Существенность процессуальных нарушений при собирании доказательств


kalinovsky-k.narod.ru

Уголовный процесс
Сайт Константина Калиновского

kalinovsky-k.narod.ru
Главная | МАСП | Публикации| Студентам | Библиотека | Гостевая | Ссылки | Законы и юрновости | Тесты | Почта

Калиновский К.Б.
Существенность уголовно-процессуальных нарушений при собирании доказательств
// Законность, оперативно-розыскная деятельность и уголовный процесс. Материалы международной научно-практической конференции. Санкт-Петербург, 9-10 апреля 1998 года. Часть 2. / Под ред. О.М. Латышева, В.П. Сальникова. СПб.: Санкт-Петербургская академия МВД России, 1998. С. 11-14.

В соответствии с ч.2 ст. 50 Конституции РФ и ч.3 ст.69 УПК РСФСР, доказательства, полученные с нарушением закона, признаются не имеющими юридической силы. По поводу применения данной нормы в теории уголовного процесса возникла следующая проблема: любое ли процессуальное нарушение при собирании доказательств влечет их недопустимость, либо только существенное?

Согласно точке зрения профессора В.М. Савицкого всякое нарушение закона при собирании доказательств должно влечь за собой признание их ничтожности, в противном случае классификация нарушений на существенные и несущественные приведет к косвенному благословению незначительных нарушений закона, потребуется иерархия процессуальных норм по степени их важности и углубиться эрозия законности в уголовном судопроизводстве [1]. Н.М. Кипнис также считает невозможным выработать критерии определения существенности нарушений процессуальной формы доказательств, признавая возможность ее восполнения при устранимых нарушениях[2]. В качестве примера восполнимых нарушений обычно приводиться отсутствие на протоколе следственного действия подписи понятого, или даже следователя[3].

На наш взгляд, более предпочтительной оказывается другая позиция, признающая возможность наличия существенных и несущественных нарушений закона при собирании доказательств[4], которая нашла свое отражение в одном из последних вариантов проекта УПК РФ (ч. 3 ст. 68). Ее обоснованию служат следующие аргументы:

1. И в науке, и в уголовно-процессуальном законе применительно к основаниям отмены приговоров известно понятие существенности нарушений уголовно-процессуального закона (ст. 345 УПК РСФСР), природа которых не отличается от процессуальных нарушений при собирании и проверке доказательств.

2. Иерархия процессуальных норм объективно существует. Так, неодинаковую силу имеют общепризнанные принципы и нормы международного права и Конституции РФ, в отличие от иных правовых актов, принимаемых в Российской Федерации (ст.15 Конституции РФ).

3. Признание некоторых процессуальных нарушений несущественными не означает отсутствия необходимости их пресечения и предупреждения. Кроме санкций ничтожности, незначительные уголовно-процессуальные правонарушения при собирании доказательств могут повлечь иные меры юридического воздействия: дисциплинарного, административного или гражданско-правового характера, а также отстранение следователя от производства по делу, вынесение частного определения суда.

4. В соответствии с ч.1 ст. 55 Конституции РФ, толкование правила об исключении доказательств (ч.2 ст.50 Конституции РФ и ч.3 ст.69 УПК РСФСР) не должно приводить к умалению других общепризнанных прав и свобод человека и гражданина, а исключение важного обвинительного доказательства, полученного с несущественным нарушением закона, ущемляет конституционное право потерпевшего на доступ к правосудию и компенсацию причиненного ущерба (ст.52 Конституции РФ).

Таким образом, при собирании доказательств возможны процессуальные нарушения без признаков существенности, которые не должны влечь за собой признание средств доказывания не имеющими юридической силы.

К числу несущественных можно отнести следующие нарушения общих правил проведения следственных действий:

  • Следователь не оберег имущественные интересы участников следственного действия, например, произвел не вызванное необходимостью повреждение запоров дверей и других предметов при производстве обыска (ч. 4 ст.170 УПК РСФСР).
  • Имели место действия, ущемившие честь или достоинство граждан, или повлекшие разглашение сведений их частной жизни, например, в процессе производства обыска в помещении произошло разглашение обстоятельств интимной жизни его владельцев (ч.5 ст.170 УПК РСФСР). [5]
  • Участники следственного действия не выполнили все указания следователя, например, лицо покинуло место, в котором производиться обыск, вопреки соответствующему запрету следователя (ч.6 ст.170 УПК РСФСР).

Исходя из разрешительного типа правового регулирования уголовно-процессуальных отношений, некоторые авторы считают процессуальным нарушением и совершение не предусмотренных законом действий при собирании доказательств, например, участие специалиста в производстве допроса[6]. Такие нарушения также не обладают признаками существенности.

Классификация процессуальных нарушений норм доказательственного права по степени их существенности порождает проблему точного определения и закрепления в законе ее основания. Для этой цели на наш взгляд достаточно двух критериев.

Во-первых, является общепризнанным, что существенными являются такие нарушения при собирании доказательств, которые порождают неустранимые сомнения в их достоверности.

Во-вторых, в силу того, что признание доказательств недопустимыми должно обеспечивать не все права и свободы граждан, а только имеющие особое уголовно-процессуальное значение, к разряду существенных прежде всего следует отнести нарушения таких прав и свобод граждан, которые представляют их в качестве сторон уголовного судопроизводства.


[1] Савицкий В.М. Уголовный процесс России на новом витке демократизации // Государство и право. 1994. № 6. С. 106; Савицкий В.М. О презумпции невиновности и других принципах уголовного процесса // в кн. Ларин А.М., Мельников Э.Б., Савицкий В.М. Уголовный процесс России. М., 1997. С. 70-71.

[2] Кипнис Н.М. Допустимость доказательств в уголовном судопроизводстве. М., 1995. С. 83

[3] См.: Григорьева Н. Принципы уголовного судопроизводства и доказательства. // Российская юстиция. 1995. № 8. С. 41.

[4] См., например: Зажицкий В.И. Вопросы доказательственного права // Советская юстиция. 1992, №19-20 с.3; Смирнов А.В. Комментарий. / Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР. СПб.: Изд-во“Альфа”, 1997. С. 216.

[5] См.: Смирнов А.В. Указ. соч. С. 216.

[6] См.: Михальчук А. Участие третьих лиц в допросе. // Законность. 1995. № 7. С. 22-25.


О проблеме существенности процессуальных нарушений и допустимости доказательств по новому УПК РФ см. Комментарий к УПК РФ под ред. А.В. Смирнова.


Новости МАСП

RSS импорт: www.rss-script.ru







Рейтинг@Mail.ru

Rambler's Top100
Hosted by uCoz