Калиновский К.Б. Процессуальные сроки в уголовном судопроизводстве и их регламентация по Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. // Ленинградский юридический журнал. 2005. № 2(3). С. 139-145.


kalinovsky-k.narod.ru

Уголовный процесс
Сайт Константина Калиновского

kalinovsky-k.narod.ru
Главная | МАСП | Публикации| Студентам | Библиотека | Гостевая | Ссылки | Законы и юрновости | Тесты | Почта

Новости МАСП

RSS импорт: www.rss-script.ru

 

Калиновский К.Б. Процессуальные сроки в уголовном судопроизводстве и их регламентация по Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. // Ленинградский юридический журнал. 2005. № 2(3). С. 139-145.


Процессуальный срок - это установленный Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации (далее - УПК) период времени, в течение которого должны совершаться процессуальные действия или в течение которого от совершения этих действий следует воздержаться.

Большое значение процессуальных сроков определяется тем, что они обеспечивают не только выполнение задач уголовного процесса, но и справедливость самой процедуры судопроизводства. "Право на судебное разбирательство в течение разумного срока" гарантируется на высшем международно-правовом уровне (ст. 9 Пакта о гражданских и политических правах и ст. 5 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод). Нарушение процессуальных сроков в крайних случаях может повлечь санкцию ничтожности (признание принятых решений недействительными, а полученных доказательств - не имеющими юридической силы, - ч. 3 ст. 7 УПК), а также установленную законом ответственность виновных должностных лиц. Верховный Суд РФ многократно обращал внимание на необходимость соблюдения процессуальных сроков.1

Регламентация процессуальных сроков по действующему УПК изменилась, что вызывает трудности в правоприменении. Закон допускает ряд коллизий, противоречий и неясностей, требующих юридического толкования. К сожалению, Пленум Верховного Суда Российской Федерации в постановлении № 1 от 5 марта 2004 года2 не дал разъяснения всем проблемам, возникающим при применении норм УПК о процессуальных сроках. Для решения указных проблем необходимо использовать три основные теоретические классификации сроков.

1. Теория судопроизводства делит сроки на две разновидности: делопроизводственные (обеспечивающие внутреннюю организацию деятельности органов, ведущих процесс) и собственно процессуальные (обеспечивающие права сторон). В последнем случае соблюдение или пропуск срока определяет само возникновение процессуального права3. В розыскной (инквизиционной) модели уголовного процесса могут существовать лишь делопроизводственные сроки, которые к тому же без контроля сторон всячески "нейтрализуются". Бесконечное познание абсолютной истины как всеобъемлющая цель розыска приводит к постоянной волоките самого делопроизводства. Лишь в условиях состязательности укрепляется значение "скорого суда" и процессуального срока (как времени для совершения стороной юридического права под угрозой его утраты, например десятисуточного срока подачи апелляционной или кассационной жалобы). Эта классификация - не просто дань исторической вежливости. Она выделяет существенные признаки процессуальных сроков и в современном российском уголовном процессе. Делопроизводственные сроки (ограничивающие деятельность должностных лиц) иначе исчисляются и соблюдаются, чем сроки, ограничивающие деятельность частных лиц. Если делопроизводственные сроки продляются, то собственно процессуальные сроки - восстанавливаются.

2. Важное практическое значение имеет классификация сроков с точки зрения способов их определения. В результате выделяются сроки, определяемые путем указания на а) период времени; б) конкретное событие, которое должно наступить; в) календарную дату. Так, предварительное следствие приостанавливается до конкретного события - выздоровления обвиняемого (ст. 211 УПК). До этого события следователь должен воздержаться от производства следственных действий. Суд, откладывая судебное заседание, должен указать конкретную дату, которая определяет срок отложения. Путем указания календарной даты устанавливается прокурором продленный срок предварительного следствия или судом - продленный срок содержания под стражей.

3. По способу измерения периода времени процессуальные сроки подразделяются на три разновидности: исчисляемые часами, сутками и месяцами (ст. 128 УПК). Если в законе указаны года (ч. 3 ст. 326, ч. 2 ст. 398, ч. 5 ст. 400, ч. 3 ст. 414), то применяются правила об исчислении сроков месяцами. Если в законе указан срок "день", то это период с 6 часов до 22 часов по местному времени (п. 21 ст. 5). Например, часть 6 ст. 172 УПК гласит: "обвинение предъявляется в день фактической явки обвиняемого или в день его привода".

Прежнее уголовно-процессуальное законодательство опиралось на правило: при исчислении срока не учитывается тот час и те сутки, которыми начинается течение срока (ст. 103 УПК РСФСР 1960 г.). Таким образом, срок всегда начинал исчисляться со следующего часа или со следующих суток. Действующий УПК РФ изменил порядок начала исчисления срока. "При исчислении срока месяцами (курсив наш - К.К.) не принимается во внимание тот час и те сутки, которыми начинается течение срока" - определяет ч. 1 ст. 128 УПК. Однако закон умалчивает о том, как же быть с часами и сутками. На первый взгляд, данная норма похожа на досадную неточность, которых осталось не мало в новом УПК. Поэтому велик соблазн просто не заметить этой разницы и продолжать делать по старому - не учитывать текущий час и текущие сутки при расчете сроков (именно такое толкование дается в большинстве комментариев к УПК РФ). Однако расширительное толкование новой процессуальной нормы (распространение по аналогии правил исчисления срока месяцами на исчисление сроков часами и сутками) ухудшает положение личности и потому не желательно для собственно процессуальных сроков. На помощь в решении этой проблемы приходит теория. Если для сферы частного права принято исчисление сроков от дня до дня (a die ad diem - лат.), то для публичного права срок исчисляется от момента до момента (a momento ad momentum). Поэтому, перефразируя известное выражение, можно утверждать: "сроки точный счет любят". В результате, при исчислении сроков часами и сутками по новому процессуальному закону необходимо учитывать текущий час, а иногда - даже текущие минуты. Не случайно бланки некоторых процессуальных документов предусматривают указание времени с точностью до минут (протоколы осмотра, постановление о возбуждении уголовного дела и принятии его к производству, протокол задержания подозреваемого, протоколы допроса и др). Более того, практика применения некоторых норм УПК идет по пути учета минут, например, при исчислении сорока восьмичасового срока задержания (ст. 92, 94 УПК).

Опираясь на вышеуказанное толкование, рассмотрим правила исчисления сроков.

1. При исчислении срока часами он рассчитывается с начала того момента (минуты), в котором произошел юридический факт, влекущий течение срока. Например, момент фактического задержания произошел в 14 часов 45 минут. С учетом этих 45 минут и следует исчислять срок задержания. "При задержании срок исчисляется с момента фактического задержания" - дополнительно подчеркивает процессуальный закон (ч. 3 ст. 128 УПК).

2. При исчислении срока сутками учитывается та часть суток, которая следует за юридическим фактом, влекущим течение срока. Однако в этом случае не вполне ясным остается вопрос с окончанием срока, поскольку согласно ч. 2 ст. 128 УПК он истекает в 24 часа последних суток. Например, в отношении подозреваемого в порядке ст. 100 УПК применена мера пресечения в 11 часов 15 мая. По смыслу части 1 статьи 128 УПК та часть суток, которыми начинается течение данного срока, принимается во внимание. В этом случае десятисуточный срок при астрономическом его отсчете истекает 25 мая в 11 час. Однако в соответствии с ч. 2 ст. 128 срок истекает 25 мая, но не в 11, а в 24 часа ("срок, исчисляемый сутками, истекает в 24 часа последних суток"). Практически это означает, что не принимаются в расчет те сутки, которыми начинается течение срока. Однако законодатель предусмотрел названное правило только для исчисления срока месяцами (ч. 1 ст. 128), но не сутками. Поэтому налицо коллизия двух норм данной статьи. Представляется, что в том случае, если окончание срока, исчисляемого сутками, в 24 часа последних суток этого срока благоприятствует защите интересов личности в уголовном процессе, то применяется именно этот порядок (собственно-процессуальный срок). Если же фактическое продление срока до 24 часов последних суток умаляет права личности, то срок должен заканчиваться в соответствующий астрономический час (делопроизводственный срок). Например, началом десятисуточного срока для подачи кассационной жалобы содержащимся под стражей осужденным можно считать начало следующих суток за теми, когда ему вручили копию приговора (ст. 356 УПК).

3. При исчислении сроков месяцами срок исчисляется с начала следующих суток после тех, в которых имел место юридический факт, влекущий течение срока. Текущий час и текущие сутки не учитываются. Например, следователь вынес постановление о возбуждении уголовного дела в 12 часов 45 минут 12 декабря. Двухмесячный срок следствия следует исчислять с 00 часов 13 декабря или 24 часов 12 декабря. В то же время текущий час и текущие сутки всегда учитываются при исчислении времени, которое обвиняемый или подозреваемый принудительно проводит в условиях изоляции от общества. Так, исчисляемые месяцами сроки содержания под стражей, под домашнем арестом, в медицинском стационаре начинают течь с "момента заключения под стражу" (ч. 9, 10 ст. 109 УПК). Это момент фактического лишения свободы передвижения обвиняемого (подозреваемого) - п. 15 ст. 5 УПК.

Исчисляемый месяцами процессуальный срок оканчивается в 24 часа соответствующего числа последнего месяца. Если последний месяц не имеет соответствующего числа (например, 30 февраля), то срок оканчивается в 24 часа последних суток этого месяца (28 или 29 февраля). Если окончание срока приходится на нерабочий день, то срок оканчивается в следующий за ним первый рабочий день. Нерабочие дни - это общепринятые выходные и нерабочие праздничные дни, установленные статьями 111 и 112 Трудового кодекса Российской Федерации. Срок содержания под стражей и нахождения в медицинском или психиатрическом стационаре истекает вне зависимости от того, является ли его последний день нерабочим или рабочим днем.

Процессуальный закон предписывает (ч. 1 ст. 128 УПК), что в срок содержания под стражей; домашнего ареста, нахождения в медицинском или психиатрическом стационаре, содержания стражей на территории иностранного государства по запросу Российской Федерации о его выдаче включается и нерабочее время (то есть все календарное время). Тем самым закон косвенно предусматривает, что при исчислении других сроков нерабочее время якобы может не учитываться. Действительно, при правовом регулировании действий граждан используется метод запрета: разрешено все, что прямо не запрещено законом. Однако возможность исключения нерабочего времени из срока может быть использована в правоприменительной практике лишь с учетом правила о непрерывности срока. В результате необходимо учесть три обстоятельства: 1) исключить из срока можно не все нерабочее время (как его определяет трудовое законодательство), а только выходные и праздничные дни; 2) эти дни можно не засчитывать только в срок, исчисляемый сутками; 3) исключить выходные и праздничные дни можно только из таких сроков, которые устанавливают ограничения для граждан (а не для должностных лиц), то есть для собственно-процессуальных сроков, а не для делопроизводственных.

Приведем примеры, когда нерабочее время может не учитываться при исчислении сроков. Ходатайство поступило 11 декабря. 12 декабря является праздничным днем, поэтому в трехсуточный срок разрешения ходатайства одни сутки - 12 декабря - могут не включаться (ст. 121 УПК). В десятисуточный срок, установленный для подачи кассационной жалобы (ст. 356 УПК), могут не входить выходные и праздничные дни (например, 1 и 2 мая). В то же время необходимо отметить, что практика использования возможности исключения из срока нерабочих дней в настоящий момент еще не сложилась.

На практике следует различать соблюдение, продление и восстановление процессуальных сроков.

Соблюдение срока зависит от того, предусматривает ли он время совершения процессуальных действий (собственно процессуальный срок для сторон), или время воздержания от их совершения (делопроизводственный срок) - ч. 1 ст. 129 УПК.

1. Процессуальный срок как период времени, в течение которого должны быть совершены процессуальные действия участников процесса, как правило, не включает в себя время "технической" пересылки документов по почте. Поэтому срок не считается пропущенным, если жалоба, ходатайство или иной документ до истечения срока сданы в почтовое учреждение или уполномоченному должностному лицу, в том числе администрации места содержания под стражей или медицинского стационара. Время сдачи документа обычно устанавливается по оттиску штемпеля учреждения связи. По этой причине к уголовному делу приобщаются конверты, в которых поступили жалобы в суд (того требует Инструкция по делопроизводству в районном суде). Время передачи документов уполномоченным должностным лицам устанавливается по их отметке на копии документа, справке или выписке из соответствующих книг и журналов секретариатов (например, журнала регистрации входящей корреспонденции). В спорных случаях время отправки документов может быть установлено с помощью любых уголовно-процессуальных доказательств. Например, оттиск штемпеля почтового учреждения может оказаться поддельным, должностное лицо может отказаться принять жалобу или отказаться расписаться на копии о ее получении.

2. Для процессуального срока как периода времени, в течение которого следует воздержаться от совершения процессуальных действий, "техническая" пересылка документов учитывается. Например, если в течение срока, установленного для обжалования приговора и обращения его к исполнению (10 суток плюс 3 суток) соответствующая жалоба не поступила, то приговор обращается к исполнению. Если же потом выяснится, что решение было сдано на почту с соблюдением установленного срока, то исполнение приговора приостанавливается до вступления его в законную силу после рассмотрения жалобы вышестоящим судом. Или, подозреваемый подлежит немедленному освобождению, если в течение 48 часов начальнику Изолятора временного содержания не поступит постановление судьи о заключении под стражу или о продлении срока задержания (ч. 3 ст. 94 УПК). То есть сорока восьми часовой срок задержания исчисляется до момента получения документов, а не до момента их отправки.

Продление допускается только для делопроизводственных сроков и лишь в случаях прямо предусмотренных законом (ч. 2 ст. 129 УПК). Процессуальный закон предусматривает продление срока: задержания подозреваемого (п. 3 ч. 7 ст. 108); содержания под стражей в досудебном производстве (ст. 109), в судебном производстве (ст. 255), выдаваемого другому государству лица (ст. 467); предварительного следствия (ст. 162); дознания (ст. 223); ознакомления с протоколом судебного заседания (ч. 7 ст. 259).

Восстановление предусмотрено только для тех сроков, которые установлены для обращений к ведущим процесс органам иных участников уголовного судопроизводства (то есть для собственно процессуальных, а не делопроизводственных сроков). Например, могут быть восстановлены сроки: обращения реабилитированного за возмещением ущерба (ч. 2 ст. 135); заявления ходатайства о проведении предварительного слушания (ч. 3 ст. 229); подачи замечаний на протокол судебного заседания (ч. 1 ст. 260); обжалования процессуальных решений (ст. 123). Делопроизводственные сроки, которые предназначены ведущим судопроизводство органам, не могут быть восстановлены. Например, пропущенный следователем трехсуточный срок для предъявления обвинения (ст. 172).

Пропущенный по уважительной причине срок должен быть восстановлен должностным лицом, в производстве которого находится уголовное дело (ч. 1 ст. 130 УПК). При получении жалобы, заявления или ходатайства с пропущенным сроком дознаватель, следователь, прокурор или судья разъясняют право заинтересованному лицу заявить ходатайство о восстановлении срока и о приостановлении исполнения обжалуемого решения. Ходатайство рассматривается по правилам, установленным ст. 121-122 УПК. По результатам рассмотрения выноситься мотивированное постановление о восстановлении срока или об отказе в этом.

Срок обязательно восстанавливается при наличии уважительных причин его пропуска. Уважительность причины как оценочное понятие определяется органом, рассматривающим ходатайство с учетом двух групп обстоятельств: а) обстоятельства, объективно препятствовавшие подаче заявления, ходатайства или жалобы (неосведомленность о праве подать жалобу, несвоевременное получение копии обжалуемого решения, непреодолимая сила (стихийное бедствие), командировка, болезнь и т.д. б) обстоятельства, свидетельствующие о попытках заинтересованных лиц подать жалобу, заявление или ходатайство. Срок для их подачи как раз и установлен для того, чтобы в конечный период времени определить юридическую позицию стороны. Поэтому если заинтересованное лицо пыталось подать заявление, жалобу или ходатайство, это должно быть учтено. Например, обвиняемый в судебном заседании заявил о своем несогласии с решением суда о заключении его под стражу (вынесенным в порядке ст. 108 УПК) и договорился со своим защитником - адвокатом, чтобы тот составил и направил кассационную жалобу на решение суда об избрании заключения под стражу. Однако защитник по неуважительным причинам этого не сделал, и трехсуточный срок оказался пропущенным. [0]Или содержащийся под стражей обвиняемый обратился к сотруднику следственного изолятора с просьбой направить в суд жалобу. Однако сотрудник ответил ему устным отказом. В таких случаях причина пропуска срока обвиняемым может быть признана уважительной.

Отказ дознавателя, следователя в восстановлении срока может быть обжалован прокурору или в суд (ст. 124, 125 УПК), отказ прокурора - вышестоящему прокурору или в суд (ст. п. 10 ч. 2 ст. 37, ст. 125), отказ судьи - в вышестоящий суд в апелляционном или кассационном порядке (ст. 354, 355).

Закон предусматривает возможность приостановления исполнения решения, обжалованного с пропуском срока (ч. 2 с. 130 УПК). Эта возможность не распространяется на те решения, которые исполняются немедленно (ч. 8 ст. 108; ч. 4 ст. 255; ч. 6 ст. 355). Ходатайство о приостановлении исполнения решения заявляет лицо, которое принесло жалобу с пропуском срока. Правом обжалования обладают все лица, чьи права и интересы затронуты (в том числе свидетель и понятой, если они подвергнуты мерам принуждения). О приостановлении исполнения решения выносится мотивированное постановление. Для восстановления пропущенных сроков обжалования судебных решений, не вступивших в законную силу, применяется специальные правила, установленные для суда второй инстанции (ст. 357 УПК).

В заключении статьи отметим, что для единообразного применения норм о процессуальных сроках законодателю необходимо устранить противоречия норм, содержащихся в частях 1 и второй статьи 128 УПК РФ.


1 См.: например, Бюллетень Верховного Суда РФ. 2002. № 2.

2 Российская газета. 2004. 25 марта.

3 Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства. Том. 2. СПб., 1996. С. 347.

 

Новости МАСП

RSS импорт: www.rss-script.ru







Рейтинг@Mail.ru

Rambler's Top100
Hosted by uCoz