Законность и типы уголовного процесса. Автореферат диссертации


kalinovsky-k.narod.ru

Уголовный процесс
Сайт Константина Калиновского

kalinovsky-k.narod.ru
Главная | МАСП | Публикации| Студентам | Библиотека | Гостевая | Ссылки | Законы и юрновости | Тесты | Почта

Калиновский К.Б. Законность и типы уголовного процесса.
Автореферат дисс. ... канд. юрид. наук. СПб., 1999.

Специальность 12.00.09 - уголовный процесс, криминалистика
и теория оперативно-розыскной деятельности

Диссертация выполнена на кафедре уголовного процесса Санкт-Петербургского университета МВД России

Научный руководитель:

доктор юридических наук, профессор В.В. Вандышев

Официальные оппоненты:

доктор юридических наук, профессор, заслуженный юрист Российской Федерации В.И. Рохлин

кандидат юридических наук, доцент С.В. Кузьмин

Ведущая организация:

Санкт-Петербургский юридический институт Генеральной прокуратуры Российской Федерации

Защита состоится 28 мая 1999 года в 15 часов на заседании диссертационного совета Д-052.10.02 по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора наук в Санкт-Петербургском университете МВД России (198075, Санкт-Петербург, ул. Летчика Пилютова, д.1).

С диссертацией можно ознакомится в библиотеке Санкт-Петербургского университета МВД России (198075, Санкт-Петербург, ул. Летчика Пилютова, д.1).

Ученый секретарь диссертационного совета Д-052.10.02 кандидат юридических наук, доцент С.А. Денисов

 

См.: Выступление Смирнова Александра Витальевича в качестве неофициального оппонента на защите диссертации.

Общая характеристика работы

Актуальность темы исследования. В соответствии с современным правопониманием законность не может быть сведена исключительно к строгому соблюдению установленных государством норм, к общеобязательности права. Понятие законности должно охватывать не только соблюдение законов, но и их правовое содержание. В основе исследования законности должно лежать дискуссионное понятие уголовно-процессуального права.

Уголовно-процессуальное право при сопоставлении его с законом не сводится к совокупности установленных государством норм и рассматривается как исторически развивающееся социальное явление. Для изучения исторически развивающихся объектов исключительно важную методологическую функцию в науке выполняет понятие типа. Обращение к понятию типа уголовного процесса обеспечивает исторический подход к исследованию содержания законности. Именно тип процесса выражает последовательность развития уголовно-процессуального права вместе с развитием общества. Тип уголовного процесса отражает всю совокупность его черт, характерных для определенного этапа общественного развития.

Понятие типа уголовного процесса обусловлено основанием типологии, которым вместо формационно-классового подхода становится концепция естественно-исторического становления свободы автономной личности и прав человека. Автор присоединяется к мнению Н.Н. Розина, В.К. Случевского, И.Я. Фойницкого, И.Л. Петрухина, Н.В. Радутной, А.В. Смирнова, которые розыскной, состязательный и смешанный уголовные процессы рассматривают как его типы.

Исследование теоретических проблем законности в различных типах уголовного процесса приобретает особую актуальность в условиях подготовки нового Уголовно-процессуального кодекса РФ. С учетом общепризнанных норм международного права и Конституции РФ сущность реформы российского уголовного процесса состоит в преобразовании его типа, укреплении в нем состязательных начал и освобождении его от инквизиционных свойств. Исследование содержания законности в состязательном типе уголовного процесса позволяет дать анализ таким существенным процессуальным проблемам, как активность суда в процессе доказывания, “сделки о признании вины”, объем и пределы равенства сторон обвинения и защиты.

Степень разработанности темы. В уголовно-процессуальной науке проблема законности подробно изучалась Т.Н. Добровольской, А.С. Кобликовым, В.П. Нажимовым, В.П. Радьковым, М.С. Строговичем, М.А. Чельцовым-Бебутовым, П.С. Элькинд, М.Л. Якубом и другими правоведами. Вопросы законности продолжают разрабатываться и углубляться в современных исследованиях А.Д. Бойкова, Н.Л. Гранат, И.Ф. Демидова, В.В. Клочкова, М.Е. Токаревой и других ученых. Однако среди процессуалистов существуют значительные разногласия в определении данного понятия. Сторонники различения права и закона, как правило, подробно не рассматривают понятие законности, а известные исследователи проблемы законности в уголовном судопроизводстве нередко отрицают необходимость различения права и закона. В работах последних лет законность в уголовном процессе преимущественно исследуется в связи с прокурорским надзором или нравственно-психологическими проблемами процессуальной деятельности.

Вместе с тем следует отметить, что в правовой литературе изучение типов уголовного процесса обычно не связывается с вопросами содержания и обеспечения законности. Типы уголовного процесса, кроме трудов вышеуказанных ученых, получили значительную разработку в исследованиях С.И. Викторского, Ю. Глазера, Н.В. Давыдова, В. Даневского, А.С. Жиряева, И. Лукьянова, П.И. Люблинского, К.Ю.А. Миттермайера, И.В. Михайловского, Н.В. Муравьева, Д.Г. Тальберга и других дореволюционных процессуалистов. Розыскной, состязательный и смешанный процессы рассмотрены на монографическом уровне в трудах М.А. Чельцова-Бебутова, В.П. Нажимова, Ю.В. Мещерякова. Проблемы состязательности освещались также в работах Я.О. Мотовиловкера, Н.Н. Полянского, М.С. Строговича, В.Н. Шпилева, П.С. Элькинд, М.Л. Якуба и многих других ученых. Этим проблемам посвящены диссертационные исследования последних лет А.О. Машовец, А.В. Долгушина и С.Д. Шестаковой. Несмотря на значительную разработку этих проблем, многие вопросы, характеризующие типы уголовного процесса, остались дискуссионными.

Анализ степени разработанности темы позволяет констатировать, что проблема содержания законности в различных типах уголовного процесса не получила подробного освещения в специальных исследованиях.

Объект и предмет исследования. Объектом исследования являются общественные отношения в сфере уголовного судопроизводства, касающиеся реализации должной правовой процедуры, а предметом - понятие законности и ее содержание в различных типах уголовного процесса.

Цель и задачи исследования. Целью исследования является осуществление теоретического анализа понятия и содержания законности в различных типах уголовного процесса, реализации принципов состязательности в российском уголовном процессе в условиях его реформирования, а также разработка на этой основе рекомендаций по совершенствованию уголовно-процессуального законодательства и практики его применения.

Общая цель обусловила постановку следующих задач:

1. Выявить и проанализировать различные подходы к понятию законности в уголовном процессе и уточнить ее определение;

2. Обосновать необходимость использования типологии уголовного процесса для исторического подхода к исследованию содержания законности с позиции различения права и закона;

3. Рассмотреть содержание законности в розыскном, состязательном и смешанном уголовном процессе;

4. Изучить процессуальные средства обеспечения принципов состязательности в российском уголовно-процессуальном законодательстве;

5. Произвести анализ проблем, возникающих при оценке законности в состязательном уголовном процессе, в частности, активности суда, “сделок о признании вины”, объема и пределов равенства сторон обвинения и защиты;

6. Сформулировать предложения по совершенствованию уголовно-процессуального законодательства.

Методология исследования. Методологической базой исследования является диалектический метод научного познания, а также исторический, логический, сравнительно-правовой, статистический, конкретно-социологический и другие частные методы научно-исследовательской работы.

В работе используются труды специалистов по философии, теории государства и права, истории политических и правовых учений, судоустройству, прокурорскому надзору, административному, гражданскому и уголовному процессам.

Нормативную базу исследования составляют нормы Конституции РФ, международного права, действующего законодательства России и Проекта УПК РФ, принятого в первом чтении Государственной Думой РФ[1], положения решений Конституционного Суда РФ, Постановлений Пленумов Верховного Суда СССР и Верховного Суда РФ.

Эмпирическую базу исследования составляют результаты анкетирования свыше 400 работников правоохранительных органов г. Санкт-Петербурга и Республики Карелия, анализ статистических данных о состоянии преступности и результатах борьбы с ней в г. Санкт-Петербурге, Ленинградской области и Республике Карелия за 1995-1998 годы, о работе прокуратуры г. Петрозаводска за 1995-1998 годы, надзорной практики Санкт-Петербургского городского суда и Верховного Суда Республики Карелия 1997-1998 годов, практики направления уголовных дел на дополнительное расследование в горрайорганах внутренних дел г. Санкт-Петербурга и Ленинградской области за 1995 - 1998 годы.

Научная новизна исследования определяется тем, что автор диссертации использовал подход к проблеме законности с позиции типов уголовного процесса. В свете различения права и закона, концепции прав человека предпринята попытка рассмотрения понятия и содержания общеправового принципа законности в уголовном судопроизводстве с помощью анализа системы уголовно-процессуальных принципов. К новым результатам можно отнести обоснование исторического различия содержания законности в розыскном и состязательном судопроизводстве, построение типологии уголовного процесса по признаку соотношения частных и публичных начал, рассмотрение системы принципов уголовного процесса по его типам. В работе сформулированы предложения для решения проблем реализации принципов состязательного процесса в российском уголовном судопроизводстве, активности суда, распространения “сделок о признании вины”, объема и пределов равенства сторон обвинения и защиты.

Положения, выносимые на защиту:

1. Законность в уголовном процессе - это правовой режим производства по уголовным делам, заключающийся в соблюдении уголовно-процессуальных норм всеми правосубъектными участниками судопроизводства, который отражен через общественное правосознание в системе уголовно-процессуальных принципов.

2. Содержание законности различается в розыскном и состязательном уголовном процессе.

3. В розыскном процессе основное содержание законности характеризуется принципами официальности и инструктивности.

Официальность как крайнее проявление публичности означает требование для ведущих производство органов по собственной инициативе (ex officio) устанавливать истину и принимать решения вне зависимости от волеизъявления заинтересованных лиц. Принцип официальности обеспечивается процессуальным единоначалием, ревизионным началом, письменностью и тайностью процесса.

Инструктивность как требование чрезмерно детальной регламентации уголовно-процессуальных действий выражается в формальной системе доказательств, унификации процессуальной формы, регламентации поводов уголовного преследования.

4. В состязательном процессе основное содержание законности характеризуется принципами независимости суда и равноправия сторон, которые с древнеримских времен известны как nemo judex in re sua - никто не может быть судьей в своем собственном деле, и audiatur et altera pars - да будет выслушана противная сторона.

В современном состязательном уголовном процессе независимость суда предполагает его стремление к объективной истине - активность в доказывании и обеспечивается рядом процессуальных положений, в частности запретом возлагать на суд функцию уголовного преследования, коллегиальностью, гласностью, процедурой формирования суда, институтами подсудности и отводов, судебным надзором, оценкой доказательств по внутреннему убеждению, непосредственностью исследования доказательств.

Юридическое равенство сторон состоит в наделении обвинения и защиты достаточными процессуальными возможностями для отстаивания своих позиций. В современном состязательном уголовном процессе это выражается в преобладании полномочий органов уголовного преследования до момента привлечения лица в качестве обвиняемого и в предоставлении защите определенных процессуальных преимуществ после этого акта. Принцип равноправия сторон обеспечивается системой процессуальных положений, в том числе запретом возлагать на обвинителя судебные полномочия, правом обвиняемого на защиту, неприкосновенностью личности, правилом о толковании сомнений в пользу обвиняемого.

5. С учетом общепризнанных норм международного права принципы независимости суда и равноправия сторон реализуются в российском уголовном процессе в еще недостаточных для состязательного типа пределах. Однако при дальнейшем расширении состязательности с точки зрения законности должно быть ограничено распространение сделок о признании вины, права стороны защиты на процессуальное собирание (легализацию) доказательств и на ознакомление со всеми материалами дела на первоначальном этапе расследования до привлечения лица в качестве обвиняемого.

6. В диссертации сформулированы предложения по совершенствованию законодательной регламентации института отводов, возбуждения уголовного дела, его прекращения в связи с деятельным раскаянием и примирением с потерпевшим, возвращения дела на дополнительное расследование, опротестования судебных решений в надзорном порядке, ознакомления обвиняемого (подозреваемого) и его защитника с материалами дела и их участия в доказывании и некоторые другие.

Теоретическая и практическая значимость работы.Теоретическая значимость работы состоит в комплексном монографическом исследовании законности применительно к типам уголовного процесса. Положения диссертационного исследования пополняют потенциал науки уголовного процесса. Результаты работы могут быть использованы в качестве теоретической основы для исследования системы принципов уголовного процесса, характера и содержания существенных уголовно-процессуальных нарушений.

Практическая значимость исследования заключается в предложениях по реформированию законодательства. Теоретические положения и выводы работы могут быть использованы в подготовке учебной, методической и научной литературы, а также в учебном процессе.

Апробация и внедрение результатов исследования Диссертация подготовлена на кафедре уголовного процесса Санкт-Петербургского университета МВД России, на которой осуществлялось ее обсуждение.

Основные положения работы изложены в выступлениях и тезисах к докладам на международных и российских научно-практических конференциях: “Актуальные проблемы борьбы с преступностью в современных условиях” (Санкт-Петербургская академия МВД России, 22 мая 1997 года), “Международное сотрудничество правоохранительных органов в борьбе с организованной преступностью и наркобизнесом” (Санкт-Петербургская академия МВД России, 25 июля 1997 года), “Законность, оперативно-розыскная деятельность и уголовный процесс” (Санкт-Петербургская академия МВД России, 9-10 апреля 1998 года), “Новые информационные технологии в практике работы правоохранительных органов” (Санкт-Петербургский университет МВД России, 20 ноября 1998 года), “Всеобщая декларация прав человека и правозащитная функция прокуратуры” (Санкт-Петербургский юридический институт Генеральной прокуратуры Российской Федерации, 15-16 декабря 1998 года).

Основные идеи и положения исследования внедрены в учебный процесс Санкт-Петербургского университета МВД России, Санкт-Петербургского Гуманитарного университета профсоюзов, Санкт-Петербургского юридического института.

Структура и объем диссертации. Диссертация имеет объем 182 станицы и состоит из введения, трех глав, заключения, библиографического списка и приложения.

Содержание работы

Во введении обосновывается актуальность темы, излагаются цели и задачи исследования, его объект, предмет, методологические основы, научная новизна, теоретическая и практическая значимость, сведения об апробации результатов.

Первая глава “Законность в уголовном процессе: теоретический анализ” состоит из трех параграфов.

В первом параграфе “Концепция различения права и закона как методологическая основа для изучения законности в уголовном процессе рассматриваются политическое значение и теоретические недостатки понятия законности, обусловленные нормативистским правопониманием. Отмечается, что требование строгого и неуклонного соблюдения законов - приказов способствовало укреплению тоталитаризма.

Автором обосновывается необходимость подхода к понятию законности с позиции различения права и закона, анализируются функции законности, в том числе ее способность характеризовать сам закон применительно к праву. В диссертации излагаются аргументы в пользу актуальности понятия законности при различении права и закона. Анализ этих вопросов позволил соискателю сформулировать вывод, что законность в уголовном процессе является конкретизацией понятия права. Ее сущность как соблюдение и исполнение права в самом широком смысле слова проявляется в особенных понятиях юридического режима и принципа законности.

Во втором параграфе “Режим законности и верховенство права в уголовном процессе анализируется объективная и субъективная стороны законности - режим и принцип, а также проблема их соотношения. Всеобщее исполнение права приводит к установлению правового режима. В свою очередь, правовой режим выражается через общественное правосознание в совокупности основных начал - принципов уголовно-процессуального права, которые и составляют содержание принципа законности. Принцип законности производен от правового режима и не имеет самостоятельного содержания, а состоит из других процессуальных принципов. В то же время он является правовой нормой общего характера и служит критерием и основой для разработки законодательства и для урегулирования отклоняющегося поведения участников общественных отношений, способствуя поддержанию правового режима. Применительно к правовому государству понятие принципа законности эквивалентно понятию верховенства права.

С учетом анализа различных определений законности в современной правовой литературе диссертант понимает под исследуемым понятием правовой режим производства по уголовным делам, заключающийся в соблюдении уголовно-процессуальных норм всеми правосубъектными участниками судопроизводства, который отражен через общественное правосознание в системе уголовно-процессуальных принципов.

Соискателем подвергнуты теоретическому анализу проблемы соотношения понятия законности с понятиями правопорядка, целесообразности и легитимности. В работе подробно рассматривается проблема законности с точки зрения категорий правового регулирования, подчеркивается несводимость законности к способам реализации права. Автор аргументирует положение о том, что в сфере нормотворчества законность выступает в качестве соответствия метода правового регулирования особенностям его предмета и в качестве соблюдения (выражения) метода регулирования в уголовно-процессуальных нормах. В сфере реализации права законность предстает в виде соблюдения норм (метода) в уголовно-процессуальной деятельности.

После анализа общего понятия законности автор констатирует необходимость исследования его конкретного содержания. При определении законности посредством обращения к правовым началам для их изучения в развитии необходим исторический подход, поскольку правовые начала - принципы, как и само право, эволюционируют вместе с развитием общества.

Третий параграф “Исторический подход к содержанию законности в уголовном процессе” содержит анализ понятий типов и принципов уголовного процесса как необходимых предпосылок дальнейшего исследования содержания законности, и обоснование тезиса о различном содержании законности в розыскном и состязательном уголовном процессе.

Логика исследования, заключающаяся в характеристике законности посредством эволюционирующего права, поднимает проблему отражения его развития в категориях уголовно-процессуальной науки. Диссертант поддерживает позицию дореволюционных и ряда современных ученых о том, что основные этапы развития уголовно-процессуального права отражаются через категории типов процесса. В отличие от классового подхода концепция различения права и закона, теория прав человека позволяют считать существенным показателем развития уголовно-процессуального права и основанием его типологии соотношение свободы личности и государства. Соответственно идеальный тип уголовного процесса предстает как обусловленная определенным соотношением частных и публичных начал организация производства по делу, выражающаяся в процессуальном положении основных участников уголовного процесса (носителей функций обвинения, защиты и юстиции). В результате данной типологии выделяются только три идеальных типа: обвинительный (частно-исковой) - при преобладании частного начала над общественным, розыскной - при поглощении частного начала публичным, и состязательный или постсостязательный - при органичном сочетании публичного и частного начала.

В связи с этим отмечается, что противопоставление категорий типа и формы процесса утратило актуальность, вследствие освобождения науки от догматических представлений и идеологических установок. Понятие формы призвано характеризовать уголовный процесс наряду с категорией содержания, а тип, как результат классификации по существенным признакам, выражает совокупные, характерные черты уголовного судопроизводства. Употребляя данные понятия в качестве синонимов, автор констатирует необходимость отдельного исследования проблемы типов и форм уголовного процесса.

Различное сочетание общественного и частного начала (публичности и диспозитивности) предполагает наличие в каждом типе уголовного процесса собственных конституирующих идей - принципов, определяющих положение основных участников производства. Анализируя существенные признаки понятия процессуального принципа, автор формулирует его как общее правовое положение, выражающее сущность уголовного процесса. Различие правовых положений по степени общности создает предпосылку для построения многоуровневой системы принципов в каждом типе судопроизводства.

Вторая глава “Содержание законности в розыскном, состязательном и смешанном уголовном процессе” посвящена рассмотрению процессуальных принципов в каждом типе уголовного судопроизводства, за исключением древнего обвинительного (частно-искового) процесса, характеризующегося преобладанием частного начала над публичным, вследствие чего не разделенного с гражданским процессом и не обладающего специфическими уголовно-процессуальными принципами.

В первом параграфе “Содержание законности в розыскном уголовном процессе” представлен анализ понятия, признаков и принципов розыскного процесса, а также особенностей предмета и метода его правового регулирования.

Розыскной уголовный процесс определяется поглощением индивидуальных интересов коллективными, господством императивного метода регулирования над диспозитивным. Содержание законности в розыскном процессе составляют принципы официальности и инструктивности.

Официальность или должностная инициатива, являясь крайним проявлением публичности, представляет собой требование для ведущих производство органов по собственной инициативе (ex officio) устанавливать истину и принимать решения вне зависимости от волеизъявления заинтересованных лиц (сторон). В отличие от официальности, публичность как деятельность в интересах общества свойственна любому уголовному процессу (за исключением древнего обвинительного). Из принципа официальности, определяющего статус основных участников процесса, вытекают положения более низкого уровня общности. Среди них находятся процессуальное единоначалие, с одной стороны, как концентрация полномочий у органа, ведущего расследование, и их отсутствие у обвиняемого и потерпевшего, а с другой - подчинение субъекта производства вышестоящему начальнику (инстанции), а также ревизионное начало, письменность и тайность процесса.

Автор отмечает обоснованность точки зрения М.А. Чельцова и М.Л. Якуба на соотношение принципов законности и публичности. По их мнению, публичность раскрывает понятие законности, которая рассматривается как должностная инициатива. Однако это справедливо применительно к розыскному производству, каким по существу был советский уголовный процесс.

Инструктивность как принцип розыскного процесса предполагает излишне детальную регламентацию уголовно-процессуальных действий. Инструктивность определяет процедуру производства по делу и служит почти единственной гарантией достижения цели процесса при императивном методе регулирования. В то же время инструктивность выступает средством ограничения свободы личности судьи. Из данного принципа вытекают положения формальной системы доказательств, унификации процессуальной формы, регламентации поводов для уголовного преследования и некоторые другие.

Содержание законности в розыскном процессе освещается также в плоскости соблюдения метода правового регулирования. При этом указывается на то, что предметом регулирования являются управленческие отношения, в которых объектом управления служит не процедура производства, а сами его участники, в равной степени и обвиняемый, и судья-инквизитор. Правовое регулирование осуществляется исключительно императивным методом. Такой угол зрения позволяет определить розыскной процесс как последовательное применение метода власти - подчинения к общественным отношениям в области уголовного судопроизводства.

В отдельном исследовании нуждается проблема правового содержания законности в инквизиционном производстве (легитимности розыскного процесса). Однако эволюция уголовно-процессуального права позволяет считать, что розыскной процесс и его принципы в определенный период соответствуют потребностям общественного развития.

Во втором параграфе “Содержание законности в состязательном уголовном процессе” автор раскрывает вопросы понятия, признаков и принципов состязательного типа уголовного процесса, а также проблемы активности суда, равенства сторон, метода регулирования в состязательном процессе и сделок о признании вины.

Состязательному (точнее постсостязательному) уголовному процессу как синтезу обвинительного и розыскного свойственно сохранение публичного начала при предоставлении широких прав основным его участникам. Органичное сочетание общественных и частных интересов определяет состязательный тип процесса и выражается в правовом положении обвинителя, обвиняемого и суда. Правовое положение участников процесса предполагает размежевание процессуальных функций и другие признаки состязательности.

При анализе проблемы противопоставления понятий состязательности как принципа и формы процесса, диссертант отмечает, что они не исключают друг друга. С одной стороны, в смешанном производстве состязательное начало наряду с розыскным отвечает всем признакам понятия принципа процесса, а с другой - при последовательном осуществлении они приобретают значение формы судопроизводства, а точнее типа, как результата классификации по существенным признакам.

На основании анализа нормативной основы состязательного уголовного процесса в работе формулируется положение, что содержание законности в данном типе судопроизводства характеризуется принципами независимости суда и равноправия сторон, которые с древнеримских времен известны как nemo judex in re sua - никто не может быть судьей в своем собственном деле, и audiatur et altera pars - да будет выслушана противная сторона.

Для выявления конкретного содержания принципа независимости суда в диссертации анализируется проблема активности органа юстиции. Оценка аргументов противников активности суда в доказывании позволяет прийти автору к выводу, что она не только не противоречит состязательному типу уголовного процесса, но и является необходимым свойством независимости суда. Публичность и вытекающая из нее цель установления объективной истины присуща любому типу уголовного процесса, кроме древнего обвинительного. При этом активность суда в доказывании не является следствием принципа официальности, если суд не выходит за пределы предъявленного обвинения и не становится источником движения дела. Суд, дополняя инициативу сторон, должен проверять их аргументы посредством собирания доказательств по своей инициативе для достижения объективной истины.

В диссертации рассматривается развитие принципа независимости суда с точки зрения типов процесса. В древнем частно-исковом производстве орган юстиции был автономен не только от сторон, но и от объективной истины, разрешая дело “по жребию”. Субъект следственного процесса обладал некоторой процессуальной самостоятельностью в рамках единоначалия. В состязательном судопроизводстве принцип независимости суда обеспечивает разрешение дела исходя из его существа и действительных обстоятельств.

Другое начало состязательности - равноправие сторон - рассматривается как конкретизация общеправового принципа формального равенства. Формальное равенство сторон предполагает абстрагирование от естественных различий обвинения и защиты по определенному основанию. Этим основанием выступает свобода личности в общественных отношениях в сфере уголовного судопроизводства, выражающаяся в процессуальном положении основных участников процесса. В соответствии с этим в работе освещается эволюция содержания общеправового принципа формального равенства в зависимости от типа судопроизводства. В обвинительном процессе оно заключается в уравнительном требовании, близком к цивилистической концепции. В розыскном производстве оно означает равенство участников процесса перед равнообязательной для них нормой права, состоящее во взаимности их прав и обязанностей. В состязательном уголовном процессе формальное равенство сторон состоит в предоставление им таких процессуальных возможностей, которые позволили бы реализовать свободу, то есть фактическое преимущество того, на чьей стороне находится истина.

Изложенное позволяет прийти автору к заключению, что в состязательном уголовном процессе равноправие сторон означает преобладание розыскных начал на этапе общего расследования (inquisitio generalis) - до привлечения лица в качестве обвиняемого и предоставление защите процессуальных преимуществ, начиная с этапа специального расследования (inquisitio specialis). Исследуя природу правила предоставления защите процессуальных преимуществ (in favorem defensionis), диссертант акцентирует внимание на моменте их возникновения. Лишь после появления обвинения (подозрения) возможно действие привилегий защиты, в том числе толкования неустранимых сомнений в пользу обвиняемого, обязательного участия защитника, регулирования деятельности защиты запретительным методом.

Реализация принципа равенства сторон, по мнению диссертанта, осуществляется через систему важнейших процессуальных положений, среди которых находятся запрет возлагать на обвинителя судебные полномочия, право обвиняемого на защиту, неприкосновенность личности и другие.

Рассмотрение принципов состязательного уголовного процесса дает возможность отметить некоторую условность выделения всего двух положений: независимости суда и равноправия сторон. К такой конструкции неприменимо простое соотношение части и целого, поскольку при неравенстве сторон не может иметь места независимость суда, неизбежно оказывающегося под воздействием одной из них. Аналогичным образом неосуществимо равенство сторон, если вместо беспристрастности суд будет обвинять или защищать. Принципы состязательности должны не исключать, а предполагать друг друга для характеристики трехстороннего состязательного отношения.

В работе предпринята попытка характеристики уголовно-процессуальной состязательности посредством категорий правового регулирования. Такой подход позволяет заключить, что в силу особенностей предмета регулирования судопроизводственный метод трехстороннего состязательного правоотношения в уголовном процессе имеет качественную определенность, отличающую его не только от методов отраслей материального права, но и от методов иных процессуальных отраслей. С розыскным методом состязательность разнится большей диспозитивностью поведения основных участников процесса. Большее присутствие публичности отличает уголовно-процессуальную состязательность от гражданско-процессуальной и выражается в трех признаках: 1) публичности обвинения. Обвинение осуществляется государственным органом, который руководствуется началом инструктивности, а не удобства, целесообразности. При этом на ранних этапах производства обвинение подчинено розыскному началу; 2) публичности суда и его стремлении к объективной истине. В силу большей, чем в гражданском процессе, активности суда в доказывании, ему принадлежит право собирать доказательства по своей инициативе; 3) публичности защиты. Общественный интерес состоит в оправдании невиновных, и их реабилитация выступает публичной целью уголовного процесса.

Рассмотренная специфика уголовно-процессуальной состязательности создает предпосылки для анализа проблемы сделок о признании вины. Автор приходит к однозначному выводу о недопустимости широкого распространения сделок о признании вины по тяжким преступлениям в состязательном идеальном типе уголовного процесса в силу его отличия от процесса гражданского. Согласно проведенному опросу, большинство практических работников (в среднем 72%) поддерживают данный вывод. За введение в российский уголовный процессе сделок о признании высказались всего 20% судей, 27% прокуроров и следователей прокуратуры, 41% адвокатов, 24% следователей МВД. Примерно треть опрошенных считают возможным использование сделок о признании только по преступлениям небольшой тяжести.

В состязательном уголовном процессе отсутствуют все три предпосылки для мирового соглашения сторон.

1) Принцип инструктивности лишает прокурора права уменьшать обвинение по мотивам целесообразности. Так считают 75% судей, 65% прокуроров и следователей прокуратуры, 59% следователей МВД и 19% адвокатов. В случае неподтверждения в суде предъявленного обвинения отказ от него является обязанностью прокурора, а не правом.

2) Стремление суда к объективной истине исключает довольствование им формальным признанием вины. Право суда истребовать доказательства по своей инициативе, без ходатайств сторон поддерживают 62% судей, 68% прокуроров и следователей прокуратуры, 47% адвокатов и 73% следователей МВД.

3) Публичность защиты лишает обвиняемого права путем признания вины устранить судебное исследование и возложить на себя уголовную ответственность. Данное положение нашло поддержку у 80% судей, 65% прокурорских работников, 75% адвокатов и у 54% следователей МВД.

В целом, число последовательных сторонников сделок о признании, положительно относящихся к трем предпосылкам соглашения, составляет 8,3%.

При анализе сделок о признании вины также необходимо учитывать, что мировое соглашение сторон имеет материально-правовое значение и как договор не может быть источником уголовного права.

В связи с проблемой сделок о признании вины в работе анализируется действующее уголовно-процессуальное законодательство. Отмечается, что прекращение уголовного дела в связи с деятельным раскаянием (ст.7 УПК) и в связи с примирением с потерпевшим (ст.9 УПК) не являются сделкой о признании в ее “классическом” виде. Поскольку и деятельное раскаяние, и примирение с потерпевшим служат не актом распоряжения предметом спора сторон, а одним из обстоятельств, влияющих на степень общественной опасности деяния и личности обвиняемого. В соответствии с нормами уголовного и уголовно-процессуального законодательства ст.ст. 7 и 9 УПК при производстве предварительного следствия применяются в среднем в пределах 6% случаев от общего числа прекращенных дел. В то же время этот показатель при применении органами дознания ст.ст. 7 и 9 УПК в среднем превышает соответственно 12% и 20%. В судебных стадиях менее 5% лиц от общего количества подсудимых освобождается от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием или примирением с потерпевшим.

С точки зрения соблюдения принципов состязательного уголовного судопроизводства в диссертации формулируются рекомендации по совершенствованию уголовно-процессуального законодательства. В частности, предлагается для прекращения уголовного дела в связи с деятельным раскаянием или примирением с потерпевшим ввести в качестве обязательного условия вынесение постановления о привлечении лица в качестве обвиняемого.

В третьем параграфе “Содержание законности в смешанном уголовном процессе” освещаются проблемы понятия и принципов смешанного судопроизводства. Использованная в работе типология уголовного процесса позволяет заключить, что смешанный процесс выступает не идеальным, а реальным типом судопроизводства. Он является особенным понятием по отношению к идеальному типу. Любой этап развития уголовно-процессуального права состоит из реальных уголовных процессов конкретных стран, каждый из которых является смешанным. Путем обобщения особенностей национальных уголовно-процессуальных систем могут быть выделены виды смешанного процесса, например, континентальный и островной.

Содержание данного параграфа позволило автору прийти к следующим выводам. Во-первых, принадлежность российского уголовного процесса к смешанному типу не просто дань историческим традициям, а принципиальное положение для любой конкретной национальной уголовно-процессуальной системы. Следовательно, при реформировании законодательства теоретически неверно и невозможно построение “чистой” состязательности, в рамках которой осуществляется спор равных сторон перед пассивным судом. Во-вторых, современный смешанный уголовный процесс демократического государства сочетает в себе общественные и личные интересы, то есть относится к состязательному (или постсостязательному) типу. Ведущее место в нем занимают принципы независимости суда и равноправия сторон. Официальность и инструктивность как принципы следственного процесса действуют на этапе общего расследования и при производстве в упрощенном порядке. Они также являются нормативной основой деятельности органов уголовного преследования.

Третья глава “Законность в российском уголовном процессе” состоит из трех параграфов и содержит исследование реализации принципов состязательности в уголовном процессе России.

В первом параграфе “Международно-правовые и конституционные начала независимости суда и равноправия сторон как основное содержание законности в российском уголовном процессе обосновывается тезис о принадлежности смешанного уголовного процесса России как “демократического федеративного правового государства” (ст.1 Конституции РФ) к состязательному типу. На основании анализа действующего законодательства автором формулируется вывод о том, что Конституция РФ и общепризнанные нормы международного права закрепляют принципы состязательного уголовного процесса, которые в англоязычных источниках получили название должной правовой процедуры. В диссертации обосновывается возможность использования в отечественной науке указанного термина.

Второй параграф “Процессуальные средства обеспечения независимости суда” посвящен анализу проблемы реализации данного начала в российском уголовном процессе. Содержание принципа независимости суда подробно раскрывается посредством его классификации по существенным признакам: субъектам, объектам и средствам независимости. Соответственно рассматриваются виды независимости суда: 1) внешняя и внутренняя независимость; 2) независимость от сторон, от законодательной и исполнительной власти, от диктата общественного мнения; 3) непроцессуальная и процессуальная независимость суда. Основное внимание в работе уделено анализу процессуальных средств обеспечения независимости органа юстиции. Среди них выделены коллегиальность, гласность, правила подсудности и формирования состава суда, процессуальные формы судебного надзора, институт отводов, начала непосредственности и оценки доказательств по внутреннему убеждению, а также недопустимость возложения на суд обвинительной функции. В результате исследования автор приходит к выводу о значительной реализации принципа независимости суда в российском уголовном процессе.

Вместе с тем теоретические положения состязательного типа процесса, общепризнанные нормы международного права и Конституции РФ определяют необходимость дальнейшего совершенствования законодательства с точки зрения укрепления принципа независимости суда. В связи с этим в работе поддерживаются высказанные в литературе предложения по дальнейшему расширению судебного контроля и усилению роли прокуратуры как “обвинительной власти”; освобождению суда от несвойственных ему функций. Суд не должен возбуждать уголовное преследование, направлять уголовное дело на дополнительное расследование по мотивам увеличения обвинения или привлечения к ответственности новых лиц, продолжать разбирательство по делу при отказе прокурора от обвинения.

В контексте обеспечения независимости органа юстиции автором формулируется ряд выводов и предложений. В результате подробного рассмотрения системы оснований для отвода субъекта, ведущего производство по делу, в работе изложены рекомендации по совершенствованию их регулирования. В частности, обосновано предложение при наличии непроцессуальной осведомленности по делу следователя или лица, производящего дознание (следователь - очевидец преступления), о предоставлении им права производства неотложных следственных действий, если нет необходимости их допроса в качестве свидетеля. Данное предложение находит поддержку у 55% опрошенных судей, 65% прокуроров и следователей прокуратуры, 70% следователей МВД, свыше 75% работников органов дознания и вызывает возражения у половины адвокатов.

В работе обосновывается вывод, что принцип независимости суда не нарушается следующими положениями: 1) возбуждением судом уголовных дел по делам частного обвинения. По нашим данным, подавляющее большинство практических работников (свыше 80%) считает необходимым сохранить за судом данные полномочия. Диссертант отмечает несоответствие требованиям законности сформулированной в ст.163 Проекта УПК РФ нормы, возлагающей на гражданина полномочия по возбуждению уголовного дела; 2) направлением судом по собственной инициативе уголовного дела на дополнительное расследование в связи с существенным нарушением уголовно-процессуального закона, которое необходимо устранить до судебного разбирательства. Данный вывод поддерживают свыше 53% респондентов. Кроме того, лишение суда полномочий по направлению дела на доследование может негативно повлиять на качество досудебного производства, поскольку в более чем 60% случаев именно суд, а не прокурор возвращают дело на стадию предварительного расследования. В диссертации обосновывается положение о том, что иногда направление дела судом на доследование по мотивам неполноты или односторонности предварительного расследования не противоречит состязательности. На сегодняшний день именно это основание служит причиной возвращения дел на дополнительное расследование примерно в 50% случаев. Почти половина опрошенных (49%) считают возможным сохранить в законодательстве данный институт; 3) неучастием государственного обвинителя в судебном разбирательстве по преступлениям средней и небольшой тяжести. Согласно статистическим данным, более чем 82% дел по тяжким и особо тяжким преступлениям рассматриваются судом первой инстанции с участием прокурора; 4) принесением в порядке надзора председателем вышестоящего суда протестов в пользу обвиняемого, которые в судебной практике составляют свыше 98% от общего числа протестов председателей судов.

В третьем параграфе “Процессуальные средства обеспечения равенства прав сторон обвинения и защиты рассматриваются реализация данного принципа в российском уголовном процессе, проблемы освобождения прокурора от судебных полномочий, право обвиняемого на защиту, институт неприкосновенности личности и преимущества защиты в действующем российском законодательстве и Проекте УПК РФ.

С учетом теоретических положений состязательности, международно-правовых и конституционных принципов автор присоединяется к выдвинутым в процессуальной науке предложениям по расширению судебного контроля на стадии предварительного расследования в виде передачи судье или судебному следователю осуществляемых в состязательной процедуре полномочий по утверждению постановления о привлечении лица в качестве обвиняемого, санкционированию принудительных действий, процессуальной фиксации (легализации) доказательств и прекращению дела. Судебный контроль в досудебных стадиях способствует освобождению прокурора от судебных полномочий и, следовательно, обеспечению равенства сторон.

В развитии законодательства заметна тенденция расширения судебного контроля. Однако на практике его явно недостаточно. Если двое из трех заключенных под стражу обжалуют в суд законность и обоснованность ареста, то о фактах разрешения судом жалоб на отказ в возбуждении и на прекращение уголовного дела известно всего около 25% опрошенных. В то же время прокурором разрешаются жалобы почти по каждому десятому уголовному делу. Не знают ни одного случая санкционирования судом принудительных следственных действий органов предварительного расследования в порядке ст. 22, 23, 25 Конституции РФ 85% практических работников (65% судей, 90% прокуроров и следователей прокуратуры, 94% адвокатов и 89% следователей МВД). Кроме указанных форм судебного контроля, в работе констатируется наличие потенциальной возможности обжалования в суд на основании ст. 46 Конституции РФ такого важнейшего акта предварительного расследования как постановления о привлечении лица в качестве обвиняемого. Автор особо отмечает, применительно к принципу равноправия сторон, необходимость руководящего положения прокурора на начальном этапе производства по делу.

С учетом положений, выработанных дореволюционной процессуальной наукой, в диссертации право на защиту рассматривается через выделение ее формальной и материальной стороны. “Формальная защита” в виде права на помощь защитника является необходимым элементом должной правовой процедуры. Только в этом случае защитительные полномочия оформляются таким образом, что принадлежат не следователю, а обвиняемому, который из объекта производства становится его субъектом. Защитительные полномочия (“материальная защита”) складываются из последовательной совокупности прав на: 1) ознакомление с предметом и основаниями обвинения, 2) выдвижение защитительного тезиса (версий защиты), 3) его подтверждение посредством участия в доказывании.

В соответствии с данной методикой в работе анализируется ряд процессуальных проблем под углом зрения законности в состязательном типе процесса и формулируются следующие выводы.

Во-первых, соискатель позитивно оценивает предложения процессуалистов по расширению прав обвиняемого (подозреваемого) и его защитника, в том числе по ознакомлению с материалами дела, участию в доказывании, а также по предоставлению права обвиняемому на очную ставку со свидетелем обвинения в качестве гарантии непосредственности исследования доказательств.

Во-вторых, в диссертации обосновывается положение о том, что содержание равноправия сторон как преобладание полномочий органов уголовного преследования на этапе общего расследования и предоставление защите процессуальных преимуществ после привлечения лица в качестве обвиняемого ограничивает пределы расширения прав стороны защиты. По мнению автора, в российском уголовном процессе неприемлема реализация следующих предложений.

1) Предоставление стороне защиты права ознакомления со всеми материалами дела на раннем этапе расследования. С автором солидарны свыше 90% опрошенных прокуроров и следователей, 50% судей и лишь 8% адвокатов. Диссертант считает, что ознакомление с материалами дела должно быть ограничено только информационными и фактическими основаниями подозрения и обвинения - доказательствами, достаточными для привлечения лица в качестве обвиняемого. В вязи с этим в работе положительно оценивается предложение мотивировать ими соответствующее постановление. В действующем законодательстве право на ознакомление с основными доказательствами обвинения находит частичную реализацию при судебной проверке законности и обоснованности заключения под стражу.

2) Наделение стороны защиты полномочиями по процессуальному собиранию в части фиксации (легализации) доказательств. За предоставление таких полномочий выступают 78% адвокатов, 26% прокуроров и следователей прокуратуры, 25% судей, 16% следователей МВД. По мнению автора, в Проекте УПК РФ недостаточно обоснованно предусмотрены предпроцессуальные права защитника по истребованию предметов и документов (ч.3 ст.83), вполне достаточно их закрепления в законодательстве об адвокатуре. Сторонам должны быть предоставлены равные права по представлению в суд носителей доказательственной информации для ее собирания (легализации) - преобразования в уголовно-процессуальные доказательства. Согласно положениям теории доказательств, непроцессуальная информация, обнаруженная сторонами, становиться уголовно-процессуальным доказательством после соответствующей судебной процедуры собирания, руководящая роль в которой принадлежит суду. Собирание доказательств (в части закрепления - фиксации) есть осуществление функции юстиции, в том числе и на досудебных стадиях.

3) Предоставление стороне защиты права участия во всех следственных действиях на этапе общего расследования - до привлечения лица в качестве обвиняемого. С автором согласны около 82% респондентов (75% судей, 97% прокуроров и следователей и 47% адвокатов). Диссертант полагает, что участие подозреваемого или обвиняемого и защитника необходимо лишь при легализации доказательств и возможно в следственных действиях, производимых по их ходатайству или после предъявления обвинения.

4) Введение института обязательного применения заключения под стражу в качестве меры пресечения при обвинении в тяжком преступлении. В нарушение принципов международного права эта мера пресечения не носит в России исключительного характера и применяется почти к каждому третьему обвиняемому. При этом 80% адвокатов, 44% прокуроров и следователей прокуратуры, 20% судей и свыше 23% следователей МВД (имеющие стаж работы более 3 лет) сталкивались со множеством фактов применения заключения под стражу без необходимости (!), по мотивам одной лишь опасности преступления. Не случайно, что большинство практических работников (52%) самой оптимальной мерой пресечения считают залог.

В заключении диссертации подводятся итоги исследования, излагаются выводы и предложения по рассмотренным выше проблемам.

В приложении представлены результаты анкетирования практических работников.

Опубликованные по теме диссертации работы

1. К вопросу о понятии законности в уголовном судопроизводстве. // Международное сотрудничество правоохранительных органов в борьбе с организованной преступностью и наркобизнесом. Материалы международной научно-практической конференции. СПб, 25.07.1997. Часть 3 / Под. ред. О.М. Латышева, В.П. Сальникова. СПб.: Санкт-Петербургская академия МВД России, 1997. С. 58-60. (0,1 п. л.)

2. Существенность уголовно-процессуальных нарушений при собирании доказательств. // Законность, оперативно-розыскная деятельность и уголовный процесс. Материалы международной научно-практической конференции. Санкт-Петербург, 9-10 апреля 1998 года. Часть 2 / Под ред. О.М. Латышева, В.П. Сальникова. СПб.: Санкт-Петербургская академия МВД России, 1998. С. 11-14. (0,1 п. л.)

3. Внепроцессуальная информированность следователя и проблема его отвода // Новые информационные технологии в практике работы правоохранительных органов. Материалы международной научно-практической конференции. Санкт-Петербург, 20 ноября 1998 года. Часть 2 / Под общ. ред. В.П. Сальникова. СПб.: Санкт-Петербургский университет МВД России, 1998. С.157-159 (0,1 п. л.)

4. Права человека и проблема равноправия сторон обвинения и защиты в уголовном процессе. // Всеобщая декларация прав человека и правозащитная функция прокуратуры: Международная научно-практическая конференция 15-16 декабря 1998 г. Тезисы выступлений / Отв. редактор Б.В. Волженкин. СПб., 1998. С. 37-38. (0,1 п.л.)


Подписано в печать и в свет 16.04.99 Формат 60Х84 1/16.

Печать офсетная. Объем 1,0. п.л. Тираж 100 экз.

Отпечатано в Санкт-Петербургском университете МВД России. 198075, Санкт-Петербург, ул. Летчика Пилютова, д.1.


[1] Постановление Государственной Думы “О проекте Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (к заседанию Государственной Думы № 26 13.05.1997 г.)


Новости МАСП

RSS импорт: www.rss-script.ru







Рейтинг@Mail.ru

Rambler's Top100
Hosted by uCoz