Калиновский К.Б. Отграничение правовых презумпций от обоснования юридических норм. // Философия и право. СПб.: Издательство СПбГУП, 2006.


kalinovsky-k.narod.ru

Уголовный процесс
Сайт Константина Калиновского

kalinovsky-k.narod.ru
Главная | МАСП | Публикации| Студентам | Библиотека | Гостевая | Ссылки | Законы и юрновости | Тесты | Почта

Новости МАСП

RSS импорт: www.rss-script.ru

 

Калиновский К.Б.
Отграничение правовых презумпций от обоснования юридических норм.
// Философия и право: Материалы Международной научно-практической конференции, 28 февраля 2006 года. СПб.: Издательство СПбГУП, 2006. С. 60-62.


В правой науке существует понятие презумпций, которое играет важную роль в процессе юридического доказывания. При этом презумпция является логическим умозаключением, которое принято относить к популярной индукции.1 На основании повторяемости какого либо признака у нескольких объектов презюмируется общий вывод о том, что все объекты этой группы обладают этим признаком. Семантически, презумпция - это предположение, признаваемое истинным, пока не доказано обратное. Например, у некоторых граждан присутствует качество добропорядочности, поэтому считается, что все граждане добропорядочны, пока не установлено иное.

Общая логическая основа презумпций порождает в юридической науке и практике проблему отграничения презумпций от логического и иного обоснования юридических норм. Проблема осложняется тем, что любая правовая презумпция сама является юридической нормой, имеющей гипотезу, диспозицию, и как нам представляется, санкцию.2

Любая правовая норма имеет свое основание, причину возникновения, мотив, который побудил законодателя ее закрепить. Если это основание является предположением, то у юриста возникает соблазн использовать термин "презумпция". Так, многие ученые утверждают о наличии "презумпции неразумения", согласно которой недостижение лицом возраста, с которого наступает юридическая ответственность, презюмирует неспособность лица осознавать характер своих действий и руководить ими.3

Другая группа ученых критикует такой широкий подход к понятию презумпций и пытается их отграничить от правовых норм.4 Например, О.А. Кузнецова предлагает следующие критерии отграничения:5 а) наличие в презумпции вероятности, предположения, основанного на длительном наблюдении за соответствующими обстоятельствами действительности. Однако этот признак характерен лишь для фактических презумпций, но не позволяет отграничить легальные (юридические) презумпции; б) возможность опровержения презумпций. Вместе с тем существует достаточно аргументированная позиция о том, что некоторые презумпции являются неопровержимыми.

Изучение специальной литературы по этому вопросу позволяет сделать вывод о том, что проблема отграничения правовых презумпций от иных юридических норм и их логического, социологического, статистического обоснования на сегодняшний день так и не имеет общепризнанного решения.

Представляется, что для решения этой проблемы можно использовать следующие критерии - признаки правовой презумпции.

Во-первых, презумпция - это способ установления именно юридических фактов. Распространение презумпций на иные юридически значимые явления ведет к широкому пониманию презумпции, отождествляющему ее с юридическими нормами. Авторы, утверждающие о том, что объектом презюмирования могут быть не только юридические факты, не приводят ни достаточных аргументов, ни даже примеров этого.6 Любое обстоятельство, порождающее юридическое последствие, может рассматриваться как юридический факт, влекущий возникновение, изменение, прекращение правоотношения, регулируемого соответствующей нормой. Такие правоотношение и норма могут пронизывать материальное и процессуальное право, различные отрасли и даже отдельные нормы.

В-вторых, презумпция предполагает юридический факт установленным на основании какого-либо другого явления. Поэтому в норме-презумпции всегда есть два факта - факт "А" - основной факт, логическая посылка и факт "Б" - презюмируемый факт, логическое заключение. Само правило выглядит так: если установлен факт "А" (гипотеза), то предполагается существование и факта "Б" - пока не доказано обратное (диспозиция), а если факт "Б" не будет признан, то такое решение будет необоснованным (санкция).

В-третьих, главным отличием презумпции от иной нормы права или ее обоснования служит тот признак, что именно факт "Б" описан в гипотезе применяемой нормы, то есть является юридическим фактом, подлежащим доказыванию.

Таким образом, правовая презумпция - это способ установления юридических фактов, при котором юридический факт предполагается существующим на основании какого-либо явления объективной действительности.

Теперь можно проиллюстрировать работу указанных критериев на примере "презумпции неразумения". Если гражданин не достиг возраста уголовной ответственности (факт "А" - посылка), то он признается неспособным руководить своими действиями (факт "Б" - заключение). Однако значение юридического факта здесь принадлежит факту "А" - смой посылке, который требуется установить для применения нормы о прекращении уголовного преследования в связи с недостижением возраста (ч. 3 ст. 27 УПК РФ). По этой причине никакой правовой презумпции в данном случае нет.

Презумпцию неразумения можно было бы признать при такой формулировке применяемого правила: уголовное преследование прекращается в связи с неспособностью лица осознавать характер своих действий и руководить ими (презюмируемый факт "Б", логическое заключение - одновременно - юридический факт, подлежащий доказыванию). Лицо признается неспособным осознавать характер своих действий и руководить ими в силу недостижения определенного возраста (основной факт "А" - логическая посылка, реально установленный по делу).

Значение презумпции состоит в возможности опровергать наличие юридического факта. В первом случае уголовное преследование прекращается в связи с фактом "А", а опровержение факта "Б" не влияет на правоприменение. Во втором случае, несмотря на недостижение обвиняемым определенного возраста (наличие факта "А"), у заинтересованных лиц остается возможность опровергнуть неспособность лица сознавать характер своих действий (факт "Б"). Например, лицо считается достигшим возраста 14 лет в 00 часов следующих за днем его рождения суток. Предположим, что за 15 минут до достижения 14 лет, обвиняемый совершает убийство. В первом (действующем) варианте правого регулирования он должен быть безусловно освобожден от уголовной ответственности. Во втором - при реальном закреплении презумпции неразумения - прокурор имеет шанс доказать, что данный 13-летний обвиняемый в данном случае вполне сознавал характер своих действий и мог ими руководить. Как видим, правовые презумпции позволяют законодателю более тонко регулировать общественные отношения.

В связи с этим законодательное закрепление презумпции иногда оказывается более предпочтительным, чем простое описание юридического факта.

Так, в УПК РФ предусмотрена норма об ответственности поручителя в виде денежного взыскания в связи с ненадлежащим поведением обвиняемого, взятого на поруки (ч. 4 ст. 103). Если юридическим фактом считать одно ненадлежащее поведение обвиняемого, то у поручителя нет возможности избежать наказания, если обвиняемый скрылся от следователя. Вместе с тем такое наказание будет явно несправедливым, когда поручитель предпринял все зависящие от него меры для соблюдения всех условий меры пресечения (заблаговременно заявил ходатайство следователю об отмене поручительства в связи с желанием обвиняемого скрыться). Поэтому кроме факта нарушения обвиняемым меры пресечения (последствий правонарушения) требуется доказать еще ряд элементов, составляющих юридический факт: вину и бездействие поручителя, недобросовестность исполнения им своих обязанностей. Однако на практике это доказать очень сложно, поскольку действия поручителя, обеспечивающие надлежащее поведение обвиняемого, имеют непроцессуальный характер, точно не предусмотрены. Проблема может быть решена с помощью презумпции виновности поручителя, который освобождается от ответственности, если докажет что добросовестно выполнял свои обязательства (хотя обвиняемый скрылся).

Для правильного определения и применения правовых презумпций их необходимо также отличать от доказывания с помощью косвенных доказательств.

Косвенные доказательства также как и презумпции устанавливают факт "А" (доказательственный факт), который имеет связь с фактом "Б" (доказываемый факт), то есть позволяют сделать логический вывод -предположение о существовании факта "Б". Основное отличие от презумпций состоит в том, что для доказывания с помощью косвенных доказательств нужна совокупность доказательственных фактов.

Например, отпечатки пальцев (косвенное доказательство) обвиняемого в квартире потерпевшего указывают на присутствие в ней обвиняемого (доказательственный факт). Однако чтобы сделать вывод о том, что обвиняемый находился в квартире потерпевшего в момент кражи, а не до или после нее (основной, доказываемый факт), нужные другие доказательственные факты (потерпевший с обвиняемым были незнакомы; обвиняемый не был в гостях у потерпевшего до кражи; квартира потерпевшего была закрыта, после совершения кражи и до изъятия отпечатков пальцев в квартиру никто не входил и т.д.). Если бы вывод о существовании доказываемого факта был сделан на основе одного единственного доказательственного факта (то есть на основе вероятности), тогда перед нами была бы без сомнения презумпция.

Рассмотренный признак позволяет уточнить предложенное определение. Правовая презумпция - это способ вероятного установления юридических фактов, при котором юридический факт предполагается существующим на основании какого-либо явления объективной действительности.


1 Кузнецова О.А. Презумпции в гражданском праве. СПб., 2004. С. 17-18.

2 В литературе был выдвинут тезис о принадлежности презумпций к паровым нормам, однако наличие в них санкций отрицалось. См.: Щекин Д.И. Юридические презумпции в налоговом праве. М., 2002. С. 41; Кузнецова О.А. Указ соч. С. 47.

3 Каминская В.И. Учение о правовых презумпциях в уголовном процессе. М., 1948. С. 7-10; Петрухин И.Л. Комментарий к ст. 27 УПК РФ // Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. И.Л. Петрухина. М., 2004; Кругликов Л.Л., Зуев Ю.Г. Виды презумпций в уголовном праве. // Законотворческая техника современной России: состояние, проблемы, совершенствование. Сб. статей. / Под ред. В.М. Баранова. Т. 2. Нижний Новгород, 2001. С. 313-314.

4 Строгович М.С. Учение о материальной истине в уголовном процессе. М., 1947. С. 174; Ойзензихт В.А. Презумпции в советском гражданском праве. Душанбе, 1976. С. 21; Смирнов А.В. Состязательный процесс. СПб., 2001. С. 83-84.

5 Кузнецова О.А. Указ. соч. С. 31, 40.

6 Либус И. Презумпция невиновности в советском уголовном процессе. Ташкент, 1981. С. 14; Зуев Ю.Г. Презумпции в уголовном праве. Дисс. … канд. юрид. наук. Казань, 2000. С. 335; Кузнецова О.А. Указ соч. С. 22-24.

 

Новости МАСП

RSS импорт: www.rss-script.ru







Рейтинг@Mail.ru

Rambler's Top100
Hosted by uCoz