Калиновский К.Б. Заключение под стражу подозреваемого: проблемы правового регулирования по УПК РФ.


kalinovsky-k.narod.ru

Уголовный процесс
Сайт Константина Калиновского

kalinovsky-k.narod.ru
Главная | МАСП | Публикации| Студентам | Библиотека | Гостевая | Ссылки | Законы и юрновости | Тесты | Почта

 


Калиновский К.Б.
Заключение под стражу подозреваемого: проблемы правового регулирования по УПК РФ.
// Роль правоохранительных органов в современном обществе: проблемы научно-практического обеспечения [Текст]: материалы XI международной научно-практической конференции. В 2 т. Т. I. - Улан-Удэ: Издательского-полиграфический комплекс ФГОУ ВПО ВСГАКИ, 2007. С. 157-161.

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ ПОД СТРАЖУ ПОДОЗРЕВАЕМОГО: ПРОБЛЕМЫ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ ПО УПК РФ

Избрание меры пресечения в отношении подозреваемого до предъявления ему обвинения (ст. 100 УПК РФ) порождает комплекс вопросов как у ученых, так и практиков. Сам институт применения меры пресечения в отношении подозреваемого одни авторы предлагают упразднить1, другие – сохранить2, третьи – перевести его в «продление срока задержания»3.

Законодатель пока идет по пути расширения сферы применения данного института. Федеральным законом от 22.04.2004 N 18-ФЗ4 в ст. 100 УПК РФ добавлена часть 2, которая допускает уже 30 суточный (вместо обычного 10 суточного) срок действия меры пресечения в отношении подозреваемого в совершении хотя бы одного из 10 тяжких и особо тяжких преступлений (например, терроризма - ст. 205 УК РФ, – бандитизма – ст. 209 УК, посягательства на жизнь государственного или общественного деятеля – ст. 277 УК и др.). Это нововведение еще не получило подробного анализа в литературе, однако уже раздаются голоса, с требованием расширить содержащийся в ч. 2 ст. 100 УПК перечень отдельных видов преступлений5. Представляется, что дальнейшее расширение сферы применения ст. 100 УПК противоречит основной идее исключительности избрания меры пресечения в отношении подозреваемого. Исключительность обусловлена тем обстоятельством, что подозрение (в отличие от обвинения) еще не позволяет обвинителю однозначно утверждать о виновности определенного лица. Другими словами, на момент избрания меры пресечения сам обвинитель еще не уверен в том, что преступление совершено именно этим лицом.

Кроме того, редакция ст. 100 УПК несовершенна с технико-юридической точки зрения, что вызывает как минимум два вопроса: об обоснованности квалификации преступления при применении части 2 ст. 100 и о распространении действия части 1 этой статьи при производстве дознания.

1. Часть вторая ст. 100 УПК гласит: «Обвинение в совершении хотя бы одного из преступлений, предусмотренных статьями 205, 205.1, 206, 208, 209, 277, 278, 279, 281 и 360 Уголовного кодекса Российской Федерации, должно быть предъявлено подозреваемому….». Как же определить на практике, какое именно будет предъявлено обвинение к подозреваемому, если достаточные доказательства для предъявления обвинения еще не собраны?6

Видимо, правоприменителю надо руководствоваться той квалификацией деяния, которая была дана в постановлении о возбуждении уголовного дела. Однако за время расследования возможно изменение квалификации преступления. Например, уголовное дело было возбуждено по факту взрыва и квалифицировано в постановлении как убийство, совершенное общеопасным способом (п. «е» ч. 2 ст. 105 УК РФ). После задержания подозреваемого установлена цель взрыва – устрашение населения, то есть появились признаки терроризма (ст. 205 УК РФ). Чтобы избрать в отношении подозреваемого меру пресечения на срок до 30 суток, необходимо вынести постановление о дополнительной квалификации на 205 УК РФ. Возможна и обратная ситуация, когда дело возбуждается по одному из десяти указанных в ч. 2 ст. 100 УПК преступлений, избирается мера пресечения на 30 суток, а затем до предъявления обвинения выясняется, что было совершено иное преступление. На наш взгляд, тогда опять требуется вынести постановление об изменении квалификации и освободить заключенного. В этой связи мы предлагаем изложить ч. 2 ст. 100 УПК в следующей редакции: «По уголовным делам, о преступлениях, предусмотренных статьями 205, 205.1, 206, 208, 209, 277, 278, 279, 281 и 360 Уголовного кодекса Российской Федерации, обвинение должно быть предъявлено подозреваемому, в отношении которого избрана мера пресечения, не позднее 30 суток с момента применения меры пресечения, а если подозреваемый был задержан, а затем заключен под стражу - в тот же срок с момента задержания. Если в этот срок обвинение не будет предъявлено, то мера пресечения немедленно отменяется.».

Второй вопрос – о действии положений ст. 100 УПК при производстве дознания, когда избираются меры пресечения, не связанные с заключением под стражу, также остается без ответа в действующем УПК: ст. 100 об этом умалчивает, а в ст. 224 УПК сказано лишь об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу. В многочисленных комментариях к УПК РФ этот вопрос как правило не освещается. По нему возможны две взаимоисключающие позиции:

1) с одной стороны, в ст. 224 УПК ничего не сказано о других мерах пресечения. Это дает основания полагать, что при их применении используется общий порядок (ст. 100 УПК). Статья 100 как норма Общей части Кодекса сохраняет силу и для дознания. Кроме того, нормы указанной статьи более благоприятны для подозреваемого, чем содержание ст. 224 УПК (в части иных мер пресечения), что позволяет толковать сомнения в пользу подозреваемого. В таком случае если дознаватель или следователь избирает подписку о невыезде, личное поручительство, залог, присмотр за несовершеннолетним, наблюдение командования воинской части, то он обязан в течение 10 суток либо составить обвинительный акт, либо вынести постановление о привлечении в качестве обвиняемого (по правилам ч. 3 ст. 224 УПК);

2) с другой стороны, применение при дознании положений ст. 100 сводит на нет смысл упрощенного производства в виде дознания. Дознаватель будет вынужден предъявлять обвинение почти по каждому делу, если он избирает меру пресечения. В вязи с этим содержание ст. 224 УПК в части неуказанных в ней мер пресечения можно признать специальной нормой по отношению к общей – ст. 100. Тогда срок действия мер пресечения, не связанных с заключением под стражу, не будет ограничен 10 сутками. Вторая позиция представляется более правильной, однако для ее полноценного применения в ст. 100 УПК целесообразно внести соответствующие изменения: в части 1 после слов «При этом» добавить слова «в ходе предварительного следствия».

Ссылки и примечания

1 Петрухин И.Л. Проект нового уголовно-процессуального кодекса РФ. Стенограмма №2 Совместного заседания ученых советов Московской городской коллегии адвокатов и Правовой академии Министерства юстиции РФ // Проблемы современной Российской адвокатуры. М., 1997. С. 46.

2 Бойков А. Новый УПК России и проблемы борьбы с преступностью // Уголовное право. 2002, №3. С.75.

3 См.: Маслов И.В. Актуальные проблемы правовой регламентации процессуальных сроков в досудебном производстве по уголовным делам. Дисс. … канд. юрид. наук. М., 2003. С. 145.

4 Федеральный закон от 22.04.2004 N 18-ФЗ «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации» // Российская газета. 2004. 27 апреля.

5 См.: Оксюк Т. Совершенствование уголовно-процессуальных мер борьбы с терроризмом. Законность. 2005. № 12.

6 На эту проблему абсолютно верно обращает внимание проф. О.Д. Жук. См.: Жук О. Применение мер процессуального принуждения по делам о преступлениях, предусмотренных ст. 210 УК РФ. Законность. 2004. № 7.

Новости МАСП

RSS импорт: www.rss-script.ru







Рейтинг@Mail.ru

Rambler's Top100
Hosted by uCoz