имущество при соблюдении одного или нескольких из следующих условий:

а)преступление, с которым связано поручение, наказуемо как по закону запрашивающей Стороны, так и по закону запрашиваемой Стороны;

b)преступление, с которым связано поручение, является в запрашиваемой стране преступлением, в связи с которым предусматривается выдача;

c)исполнение поручения не противоречит законодательству запрашиваемой Стороны (п.1). Когда Договаривающаяся Сторона делает заявление в соответствии с пунктом 1 настоящей Статьи, любая другая Сторона может применить правило взаимности (п.2)".

Ратифицируя названную Конвенцию, Российская Федерация заявила следующее: "Российская Федерация в соответствии со статьей 5 Конвенции оставляет за собой право исполнять поручения по проведении обыска или наложении ареста на имущество только при соблюдении условий, предусмотренных в подпунктах "а", "Ь" и "с" пункта 1 указанной статьи Конвенции" . Отсюда следует, что другие государства - участники данной Конвенции могут применить такое же правило в отношении поручений органов предварительного расследования РФ.

В ст.11 Европейской конвенции от 20 апреля 1959 года установлены особенности исполнения поручения о вызове в качестве свидетеля или для очной ставки лица, находящегося под стражей. Согласно п.1 данной статьи такое лицо "временно передаётся на территорию, где должно состояться рассмотрение дела, при условии, что оно будет отправлено обратно в сроки, указанные запрашиваемой Стороной, и при соблюдении положений Статьи 12 в той мере, в какой они применимы.

В передаче может быть отказано:

а)если лицо, находящееся под стражей, не даёт на это согласия;

b)если его присутствие необходимо для уголовного судопроизводства, осуществляемого на территории запрашиваемой Стороны,

с) если передача может продлить его содержание под стражей или

d) если есть другие веские основания не передавать его на территорию запрашивающей Стороны".

Одной из особенностей производства по уголовным делам с участием иностранных граждан является то, что в случае задержания или заключения под стражу иностранного гражданина об этом извещается дипломатическое или консульское представительство государства, гражданином которого является задержанный или арестованный. Это положение нашло свое отражение в ч.3 ст.96 УПК РФ.

В соответствии со ст.36 Венской конвенции о консульских сношениях консульское учреждение представляемого государства должно быть безотлагательно уведомлено о том, что в пределах его округа какой-либо гражданин его государства арестован, заключен в тюрьму, задержан в каком-либо ином порядке, если гражданин этого потребует.

Порядок уведомления о произведенном задержании или заключении под стражу до 1998 года устанавливался Инструкцией о порядке извещения иностранных дипломатических и консульских представительств на территории СССР о задержаниях и арестах граждан представляемых ими государств, а также о порядке посещения консульскими должностными лицами и сотрудниками посольств задержанных, арестованных и осуждённых к лишению свободы граждан . В соответствии с названной инструкцией извещения о задержании или аресте иностранного гражданина, с указанием его полного имени, фамилии, гражданства, даты и основания задержания или ареста, направлялись прокуратурой в МИД РФ для доведения информации до сведения соответствующего дипломатического или консульского представительства.

В частности, при задержании и аресте иностранного гражданина в соответствии с межведомственной Инструкцией руководитель органа предварительного расследования обязан немедленно сообщить об этом телеграфно в Генеральную прокуратуру России, а копии протокола о задержании передать в МВД и ФСБ России. Кроме того, о задержании телеграфно уведомляется прокурор, осуществляющий надзор за исполнением законов при производстве расследования (наряду с этим уведомлением направляется и письменное сообщение о произведенном задержании в порядке ст.96 УПК РФ). Законность и обоснованность ареста такого гражданина в обязательном порядке проверяется прокурором, вышестоящим над тем, который санкционировал арест, либо согласно УПК РФ при наличии жалобы - судьей в порядке ст.125 и 126 УПК РФ.

Извещения о задержании или аресте иностранного гражданина, согласно п.5 Инструкции, Генеральная прокуратура России немедленно направляет в МИД России, которое доводит полученную информацию до сведения соответствующего дипломатического или консульского представительства (но не позднее 12 часов с момента фактического задержания).

Сроки уведомления об арестах и задержаниях иностранных граждан установлены консульскими договорами и конвенциями, например, об аресте и задержании польского гражданина представительство Польской Республики уведомляется в течение 3 дней (Протокол от 27.05.1971 г., п.1 ); об аресте или задержании гражданина Китайской Республики представительство уведомляется в течение 7 дней (по новому Договору 1986 г. ); Соединенного Королевства Великобритании и Северной Ирландии - 1-3 дней, но не позднее (Протокол от 02.12.1965 г., п.13) и др.

Консульские должностные лица, сотрудники дипломатических представительств по разрешению прокуратуры имеют право посещать задержанного, арестованного или отбывающего наказание в виде лишения свободы гражданина представляемого ими государства (если иное не предусмотрено международным договором), письменно сноситься с ним.

Периодичность посещения консульскими должностными лицами задержанных и арестованных граждан установлена в консульских конвенциях между РФ и конкретными государствами. Разрешение на первое посещение даётся незамедлительно (если иное не предусмотрено международным договором). Разрешение на последующие посещения даются через определённые периоды времени, как правило, не реже чем раз в два месяца, либо, как установлено в п.2 ст.12 Консульской конвенции между РФ и Республикой Молдова, "через разумные промежутки времени". Следует, однако, иметь в виду, что реализация права на посещение согласно п.8 указанной Инструкции зависит от решения Генеральной прокуратуры России, согласованного с Федеральной службой безопасности России.

Консульское должностное лицо имеет право посещать находящегося в заключении под стражей или задержанного в иной форме гражданина представляемого государства для беседы с ним, а также с целью передачи или получения от него корреспонденции и посылок и принятия мер к обеспечению для него юридического представительства. Беседа консульского должностного лица или сотрудника дипломатического представительства наедине с гражданином представляемого государства не предусмотрена. Согласно п.10 вышеназванной Инструкции беседа должна происходить в присутствии представителя органа, произведшего задержание или арест иностранного гражданина, и переводчика, либо в присутствии представителя администрации места предварительного заключения и переводчика. Во время беседы может присутствовать прокурор, осуществляющий надзор за исполнением законов в местах содержания задержанных и арестованных.

Консульское должностное лицо воздерживается от принятия любых мер от имени находящегося под арестом, в заключении под стражей или задержанного в иной форме, если данный гражданин в присутствии консульского должностного лица прямо возражает против таких действий. В соответствии с нормами, закреплёнными в консульских конвенциях органы предварительного расследования РФ обязаны проинформировать иностранного гражданина о том, что о его задержании или заключении под стражу в установленный консульской конвенцией срок будет направлено уведомление в консульское учреждение или дипломатическое представительство. Кроме того, данному лицу разъясняется периодичность посещения задержанного или арестованного консульскими должностными лицами и их права .

Согласно закрепленному положению в Федеральном законе Российской Федерации от 21 июня 1995 г. № 103-ФЗ "О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений" , "размещение подозреваемых и обвиняемых в камерах производится с учетом их личности … при размещении подозреваемых, а также осужденных в камерах обязательно соблюдение следующих требований: … 2) отдельно от других подозреваемых и обвиняемых содержаться: … иностранные граждане … при наличии условий для их содержания …" (ч.1 и 2 ст.33).

На практике эта норма не применяется к гражданам государств СНГ, и они содержатся совместно с гражданами Российской Федерации. Закон позволяет делать исключения, говоря, что отдельное содержание этих категорий подозреваемых и обвиняемых осуществляется "при наличии условий". Иными словами эта норма не является императивной. Отделение иностранных граждан объясняется некоторыми особенностями их правового статуса. Эти лица вправе встречаться с представителями государств, гражданами которых они являются. При содержании в общих камерах у них могут возникнуть трудности, связанные с языковым барьером. В местах содержания их под стражей, а также колониях, где они содержатся, должны быть переводчики. Поскольку на них распространяются правила о цензуре, цензоры должны владеть иностранными языками . Однако на практике в уголовно-исполнительной системе отсутствует штат переводчиков. Должностные лица, работающие в следственных изоляторах, общаются с подозреваемыми или обвиняемыми иностранными гражданами с помощью жестов, интернациональных слов или используя словарный запас иностранного языка, полученный во время обучения в школе, вузе и т.п. Но среди должностных лиц, работающих в системе уголовного исполнения, есть и такие, которые владеют одним или несколькими иностранными языками (как показывают данные нашего исследования, это в основном английский язык) на достаточно высоком уровне. Поэтому в случае необходимости можно прибегнуть к их помощи.

Также, Правилами внутреннего распорядка следственных изоляторов уголовно-исполнительной системы Министерства юстиции Российской Федерации установлено, что "размещение по камерам осуществляется в соответствии с требованиями ст.33 Федерального закона на основании плана по камерного размещения подозреваемых, обвиняемых и осужденных, утвержденного начальником следственного изолятора …".

Кроме этого, п.16.7. вышеуказанных Правил устанавливает, что "свидания подозреваемого или обвиняемого с защитником осуществляются наедине без разделительной перегородки и без ограничения их количества и продолжительности. Свидания проводятся в условиях, позволяющих сотруднику следственного изолятора видеть подозреваемого или обвиняемого и защитника, но не слышать". Беседа защитника наедине с гражданином представляемого государства не предусмотрена. Согласно п.10 вышеназванной Инструкции беседа должна происходить в присутствии представителя органа, произведшего задержание или арест иностранного гражданина, и переводчика, либо в присутствии представителя администрации места предварительного заключения и переводчика. Во время беседы может присутствовать прокурор, осуществляющий надзор за исполнением законов в местах содержания задержанных и арестованных. Налицо несоответствие указанного нами положения с положениями вышеуказанной межведомственной инструкции 1987 г., что позволяет говорить об ущемлении прав и законных интересов иностранных граждан во время их нахождения в следственных изоляторах.

Думается, что положение о порядке свидания подозреваемого или обвиняемого - иностранного гражданина с защитником должны соответствовать Правилам внутреннего распорядка следственных изоляторов и только в случае явной угрозы безопасности, которая составляет "совокупность условий и факторов, создающих опасность жизненно важным интересам личности, общества и государства" вправе применять к иностранным гражданам положения Инструкции 1987 г..

В консульских конвенциях между РФ и другими государствами установлена обязанность органов уголовной юстиции уведомлять консульское должностное лицо о намерении органов расследования принять принудительные меры и провести расследование на борту иностранного судна, находящегося во внутренних водах, территориальных водах или на внутренних водных путях РФ с тем, чтобы консульское должностное лицо или его представитель могли присутствовать при осуществлении расследования. Если консульское должностное лицо не присутствует при этом, органы предварительного расследования РФ по его просьбе информируют о расследовании в письменной форме. Если срочный характер мер, которые необходимо принять, не позволяет направить заблаговременное уведомление консульскому должностному лицу, органы предварительного расследования информируют консульское должностное лицо в письменной форме об этом факте и принятых мерах даже при отсутствии соответствующей просьбы консульского должностного лица.

Консульское должностное лицо уведомляется также и тогда, когда органы предварительного расследования вызывают капитана судна или какого-либо члена экипажа для дачи показаний на берегу по вопросам, касающимся судна (см., ст.53 Консульской конвенции между РФ и Республикой Беларусь, ст.46 Консульской конвенции между РФ и Республикой Узбекистан, ст.46 Консульской конвенции между РФ и Литовской Республикой и др.).

Привлечение к уголовной ответственности иностранных граждан, не пользующихся иммунитетом от юрисдикции РФ, осуществляется в соответствии со ст.ст.171-175 УПК РФ.

При этом органы предварительного расследования запрашивают юридические органы соответствующего государства о наличии судимостей у иностранного гражданина, привлекаемого в качестве обвиняемого. Такие сведения представляются в соответствии со ст.79 Минской конвенции и договорами о правовой помощи. Однако следует иметь в виду, что судимости в других государствах не имеют значения для квалификации преступления, совершённого иностранным гражданином. В то же время, как разъяснил Пленум Верховного Суда РФ, судимости в других странах СНГ после прекращения существования СССР могут учитываться при назначении наказания как отягчающее обстоятельство в соответствии со ст.76 Минской конвенции от 22 января 1993 года (п.11 постановления №5 "О некоторых вопросах применения судами законодательства об ответственности за преступления против собственности" от 25 апреля 1995 года) .

Если иностранный гражданин после совершения преступления покинул территорию РФ, то для российских органов предварительного расследования он, как правило, оказывается недосягаемым. О выдаче гражданина вопрос и не ставится, так как все государства, как правило, не выдают своих граждан, совершивших преступления в других государствах

В то же время на этот случай в Минской конвенции и договорах РФ (СССР) с другими государствами о правовой помощи предусмотрена взаимная обязанность осуществления уголовного преследования по поручению (просьбе) запрашивающей Стороны.

В соответствии с нормами, закреплёнными в Минской конвенции и договорах о правовой помощи, в данной ситуации органы предварительной расследования РФ направляют компетентным (юридическим) органам соответствующего государства поручение (просьбу) об осуществлении уголовного преследования. Поручение (просьба) об осуществлении уголовного преследования должна содержать:

-наименование запрашивающего учреждения;

-описание деяния, в связи с которым направлено поручение об осуществлении уголовного преследования;

-по возможности более точное указание времени и места совершения деяния,

-текст положения закона запрашивающей Стороны, на основании которого деяние признаётся преступлением, а также тексты других законодательных норм, имеющих существенное значение для производства по делу;

-фамилия и имя подозреваемого лица, его гражданство, а также другие сведения о его личности;

-заявление потерпевших по уголовным делам, возбуждаемым по заявлению потерпевшего, и заявление о возмещении вреда;

-указание размера ущерба, причинённого преступлением.

К поручению прилагаются имеющиеся в распоряжении органов предварительного расследования материалы уголовного преследования, а также доказательства. Каждый из находящихся в деле документов должен быть удостоверен гербовой печатью органа предварительного расследования.

При направлении органами предварительного расследования возбуждённого уголовного дела, расследование по этому делу продолжается юридическими (компетентными) органами запрашиваемого государства в соответствии со своим законодательством.

Следует иметь в виду, что согласно ст.80 Минской конвенции сношения по вопросам уголовного преследования осуществляются Генеральными прокурорами (прокурорами) государств - участников Конвенции.

В действующем УПК РФ не выделены уголовно-процессуальные основания для вынесения постановления о прекращении уголовного дела, уголовного преследования в отношении иностранного гражданина, пользующегося иммунитетом от уголовной юрисдикции российского законодательства.

Как указано в предыдущем параграфе, мы считаем, что материально-правовым основанием освобождения от уголовной ответственности в таких случаях является наличие иммунитета от уголовной юрисдикции, а процессуальным основанием - отсутствие согласия аккредитующего государства на привлечение лица, обладающего иммунитетом от уголовной юрисдикции, к уголовной ответственности. Хотя оно в ст.ст.24 и 27 УПК РФ не предусмотрено.

Конкретизация материально-правового и процессуального оснований принятия указанного решения применительно к определенным категориям иностранных граждан содержится в Положении о дипломатических и консульских представительствах иностранных государств на территории РФ (СССР). Например, согласно ст.13 этого Положения глава и члены дипломатического представительства могут подлежать юрисдикции РФ в случае ясно выраженного согласия на это аккредитующего государства . Отсутствие указанного согласия необходимо рассматривать как обстоятельство, исключающее производство по делу в отношении указанных лиц.

Таким образом, в постановлении о прекращении уголовного дела, уголовного преследования в качестве правового основания такого решения следует ссылаться на соответствующую норму УК РФ (ст.11), определенную норму Положения о дипломатических и консульских представительствах и ст.148 УПК РФ. В случае лишения аккредитующим государством иммунитета от уголовной юрисдикции иностранный гражданин подлежит уголовной ответственности на общих основаниях.

В связи с выше изложенным, считаем необходимым дополнить ч.1 ст.24 и ст.27 УПК РФ еще одним основанием прекращения уголовного дела, уголовного преследования: "отсутствие согласия аккредитующего государства или международной организации на возбуждение уголовного преследования лица, пользующегося иммунитетом, либо согласия самого лица, обладающего полным (абсолютным) иммунитетом".

Процессуальные действия в отношении лиц, обладающих дипломатической неприкосновенностью, производятся лишь по просьбе указанных лиц или с их согласия, которое испрашивается через Министерство иностранных дел Российской Федерации (ч.2 ст.3 УПК РФ). Данным правом может воспользоваться любой участник уголовного процесса - иностранный гражданин, обладающий дипломатическим иммунитетом. Более того, аккредитующее государство, наделившее данное лицо иммунитетом, может обязать его воспользоваться этим правом так же, как и лишить его дипломатической неприкосновенности. Именно поэтому в ч.2 ст.3 УПК РФ и указывается необходимость испрашивать согласие на реализацию этого права через МИД.

В международном праве, как указывалось в предыдущих параграфах, существует общее правило, согласно которому отказ от иммунитета в отношении представителя иностранного государства есть исключительное право лишь аккредитующего государства, но не самого дипломатического агента. Причем отказ должен быть всегда ясно выраженным . Так, Конвенция о привилегиях и иммунитетах специализированных учреждений ООН 1947 г. (раздел 22) предусматривает, что специализированное учреждение имеет право и обязано отказаться от иммунитета, предоставленного любому его должностному лицу, когда, по мнению данного специализированного учреждения, иммунитет препятствует отправлению правосудия и если отказ от иммунитета может быть произведен без ущерба для интересов специализированного учреждения. Однако, если вопрос об отказе от иммунитета не урегулирован либо не получено ясно выраженное согласие, то производство каких-либо процессуальных действий невозможно.

В связи с этим, наиболее целесообразно, на наш взгляд, по возбужденному в отношении иностранного гражданина, обладающего иммунитетом, уголовному делу необходимо провести все следственные и иные процессуальные действия, направленные на установление виновного, собирание доказательств и установление всех обстоятельств дела, не затрагивающие дипломатического иммунитета. Затем приостановить производство по уголовному делу до получения (не получения) ясно выраженного согласия аккредитующего государства. После того, как согласие будет получено необходимо возобновить производство по делу. Если же аккредитующее государство не даст своего согласия, либо оно не будет ясным, то лицо, производящее расследование должно прекратить уголовное дело, уголовное преследование по рассмотренным нами выше правилам.

На основании изложенного мы пришли к выводу о необходимости дополнения ч.1 ст.208 УПК РФ: "5) лицо, подлежащее привлечению к уголовной ответственности - иностранный гражданин, обладающий дипломатическим иммунитетом", а также ч.4 ст.208 УПК РФ: "… По основаниям, предусмотренным пунктами 3,4 и 5 части первой настоящей статьи, предварительное следствие может быть приостановлено и до окончания его срока" и ч.5 ст.208 УПК РФ: "До приостановления предварительного следствия следователь выполняет все следственные действия, производство которых возможно до получения ответа на запрос о согласии (несогласии) аккредитующего государства на привлечение своего гражданина, обладающего дипломатическим иммунитетом, к уголовной ответственности".

Таким образом, мы можем сделать следующие выводы, связанные с основными особенностями предварительного расследования по уголовным делам с участием иностранных граждан.

1. Необходимо внести дополнение в ст.151 УПК РФ "8. В отношении иностранных граждан, обладающих дипломатическим иммунитетом и привилегиями, по любым видам преступлений, расследование должно осуществляться только в форме предварительного следствия".

2. Иностранные граждане, совершившие преступления на территории РФ и покинувшие её пределы, по поручению юридических органов РФ могут быть подвергнуты уголовному преследованию в том государстве, где они находятся, при условии, что между РФ и этим государством заключен договор о правовой помощи и в нём предусмотрена возможность осуществления такого преследования. Следует иметь в виду, что согласно ст.80 Минской конвенции сношения по вопросам уголовного преследования осуществляются Генеральными прокурорами (прокурорами) государств - участников Конвенции.

3. До обращения иностранных граждан, обладающих дипломатическим иммунитетом с просьбой об участии в производстве процессуальных действий либо до получения через МИД РФ согласия на их участие в производстве процессуальных действий, следует выполнять неотложные следственные и иные процессуальные действия, не затрагивающие дипломатического иммунитета.

4. Необходимо заручаться согласием лица, обладающего иммунитетом, на производство с его участием ряда процессуальных действий. Так, например, если процессуальные действия производились с участием свидетеля - иностранного гражданина, обладающего иммунитетом, и с его согласия, а затем данное лицо приобретает новый статус подозреваемого, то перед производством процессуальных действий с участием подозреваемого необходимо снова заручиться согласием на дальнейшее производство. А что касается подозреваемого и обвиняемого, то на производство каждого процессуального действия с их участием необходимо каждый раз заручаться согласием на его проведение. В случае наличия у иностранного гражданина абсолютного иммунитета от уголовной юрисдикции Российской Федерации, оно не может быть наделено каким-либо процессуальным статусом без его согласия и соответственно без согласия аккредитующего государства.

5. При получении согласия иностранного гражданина, обладающего иммунитетом, на производство следственного действия необходимо разъяснить ему последствия такого согласия. А именно, в этом случае данное лицо приобретает такой же правовой статус, как и иностранный гражданин, не обладающий иммунитетом, т.е. наделяется правами и обязанностями, предусмотренными уголовно-процессуальным законом, для данного участника процесса, но с некоторыми исключениями, определенными в международно-правовых актах (например, отсутствие обязанности являться на допрос к месту производства предварительного расследования, отсутствие уголовной ответственности за дачу ложных показаний ). В этом случае протокол следственного действия, произведенного с участием иностранного гражданина, будет иметь доказательственное значение.

6. В соответствии с нормами международного права помещения дипломатических представительств неприкосновенны. Доступ в них возможен лишь с согласия главы дипломатического представительства. Поэтому мы рекомендуем производить следственные действия в помещениях дипломатических и консульских представительств с участием представителя МИДа РФ и должностных лиц (глав) дипломатических и консульских представительств.

7. На официальную корреспонденцию и архивы дипломатических и консульских представительств, а также представительств международных организаций на территории РФ не может быть наложен арест, она не может быть изъята, а в архивах не могут производиться обыск и выемка.

8. Граждане, находящиеся на территории иных государств могут быть вызваны в органы предварительного расследования РФ в том случае, если между РФ (СССР) и соответствующим государством заключен договор об оказании правовой помощи, в том числе и по уголовным делам. Процессуальной формой вызова иностранных граждан в органы уголовной юстиции РФ является просьба о взаимной помощи или поручение об оказании правовой помощи, направляемые органам уголовной юстиции соответствующих государств.

9. Руководитель органа предварительного расследования обязан немедленно сообщить о задержании иностранного гражданина в Генеральную прокуратуру России, а копии протокола о задержании передать в МВД и ФСБ России. Кроме того, о задержании уведомляется прокурор, осуществляющий надзор за исполнением законов при производстве расследования. Извещения о задержании иностранного гражданина, с указанием его полного имени, фамилии, гражданства, даты и основания задержания, направляются прокуратурой в МИД РФ для доведения информации до сведения соответствующего дипломатического или консульского представительства.

10. Необходимо дополнить ч.1 ст.24 и ст.27 УПК РФ еще одним основанием прекращения уголовного дела, уголовного преследования: "отсутствие согласия аккредитующего государства или международной организации на возбуждение уголовного преследования лица, пользующегося иммунитетом, либо согласия самого лица, обладающего полным (абсолютным) иммунитетом".

11. Необходимо дополнить ч.1 ст.208 УПК РФ: "5) лицо, подлежащее привлечению к уголовной ответственности - иностранный гражданин, обладающий дипломатическим иммунитетом", а также ч.4 ст.208 УПК РФ: "… По основаниям, предусмотренным пунктами 3,4 и 5 части первой настоящей статьи, предварительное следствие может быть приостановлено и до окончания его срока" и ч.5 ст.208 УПК РФ: "До приостановления предварительного следствия следователь выполняет все следственные действия, производство которых возможно до получения ответа на запрос о согласии (несогласии) аккредитующего государства на привлечение своего гражданина, обладающего дипломатическим иммунитетом, к уголовной ответственности".

12. В раздел XVIII части пятой УПК РФ необходимо включить новую главу "Производство по уголовным делам с участием иностранных граждан в Российской Федерации", которая будет содержать нормы, касающиеся особенностей возбуждения и предварительного расследования уголовных дел, с участием иностранных граждан.

Следующая часть документа


Сноски:

Белозеров Ю.Н., Нагаев Е.А. Гарантии прав и законных интересов иностранных граждан в уголовном процессе / Ю.Н. Белозеров, Е.А. Нагаев; Ин-т защиты предпринимателя. - М.: ИЗП, 1999. С.96.

Карпец И.И. Преступность: иллюзии и реальность // Российское право, - М., 1992. С.391.

См.:ст.13 Положения о дипломатических и консульских представительствах на территории СССР // СЗ, 1995. №18. Ст.314

См.: Приложение № 6

Например, ст.4 Договора между РФ и КНР, ст.8 Договора между СССР и МНР, ст.12 Договора между РФ и Эстонской Республикой и др.

Венская Конвенция о дипломатических сношениях от 18 апреля 1961 г. // Ведомости Верховного Совета СССР, 1964. № 18. Ст.221.

См., например, раздел 3 ст.2 Конвенции о привилегиях и иммунитетах ООН, раздел 5 ст.3 Конвенции о привилегиях и иммунитетах специализированных учреждений ООН, ст.47 Соглашения об учреждении Европейского Банка реконструкции и развития, ст.5 Соглашения об учреждении в РФ объединённого Представительства ООН и др.

Венская Конвенция о дипломатических сношениях от 18 апреля 1961 г. // Ведомости Верховного Совета СССР, 1964. № 18. Ст.22.

См.: Приложение № 6

Консульская конвенция между Российской Федерацией и Республикой Польша. Вступила в силу 28 октября 1995 г. // СЗ РФ, 1998. №14. Ст.1515.

Консульская конвенция между Российской Федерацией и Республикой Болгария. Вступила в силу 15 мая 1997 г. // СЗ РФ, 1997. №23. Ст.2665.

Консульская конвенция между Российской Федерацией и Республикой Болгария. Вступила в силу 15 мая 1997 г. // СЗ РФ, 1997. №23. Ст.2665.

Консульская конвенция между Российской Федерацией и Республикой Беларусь. Вступила в силу 29 августа 1996 г. // СЗ РФ, 1997. №5. Ст.613.

Консульская конвенция между Российской Федерацией и Республикой Молдова. Вступила в силу 11 мая 1997 г. // СЗ РФ, 2000. №6. Ст.612.

Консульская конвенция между Российской Федерацией и Литовской Республикой. Вступила в силу 30 ноября 1995 г. // СЗ РФ, 2000. №5. Ст.464.

Консульская конвенция между Российской Федерацией и Республикой Узбекистан. Вступила в силу 19 октября 1995 г. // СЗ РФ, 1999. №5. Ст.604.

Европейская конвенция о взаимной помощи по уголовным делам от 20 апреля 1959 г. Вступила в силу для России 2 марта 2000 г. // Участие органов внутренних дел и внутренних войск МВД России в международном сотрудничестве. Сборник документов. Выпуск 2. - М., 2000. С.229-240.

Конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам. Подписана в Минске 22 января 1993 г. Вступила в силу для РФ 10 декабря 1994 г. // СЗ РФ, 1995. №17. Ст.1472.

Составители: В.П. Кружков, П.В. Крашенников (М.: СПАРК, 1996)

См.: Российская газета, 2000, № 7.

Европейская конвенция о взаимной правовой помощи от 20 апреля 1959 г. Вступила в силу для России 2 марта 2000 г. // Участие органов внутренних дел и внутренних войск МВД России в международном сотрудничестве. Сборник документов. Выпуск 2. - М., 2000. С.229-240.

Договор между Российской Федерацией и Эстонской республикой о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам. Вступил в силу 20 марта 1995 г. // СЗ РФ, 1998. №2. Ст.229.

Конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам. Подписана в Минске 22 января 1993 г. Вступила в силу для РФ 10 декабря 1994 г. // СЗ РФ, 1995. №17. Ст.1472.

Европейская конвенция о взаимной помощи по уголовным делам от 20 апреля 1959 г. Вступила в силу для России 2 марта 2000 г. // Участие органов внутренних дел и внутренних войск МВД России в международном сотрудничестве. Сборник документов. Выпуск 2. - М., 2000. С.229-240.

Конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам. Подписана в Минске 22 января 1993 г. Вступила в силу для РФ 10 декабря 1994 г. // СЗ РФ, 1995. №17. Ст.1472.

Договор между Российской Федерацией и Эстонской республикой о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам. Вступил в силу 20 марта 1995 г. // СЗ РФ, 1998. №2. Ст.229.

Европейская конвенция о взаимной помощи по уголовным делам от 20 апреля 1959 г. Вступила в силу для России 2 марта 2000 г. // Участие органов внутренних дел и внутренних войск МВД России в международном сотрудничестве. Сборник документов. Выпуск 2. - М., 2000. С.229-240.

Договор между Российской Федерацией и Эстонской республикой о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам. Вступил в силу 20 марта 1995 г. // СЗ РФ, 1998. №2. Ст.229.

Договор между Российской Федерацией и Китайской Народной Республикой о правовой помощи по гражданским и уголовным делам от 19 июня 1992 г. // Участие органов внутренних дел и внутренних войск МВД России в международном сотрудничестве. Сборник документов. Выпуск 2. - М., 2000. С.41-46 .

Договор между Союзом Советских Социалистических Республик и Монгольской Народной Республикой о взаимном оказании правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам от 23 сентября 1988 г. // Участие органов внутренних дел и внутренних войск МВД России в международном сотрудничестве. Сборник документов. Выпуск 2. - М., 2000, С.54-66.

См.: ч.8 ст.1 ФЗ №193-ФЗ от 25 октября 1999 г. Федеральный закон от 25 октября 1999 года "О ратификации Европейской конвенции о взаимной правовой помощи по уголовным делам и Дополнительного протокола к ней" // Российская газета, 28 октября 1999 г.

Договор между РФ и Эстонской Республикой о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам 1993 г. // Сборник международных договоров Российской Федерации по оказанию правовой помощи. М., 1996.

Аналогичная норма закреплена в ст.9 Договора между СССР и МНР

См.: ч.4 ст.1 ФЗ №193-ФЗ от 25 октября 1999 г. // Российская газета, 28 октября 1999 г.

Договор между Союзом Советских Социалистических Республик и Финляндской Республикой о правовой защите и правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам // Международное публичное право. Т. 2, С.129-131

См.: п.3 ст.9 Минской конвенции, п.5 ст.12 Договора между РФ и Эстонской Республикой.

См., например, п.3 ст.7 Договора между СССР и Финляндской Республикой

Например, ст.4 Договора между РФ и КНР, ст.8 Договора между СССР и МНР, ст.12 Договора между РФ и Эстонской Республикой и др.

См., например, ст.3 Европейской конвенции от 20 апреля 1959 года, ст.6 Минской конвенции, ст.22 Договора между СССР и МНР, ст.3 Договора между РФ и Эстонской Республикой, ст.3 Договора между СССР и Финляндской Республикой и др.

Договор между Союзом Советских Социалистических Республик и Монгольской Народной Республикой о взаимном оказании правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам от 23 сентября 1988 г. // Участие органов внутренних дел и внутренних войск МВД России в международном сотрудничестве. Сборник документов. Выпуск 2. - М., 2000. С.54-66.

Европейская конвенция о взаимной помощи по уголовным делам от 20 апреля 1959 г. Вступила в силу для России 2 марта 2000 г. // Участие органов внутренних дел и внутренних войск МВД России в международном сотрудничестве. Сборник документов. Выпуск 2. - М., 2000. С.229-240.

См.: п.3 ст.1 ФЗ №193-ФЗ от 25 октября 1999 г // Российская газета, 28 октября 1999.

См.: Инструкция о порядке извещения иностранных дипломатических и консульских представительств на территории СССР о задержании и арестах граждан представляемого ими государства, а также о порядке посещения консульскими должностными лицами и сотрудниками посольств задержанных, арестованных и осужденных к лишению свободы граждан (утв. Прокуратурой СССР, Верховным Судом СССР, МВД СССР, МИД СССР и КГБ СССР 5 июня 1987 г. № 39/17/144/35/107/35)

Там же.

СЗ РФ, 1995, №13.

СЗ РФ, 1995, №16.

3 СЗ РФ, 1995, №12.

См., например, ст. 12 Консульской конвенции между РФ и Республикой Молдова.

См.: Собрание законодательства Российской Федерации. 1995. № 29. Ст. 2759.

См.: Комментарий к Федеральному закону о содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений / Под ред. П.Г. Мищенкова,- М.: БЕК, 1996. С.139.

См.: Приложение № 6 "Результаты анкетирования".

См.: Приказ Министерства юстиции России от 12 мая 2000 года № 148.

Закон Российской Федерации "О безопасности" от 5 марта 1992 г. № 2446-1 (введен в действие с 25 декабря 1993 г.) (ред. Закона РФ от 25.12.92 г. № 4235-1, Указа Президента РФ от 24.12.93 г. № 2288)

Сборник постановлений Пленумов Верховного Суда РФ по уголовным делам. М., 1995. С.623-625.

Конвенция о дипломатических и консульских представительствах иностранных государств на территории СССР …

См., например, ст.32 Конвенции о дипломатических сношениях 1961 г., ст.45 Конвенции о консульских сношениях 1963 г., ст.41 Конвенции о специальных миссиях 1969 г., ст.31 Конвенции о представительстве государств в их отношениях с международными организациями универсального характера 1975 г. и т.д.

См.: Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. А.В. Смирнова - СПб.: Питер, 2003. - 1008 с., С.48.

Например, ст.4 Договора между РФ и КНР, ст.8 Договора между СССР и МНР, ст.12 Договора между РФ и Эстонской Республикой и др.




Новости МАСП

RSS импорт: www.rss-script.ru









Rambler's Top100
Hosted by uCoz