Международные стандарты срочности уголовного процесса в практике Европейского суда по правам человека / Калиновский К.Б., Ахмедов М.М.


kalinovsky-k.narod.ru

Уголовный процесс
Сайт Константина Калиновского

kalinovsky-k.narod.ru
Главная | МАСП | Публикации| Студентам | Библиотека | Гостевая | Ссылки | Законы и юрновости | Тесты | Почта

Калиновский К.Б., Ахмедов М.М.
Международные стандарты срочности уголовного процесса в практике Европейского суда по правам человека
// Правовые проблемы укрепления российской государственности: Сб. статей. – Ч. 3. / Под ред. М.К. Свиридова. Томск: Изд-во Том. ун-та, 2006. С. 47-50.

В Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод отмечено, что «Каждый имеет право при определении его гражданских прав и обязанностей или при рассмотрении любого уголовного обвинения, предъявленного ему, на справедливое публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона» (п.1 ст.6).

Однако на основе анализа судебной практики Европейского суда трудно определить количественные показатели разумности срока. Так, в одном случае содержание под стражей в четыре года и три дня было признано правомерным1. По делу Калашникова против России суд признал неразумными сроки: а) содержания под стражей в течение четырех лет одного месяца и четырех дней; и б) производства по делу в течение 5 лет, 1 месяца и 23 дней2. В другом решении Суд признал неоправданной задержкой содержание обвиняемой под стражей в течение двух лет и девяти месяцев3.

Созвучно этому в юридической литературе прозвучало предложение «отменить ограничение сроков для проведения досудебной подготовки материалов дела в любой форме», так как «подготовка уголовного иска должна быть осуществлена соответствующими должностными лицами в разумный срок»4. Однако мы не можем согласиться с таким предложением. Уголовно-процессуальный закон должен устанавливать конкретные сроки предварительного следствия, дознания, содержания под стражей. Каждое продление этих сроков производится на основе анализа имеющихся в этом деле оснований, следовательно, при продлении выясняется разумность срока и причины его длительности.

Рассмотрим, по каким же критериям определяется разумность срока.

«Вопрос о том, является ли период содержания под стражей разумным, не может быть рассмотрен абстрактно. Обоснованность содержания обвиняемого под стражей должна быть оценена в каждом конкретном деле на основании его особенностей»5. Определяя в каждом конкретном случае наличие нарушения п.1 ст.6 Конвенции или п. З ст. 14 Пакта, Европейский суд рассматривает конкретные обстоятельства каждого дела. Поскольку обязательства по международным договорам принимают на себя государства, то только задержки, происшедшие по вине государства, могут обосновывать вывод о несоблюдении требований относительно «разумного срока».

В практике применения Европейской конвенции учитывались четыре основных фактора: 1) сложность дела, 2) поведение заявителей, 3) наличие исключительных обстоятельств, 4) поведение властей.

1. При определении сложности дела учитываются6:

- наличие публичного (общественного) интереса, который с учетом презумпции невиновности оправдывал бы исключения из общей нормы уважения свободы личности, и учитывать их в своих решениях, принимаемых по просьбам об освобождении7. «Непрерывное содержание под стражей может быть оправданно, только если в деле есть конкретные указания на то, что требование защиты публичного интереса, несмотря на презумпцию невиновности, перевешивает требование уважения личной свободы»8;

- наличие серьезных оснований подозревать арестованного в совершении правонарушения9;

- неожиданное и непредвиденное увеличение объема материалов дела (дело Гингу);

- число расследовавшихся эпизодов, количество обвиняемых, потерпевших и свидетелей, и некоторые другие обстоятельства.

2. Поведение самих заявителей (заинтересованных лиц, сторон) является вторым фактором, непосредственно влияющим на сроки производства по делу. В поведении заявителей имеет значение:

- опасность сокрытия обвиняемого. Если содержание под стражей продолжается, только из-за опасения, что обвиняемый скроется от правосудия, его тем не менее следует освободить из-под стражи, если он представит соответствующие гарантии, что не скроется от суда, например, внесет залог10.

- возможность давления обвиняемого на свидетелей11;

- действия по «затягиванию» процесса: подача многочисленных жалоб, заявлений, апелляций; просьбы о продлении сроков подачи письменных возражений; систематическое заявление отводов судьям. Однако, как справедливо указала Комиссия, статья 6 не требует от заявителей активного сотрудничества с судебными властями. «Нельзя также упрекать их в том, что они полностью использовали средства защиты, предоставляемые внутренним законодательством. Тем не менее их поведение представляет собой объективный факт, который не может быть отнесен на счет государства-ответчика, и это следует принимать во внимание, определяя, превышало ли судебное разбирательство разумный срок в смысле статьи 6 п. 1 Конвенции»12;

- совершение обвиняемым новых правонарушений и другие.

3. Следующей причиной, обосновывающей длительность сроков производства по делу, могут быть какие-либо исключительные обстоятельства. Одни индивидуальны для каждого случая. Например, по делу Томази таковыми Суд признал, что срок предварительного заключения оправдан опасностью того, что освобождение заключенного действительно способно нарушить публичный порядок или если этот порядок находится под реальной угрозой13. Некоторые правонарушения в силу их особой тяжести и реакции на них общественности способны привести к социальным волнениям, что оправдывает предварительное заключение, по крайней мере, в течение определенного времени. Вместе с тем не могут признаваться исключительными обстоятельствами, оправдывающими предварительное заключение: отсутствие опыта и средств у органов власти для борьбы с определенного рода правонарушениями; временный политический кризис в стране; нехватка бюджетных ассигнований; недостатки своего внутреннего законодательства14.

4. Сложность дела, действия сторон и исключительные обстоятельства, с которыми в ряде случаев сталкиваются суды, принимаются Европейским судом во внимание только при условии, что государство приняло необходимые и эффективные меры для исправления положения дел. Поэтому решающим фактором при оценке разумности срока производства является поведение судебных властей в данном деле. Вот как Суд обосновывает свою позицию: наличие веских оснований подозревать арестованного в совершении преступления является необходимым условием правомерности содержания под стражей15, но через некоторое время этого уже недостаточно; тогда Суд должен установить, оправдывают ли остальные мотивы (поведение заявителей, исключительные обстоятельства) судебных органов лишение свободы16. Если эти мотивы оказываются «соответствующими» и «достаточными», то Суд учитывает, кроме того, проявили ли национальные компетентные органы «должную тщательность», «особую старательность» в ходе процедуры17.

Представляется, что использование указанных критериев разумности сроков содержания под стражей и производства по уголовному делу может быть полезным и в практике применения Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации.


1 Судебное реш. по делу W. против Швейцарии от 26 января 1993 г. // http://www.garant.ru/euro/DOC_2461449.htm

2 Реш. Европейского суда по правам человека от 15.07.2002 по делу Калашникова против Российской Федерации. // Российская газета. 2002. 17 октября.

3 Судебное реш. по делу Летелье (Letellier) против Франции от 26 июня 1991 г. // http://www.garant.ru/euro/DOC_2461412.htm

4 Александров А.С. Диспозитивность в уголовном процессе. Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Нижний Новгород, 1995. С. 4.

5 Реш. Европейского суда по правам человека от 24.07.2003 по делу Смирновых против Российской Федерации // Журнал российского права. 2004. N 6. С. 108 - 124.

6 См., реш. по делу Тота от 12 декабря 1991 г. Серия А, т. 224, с. 20-21, п. 77.

7 Судебное реш. по делу Томази (Tomasi) против Франции от 27 августа 1992 г. // http://www.garant.ru/euro/DOC_2461435.htm

8 Судебное решение по делу W. против Швейцарии от 26 января 1993 г. // http://www.garant.ru/euro/DOC_2461449.htm

9 9 Судебное реш. по делу Томази (Tomasi) против Франции

10 См. реш. по делу Вемхоффа, Серия А, т. 7, с. 25, п. 15

11 Судебное реш. по делу Летелье (Letellier) против Франции от 26 июня 1991 г. // http://www.garant.ru/euro/DOC_2461412.htm

12 Судебное реш. по делу Экле (Eckle) против ФРГ от 15 июля 1982 г //http://www.garant.ru/euro/DOC_2461443.htm

13 Судебное реш. по делу Томази (Tomasi) против Франции от 27 августа 1992 г. // http://www.garant.ru/euro/DOC_2461435.htm

14 http://garant.ru

15 См.: Реш. по делу Стогмюллера от 10 ноября 1969 г. Серия А, т. 9, с. 40, п. 4.

16 См.: Реш. по делу Вемхофа от 27 июня 1968 г. Серия А, т. 7, с. 24-25, п. 12, и по делу Рингейзена от 16 июля 1971 г. Серия А, т. 13, с. 42, п. 104.

17 См.: Реш. по делу Мацнеттера от 10 ноября 1969 г. Серия А, т. 10, с. 34, п. 12, и по делу Б. против Австрии от 28 марта 1990 г. Серия А, т. 175, с. 16, п. 42; Судебное реш. по делу Летелье (Letellier) против Франции от 26 июня 1991 г. // http://www.garant.ru/euro/DOC_2461412.htm


Новости МАСП

RSS импорт: www.rss-script.ru







Рейтинг@Mail.ru

Rambler's Top100
Hosted by uCoz